fbpx

August 26, 2016

Кубанские фермеры намерены провести ещё один тракторный марш

Сегодня мы обсудим ситуацию, в которой оказались Кубанские фермеры. Напомню, что 21 августа группа Кубанских фермеров выдвинулась по направлению к Москве, причем на тракторах, 17 тракторов и несколько легковых автомобилей. Поехали с целью встретиться с президентом страны или другими представителями Федеральных властей, чтобы рассказать о проблемах, с которыми сталкиваются Кубанские фермеры.

Сегодня мы обсудим ситуацию, в которой оказались Кубанские фермеры. Напомню, что 21 августа группа Кубанских фермеров выдвинулась по направлению к Москве, причем на тракторах, 17 тракторов и несколько легковых автомобилей. Поехали с целью встретиться с президентом страны или другими представителями Федеральных властей, чтобы рассказать о проблемах, с которыми сталкиваются Кубанские фермеры.

Как рассказывают участники этого тракторного марша, положение настолько невыносимое, настолько тяжелое, что они не могут об этом больше молчать. 21 августа выдвинулись, практически сутки трактористы могли двигаться по трассе, но не без приключений и препятствий. Порядка 11 раз фермеры были остановлены сотрудниками ДПС по тем или иным причинам. Как правило, просто проверяли документы, отпускали и позволяли ехать дальше. Трактористы смогли доехать до Ростовской области. Где-то под Ростовом они были блокированы сотрудниками полиции, сотрудниками ОМОНА. В итоге они были скручены, повязаны и увезены сначала в отделение полиции. Еще вчера начала поступать информация о том, что задержанных фермеров привезли в суд и начался процесс. Сегодня появляется информация о том, какое наказание было вынесено некоторым задержанным. 

Мы связывались с организаторами тракторного марша. Немного позже, возможно, получится с ними связаться. Сейчас мне подсказывают, что с нами на связи находится Елена Романова, редактор издания «Деловой квартал — Ростов-на-Дону». Елена, здравствуйте.

Елена Романова: Здравствуйте. 

В.И.: Вы, как я понимаю, находитесь все это время где-то неподалеку от фермеров? Расскажите, пожалуйста, о том, как происходило задержание фермеров? Мы делали развернутую программу, и это был тот самый переломный момент, когда мы подробно обсудили все, что происходило до задержания и практически ничего неизвестно о том, что происходило после задержания. Можете рассказать, как задерживали фермеров? Что происходило после этого? 

Е.Р.: Фермеров задержали во второй половине дня во вторник. Это произошло после того, как стало очевидно, что им не о чем договариваться с уполномоченными президента. Полтора суток представительство президента в Южном Федеральном округе пытались отговорить фермеров от похода на Москву. Там произошел скандальный инцидент. Ночью одного из участников марша избили. Поэтому ребята сказали, что пока не привлекут к ответственности сотрудников полиции, которые это сделали, ни о чем разговаривать дальше не будем. Ситуация там была сложная. С избитым отдельная тема. Потом во второй половине дня, когда фермеры находились во внутреннем дворике гостиницы, где они остановились, туда стали стягиваться сотрудники полиции в бронежилетах, в касках, со щитами. Они выстроились по периметру. Капитан в громкоговоритель сказал: «Уважаемые участники, выходите и рассаживайтесь в автобусы». На вопрос: куда, зачем? Объяснили, что они поедут в районный отдел полиции Аксайского района. Люди, конечно, возмутились, потому что за что, на каких основаниях? Там с формулировками было плохо с самого начала. Людей не за что было задерживать, они просто сидели во дворе. Не было никаких политических лозунгов, не было никаких митингов. Они просто сидели и решали, что им делать дальше, как им двигаться дальше. У акции была масса проблем организационного характера. После этого им сказали, что если они не сделают этого добровольно, то придется применить силу. Мужчины все взрослые, адекватные, понимают, если сказали применят силу, значит применят. Против щитов и дубинок идти с голыми руками.. Я их понимаю. Они спокойно в сопровождении полиции сели в автобус и были доставлены в местное отделение полиции. 

