fbpx

May 8, 2013

В Кыргызстане инициировали закон, ужесточающий контроль над деятельностью гражданского общества

Активисты выступили против законопроекта, считая его дискриминационным в отношении некоммерческих организаций. Создана рабочая группа.

Во вторник, 23 апреля, в Бишкеке прошли общественные слушания проекта закона «О противодействии легализации (отмыванию) преступных доходов и финансированию террористической или экстремистской деятельности». Законопроект вызвал активный протест представителей гражданского общества.

Активисты выступили против законопроекта, считая его дискриминационным в отношении некоммерческих организаций. Создана рабочая группа.

Во вторник, 23 апреля, в Бишкеке прошли общественные слушания проекта закона «О противодействии легализации (отмыванию) преступных доходов и финансированию террористической или экстремистской деятельности». Законопроект вызвал активный протест представителей гражданского общества.

Если быть точным, в гражданском секторе забеспокоились не по поводу законопроекта в целом, а по статье 12, где говорится о «превентивных мерах для некоммерческих организаций». Именно в этой статье содержатся дискриминационные для НКО нормы, считают гражданские активисты.

К примеру, в указанной статье содержались следующие пункты:

– орган финансовой разведки осуществляет ежегодный сбор и анализ информации о деятельности НКО, действующих на территории Кыргызстана, а также проведение в установленном порядке оценки рисков, имеющихся в НКО, с участием представителей НКО.
– опубликовывать ежегодные финансовые отчеты, подробно описывающие доходы и расходы, которые проверяются надлежащим образом на предмет расходования всех средств согласно заявленным целям и задачам некоммерческой организации;
– принимать меры для идентификации и документального фиксирования идентификационных данных своих доноров, а также для подтверждения полномочий и положительной репутации их бенефициарных собственников и партнерских некоммерческих организаций (в том числе международных);
– представлять органу финансовой разведки, органу национальной безопасности и правоохранительным органам информацию, указанную в вышеупомянутых пунктах.

В общественном обсуждении приняли участие представители Госслужбы финансовой разведки (ГСФР), которая инициировала законопроект, Министерство юстиции и НКО.

Заведующий отделом ГСФР, разработчик законопроекта Чынгыз Кененбаев сразу отметил, что их цель – не получать от НКО сообщения.

«Мы хотим вам помочь, чтобы статус НКО не использовался для отмывания денег и финансирования терроризма», — сказал он, обращаясь к активистам.

По словам Кенебаева, проект пришлось разработать из-за рекомендаций ФАТФ межправительственной организации, вырабатывающей мировые стандарты в сфере противодействия отмыванию преступных доходов и финансированию терроризма.

Кыргызстан находится в «сером» списке ФАТФ, а летом может угодить в «черный», если не принять инициируемый законопроект. Это означает применение в отношении страны финансовых санкций, например, арест корреспондентских счетов, сказал Кененбаев.

Справка: ФАТФ — The Financial Action Task Force (FATF) была создана в 1989 г. по решению стран «Большой семерки» и является основным международным институтом, занимающимся разработкой и имплементацией международных стандартов в сфере противодействия отмыванию денег и финансированию терроризма. Членами ФАТФ являются 35 стран и 2 организации, наблюдателями – 20 организаций и 1 страна.

Однако, у гражданских активистов было иное мнение о целях законопроекта.

Руководитель Общественного фонда «Наше право» Калича Умуралиева заявила, что страна угодила в списки из-за невыполнения финразведкой своих функций. Во время правления президента Курманбека Бакиева ряд банков были захвачены рейдерами, а потом 5 крупных банков занимались отмыванием денег. Некоторые банки продолжают заниматься этим.

«А Служба финразведки, вместо того, чтобы продолжить свою работу, бросает взгляды на НКО, которые и так находятся под чутким контролем»,- заявила Умуралиева.

По ее словам, в Кыргызстане не было ни одного случая, чтобы НКО переводили денежные средства в оффшоры.

Представитель Международного центра некоммерческого права в Кыргызстане Ноокат Идрисов заявил, что НКО безосновательно выделены в категорию подозреваемых. Кроме этого, если закон будет принят, НКО «будут вынуждены тратить время и силы на дополнительную отчетность для финразведки, ГКНБ и МВД, в то время как они уже отчитываются в налоговую инспекцию и социальный фонд».

Далее он предположил, что произошла ошибка в переводе с английского языка на русский рекомендаций ФАТФ. Например, он засомневался в правильном переводе пункта «НКО должны публиковать ежегодно отчеты». По мнению Идрисова, имелось в виду не публиковать в СМИ, а «издавать»,  издавать и хранить можно у себя, и показывать интересующимся сторонам. Слово «мониторинг» перевели как «контроль», а это жесткая мера, — сказал Идрисов. А словосочетание «сделать доступным» неправильно перевели как «представить», — считает он.

«Кто-то намеренно или не намеренно перевел рекомендации не в пользу НКО, ужесточив некоторые нормы», — заявил Идрисов.

Он сказал, что международные эксперты отмечают факт, что борьба с терроризмом и отмыванием денег стала в некоторых тоталитарных странах инструментом борьбы с инакомыслием и подавлением критики.

«Складывается впечатление, что статья 12 законопроекта скопирована из закона тоталитарной страны, где боятся «цветных революций, и где установлен жесткий контроль над НКО. Но в применении для нашей страны это не имеет почвы», — сказал Идрисов.

Во время экс-президента Бакиева пытались ограничить деятельность НКО, но и тогда не было представлено ни одного факта, что гражданский сектор работает во вред Кыргызстану, сказал Идрисов.

Руководитель правовой клиники «Адилет» Чолпон Джакупова предположила, что НКО «хотят отдать на растерзание ГКНБ».

Представитель Ассоциации центров поддержки гражданского общества Эркина Убышева также согласилась, что законопроект имеет элементы контроля за инакомыслием и предложила полностью убрать из него статью 12. Еще она заметила непродуманную финансовую часть статьи. По ее мнению, принятие закона может вызвать сворачивание НПО, а это занятость 100 тыс. человек, а также они дают 2,2% внутреннего валового продукта, что сравнимо со всей структурой здравоохранения или прибылью грузового транспорта.

Представитель  «Фридом Хаус» в Кыргызстане Алмаз Эсенгельдиев отметил, что Служба финразведки, имеющая в своем штате 29 сотрудников, не сможет обработать отчетные документы 20 тыс. существующих в Кыргызстане неправительственных организаций.

Кроме этого, по его словам, в законопроекте есть процедура завуалированного доносительства. «А если физическое лицо не донесет, то его надо наказать, а это возрождение уголовной статьи «не доносительство», — сказал он.

В конце своей речи он заметил, что проект провоцирует конфликт, разделяя власть и общество. Он предложил создать рабочую группу по доработке законопроекта. Эту идею поддержали все, включая представителей финразведки. Справедливости ради отметим, что финразведка с самого начала выражала готовность сотрудничать и изменить спорные положения статьи.

В рабочую группу вошли: Алмаз Эсенгельдиев, Ноокат Идрисов, Нурипа Муканова, Бакыта Качикеева, Калича Умуралиева и представитель Службы финразведки.

Законопроект на данный момент прошел согласование в 21 госоргане и одобрен тремя комитетами Жогорку Кенеша. 17 апреля он уже был рассмотрен парламентом и на днях ожидалось голосование по нему.

Рыспек Токтоналиев, Voice of Freedom, Бишкек

Источник: http://vof.kg/?p=9546

Calendar of publications

Mon Tue Wed Thu Fri Sat Sun
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30