fbpx

October 10, 2014

Почему Минюст ищет повод оставить «Голос» в реестре иностранных агентов

Министерство юстиции в вопросах, связанных с законом об иностранных  агентах, оказалось между молотом и наковальней.

Напомним, 8 апреля этого года Конституционный суд вынес постановление по жалобе ряда заявителей, среди которых была ассоциация «Голос», на так называемый «закон об иностранных агентах». (Де-юре это поправки в закон о некоммерческих организациях, вводившие понятие «НКО, функционирующая в режиме иностранного агента». Поправки были приняты в июле 2012 года.)

Министерство юстиции в вопросах, связанных с законом об иностранных  агентах, оказалось между молотом и наковальней.

Напомним, 8 апреля этого года Конституционный суд вынес постановление по жалобе ряда заявителей, среди которых была ассоциация «Голос», на так называемый «закон об иностранных агентах». (Де-юре это поправки в закон о некоммерческих организациях, вводившие понятие «НКО, функционирующая в режиме иностранного агента». Поправки были приняты в июле 2012 года.)

Сильно хромое постановление Конституционного суда, в целом признавшего поправки соответствующими Конституции и призвавшего не видеть в его терминологии никаких аллегорий со сталинскими и брежневскими временами, тем не менее содержало ряд интересных положений. В частности,  Конституционный суд признал, что у московских судов не было оснований привлекать ассоциацию «Голос» и ее руководителя, члена президентского Совета по правам человека Лилию Шибанову, к административной ответственности в размере 800 тысяч рублей за неисполнение требований к «иностранным агентам».

Предыстория

В ходе масштабной кампании прокурорских проверок НКО весной 2013 года руководство федерального Министерства юстиции инициировало лишь один судебный процесс — против «Голоса». До этого Минюст устами своего руководителя Александра Коновалова и директора департамента по делам НКО Татьяны Вагиной многократно кулуарно и даже публично заявлял об отрицательном отношении к «закону об иностранных агентах». Однако на фоне массовой прокурорской атаки на тысячу НКО Минюст опасался, что его бездействие может быть воспринято как саботаж личной инициативы президента Путина. Еще при разработке закона об агентах было четкое понимание, что основной его целью является именно ассоциация «Голос», развернувшая за полгода до этого (осенью 2011-го) на парламентских выборах в Госдуму национальную систему мониторинга избирательного процесса.

Атаковав «Голос», Минюст рассчитывал избежать упреков со стороны Кремля. Министерство пыталось любыми способами доказать, что ассоциация и получала иностранное финансирование, и занималась политической деятельностью. Политикой Минюст назвал разработку экспертами «Голоса» проекта Избирательного кодекса РФ за 5 лет до этого и общение Лилии Шибановой с журналистами. Иностранным финансированием Минюст, а затем и московские суды признали получение «Голосом» международной премии имени Андрея Сахарова за правозащитную деятельность в размере 308 тысяч 810 рублей. Никаких других денег, российских или иностранных, ассоциация не получала ни до, ни после в течение нескольких лет. Финансово-хозяйственную деятельность команда «Голоса» осуществляла в рамках других НКО.

Ни Татьяну Вагину, лично представлявшую интересы Минюста в суде, ни мировых судей, ни Пресненский суд Москвы не смутило, что именно из-за закона об иностранных агентах «Голос» премию не принял, выставив требование банку вернуть денежные средства отправителю и не зачислять на расчетный счет организации. «Да, неувязочка вышла», — прокомментировала эту ситуацию в кулуарах Татьяна Вагина, когда юристы «Голоса» представили суду справку Сбербанка о том, что транзитный счет, на котором в течение нескольких дней находились денежные средства, ассоциации  «Голос» не принадлежит и управлять им он возможности не имеет.

Суды нынешние

Конституционный суд позицию «Голоса» счел убедительной и указал в своем постановлении следующее: «Важно учитывать, что соответствующие денежные средства и иное имущество должны быть не просто перечислены (направлены в адрес) некоммерческой организации, а приняты ею; если же она отказывается от их получения и возвращает иностранному источнику, объявления себя некоммерческой организацией, выполняющей функции иностранного агента, не требуется». На основании этого «Голос» попросил Мосгорсуд решение о штрафах отменить и производство по административному делу прекратить. Что суд и сделал 9 сентября 2014 года.

Решение наделало много шума. Журналисты активно писали, что ведомство Ольги Егоровой исключило «Голос» из реестра иностранных агентов. Пресс-служба Мосгорсуда даже оправдывалась за вынужденный реверанс в сторону прав человека. Однако все оказалось намного интереснее.

На следующий день «Голос» обратился в Минюст с просьбой признать включение ассоциации в реестр иностранных агентов незаконным и удалить из него всю информацию об организации.

Параллельно с этим в тех же московских судах рассматривалась жалоба «Голоса» на представление прокуратуры Москвы, требовавшей от ассоциации зарегистрироваться в качестве иностранного агента. (Аналогичные представления получили сотни НКО, начиная от экологов, рыболовов, охотников, заканчивая больными муковисцидозом, посмевшими получить копеечку на помощь неизлечимо больным детям из-за границы.)

В представлении прокуроры в доказательство получения «Голосом» иностранного финансирования приводили все ту же самую международную премию Андрея Сахарова, ровно потому, что никаких других денег организация не получала.

Спустя три дня после скандального решения Мосгорсуда, отменившего штраф «Голоса», тот же Мосгорсуд рассматривал апелляцию на решение о признании прокурорского представления законным. Угадайте, каким было его решение? Верно! Прокурорское представление — законное.

И вот Министерство юстиции присылает юристам ассоциации «Голос» ответ на просьбу об исключении из реестра. Татьяна Вагина пишет: «Минюстом России направлен запрос в прокуратуру г. Москвы о предоставлении решения Московского городского суда от 12.09.2014 о признании законным вынесенного в адрес Ассоциации представления прокуратуры г. Москвы. В связи с тем, что названный судебный акт необходим для полного и всестороннего рассмотрения указанного вопроса по существу, уведомляем Вас, что решение в отношении Ассоциации будет принято после поступления  его в Минюст России безотлагательно».

Намерение Министерства юстиции очевидно. Не имея более возможности в качестве основания для включения в реестр указывать решение по административному делу, оно собирается поменять его на решение о законности прокурорского представления.

Вся эта юридическая казуистика никак не может при этом дать ответ на вопрос: «А где же то иностранное финансирование, без которого никакая организация ни в какой реестр включена быть в принципе не может?»

В попытках угодить кремлевской администрации Министерство юстиции России окончательно утратило здравый смысл.

Нельзя, никак нельзя, чтобы «Голос» был исключен из реестра иностранных агентов, поскольку это гигантская потеря лица для всех инициаторов этого чудовищного закона. И федеральные ведомства, будь то генпрокурор, Министерство юстиции и всевозможные суды, готовы поступиться логикой, фактами, решениями Конституционного суда, совестью, наконец, в угоду убогой политической сиюминутной конъюнктуре.

Источник: snob.ru

Calendar of publications

Mon Tue Wed Thu Fri Sat Sun
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930