В.И.: Без сопротивления, покорно пошли, послушались сотрудников полиции, правильно понимаю? 

Е.Р.: Я думаю, да. В таком случае они хотя бы избежали еще одного наказания по статье сопротивление сотрудникам полиции. Я думаю, это был правильный шаг. 

В.И.: Мы с вами уже беседовали до эфира. Вы рассказывали, что определенные проблемы возникли уже после того, как часть фермеров была задержана?

Е.Р.: Да. С ними пропала связь. Успели позвонить перед самым задержанием, а потом с ними связь пропала. Задержали 14 человек. Тех, кто был в тракторах, они были задержаны. Часть людей осталась в гостинице. Они остались охранять трактора. Одному из тех, кто остался, мужчине стало плохо. ВВС тоже было плохо одному из задержанных. Он диабетик, ему нужна была помощь, долгое время ее оказывали. Дело закончилось сахарной комой. Я считаю, что это будни российских несогласных. С этими неудобствами сталкиваются, с содержанием в отделах полиции сталкивались все, кто хоть раз принимал участие в акциях протеста. Ничего хорошего, естественно, в этом нет. 

В.И.: После того, как участники тракторного марша были задержаны, вы говорите была потеряна связь с организаторами и участниками? 

Е.Р.: Да. Сутки никто не мог дозвониться до активистов, и Алексей не отвечал, Николай Маслов, все те, кто поддерживал на протяжении всего мероприятия. Телефоны начали появляться в сети на рассвете в четверг. Мне удалось дозвониться утром до Алексея. Я узнала, что он уже у себя дома в Калининском районе в Краснодаре. Что произошло. Аксайский районный суд признал акцию протеста фермеров незаконной. На этом основании были осуждены 14 человек. Трое из них – Николай Маслов, Олег Петров и Сергей Владимиров осуждены, как представители объединения перевозчиков России, те самые дальнобойщики, которые поддержали фермеров. Они приговорены к 10 суткам ареста. Они сейчас находятся в Аксайском районе. Два трактора продолжают оставаться на парковке, их охраняют оставшиеся участники акции. Как мне рассказали остальные трактористы, сотрудники Ростовской полиции за свой счет заправили трактора соляркой, их выстроили в колонну и в сопровождении сотрудников полиции и ОМОНА проводили на территорию Краснодарского края. В настоящее время ребята находятся дома в Краснодарском крае. По дороге их неоднократно останавливали и штрафовали. Они получили штрафы по 4 тысячи, причем штрафовали одних и тех же людей неоднократно – за участие в незаконном мероприятии. 

В.И.: Это уже по пути обратно?

Е.Р.: Да, по пути обратно. Власти пошли уже на такое явное издевательство. Мало того, что эти люди получили штрафы 10 тысяч каждый, возвращаясь домой им еще накручивали штрафы за участие в незаконном митинге. Этот поход на Москву закончился для них серьезным материальным ущербом. Нужно понимать, что это очень небогатая часть населения, фермеры, которые принимали участие в этой акции протеста, и для них штрафы в 14,18,20 тысяч это довольно существенно. 

В.И.: С кем из участников еще удалось связаться помимо Алексея, который является одним из организаторов? Что говорят сами трактористы? 

