fbpx

Mai 30, 2012

«Альтернативный» проект И.Пономарева и Г.Гудкова опасен

В Москве уже никогда не будет акций численностью более 20 000 чел.
О Марше миллиона-2 придется забыть!

В Москве уже никогда не будет акций численностью более 20 000 чел.
О Марше миллиона-2 придется забыть!

ЖЖ и Twitter Ильи Пономарева распространили новость о том, что депутаты ГосДумы от «Справедливой России» И.Пономарев и Г.Гудков внесли в ГосДуму «альтернативный проект закона о митингах». Это могло бы быть хорошей новостью на фоне откровенного недостатка скоординированной общественной активности в связи с рассмотрением в парламенте проекта о драконовских санкциях за участие и организацию акций. Но если приглядеться, то в сложившейся ситуации cкрыто множество опасных угроз и вызовов зарождающемуся выстраиванию гражданских и политических альтернатив действующему режиму, а также непосредственно свободе собраний в РФ.

1) В первую очередь, вызывает вопросы схема внесения проекта закона. Почему при всех возможностях предварительного обсуждения с общественностью, хотя бы с правозащитиниками текста и идеи проекта, в Госдуму он попадает напрямую из недр недавно консультировавшего Дмитрия Медведева, но оставшегося не у дел, аналитического центра ИНСОР и новодела бывшего министра Алексея Кудрина – «Фонд по поддержке гражданских инициатив». Понятное дело, что обе конторы от народа и от «гражданских инициатив» далеки, и ни одна, ни вторая с обществом считаться не привыкли. Удивляет почему на этом не настояли депутаты, даже если решения необходимо было принимать срочно.
Илья Пономарев отлично знаком со всеми российскими правозащитниками, работающими по теме защиты права на свободу собраний, равно как и остальными правозащитниками, а также с гражднскими активистами, выступающими организаторами акций. За ним на ОккупайАбай с предложением подключить к делу противодействия принятию опасного закона любых гражданских экспертов из РФ и других стран буквально гонялась юрист, доктор политических наук, представитель панели ОБСЕ по свободе мирных собраний, разрабатывавшая руководящие принципы реализации этого права, которыми сегодня руководствуется пол-Европы. Правозащитники предлагали депутату принять участие в обсуждении стратегии и тактик борьбы творением господина Сидякина. Но выбор того, с кем обсуждать и обсуждать ли вообще проект публично, был сделан странно.
Потребность действовать быстро и решительно, не отменяет необходимость учитывать мнение тех, кому с этим законом дальше жить и работать. Технические средства – соцсети, скайп, гугл-доки, в конце концов, – позволили ли бы публично и открыто выловить хотя бы откровенно опасных блох из этого текста. Даже если бы на обсуждение понадобилось всего несколько часов – общественники достаточно мобильны, это реально.

2) Текст внесенного законопроекта содержит спорные, избыточные и опасные нормы.
Напомню, что большинство российских правозащитников сходится во мнении, что действующий в России закон №54-ФЗ «О собраниях, митингах, шествиях, демонстрации и пикетировании» от 2004 г. (Далее – «Закон о митингах») – технически приемлем, даже можно сказать – хорош, за исключением последних поправок об акциях автомобилистов. Основная проблема кроется в его применении чиновниками, которые стремятся использовать любые и чаще всего незаконные предлоги для фактического запрета акций. Но эта проблема решается политической волей и судебной практикой, через привлечение к ответственности чиновников за вмешательство в право на свободу собраний. Пока же во всем виноваты активисты, ни один мэр ответственности не понёс, даже, если вся Европа знает, что и как он нарушает.

