fbpx

June 8, 2016

Сотрудницы Фонда “Общественный вердикт” были задержаны (позже отпущены) в Черкесске за съемку здания СК

В воскресенье, 5 июня, руководитель исследовательских программ фонда «Общественный вердикт» Асмик Новикова и волонтер фонда режиссер-документалист Ксения Гагай были задержаны вооруженной группой полицейских и доставлены в здание «Центра Э» Черкесска. Задержание происходило после «ориентировки» Следственного Комитета об экстремистском внешнем виде Новиковой и Гагай. На опрос задержанных приехали начальник и замначальника «Центра Э», сотрудник уголовного розыска, следователь Следственного Комитета. Новикова и Гагай приехали в Черкесск для съемок документального фильма о Руслане Рахаеве. 

В воскресенье, 5 июня, руководитель исследовательских программ фонда «Общественный вердикт» Асмик Новикова и волонтер фонда режиссер-документалист Ксения Гагай были задержаны вооруженной группой полицейских и доставлены в здание «Центра Э» Черкесска. Задержание происходило после «ориентировки» Следственного Комитета об экстремистском внешнем виде Новиковой и Гагай. На опрос задержанных приехали начальник и замначальника «Центра Э», сотрудник уголовного розыска, следователь Следственного Комитета. Новикова и Гагай приехали в Черкесск для съемок документального фильма о Руслане Рахаеве. 

В первый день съемки проходили дома у Рахаева, на улицах города, в парках, у здания опорного пункта полиции, где оперативники ночь незаконно держали Дахира Джанкезова, вину за гибель которого следствие повторно инкриминирует Рахаеву. Во второй день планировалось проводить съемки в Пятигорске (Ставропольский край), чтобы снять видео-интервью с медэкспертом Евгением Николаевым. По дороге Новикова и Гагай снимали город, а также здание Следственного управления СК РФ по Карачаево-Черкесской Республике. 

По дороге в сторону Пятигорска уже за пределами Черкесска таксисту позвонил его начальник и сообщил, что звонили из полиции по поводу пассажиров, которые снимали здание СК. Следующий звонок был уже от полицейских, которые потребовали вернуться в город. Свои требования они объяснили тем, что необходимо установить личность и выяснить зачем снимали здание СК. Объяснение, которое дала по телефону Новикова, полицейских не устроило. Было принято решение вернуться, т.к. из-за «ориентировки», которую получили полицейские, были все основания опасаться, что выезды из республики были перекрыты.

Серьезность и решительность намерений полиции стали очевидными во время задержания. При въезде в Черкесск Новикову и Гагай встречали несколько патрульных машин и вооруженные люди в камуфляже. Такси окружили, открыли багажник, после чего полицейский, держа автомат перед собой, открыл дверь такси. Сотрудник полиции объявил, что необходимо следовать за ними. На вопрос на каком основании происходит задержание, полицейский виновато улыбнулся и сказал, что ничего не знает – у него ориентировка. Приехав к отделу полиции в сопровождении патрульных машин во дворе отдела задержанных встретили около десяти полицейских. Женщин попросили оставить вещи в машине, а содержимое карманов выложить на капот. Полицейские хотели досмотреть сумки, но после вопроса Новиковой, будет ли составлен протокол досмотра, передумали и попросили показать содержимое сумок самим, что и было сделано. У задержанных попросили паспорта и проверили их. Можно было ожидать, что после проверки паспортов всю историю с «задержанием экстремистов» можно было считать завершенной. Но оперативники «Центра Э» пересадили задержанных в свою машину и отвезли в ремонтируемое здание ЦПЭ МВД КЧР (республиканский Центр «Э»). По дороге Новикову и Гагай спрашивали «молятся ли они», а дальше пояснили, что им дали видимо «какую-то не ту ориентировку». Сотрудники сообщили, что они должны взять с задержанных объяснения, а дальше все закончится. 

Мужчина, по просьбе задержанной Новиковой представившийся замначальником «Центра Э», в довольно свободной манере стал спрашивать: «зачем снимали?», но не дождавшись ответа, предположил, что съемка связана с приездом Совета (имеется в виду Совет при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека). Речь замначальника была торопливой и сбивчивой, он одновременно говорил про «цветные» революции, опасности Северного Кавказа и призывал к вежливости в общении с задержанными. 

Новикову и Гагай развели по разным кабинетам и стали проводить опрос. Узнав, что документальный фильм посвящен Руслану Рахаеву, вопрос про то, зачем снимать здание СК, больше не возникал. Сотрудники были вежливы и предупредительны.

Во время опроса, который продолжался около двух часов, по очереди приходили сотрудники и начальники разных правоохранительных органов, «поднятые по тревоге». Если сотрудник Следственного Комитета забежал на пять минут и незаметно исчез, то начальник Центра «Э» посчитал важным на повышенных тонах разъяснить, как нужно снимать документальные фильмы, с кем согласовывать, учитывать специфику Северного Кавказа, с кем брать интервью и т.д.. После трех часов, которые женщины провели в Центре «Э», их отпустили, оформив протоколы опроса. Никакие протоколы об административном правонарушении не составлялись и речь об этом не шла.

Ранее Ксении Гагай позвонили из «Центра Э» и попросили прислать фотографии, так как необходимо подтвердить, что на женщинах не было хиджабов. Видимо, имея какие-то сложности с просмотром записей с камер видеонаблюдения на здании СК, Следственный комитет продолжает настаивать, что снимавшие здание «выглядели как экстремисты».

Фонд «Общественный вердикт» считает неправомерным задержание сотрудниц организации и планирует направить жалобы в правоохранительные органы с запросом о предоставлении обоснований для задержания, а также о проведении проверки действий сотрудников СК, направивших «ориентировку», и сотрудников республиканского МВД.

Источник: facebook.com/fondov

Calendar of publications

Mon Tue Wed Thu Fri Sat Sun
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930