Е.Р.: Я следила за их протестной активностью начиная с марта месяца, мы находились на связи. Всегда была одна проблема – организационная. Сначала это было в силу сильного внешнего сопротивления. Они же собирались идти в мае. В мае им не дали пойти на Москву, потому что до начала акции их всех по одному милиция «перещелкала». Алексея задержали, буквально, за сутки. Подошли сотрудники полиции и оформили ему неповиновение органам полиции. Сутки его продержали в камере. К другим просто приходили и запугивали. Мне лично участники акции рассказывали, что человек собирался принимать участие в акции, а накануне к нему приезжает какой-то полицейский чин в звании майора и говорит: «имей в виду у тебя сын работает в полиции, если ты будешь принимать участие в акции, то он там больше работать не будет. Твои внуки учатся в Академии права, они там учится не будут». Там использовались такие методы. Из-за этого они очень долго не могли организоваться. Я была удивлена, что им это удалось сделать в августе. Когда я ехала на этот митинг 21 августа, я заметила, что совершенно не было никакой полиции. Непосредственно перед станицей Казанская, где проходило, стояла одна машина ДПС. Они никого вообще не досматривали, никого не фиксировали, просто стояли. На самой акции не было никаких полицейских. Ребята местные говорили, что там было много переодетых сотрудников, что там были люди в штатском, но совершенно не было никакого противодействия. Там было несколько сотен человек, были громкоговорители, люди провозглашали речи, призывы к Путину и совершенно никакой реакции полиции. Они выехали на трассу и им тоже никто не препятствовал. То, что их 11 раз останавливали сотрудники ГИБДД, это носило такой формальный характер. У них собирались удостоверения, записывали их данные и отправляли домой. Все проблемы у них начались, когда они пересекли границу Ростовской области. Там у них в очередной раз забрали документы и не отдали их. Они даже были вынуждены на несколько минут перекрыть трассу «М4 Дон», потому что они стоят среди ночи, требуют отдать свои документы, им никто не объясняет, почему документы забрали. Они перекрывали трассу. После этого им документы быстренько отдали. Ребята не доехали до Ростова 30 километров, остановились в этом мотеле, чтобы отдохнуть и там начались все неприятности. Сначала подумали, что неприятностей нет, потому что к ним приехал заместитель полпреда президента – Беляков. Он их отговаривал идти на Москву, предлагал поехать в Краснодарский край к губернатору, чтобы еще раз их дела посмотреть, поднять, решить, но ничего не вышло. 

В.И.: Вы сказали, что были проблемы с организацией?

Е.Р.: У людей нет опыта протестной активности. Это трудяги, это фермеры. У них руки все избитые и черные от земли. То, что этих людей вообще довели до такого состояния, это самая главная проблема. Я считаю, что глупо было препятствовать им ехать дальше. Эти трактора работают в поле, они не приспособлены для таких марш -бросков в 1300 километров. Я боюсь, что эти трактора рассыпались бы уже на границе Воронежской области. Этому пробегу не имело смысла мешать и вести себя так жестоко. Проблема в том, что этих людей довели и очень серьезно довели, что они побросали свою работу, сели и поехали. Естественно, у них нет никакого опыта проведения подобных акций. Когда я с ними общалась, то спрашивала, если ли какой-то координационный центр? А что вы будите делать, когда случится вот это, как вы поступите, организация ночлега, еда, питье. Это все детали, которые крайне важны. Да, они собрали какие-то деньги. Те, кто не мог участвовать в марше тоже скинулись деньгами. Купили немного питания, воды, деньги были на солярку. Я разговаривала, из Волгограда шла колона дальнобойщиков, которые готовы были к ним присоединиться на трассе «М4 Дон». На самом деле, все это моментально рассыпалось, когда они столкнулись с первыми трудностями. За эти сутки, когда их различные чиновники приезжали, уговаривали, они просто не знали, как себя вести. Они были не готовы вести переговоры. Они опять выложили эти бумаги, там непросто бумаги, там экспертиза, сделанная советом при президенте Российской Федерации. Там заключение экспертизы и конкретные рекомендации властям Краснодарского края, как решать те или иные проблемы. Там было рассмотрено свыше 7 тысяч дел. Это настолько явное, вопиющее нарушение закона, что даже комиссия при президенте России увидела эти нарушения и потребовала от властей Краснодарского края их устранить. Но ничего не было сделано. Поэтому начался марш. Вообще ничего не было сделано. Они ведь шли к Путину не для того, чтобы требовать каких-то политических вещей, они требовали, чтобы чиновники исполнили его поручения. Они очень верят в Владимира Владимировича. Они уверены, что только он способен решить их проблемы. В самом начале, когда они встали на марш, на многих были надеты майки, флаги с изображением президента. Потом, видимо, кто-то из чиновников потребовал, чтобы это все сняли, чтобы не сочли политической акцией этот марш. Поэтому все плакаты, майки, флаги были сняты. 

