fbpx

September 30, 2010

Трудности перевода, или кого штрафовать надо?

Начальник ГУВД Москвы В.Колокольцев заявил журналистам, что необходимо значительно ужесточить ответственность за проведение в Москве не согласованных с властями митингов. При этом В.Колокольцев предложил использовать опыт некоторых европейских стран, сославшись на то, что там за несанкционированные акции грозит большой штраф и даже тюремный срок. «Если в той же Франции — до трех лет лишения свободы и штраф до 45 тыс.

Начальник ГУВД Москвы В.Колокольцев заявил журналистам, что необходимо значительно ужесточить ответственность за проведение в Москве не согласованных с властями митингов. При этом В.Колокольцев предложил использовать опыт некоторых европейских стран, сославшись на то, что там за несанкционированные акции грозит большой штраф и даже тюремный срок. «Если в той же Франции — до трех лет лишения свободы и штраф до 45 тыс. евро, то как мы можем реагировать одними методами убеждения?»сказал В.Колокольцев.

Проверяем… Находим французский уголовный кодекс (в отличие от России там нет КоАП и нет того безобразия, которое у нас называется процесс по делам об административных правонарушениях). В разделе «преступления против общественного порядка» находим единственную статью, которая подходит по смыслу — ст.431-1: "Le fait d’entraver, d’une manière concertée et à l’aide de coups, violences, voies de fait, destructions ou dégradations au sens du présent code, l’exercice d’une des libertés (la liberté d’expression, du travail, d’association, de réunion ou de manifestation) visées à l’alinéa précédent est puni de trois ans d’emprisonnement et de 45000 euros d’amende".
По-русски это могло бы звучать следующим образом:

«Воспрепятствование осуществлению этих свобод (т.е. свободы выражения мнений, свободы ассоциаций, собраний и манифестаций), намеренно организованное и с применением ударов, насилия, жестокого обращения, нанесения повреждений, наказывается до 3 лет лишения свободы и штрафом до 45000 евро».

Комментирует Роман Доброхотов (snob.ru): Во-первых, история не знает случаев наказания митингующего во Франции на три года лишения свободы или на €45 000. Зато относительно недавно, в 2003 году суд дал от 3 до 6 месяцев участникам антинатовских манифестаций. Вот только к согласованности или несогласованности митинга это не имело никакого отношения – просто обвинению удалось доказать, что подсудимые бросали булыжники в полицейских, имели при себе металлические прутья и топор. В ходе их акции протестующие сожгли отель и контрольно-пропускной пункт. Для сравнения: примерно такой же срок в Подмосковье уже отбывают двое антифашистов, которых пока еще только подозревают в том, что они разбили несколько стекол в Химкинской администрации.
Во-вторых, элегантное словосочетание «методы убеждения» звучит из уст Колокольцева как скрытый сарказм. Как мы видели в этом году, методы ГУВД Москвы действительно весьма убедительные. Так, например, журналисту и активисту движения «Мы» Александру Артемьеву сломали руку за то, что он пришел на Триумфальную площадь, а Сергея Мохнаткина, который на той же Триумфальной вступился за 72-летнюю женщину, посадили на 2,5 года.
Ну и, конечно, ни в одной европейской стране законодательство не позволяет колотить граждан дубинками, даже если они вышли протестовать без предварительного уведомления. Основанием для применения спецсредств могут быть только массовые беспорядки, но не мирные демонстрации. На этот счет есть специальное решение Европейского суда, вынесенное по поводу одного из разгонов демонстрации в Турции, где прямо говорится, что нарушение правил проведения публичного мероприятия не может быть основанием для вмешательства полиции, если это мирная демонстрация.
В Европе толерантность к протестующим компенсируется повышенными требованиями к ним: как правило, от организаторов требуют обеспечить сбор оставленного мусора под угрозой штрафа, а иногда могут и потребовать оплатить часть расходов по обеспечению безопасности. Это, правда, никогда не становится поводом для запрещения митинга.
Более того, страшно себе представить, но в целом ряде стран (таких, как, например, Швеция) от организаторов и вовсе не требуется никакого предварительного уведомления. А в США, где уведомление подразумевается, протестующие легко обходят этот закон: ходят по кругу с транспарантами – это уже митингом не считается. Нет никаких бюрократических препон и для демонстрантов в Германии. Российская официальная пресса уверяет, что «стихийные шествия в Германии практически невозможны», но в действительности все ровно наоборот: в стране действует специальный закон о стихийных акциях – если у вас нет времени на то, чтобы ждать несколько дней, вы можете провести митинг немедленно, просто позвонив по телефону 110 и предупредив полицию.
Законы разных западных стран несколько разнятся, но на практике эта разница незаметна, так как даже в таких странах, как Франция или Англия, где по закону требуется уведомление на акции, протестующих не будут разгонять до тех пор, пока они ведут себя мирно. И полиция десять раз подумает, прежде чем применить силу: СМИ, скорее всего, окажутся не на их стороне.

ИА "Article20"
info@old.article20.org

Calendar of publications

Mon Tue Wed Thu Fri Sat Sun
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031