fbpx

Oktober 19, 2015

Трое, которые не могут вернуться на родину. Интервью

Согласно последнему опросу Левада-Центра, за границу готовы уехать 18% россиян. Это на 4% больше, чем в 2014 году. По данным агентства Bloomberg, за постоянным видом на жительство в США в 2015 году обратилось рекордное число россиян: на 4 тысячи грин-карт претендуют более 265 тысяч граждан России. В прошлом году 75 тысяч россиян получили вид на жительство в Европе. 

Согласно последнему опросу Левада-Центра, за границу готовы уехать 18% россиян. Это на 4% больше, чем в 2014 году. По данным агентства Bloomberg, за постоянным видом на жительство в США в 2015 году обратилось рекордное число россиян: на 4 тысячи грин-карт претендуют более 265 тысяч граждан России. В прошлом году 75 тысяч россиян получили вид на жительство в Европе. 

Из России уезжают по разным причинам: семейным, экономическим, политическим. Эксперты и социологи сходятся в одном: политические причины в последнее время становятся определяющими, когда наш соотечественник принимает решение уехать из страны. 

Мы встретились в Париже с тремя невозвращенцами. 

Они очень разные, так же, как их истории и судьбы. Но их объединяет одно: уезжать из России они не хотели. Их вынудили уехать.

 

ЗАРА

Зара Муртазалиева отсидела восемь половиной лет в мордовской колонии за «приготовление к совершению террористического акта» в торговом центре на Охотном ряду. За преступление, которое она и не собиралась совершать.

Ее считали несправедливо осужденной правозащитники, журналисты и даже президент Чечни Рамзан Кадыров. Зара Муртазалиева отсидела свой срок «от звонка до звонка». Освободившись в сентябре 2012 года, уехала в Париж на презентацию перевода книги Зои Световой «Признать невиновного виновным» и больше в Москву не вернулась. Попросила политического убежища, опасаясь, что представители ФСБ, которые на протяжении всех восьми с половиной лет заключения не оставляли ее в покое, пытаясь завербовать, не оставят ее в покое и после освобождения. Тем более, что они начали звонить по телефону и следить за ней, как только она вышла из колонии. 

Зара Муртазалиева получила политическое убежище через год после отъезда из России. Она счастлива, насколько может быть счастлив человек, который отсидел восемь с половиной лет ни за что ни про что и, опасаясь повторного ареста, оставил своих близких и начал строить новую жизнь в чужой стране. 

 

НАДЕЖДА 

Тот путь, который прошла Зара Муртазалиева, теперь предстоит пройти 42-летней Надежде Кутеповой, в июле 2015 года уехавшей с тремя детьми во Францию.

Кутепова более пятнадцати лет возглавляла экологическую организацию «Планета надежд», которая защищает жертв радиационного облучения. Летом 2015 года организацию признали «иностранным агентом», и ее пришлось закрыть, а саму Кутепову обвинили в промышленном шпионаже. Уехала она из России, опасаясь ареста и того, что детей заберут в детский дом. 

Для Надежды Кутеповой бегство в эмиграцию — настоящая драма. Пока она совершенно не представляет, как будет жить в чужой стране, без языка, без любимой работы. Страдает она и потому, что считает, что оставила без защиты жителей закрытого города Озерска, которым помогала защитить свои права. 

Мы встретились с Надеждой у ворот организации для эмигрантов, куда она пришла, чтобы заявить о том, что осталась во Франции и просит политического убежища. Кутепова приехала на окраину Парижа в семь утра, чтобы занять очередь на подачу документов. Во дворе офиса было много мужчин и женщин с маленькими детьми — чеченцы, сирийцы, выходцы из разных стран. Беженцы… Будущие эмигранты.

 

СЕРГЕЙ

Бывший ректор Российской экономической школы, которого на мировом экономическом Форуме в Давосе назвали «молодым лидером будущего», улетел из Москвы 30 апреля 2013 года, после того, как его дважды вызывали на допрос в СК по так называемому «делу экспертов», то есть делу экономистов и юристов, которые по запросу СПЧ при президенте России подготовили экспертный доклад по «второму делу ЮКОСа». Сергей Гуриев проходил свидетелем, но на допросах ему намекали, что его статус может измениться. А постановление Басманного суда от 9 апреля 2013 года, разрешающее «выемку документов, содержащих информацию, составляющую тайну переписки», не оставляло надежд, что угрозы следователя об изменении процессуального статуса Гуриева не останутся пустыми угрозами.

В интервью журналу The New Times бывший ректор РЭШ так объяснил сделанный им выбор: «Я ни в чем не виноват, я никакого закона не нарушил. И тратить жизнь на допросы и выемки не хочу, думать, что я могу сказать, а что опасно, — не хочу. Я выбрал свободу». 

Получать политическое убежище Гуриеву не нужно: его профессиональная квалификация и известность позволяет ему легко найти работу. На днях сразу два источника сообщили агентству Bloomberg, что в ближайшем будущем Сергей Гуриев может быть назначен на пост главного экономиста Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР). 

Каждому из наших трех героев мы задали вопрос: «Что должно произойти в России, чтобы они вернулись домой?» Гуриев сказал: «Я бы предпочел не отвечать на этот вопрос».

Источник: openrussia.org

Kalender der Veröffentlichungen

MoDiMiDoFrSaSo
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031