fbpx

Juni 2, 2011

Московское правительство и Московский патриархат: против гей-парада все средства хороши

Начавшаяся в апреле кампания против проведения гей-парада в Москве активно продолжилась в мае, закончившись запретом акции, заявленной на 28 мая, и ее разгоном силами полиции и православных активистов.

Начавшаяся в апреле кампания против проведения гей-парада в Москве активно продолжилась в мае, закончившись запретом акции, заявленной на 28 мая, и ее разгоном силами полиции и православных активистов.

Демагогия.ру частично отразила этапы кампании. 13 апреля, через два дня после вступления в силу решения Европейского суда по правам человека, признавшего запрет гей парадов в Москве в прежние годы незаконным, о своем несогласии с этим решением заявил Межрелигиозный совет России (МСР) и потребовал не допустить проведения гей-парада в этом году. 27 апреля руководитель синодального отдела по взаимоотношениям церкви и общества Московского патриархата протоиерей Всеволод Чаплин продолжил линию, обозначенную МСР.

В мае кампания радикализировалась и перешла в практическую плоскость.

Ход кампании (основные события)

2 мая настоятель храма Сошествия Святаго Духа на апостолов на Лазаревском кладбище игумен Сергий (Рыбко) благословил «всех, кто захочет выйти разгонять этот парад, и готов ответить за это перед законом».

4 мая Совет православных общественных объединений выступил с заявлением «о недопустимости пропаганды сексуальных извращений», в котором, в частности, призвал «рядовых граждан» к «мирному, но бескомпромиссному и решительному гражданскому действию» против гей парада, поставив перед ними задачу «стать единым фронтом против греха и распутства в наших дворах, на наших улицах, по всей Москве».

8 мая ряд православных общественных организаций провели на Пушкинской площади в Москве согласованный с московскими властями пикет по сбору подписей в поддержку идеи законодательного запрета на проведение гей-парадов.

17 мая правительство Москвы запретило «Марш равенства» против дискриминации людей по признаку пола и гендерной идентичности, о проведении которого 22 мая уведомили активисты левых организаций (марш был проведен, несмотря на запрет при попуститительстве властей и полиции).

21 мая на Болотной площади православная организация «Народный собор» провела митинг за законодательное запрещение гей-парадов и против глобализации, в котором приняли участие официальные представители Московского патриархата.

25 мая власти Москвы объявили о запрете гей-парада. Пресс-секретарь мэра заявила, что акция была запрещена в связи с многочисленными обращениями общественных организаций:

«В том числе было обращение от патриархии за подписью представителей всех конфессий. Поэтому правительством Москвы было принято решение о непроведении этого мероприятия.»

В заявлении также говорилось о том, что ГУВД Москвы не допустит проведения запрещенного мероприятия.

Связка РПЦ-мэрия: горе-соработники

Действия Московского патриархата, православной общественности и правительства Москвы обнаруживают признаки хорошей координации. В явном виде — это обращения патриархата православных организаций к властям с требованием запретить проведение гей-парада, с одной стороны, и признание мэрии, что причиной запрета стали данные обращения. Но следует обратить внимание и на другие обстоятельства запрета.

Ни официальные круги РПЦ, ни представители властей никак не отреагировали на погромный призыв игумена Сергия (Рыбко).

Что же касается акции 8 мая, то православные активисты развернули плакат, на котором для обозначения геев использовались розовые треугольники — знаки, которые в нацистских концлагерях должны були носить геи. «Солидарность хоругвеносцев с гитлеризмом очень яркий и саморазоблачительный факт», — отметил один из комментаторов в обсуждении мероприятия в ЖЖ. Однако патриархат оставил использование нацистской символики своими сторонниками в деле борьбы с гей парадами без внимания, и московские чиновники при согласовании акции решили, что использование таких знаков вполне приемлемо.

На уровне правового обоснования запрета представители патриархата и мэрии разыграли весьма незамысловатую двухходовку. Первые упирали на то, что запрет может обосновываться «соображениями морали», которые разделяются большинством граждан, вторые — на негативное мнение религиозной общественности о гей-парадах.

Незамысловатость комбинации заключается не только в ее простоте, но и в том, что в ней воспроизводятся пункты, которые ЕСПЧ признал непригодными для оправдания запретов мирных собраний граждан, равно как и всплывавший в ходе компании пункт о возможном отрицательном воздействии на детей, которые могут оказаться свидетелями гей-парада.

Таким образом, организаторы кампании против гей-парада не смогли найти аргументов действительно правового характера, признав, что за свои хотелки готовы платить из средств налогоплательщиков по решению ЕСПЧ, — в том, что в случае обращения туда организаторов гей-парада решение будет не в пользу московского правительства вряд ли кто, включая организаторов кампании, сомневается.

Финальный аккорд: отмазки и игра словами

Тем не менее, 30 мая представитель РПЦ протоиерей Всеволод Чаплин повторил весь дежурный набор аргументации против гей парадов, поблагодарив власти Москвы и правоохранительные органы за запрет и разгон гей-парада. С его точки зрения власти

«весьма корректно предотвратили акцию пропагандистов гомосексуализма, свидетелями которой вполне могли быть дети и подростки, во множестве посещающие те два места, где эта акция проводилась».

Чаплин вновь призвал российские и московские власти

«прислушиваться к голосу собственного народа, большинство которого однозначно не приемлет пропаганду гомосексуализма, а не ко внешнему давлению, которое было и перед акцией, и продолжается сейчас».

Заодно он отделил тех православных активистов, которые, по его словам, мирно выступали против проведения гей-парада от тех, кто участвовал в избиении участников акции ЛГБТ, и открестился от организации «Православное братство», члены которой, возможно, участвовали в погроме:

«Я о такой организации слышу впервые. Интересно было бы узнать, не создана ли она в провокационных целях».

Да, об отдельной организации «Православное братство» Чаплин мог слышать впервые, но вот о Союзе православных братств, которое помогало полиции разогнать акцию ЛГБТ (погромщики, кстати, поблагодарили игумена Сергия (Рыбко) за благословение), протоиерей не знать не может, так как Союз входит в состав Совета православных общественных объединений при Синодальном отделе по взаимоотношениям Церкви и общества, который Чаплин возглавляет.

P. S.

Перед тем, как голосовать, прочтите, если еще не читали, пост журналистки «Новой газеты» Елены Костюченко «Почему я сегодня иду на гей-парад», получившей на акции 28 мая сильный удар по голове от православного активиста.
Сергей Рыженков.

Источник: demagogy.ru

Kalender der Veröffentlichungen

Mo Di Mi Do Fr Sa So
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30