В.И.: Как думаете, несмотря на то, что фермеров скрутили, их приговорили к определенному роду наказаний, какая-то реакция в регионе уже есть на эту акцию? Даже проваленная акция как-то дает о себе знать в жизни людей? Может быть, чиновники как-то реагируют, местные жители что-то говорят? 

Е.Р.: Мне очень понравилась реакция Краснодарского края, потому что пока в Ростовской области, Ростовские полицейские прессовали этих Кубанских фермеров, Кубанская прокуратура занялась расследованием этих обращений, которые не были исполнены. Они заявили о том, что занялись решением проблемы. Они дождались пока Кубанские фермеры доедут до Ростовской области и только после этого начали. Реакция Кубанской прокуратуры была. Что касается реакции на сам марш. Конечно, все новостные ленты, все социальные сети в Краснодаре и Ростове переполнены информацией об этом тракторном пробеге. То, что о нем нет ни слова по телевидению, по региональному телевидению, мы понимаем почему это происходит. Это еще раз подчеркивает тем людям, которые еще сомневались, и объясняет суть происходящего. Судя по социальным сетям реакция у людей есть. Сказать, что фермеров поддерживают, очень разные мнения. Некоторые смеются, считают, что это такая наивность, наивные люди, их довели. Никто не сомневается в искренности их намерений. Слава Богу их никто не обвиняет, что они агенты Госдепа, это тоже, мне кажется, достижение. Смеются над их наивностью. Эта наивность действительно трогает. Многие разделяют их точку зрения. Мне много звонят фермеров из Ростовской области, просят телефоны координаторов. Они хотели присоединиться к этой акции, потому что те проблемы, с которыми фермеры пошли на Москву, свойственны многим территориям Юга России. Земля тут дорогая, она золотая, поэтому чиновники, суды, крупные агрохолдинги готовы на все для того, чтобы получить этой земли как можно больше. Понимаете, что проблема тут в ценности земель. Поехать куда-нибудь северней этой земли сколько хочешь, но она никому не нужна. Тут каждый клочок возделан, он золотой. Именно за свою землю бьются эти фермеры. Так, что реакция есть. Я не скажу, что их очень сильно поддержали. Просто люди с удивлением обнаружили, что есть часть населения, которая готова таким образом отстаивать свои права. 

В.И.: Что говорят сами фермеры? Что теперь? Они вернулись домой, кто-то вернется через 10 суток по решению суда, выплатят штрафы, они озвучивают планы на будущее? 

Е.Р.: Организаторы акции утверждают… Во-первых, они сейчас готовят пресс-конференцию в Москве. Василий Мельниченко объявил о созыве чрезвычайного сельсовета. В сентябре он состоится в Москве. Фермеры со всей России соберутся. Будет опять поднят вопрос о злоупотреблении связанный с землей. Что касается организаторов акции, мне они сказали, что процесс не окончен, что они попробуют повторить акцию осенью, потому что они намерены продолжать бороться. Они говорят, что у них нет другого выхода, потому что если они не будут бороться, то они останутся нищими, останутся ни с чем или вообще окажутся за решёткой. То есть они это делают не из-за упрямства, а они это делают от безысходности. Что касается рядовых участников, у них, конечно, смятение. Они не ожидали. Еще раз говорю, они давали интервью, на них были надеты майки: «Путин наш президент. Вежливые люди». Они искренне верили, что если они идут к своему президенту с ними не может случится, то, что случилось. Ну, они были готовы к каким-то мелким пакостям, даже были готовы к проверкам на дорогах и воспринимали с такой долей юмора. Но теперь получив реальное наказание, а эти суммы для них реальное наказание, они находятся в смятении, первая реакция – это шок. 

