fbpx

September 22, 2016

Сергей Ковалев: По делу «Мемориала» Конституционному суду придется напрячься

В начале сентября в Международный Мемориал пришли с внеплановой проверкой из Минюста. Поводом послужило обращение движения Антимайдан в Генеральную прокуратуру, в котором авторы требовали проверить «Мемориал», а также несколько других организаций на предмет исполнения ими закона «об иностранных агентах». Результаты проверки должны быть объявлены не позднее 30 сентября. После аналогичной внеплановой проверки Аналитический Левада-Центр уже был принудительно внесен в реестр «иностранных агентов».

В начале сентября в Международный Мемориал пришли с внеплановой проверкой из Минюста. Поводом послужило обращение движения Антимайдан в Генеральную прокуратуру, в котором авторы требовали проверить «Мемориал», а также несколько других организаций на предмет исполнения ими закона «об иностранных агентах». Результаты проверки должны быть объявлены не позднее 30 сентября. После аналогичной внеплановой проверки Аналитический Левада-Центр уже был принудительно внесен в реестр «иностранных агентов».

 Что будет делать руководство Международного Мемориала в случае, если организацию признают "иностранным агентом"? Мы поговорили с председателем правления Общества «Мемориал», одним из авторов российской Конституции Сергеем Ковалевым:

Сергей Ковалев: В «Мемориал» пришли для того, чтобы забрать документы, которые потребуются для анализа, они будут читать их довольно долго, потому что им было выдано порядка 303 500 листов. Я думаю, они это все не прочтут, им это и не надо, они как-нибудь скомбинируют заявление Антимайдана и тогда сделают свое заключение.

Теперь есть очень тонкий момент – здесь уже придется поднапрячься Конституционному суду. Потому что Конституционный суд, когда пошли все эти поиски «иностранных агентов», сделал разъяснение о том, что международная организация не может быть иностранным агентом. В самом деле, есть простая логика, если международная организация – «иностранный агент», то наверное должна тогда быть еще другая группа государств, в интересах которых она якобы работает. В Международный Мемориал входят Германия, Украина, Казахстан и Латвия. Значит, мы тогда агенты, не знаю, Пакистана что ли?

Но если говорить о том, что это разъяснение будет значить, можете не беспокоиться, Конституционный суд найдет выход из положения, он много примеров нам дал, когда он выходит из положения. Например, он вышел из положения, сочтя этот закон, вводящий понятие «иностранного агента», не помню, как он точно называется,  не противоречащим Конституции. Как это ему удалось сделать, я не понимаю. Но удалось!

Что это за понятие «иностранные агенты», почему это Конституционный суд решил, будто бы этот закон Конституции не противоречит? Он исходил из того, что в мировой практике такое понятие было. Действительно, в США давно уже бездействующий закон был в свое время принят. Но он имел совсем другой смысл.

Американский закон относился к организациям и лицам, которые занимаются лоббированием и не скрывают этого. Лоббированием, конечно, не политическим. Есть, допустим, группа компаний, не американская, которая занимается продвижением своей продукции, хочет обеспечить себя какими-то преференциями. Значит, они иностранные агенты – это понятие в Америке не несло в себе никаких претензий. 

У нас же говорят о политической ангажированности, ведь наш закон совсем другой закон. Он говорит, что это «политический заказ извне»: если вы высказываете какие-то сомнения, произносите какую-то критику в адрес отечественной власти, что между прочим гарантированно вам Конституцией, это право, то вы оказываетесь в политическом ангажементе. Это вам диктуют ваши, я не знаю, друзья, оппоненты, партнеры или враги, кто-то вам из-за границы диктует всё это, преследуя политические цели. Вот что значит этот закон.

Меня трудности Конституционного суда не очень беспокоят, я думаю, они с этими трудностями справятся. У нас очень легко это делается. Как это говорилось, могу вспомнить цитату из марксизма: «Право – это воля господствующего класса, выраженная в форме закона». Всё это прямо произносилось, когда Ленин лично писал законы для Новой республики.

AN: Значит ли это, что Международный Мемориал признают «иностранным агентом»?

СК: Думаю, что да. Я рад был бы ошибиться в таких прогнозах, но думаю, что это произойдёт. А дальше будет довольно длинная судебная волынка с опротестованием. Страсбург будет включен и чем быстрее, тем лучше. Но ведь наш Конституционный суд и со Страсбургом разбирается очень просто. 

Одно дело Конституция, в которой есть норма, что международное законодательство имеет преимущество перед отечественном, и в случае если есть расхождения, то действуют международные соглашения и законы, ратифицированные РФ. Но если мы со своей Конституцией обращаемся так, то какое нам дело до международных обязательств.

AN:  А что будет делать Международный Мемориал в этом случае?

СК: Это трудный вопрос. У Международного Мемориала ведь есть имущество, а самое главное, есть огромные коллекции, которые надо держать в определенных условиях, всё это требует денег. Это гигантские трудности.

Я могу ответить от себя лично. Мой ответ на этот вопрос крайний, как это часто со мной бывает. Надо начинать всё с начала. Самиздат писался на коленке, а сейчас есть компьютеры, вот так и надо. И надо отказаться от попыток уговорить власть сделать немножко лучше, это пустая затея: «Ну что делать», «ну так живем», «ну хоть что-то», «с паршивой овцы хоть шерсти клок».. С этой овцы вы ни клока не получите.

Источник: agentovnet.org

Calendar of publications

Mon Tue Wed Thu Fri Sat Sun
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930