fbpx

September 28, 2015

Евгений Витишко о жизни в колонии и планах на будущее

29 сентября Кирсановский районный суд рассмотрит ходатайство о замене наказания экоузника Евгения Витишко штрафом. Перед судом Женю навестили в колонии и немного поговорили обо всём.

29 сентября Кирсановский районный суд рассмотрит ходатайство о замене наказания экоузника Евгения Витишко штрафом. Перед судом Женю навестили в колонии и немного поговорили обо всём.

Одинаковые двухэтажные здания из серого кирпича, два ряда забора с колючей проволокой, советский щит с фотографиями сытых коров и зрелой пшеницы, с надписью “Тебе, Родина, наш труд и вдохновенье!” – так выглядит колония-поселение №2 в посёлке Садовом Кирсановского района. Сотрудники узнают издалека и сами спрашивают: “Вы к Витишко?”.

Свидания проходят в небольшой комнатушке. У стены пять стульев, напротив – ещё пять, и они разделены длинным столом. Расстояние между заключённым и пришедшими его навестить около четырёх метров. Прикасаться к отбывающим наказание нельзя, попытки обнять немедленно пресекаются. В комнате постоянно находится сотрудник колонии, который записывает всё происходящее на видеорегистратор.

В этот день нам повезло: к другим заключённым не приехали родственники, и в помещении нас только трое.

Евгений улыбается. Расспрашивает о том, что происходит в стране и мире. Его интересует абсолютно всё: про курс евро и суд Надежды Савченко, про Краснодарский край и про Украину.

– Как обстановка в колонии? Чем ты занимаешься?
– С сотрудниками у меня спокойные, нормальные отношения. Ситуация в колонии за последние полтора года значительно улучшилась, даже трудовые условия максимально приблизились к законным. Неприязненных отношений у меня ни с кем нет. Работа та же самая – охраняю капусту, морковку и томаты от посягательств местных. Посягают не часто, но несколько раз пытались утащить морковку, которая стоит в ящиках. Провожу в таких случаях профилактические беседы, объясняю, что имущество государственное расхищать нельзя. Мне обычно говорят, что власть-то расхищает, а я объясняю, что не надо быть, как власть, только тогда мы сможем научить их, как правильно.

– А в свободное время?
– Работаю я ночью, а свободное время у меня обычно днём. Я читаю или сплю. Ещё английский учу, читаю на английском и пытаюсь складывать слова в предложения. Прочёл недавно книгу Алексея Иванова “Сердце Пармы”, взял её в библиотеке колонии. Неплохая книга, заставляет задуматься. Ещё раньше прочёл “Философию государства и права” и мемуары прокурора Скуратова о становлении раннего Путина. Эти книги мне друзья передали.

– Тебе приходят письма?
– Да, и я на них стараюсь отвечать. Письма – это хорошо, они помогают думать. Большинство писем от французов и англичан. Они переводят текст на русский язык, а потом вырезают и приклеивают на открытку. Голландцы часто шлют открытки с местными достопримечательностями. Кажется, я уже знаю все мельницы Голландии. Американцы присылают слова поддержки. А украинцы, японцы и китайцы обычно пишут письма на своих языках. Если из сотни пришедших писем одно из России – уже хорошо. Сложнее всего читать детские открытки, они, в отличие от взрослых, говорят всё, что думают. И они не в восторге от нашей страны.

– Ты понимаешь, что, когда тебя отпустят, ты выйдешь на свободу уже в другой стране, что Россия сильно изменилась за последние два года? Чем ты планируешь заниматься?
– Тем же самым. У нас с Михаилом Саввой вырисовалось направление: политэкология. К сожалению, даже в таком мирном направлении, как экология, никуда от политики не денешься, потому что особо охраняемые территории страны захватываются с участием политики. Будем призывать власть соблюдать законы и Конституцию. Может быть, внимание множества правозащитных организаций к моему делу позволит власти лучше слышать слова. Нужно показывать людям, что мы теряем природу, и долго так продолжаться не может. Нужно создавать по всей стране экологические организации, которых очень не хватает.

– Что происходит с людьми сейчас, как считаешь?
– Я не знаю. Всё плохо. Может быть, мы устали. Может быть, нам выхолостили через телевизор, образование и культуру всё гражданское самосознание и собственное мнение. У меня ощущение, что сейчас как никогда нужно честно мыслить, хотя бы себе стараться не врать.

– А ты телевизор смотришь?
– Смотрю, но редко. Большинство новостных сюжетов – увод от проблемы. Например, в какой-то колонии случился пожар. И тут нам показывают героя-сотрудника УФСИН, который всех спас. Там не обсуждается вопрос безопасности, вопрос вины государства. Проблема не решается.
В телевизоре искажается реальность, создаётся ощущение, что мы – лучшие. А мы не лучше и не хуже всех остальных.

Большинство людей теперь не способно логически думать и воспринимать. Зрителя закидывают ненужной информацией, создают впечатление, что все страны кругом виноваты, одни мы молодцы и всех спасаем.

Новости я читаю в “Коммерсанте”, а раньше ещё “Новая” приходила, но её уже несколько месяцев нет. Зато четыре месяца назад внезапно начали приносить “Вестник УФСИН”. Не знаю, что это, – может быть, чья-то шутка. Но приходит газета, и на ней написана моя фамилия. Я её читаю, там иногда интересные статьи бывают – например, “Тактика проведения обыска в исправительных учреждениях”. Последнюю уже прочёл, теперь отдал другим читать. УФСИНовцам, кстати, тоже рассказывают, что американцы очень плохие, вот у них казнь смертная. А про Белоруссию не рассказывают.

– Жень, а если бы у тебя был выбор, ты бы что-то изменил в прошлом? Вёл бы себя иначе?
– … У нас есть выбор. Жизнь ведь не состоит из одного эпизода, мы постоянно действуем и решения принимаем. Вряд ли что-то изменилось бы. Возникшие обстоятельства предопределяли, что если бы не тогда, то на следующем этапе нас с Суреном Газаряном задержали бы и уголовное дело завели. Думаю, у меня не было оснований вести себя иначе.

Время свидания подходило к концу, когда в комнату вошёл сотрудник колонии, и сидевшая девушка-охранница встала. Витишко поздоровался с сотрудником, улыбаясь, и завязался интересный диалог:

Витишко: Я ведь уже с 17 сентября положительный, у меня взыскания истекли?
Сотрудник: 10 дней по закону должно пройти, с 28 сентября будешь положительный.
Витишко: А вы сами как думаете, законно ли это?
Сотрудник (серьёзно): Вот если бы я был законодательной властью, я бы думал. А я отношусь к исполнительной, и должен исполнять. Есть законы, и их надо исполнять, а не думать. А вы над ними думаете, вот так и получается.

Евгению Витишко можно отправлять письма и посылки по адресу: 393355, Тамбовская область, Кирсановский район, пос. Садовый, ул. Зеленая, дом 11, ФКУ КП-2, Витишко Евгению Геннадиевичу.

Calendar of publications

Mon Tue Wed Thu Fri Sat Sun
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30