fbpx

November 22, 2011

МВД: «Мы мониторим передвижение лидеров неформальных организаций»

В преддверие выборов в Госдуму транспортная полиция внимательно следит за передвижениями лидеров неформальных объединений, заявила представитель пресс-службы Главного управления на транспорте МВД РФ Елена Коломейцева. «На постоянной основе проводится мониторинг передвижения лидеров неформальных объединений и других экстремистски настроенных лиц», — сообщила она.

В преддверие выборов в Госдуму транспортная полиция внимательно следит за передвижениями лидеров неформальных объединений, заявила представитель пресс-службы Главного управления на транспорте МВД РФ Елена Коломейцева. «На постоянной основе проводится мониторинг передвижения лидеров неформальных объединений и других экстремистски настроенных лиц», — сообщила она. Особое внимание транспортной полиции уделяется недопущению изготовления противоправных предвыборных материалов.

По ее словам, в предстоящий период основные усилия ведомства сосредоточены на проведении антитеррористических мероприятий на объектах транспорта. «В целях предупреждения негативных проявлений со стороны радикальных организаций, неформальных объединений организована работа по обмену информацией с территориальными ОВД, другими правоохранительными органами, а также администрациями транспорта», — сказала Елена Коломейцева. Более того, она добавила, что ход реализации мероприятий по подготовке к выборам в Государственную Думу 4 декабря находится на особом контроле руководства ГУТ МВД РФ, передает «Интерфакс».

В тот же день «Slon» попытался выяснить у Елены Коломейцевой причины и правовые основании для официального провозглашения в России политического сыска.

— Елена, список организаций, которые вы будете мониторить, известен? Вы можете его озвучить или он держится в секрете?
— Ну, список, понятное дело, я не могу вам объяснить, насколько он полный-неполный. Ну, определенный мониторинг.
— Какого рода это организации — политические или какие-нибудь футбольные фанаты?
— Данную информацию я комментировать не могу, просто тут понимание должно быть: этот мониторинг ведется не с целью запретить кому-то куда-то передвигаться, а в целом за контролем над оперативной обстановкой, не более того.
— Так все-таки речь идет о политических движениях?
— Я извиняюсь, но данную информацию я не могу комментировать.
— А что имеется в виду под предотвращением «изготовления незаконных предвыборных материалов»?
— Ну, тут ситуация такая, на объектах транспорта, которые находятся в оперативном обслуживании органов транспортной полиции, есть типографии. И просто проводятся проверки, какая продукция у них печатается. Фактов издания агитационной продукции на данный момент не выявлено, все нормально.
— Вы говорили о том, что по мониторингу неформальных объединений вы взаимодействуете с территориальными ОВД. Значит ли это, что они тоже контролируют передвижение лидеров неформальных организаций?
— Я говорю только за транспортную полицию.
— Тогда в чем заключается взаимодействие?
— Определенные оперативно-профилактические мероприятия проводятся сейчас всеми.
— А как технологически проводится этот мониторинг за передвижением? Камеры слежения автоматически определяют личность интересующего вас человека, или же просто сотрудники стоят на станциях и фиксируют.
— Сотрудники на станциях имеют ориентировки, и если ведется розыск или если совершается правонарушение, то сотрудники ориентированы на их обнаружение.
— А на пресловутых «лидеров неформальных объединений» у вас тоже есть ориентировки?
— На сколько я знаю — нет. Не могу комментировать.
— Тогда не совсем понятно — как же вести мониторинг?
— Но вы же понимаете, что не все вопросы я тоже могу в данной ситуации осветить. Я сама лично этим мониторингом не занимаюсь, поэтому…
— Инициатива по установлению такого мониторинга исходила из вашего департамента или это было указание сверху?
— Ну, на такие вопросы я не уполномочена отвечать, потому что вы пытаетесь делать выводы о более чем…
— О выводах пока речи не идет, вопрос лишь в том, что это — локальная задача вашего департамента или это системная работа МВД?
 (Долгая пауза.) Ну, это мероприятие в рамках охраны порядка. Я говорю только за главк. За МВД в целом я говорить не уполномочена.
— Мониторинг за передвижением — или, говоря попросту, слежка — по закону возможна только в рамках оперативных мероприятий и по решению суда. Как это сочетается с вашей идеей по слежкой за лидерами неформальных организаций?
— Почему вы употребляете слово «слежка»? Никто не ходит за этими людьми и слежки не осуществляет.
— Тогда что такое мониторинг?
— Я уже ответила на этот вопрос, я не комментирую.
— Вы не комментируете, потому что не знаете или потому что это секретная информация?
 (Пауза.) Ну, я думаю, все что я могла, я вам сказала. Давайте на этом остановимся.

По материалам: slon.ru и kp.ru
Комментарий Сергея Федулова, юриста БФ «За экологическую и социальную справедливость». В своём заявлении представитель пресс-службы ГУ на транспорте смешала сразу все понятия. В один ряд были поставлены некие «экстремистски настроенные лица» и неформальные объединения. Напомню, что признать экстремистским материал или организацию может суд и только суд, ничего другого не бывает. Неформальные же объединения — это вообще всё. Вы с подружками по субботам собираетесь в одном кафе, что бы поделиться новостями или сделать английский? Всё, вы неформальное объединение, за вами могут следить и вы примерно то же самое, что и «экстремистски настроенные лица».
Если более серьёзно, то преследование граждан в России запрещено, а наоборот, провозглашена свобода совести, личная неприкосновенность, каждый считается невиновным до тех пор, пока его вина не будет доказана. Всё это действия транспортной полиции нарушают. Не говоря уже о возможном незаконном сборе, хранении и обработке персональных данных, которая по федеральному законодательству запрещена.
Этот список закрыт, непонятно на каких основаниях туда попадают люди и организации, как из него выходят, что такое мониторинг и отличается ли он от слежки, каковы последствия этого мониторинга, где можно узнать его результаты и на основании каких нормативно-правовых актов он действует.
Т.к. данные действия напрямую затрагивают права и свободы человека и гражданина, в соответствии с Конституцией РФ нормативные акты, регулирующие данные дейтсвия не могут быть секретными и подлежат разглашению.
ИА «Article20»
info@old.article20.org

Calendar of publications

Mon Tue Wed Thu Fri Sat Sun
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30