В.И.: Вы, как журналист какие дальше варианты развития событий можете прогнозировать? Активисты говорят, что если ничего не изменится, то они попробуют в сентябре повторить акцию. Какие возможные действия властей или ничего не последует? Вы же знаете более или менее жизнь региона, и как обычно власти реагируют на проявление такой активности? 

Е.Р.: Вот именно, потому что знаю поэтому, мне кажется, сейчас реакция властей будет однозначной. Власти Краснодарского края получили сигнал от полпреда президента о том, что это давить в зародыше. Я опасаюсь, что репрессии в отношении фермеров только усилятся.

В.И.: Репрессии вы имеете в виду такого рода, как попытки давления, которые производились в марте, когда впервые фермеры хотели выйти в тракторный марш? Когда приходили сотрудники полиции, угрожали, что могут воздействовать на участников, чтобы они изменили свое мнение? 

Е.Р.: Вы знаете знаменитое выражение у полицейских: «Был бы человек, а статья найдется». Я думаю, что это может быть связано со злоупотреблением в отношении фермеров. У всех есть какой-то автотранспорт, все они занимаются возделыванием земли и могут быть какие-то проверки. Я говорю именно об этом давлении. Они занимаются бизнесом, а на бизнес всегда можно надавить. 

В.И.: Скорее всего, власти, как один из прогнозов, пойдут по пути репрессий в отношении этих активистов нежели займутся решением проблем, которые озвучиваются? 

Е.Р.: Да. Проблемы, которые озвучены, их невозможно решить. Их нужно решать системно, там должен быть ряд кадровых мер. Проблема судебной власти в России не ограничивается границами Краснодарского края или Московской области. Такие проблемы есть в каждом регионе и очень много. Просто в Краснодарском крае они дошли до крайности. Поэтому тут должна речь идти о судебной реформе в принципе. Я не думаю, что из-за горстки фермеров Краснодарского края власти затеют судебную реформу. 

В.И.: У нас остается пара минут до конца эфира. Елена, такой вопрос, вы, как человек, который наблюдал со стороны и был отчасти вовлечен в этот тракторный марш, какие можете дать советы участникам тракторного марша на будущее, если они все-таки решаться в сентябре повторить нечто аналогичное? 

Е.Р.: Я небольшой советчик в этой части. Я увидела слабое звено – это организация. Если они собираются это делать, то это должен быть другой уровень организации. В этот раз все это оставляло желать лучшего. Они сами это признавали, они сами об этом говорили. 

В.И.: Спасибо большое, что побеседовали с нами. Напоминаю, что сегодня экспертом у нас выступила Елена Романова, редактор издания «Деловой квартал — Ростов-на-Дону». 

Это была программа «Zoom» на радио «Соль». У микрофона Валентина Ивакина. Обсуждали марш Кубанских фермеров, который был прерван сотрудниками полиции. В итоге часть участников этого марша была приговорена к штрафам, кому-то дали 10 суток. Теперь вопрос, можно ли этот марш считать удавшимся или неудавшимся? Я думаю, что выводы можно будет делать только по истечении определенного времени, через несколько месяцев. Последует ли реакция властей. Звучат прогнозы, что, скорее всего, не последует и власти прибегнут к каким-нибудь репрессиям в отношении фермеров. Надеюсь, что это будет не так, что к словам фермеров и трудяг, которые заботятся о Российской земле кто-нибудь прислушается. 

Источник: salt.zone

Calendar of publications

Mon Tue Wed Thu Fri Sat Sun
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930