fbpx

September 5, 2013

Помогать людям и природе — это политика

Уполномоченный по правам человека России Владимир Лукин направил жалобу в Конституционный суд с просьбой рассмотреть некоторые положения закона «О некоммерческих организациях» на предмет соответствия Конституции. Экорепортер провел собственный анализ ситуации с проверками общественных экологических организаций.

Перед законом «нечист»

Уполномоченный по правам человека России Владимир Лукин направил жалобу в Конституционный суд с просьбой рассмотреть некоторые положения закона «О некоммерческих организациях» на предмет соответствия Конституции. Экорепортер провел собственный анализ ситуации с проверками общественных экологических организаций.

Перед законом «нечист»

Для председателя совета общественной экологической организации "Зеленый мир"  (Сосновый бор, Ленинградская область), оппонента Ленинградской атомной станции Олега Бодрова, тема «наездов» не нова и продолжается не первый год: «В нашей истории были и наезды прокуратуры, и налоговой инспекции, и нападения — я месяц провел в больнице…».

Первую в этом году, «весеннюю» волну проверок после выхода нового закона о некоммерческих организациях «Зеленый мир» пережил. Никаких письменных выводов после своего ухода проверяющие не придоставили. Экологи решили, что это свидетельствует о «чистоте»  «Зеленого мира» перед законом.

Этот тезис косвенно был подтвержден томскими экологами. «Больше месяца шла проверка нашей организации – рассказывает Алексей Торопов, Сибирское экологическое агентство (Томск). – Долго ждал письменного ответа с результатами, в итоге не дождался и сам позвонил в прокуратуру. На вопрос о результатах проверки получил ответ: «Нарушений нет, письменный ответ был бы в случае наличия (признаков экстремизма) и необходимости их исправления». Справился насчет того, выявлены ли какие-нибудь иностранные агенты в Томске. Ответ получил отрицательный. Позвонил по совершенно другому вопросу руководителю одной из томских экологических НКО, а они, оказывается, тоже проверялись, и им предписание все-таки выписали»…

К «Зеленому миру» проверяющие из прокуратуры пришли снова, спустя несколько месяцев после первой проверки. На этот раз проверку инициировала некая коммерческая фирма, считающая что ее имя было когда-то опорочено экологами. По словам представителей прокуратуры, именно они указали надзорным органам, что «Зеленый мир» – самый настоящий иностранный агент, которого давно пора привлечь к ответственности…

Миллиард в чьей-то корзине?

С начала года многих общественных экологов успели проверить не по разу. К руководителю челябинского экологического фонда «За природу» Андрею Талевлину приходили в начале апреля,  а через месяц снова потребовали документы. «В фонде снова проверка, теперь уже дополнительная, – рассказал челябинский эколог. – Получил еще одно требование о предоставлении документов. Теперь прокурорских работников интересуют исключительно финансовые средства». Как пояснили представители надзорного органа, в первый раз проверяли по своей инициативе, второй – по заданию вышестоящих органов. Список выявленных «агентов», вернее их отсутствие, областную прокуратуру, видимо, не удовлетворило…

По поводу объема финансовых средств, полученных общественными организациями, взволновались не только представители прокуратуры. Сразу после начала «охоты на агентов» президент РФ озвучил цифру в 1 млрд. долларов, якобы полученных российскими НКО.

Кто получил миллиард – это вопрос заставил недоумевать и самих общественников – более 50 представителей российских НКО обратились к гаранту Конституции с просьбой разъяснить, какие российские некоммерческие организации получили из иностранных источников такую сумму. Ответа не последовало.

Дело «журавлей-агентов»

Представитель Генпрокуратуры Алексей Жафяров на днях сообщил, что в рамках проверки соответствию новому закону всего по стране проверено свыше тысячи общественных организаций. Из этой тысячи были признаны иностранными агентами 22 организации. "Более 500 нарушений законодательства было выявлено в ходе проверки. Две организации были признаны экстремистскими, две — террористическими, и запрещены", — отметил Жафяров.

Экорепортер опросил экологов: из известных нам экологических организаций проверке подверглись около 80-ти, примерно треть из них получили предостережения и представления от прокуратуры. Однако, скорее всего наши коллеги-экологи – лишь часть общественного экологического сообщества, попавшего в сферу внимания надзорных органов, проверили почти всех.

Похоже, что количество проверяемых и выявленных агентов во многом зависело от степени рвения местных прокурорских органов и «личных счетов» с организациями – где-то не нашли ни кого, хотя организации в регионе ершистые и «зубастые», в других регионах складывается ощущение, что в «агенты» записали абсолютно всех, кого нашли: как в той басне: «ты виноват уж тем…»

До начала проверок представители экологической общественности наивно полагали, что их сфера деятельности под действие «агентского закона» не попадает. Но надзорные ведомства решили иначе – экологи оказались первыми в списке «злостных политических пожирателей» иностранных средств.