Поправки депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации И.В. Пономарева и Г.В. Гудкова ко второму чтению законопроекта № 70631-6 «О внесении изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях» готовились на скорую руку о чем свидетельствует огромное количество неточностей.
Начнем с того, что публику вводят в заблуждение, уверяя, что это «альтернативный закон», и нас ждет конкурентная битва на проектах в стенах парламента. Понятно откуда берется путаница в головах представителей медиа и активистов. Все говорят о законопроекте об увеличении наказания за участие и организацию в публичных мероприятиях, проводимых с нарушением законодательства, как о законе «о митингах». На деле же, это поправки в совсем другой закон — в Кодекс об административных правонарушениях, во всем известную и пресловутую ст. 20.2 КоАП РФ ч. 1 и 2, и в другие статьи. В головах депутатов и экспертов такой путаницы не должно было быть, но теперь это будет возможно. Главная хитрость предложенной идеи – отойти от обсуждения ранее предложенных поправок в КоАП, перенеся дискуссию на проблему поправок в закон «О митингах», плюс в КоАП.
Есть среди предложенных тезисов ряд полезных. Ннапример, увеличить штрафы чиновникам за препятствование в организации акций, но, напомню, в проекте Сидякина – это также присутствует. Есть в проекте обсуждаемая ранее правозащитниками идея дополнить закон понятием «стихийное публичное мероприятие», «потребность в срочном проведении которого обусловлена необходимостью выражения мнений по поводу произошедшего или ожидаемого в конкретный период времени общественно значимого события, в связи с чем невозможно соблюдение установленных сроков уведомления» (ст.2.2 проекта).
Экзотикой выглядит в тексте проекта норма, заимствованная из германского законодательства, – запрет «использовать маски, средства маскировки, иные предметы, затрудняющие установление личности» (ст. 3.3 проекта). Кстати, в немецком тексте формулировка не столь расплывчата. Под «иными предметами» могут, например, пониматься солнечные очки, что может привести к массовым арестам хипстеров за ношение на акциях инкубаторских RayBan и их подделок.
Но наиболее опасной и откровенно вредной является норма, прямо прописывающая в обязанности уполномоченного представителя полиции возможность «принимать меры по прекращению допуска граждан на публичное мероприятие». Напомню, что это та самая ситуация, с которой начались волнения в районе Болотной площади 6 мая. Активистов считают по головам и с какого-то момента перестают впускать на акцию, ссылаясь на то, что «мест нет». Но если тогда, власти действовали незаконно, то в будущем – эта практика может быть легализована.
Приписки к этой формуле также дают неограниченное пространство для свободного толкования чиновниками и полицией, а значит причину для потенциальных ограничений. Кроме того, эти замечания избыточны, поскольку уже зафиксированы в других актах. Так, фраза «в случае превышения предельной нормы заполняемости территории (помещения)» дублирует нормы, которые установлены региональными законами: для Москвы это 2 человека на квадратный метр. Все помнят, что на Болотной площади 10 декабря, эта норма была превышена, по крайней мере, в 3 раза, но допуск на акцию тогда ограничить было нельзя и люди смогли самостоятельно организовать пространство так, что никто не пострадал.
Принятие закона в такой формулировке будет означать, что в Москве никогда больше не состоится акций численностью более 20 000 человек в силу банальной ограниченности размеров площадей. При том, что по узким улочкам Парижа могут спокойно ходить демонстрации в 400 000 чел, а в Лондоне, где места сильно меньше, чем в Москве, без потерь состоялась миллионная демонстрация против войны в Ираке. Марш миллионов-2 в Москве будет невозможен в принципе. Подать уведомление на миллион участников можно будет разве что на Куликовское поле (т.е. в другой регион), поскольку в городе нет мест, где они поместятся, а придти в явочном порядке не получится, поскольку полицейский скажет: «Хватит! Стоп! Митинг – под завязку». Еще одна дополнительная формула: «если данное обстоятельство создает угрозу безопасности граждан» – уже озвучено в соответствующем Постановлении Конституционного Суда от 18 мая [1].

Таким образом, и порядок внесения проекта, и его содержание дают обоснованные опасения, что под протестным соусом Государственная Дума может принять опасные и вредные поправки, внесенные руками оппозиции, что не помешает ей же одобрить ранее предложенные поправки господина Сидякина. Это значит, что депутатам от "СР" необходимо в ближайшее время организовать обсуждение этих поправок и самостоятельно снять с рассмотрения наиболее опасные из них.

Наталья Звягина,
Межрегиональная Правозащитная Группа,
эксперт по свободе собраний Московской хельсинкской Группы

[1] Постановлении Конституционного по делу о проверке конституционности части 2 статьи 20.2 КоАП РФ и пункта 5 части 3 статьи 7 Федерального закона «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях» по делу С.Каткова от 18 мая 2012 г.

Kalender der Veröffentlichungen

Mo Di Mi Do Fr Sa So
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031