fbpx

November 19, 2017

СМИ-инагенты: зачем Кремлю очередной закон без механизма применения?

Уже довольно много написано и сказано по поводу принятых думцами в экстренном порядке поправок к законодательству, которые принесли в нашу реальность понятие «СМИ – иностранный агент». Оставив за скобками всякого рода очевидности о том, что сама идея носит совершенно идиотский характер и не решает ни одну из настоящих проблем, коих в России как известной субстанции за баней, я хочу остановиться на юридическом аспекте законопроекта. Точнее – на юридических аномалиях, которые пока не успели заметить и оценить эксперты.

Уже довольно много написано и сказано по поводу принятых думцами в экстренном порядке поправок к законодательству, которые принесли в нашу реальность понятие «СМИ – иностранный агент». Оставив за скобками всякого рода очевидности о том, что сама идея носит совершенно идиотский характер и не решает ни одну из настоящих проблем, коих в России как известной субстанции за баней, я хочу остановиться на юридическом аспекте законопроекта. Точнее – на юридических аномалиях, которые пока не успели заметить и оценить эксперты.

Итак, первое. Кто после превращения законопроекта в закон сможет быть признан инагентом: 

«Юридическое лицо, зарегистрированное в иностранном государстве, или иностранная структура без образования юридического лица, распространяющие предназначенные для неограниченного круга лиц печатные, аудио-, аудиовизуальные и иные сообщения и материалы».

Самое интересное здесь даже не в том, что СМИ-инагентом может быть признано совершенное любое иностранное лицо, которое совершенно необязательно должно являться средством массовой информации. Главный критерий – распространение информации для широкого круга лиц, чем в наш цифровой век занимаются поти все организации, у которых есть, например, сайт в интернете или страничка в социальной сети.

Самое интересное в том, что российские законодатели всерьез решили, что могут заниматься регулированием чего-то, что находится далеко за пределами юрисдикции Российской Федерации. 

Идём дальше. Депутаты определили, что к иностранному средству массовой информации могут быть применены положения Федерального закона «О некоммерческих организациях» в той части, в которой он регулирует работу НКО в статусе иностранного агента. Сама идея приравнять иностранное юрлицо к российскому резиденту отдает неслабой юридической шизофренией.

Давайте посмотрим, какие обязанности российское законодательство вменяет НКО-инагенту:

* предоставление в уполномоченный орган отчета о своей деятельности, о персональном составе руководящих органов – один раз в полгода;

* предоставление в уполномоченный орган документов о целях расходования денежных средств и использования иного имущества, в том числе полученных от иностранных источников, – ежеквартально;

* предоставление в уполномоченный орган аудиторского заключения – ежегодно;

* размещение в Интернете или предоставление СМИ для опубликования отчета о своей деятельности в объеме сведений, представляемых в уполномоченный орган или его территориальный орган – один раз в полгода;

* указание в материалах, издаваемых и (или) распространяемых НКО-иностранным агентом, в том числе через СМИ и (или) с использованием Интернета, что эти материалы изданы и (или) распространены НКО-иностранным агентом.

Я слабо представляю себе, директора, допустим, «The Guardian», который бежит, спотыкаясь в стремлении подать отчет о своей деятельности в российский Минюст или сдает бухгалтерский баланс в российскую Налоговую Инспекцию. Примерно так же слабо я могу представить что на сайте BBC появляется жирная надпись о том, что российский Минюст признал их иностранным агентом.

Опять же ни штрафы ни иные санкции за нарушение российского законодательства не могут быть применены к иностранным лицам за пределами российской юрисдикции.

То есть, принятый закон попросту не имеет механизма реализации. И этому, на самом деле, может быть всего два относительно разумных объяснения. 

Первое из них в том, что закон, возможно, не преследует юридических целей и законодатель не стремиться к тому, чтобы он хоть когда нибудь был бы применён. Целью в таком случае может стать пиар-выхлоп, который уже вовсю случился и выглядит довольно прилично, особенно в реляциях провластных изданий и телеканалов. И, если этот вариант в итоге окажется верным, то это будет наилучшим из вариантов развития событий, поскольку от бесцельного сотрясения воздуха еще никто смертельно не страдал.

Второй вариант куда хуже, поскольку он предполагает, что законодатель, а если говорить точнее – кремлевская администрация, решила провести механизм реализации закона отдельно от него самого, использовав сегодняшнее голосование как основной повод для спускался пара. В этом случае нас могут ожидать и криминализация взаимодействия с иностранными СМИ для российских граждан и блокировки информационных ресурсов вполне приличных и совсем не экстремистских иностранных СМИ просто на основании того, что они не исполнили какое то из требований иноагентского законодательства.

Алексей Шляпужников

Kalender der Veröffentlichungen

Mo Di Mi Do Fr Sa So
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031