Одной из первых экологический организаций с удивлением узнавших, что они – агенты стал клуб «Улуктикан» из Амурской области, занимающийся проблемами коренных народов. Прокуратура обвинила председателя клуба Наталью Калинину в нарушении налоговых требований. В том, что не был подан налоговый отчет о получении денег от Фонда им. Генриха Белля 29,4 тысячи рублей. Интересно, что указанную сумму экоклуб получил в 2011 году – задолго до вступления закона – на проведение конкурса журналистов, посвященного годовщине аварии на Чернобыльской АЭС.

Одним из самых ярких примеров абсурдности «агентской принадлежности» остается Муравьевский парк устойчивого развития из той же Амурской области – организация, занимающаяся изучением и охраной журавлей.

Представляют и предостерегают

Подавляющее большинство претензий надзорные органы в регионах высказали к уставам общественных экологических организаций. «Некоторым организациям в прокуратуре посоветовали изменить устав: изъять из него все, связанные с политикой цели, задачи, методы. К таким, по мнению прокуратуры, относятся влияние на решения органов власти любого уровня», –  рассказывает Алексей Торопов (Томск).

В Предостережении, выписанном в адрес Амурского Социально-Экологического Союза (Благовещенск) «политику» нашли в положении устава, которое гласит, что одной из целей организации является «помощь государству, гражданам и их объединениям в деятельности, направленной на сохранение и восстановление природного и культурного наследия и охрану окружающей среды». Помогать гражданам – это безусловно политика.

Организация «Природа и молодежь» (Мурманск) получила Предостережение  с формулировкой "участием в создании законодательной базы на региональном уровне" в уставе организации" фактически задекларирована возможность участия в политической деятельности".

«Байкальская экологическая волна», известная акциями против трубы через Байкал, получила Представление. Сотрудники прокуратуры признают, что считать иностранными агентами организации, занимающиеся "защитой животного и растительного мира", нельзя, но в случае с "Байкальской экологической волной" можно сделать исключение. Проведение акций в защиту окружающей среды, выступления на конференциях и обращения к чиновникам прокуроры считают "активным лоббированием вопросов по экологическим проблемам" и, соответственно, политической деятельностью.

Нередко нарекания проверяющих были откровенно фарсовыми – просили справку о прививке от кори для секретаря 68 лет, акт очистки вентиляции и акт о противопожарной пропитке ступеней.

По словам директора экологической организации «Беллона» Николая Рыбакова (Санкт-Петербург), в отношении их организации возбудили несколько административных дел. В числе «вскрытых» нарушений – непредоставление документации о замерах уровня шума, электромагнитного излучения, непрохождение сотрудниками регулярного медицинского осмотра.

Закон как инструмент давления

В своем обращении в Конституционный суд по поводу закона об НКО омбудсмен Лукин указал, что положения документа, в которых даются определения "иностранный агент" и "политическая деятельность", политически и юридически неконкретны".

Отчасти неконкретность и дает возможность теперь уже всем кому не лень использовать закон как инструмент давления на неугодные общественные организации. Неудивительно, что под прицел проверок первыми попали самые активные: собиравшая на свои экологические митинги тысячи людей Байкальская экологическая волна, выступающая против уничтожения олимпийскими объектами природных территории Экологическая вахта по Северному Кавказу…Ситуация с «Зеленым миром» из Соснового Бора говорит еще и том, что «прийти» за НКО теперь могут в любой момент, и уже независимо от централизованных проверок. Охотиться на агентов теперь могут все – бизнес, которому экологи часто переходят дорогу, вряд ли откажется от такой возможности.

Однако сдаваться НКО не намерены. Экорепортеру не удалось найти ни одной общественной экологической организации, которая после получения соответствующего уведомления смиренно признала себя агентом. «Зеленый мир» оспаривает выводы прокуратуры в суде. «Байкальская экологическая волна» прошла уже несколько инстанций, «Улуктикан» выиграл дело, в судебных тяжбах Муравьевский парк устойчивого развития и многие другие.

Кому нужны НКО, которые ни на что не влияют?

Согласно теории современного гражданского общества, общественные организации – это «цепные псы» на защите общественных интересов. Они – посредник между государством, бизнесом и гражданами исключительно в интересах последних. Зрелой демократии выгодно сохранять независимость НКО для поддержания всех институтов общества в тонусе. Никто кроме общественной организации лучше не объяснит народу суть проблем. Никто лучше НКО не покажет государству его «больные точки» и не подскажет как их лечить…

Генпрокуратура высказалась за необходимость внесения поправок в закон об НКО. О несоответствии конституционным нормам этого закона говорит и главный российский омбудсмен. У большинства же вовлеченных в проблему возникает вопрос – зачем вообще такой закон? Кому будет хорошо от того, что не останется независимых НКО? Гражданам России – скорее нет. Корпорациям и безответственному бизнесу – скорее да. С какой целью создан закон, устраняющий организации, имеющие голос? Зачем нашему обществу организации и активисты, которые не могут ни на что влиять?

Источникecoreporter.ru

Calendar of publications

Mon Tue Wed Thu Fri Sat Sun
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30