fbpx

November 26, 2014

Почему правозащитники уезжают из России

Руководитель «Лиги избирательниц», проводившей обучающие семинары перед выборами, Татьяна Дорутина покинула страну из-за давления на организацию. 
«Бумага» узнала, кто и зачем уезжает из России и почему объединениям, защищающим права человека, теперь приходится бороться за выживание.

Кто и почему покинул страну

Руководитель «Лиги избирательниц», проводившей обучающие семинары перед выборами, Татьяна Дорутина покинула страну из-за давления на организацию. 
«Бумага» узнала, кто и зачем уезжает из России и почему объединениям, защищающим права человека, теперь приходится бороться за выживание.

Кто и почему покинул страну

Председатель организации «Лига избирательниц» Татьяна Дорутина уехала из России и сейчас находится в Вильнюсе. По ее словам, это связано с многочисленными проверками НКО. Первая, рассказывает Дорутина, прошла весной: тогда у организации запросили финансовую отчетность, после чего сотрудники направили документы в прокуратуру, однако о результатах проверки так и не узнали. В следующий раз в «Лигу избирательниц» пришли 21 октября, запросив те же документы. Как говорит руководитель организации, через десять дней сотрудники ОБЭП забрали у бухгалтера компьютер, «не оставив документа, на основании которого они это делали». 
По мнению Дорутиной, организации хотят присвоить статус иностранного агента. В то же время, утверждает правозащитница, в последнее время у «Лиги избирательниц» не было финансирования, так как она решила «сделать перерыв на полгода и посмотреть, как будет развиваться ситуация с НКО». 

Татьяна Дорутина, председатель «Лиги избирательниц»:
— Я не хотела уезжать. Толчком послужили проверки, постоянное унижение на допросах в прокуратурах, непонятная слежка без объяснения причин. Кажется, чего проще: мой домашний адрес известен, напишите, пригласите… Ни одна жалоба, донос, на основании которых проводят проверки, так и не были нам предъявлены. Я перестала чувствовать себя свободной. Я просто стала задыхаться в атмосфере недоброжелательства и подозрений.

«Лига избирательниц», учрежденная в 1997 году, занималась поддержкой женщин на выборах: проводила просветительские семинары для кандидаток, готовила наблюдателей. И кроме того, участвовала в акциях движения «Демократический Петербург».
В начале сентября из России также уехала ЛГБТ-активистка Наталья Цымбалова. Сейчас она находится в Испании. Как говорит правозащитница, «Альянс гетеросексуалов за права ЛГБТ» не пытались внести в реестр иностранных агентов, так как движение не было зарегистрированной организацией и не работало с грантами. В то же время, по словам Цымбаловой, преследовали ее лично на протяжении трех лет. При этом в последнее время в связи с акциями в поддержку Украины давление стало сильнее, потому что «риски возросли, а эффективность акций упала». 

Наталья Цымбалова, ЛГБТ-активистка:
— Были попытки запугивания и угроз со стороны представителей власти: например, перед одной из акций, которую я организовывала, ко мне домой приходил сотрудник Центра противодействия экстремизму и уговаривал меня ее отменить. Потому что нас там сильно побьют, а полиция нас защищать не будет, потому что такова установка от властей, которым мы «надоели». Причем добиться признания незаконности действий властей и полиции в российских судах невозможно. Работать в условиях такой фронтальной охоты на тебя — нереально и опасно.

За месяц до этого страну покинул ЛГБТ-активист Дмитрий Чижевский, который попросил политического убежища в США. Он заявил, что не намерен возвращаться в Россию. 

В статусе иностранного агента: что мешает работать правозащитным организациям 

Трудности из-за закона «об иностранных агентах» сейчас испытывают многие НКО. Например, «Солдатские матери», которых признали агентом, теперь пытаются оспорить статус. Однако до сих пор Минюст не прописал регламент исключения организаций из реестра иностранных агентов, поэтому правозащитники вынуждены ждать. 
Как поясняет пресс-секретарь «Солдатских матерей Петербурга» Александр Передрук, за последнее время в НКО прошло больше десяти проверок, инициированных разными ведомствами, включая отдел по борьбе с экстремизмом и Минюст. При этом, поясняет представитель «Солдатских матерей», статус осложняет финансовую работу организации, существующей в основном за счет грантов: теперь она обязана проводить регулярный аудит, который сотрудники не могут заложить в грант, а значит, должны искать средства другими путями. 

Александр Передрук, пресс-секретарь «Солдатских матерей Петербурга»:
— Нам приходится привлекать огромный человеческий и профессиональный ресурс на защиту организации, вместо того чтобы заниматься непосредственной работой: защитой военнослужащих и призывников. Но мы адекватно оцениваем ситуацию — сейчас такой период — и понимаем, что надо защищать свободу собраний в том числе. Что касается давления и прессинга со стороны властей, он, конечно же, увеличился. 

Кроме того, за несвоевременное предоставление отчетности НКО грозит штраф от 100 до 300 тысяч рублей. Сейчас, говорит Передрук, представителей «Солдатских матерей» вызывают в Москву, чтобы составить протокол об административном нарушении. Что конкретно в отчетности организации не устроило правоохранительные органы, пока не известно. 
Как говорит директор экологического правозащитного центра «Беллона» Николай Рыбаков, статус агента также лишает возможности претендовать на многие зарубежные гранты. Чтобы внести НКО в реестр иностранных агентов, нужно доказать, что она занимается политической деятельностью. А фонды, объясняет Рыбаков, не финансируют политические организации.

Николай Рыбаков, директор экологического правозащитного центра «Беллона», член федерального бюро «Яблока»:
— В законе нет четкого определения политической деятельности. Я бы и не возражал, если бы это было точно прописано: например, политической деятельностью считается поддержка партий или участие в митинге. А так любая деятельность может попасть под это определение. В итоге закон действует выборочно и сейчас используется для сведения счетов на местах. 

Многие НКО так или иначе не хотят работать со статусом агента. Например, петербургский антидискриминационный центр «Мемориал» закрылся после того, как его внесли в реестр. Как объясняет Рыбаков, помимо проблем с отчетностью, статус иностранного агента сказывается на репутации организации. Кроме того, правозащитники не знают, какие запреты и ограничения для НКО-агентов последуют потом.
Источник: paperpaper.ru

Calendar of publications

Mon Tue Wed Thu Fri Sat Sun
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930