fbpx

April 19, 2014

ЕСПЧ написал «сценарий» к фильму «Анатомия борьбы с протестом»

Повествование (см. перевод текста коммуникации) начинается с одиночных пикетов и демонстраций 2006 года и продолжается до 2013 года, рассказывает о 17 жалобах граждан на нарушение их права выражать свое мнение и участвовать в одиночных пикетах и демонстрациях от Калининграда до Екатеринбурга и Ханты-Мансийска.

Повествование (см. перевод текста коммуникации) начинается с одиночных пикетов и демонстраций 2006 года и продолжается до 2013 года, рассказывает о 17 жалобах граждан на нарушение их права выражать свое мнение и участвовать в одиночных пикетах и демонстрациях от Калининграда до Екатеринбурга и Ханты-Мансийска.

Идея сценария – история развития выражения мнения граждан на публичных одиночных мероприятиях – очевидна. Часто вынуждено граждане проводили одиночные пикеты и демонстрации, так как массовые мероприятия были либо невозможно согласовать, либо на это не оставалось времени. Например, закон о запрете усыновления принимался так быстро, что до принятия закона Государственной Думой просто не оставалось законных 10 дней для направления уведомления властям о проведения демонстрации.

Сценарий богат разнообразностью сцен. Связующим звеном сцен являются методы властей по борьбе с одиночными пикетами – через несколько минут к пикетчику подходил милиционер, который потом доставлял «нарушителя» в райотдел милиции/полиции. Задержанный проводил там около трех часов, после чего задержанного отпускали. Цель достигнута – акция прервана.

Заявители жалуются на лишение свободы, имеющую цель исключительно прервать акцию протеста. Протоколы о задержании и доставлении, как правило не составлялись, обвинение поддерживал сам суд, полицейские отказывали предоставить видео записи. Доходило до курьезов, полицейские предлагали судье прийти в отдел милиции с жестким диском для копирования видео записи. Но, как правило, записи пропадали, и копировать было нечего, даже если бы судья пришел.

В каких-то случаях пикетчика принимали за подозреваемого в совершении уголовного преступления по двум уникальным признакам «европеец» и «50-ти лет», доставляли в отдел полиции для «добровольного» фотографирования и снятия отпечатков пальцев. Где-то просили «прохожего» в штатском подержать плакат пока пикетчик-одиночка подписывает предупреждение о нарушении, а после оформляли протокол о проведении массовой демонстрации в составе 2-х человек без согласования.

Среди заявителей в ЕСПЧ есть и журналист, которого задержали вместе с пикетчиком одиночкой – оба жалуются на лишение свободы и права выражать мнение (собирать информацию), пикетчик также жаловался на нарушение права собираться мирно в одиночку.

Некоторые пикетчики безуспешно пытались взыскать стоимость разорванного полицейскими плаката. Ставятся вопросы о получении издевательских сумм компенсации морального вреда, причиненного незаконным лишением свободы (6000 рублей), о жестоком и бесчеловечном обращении в связи с использованием полицейскими силовых приемов и наручников.

Жалуются на нарушение права митинговать с плакатом о несоблюдении социальных указов Президента во время визита Владимира Путина в деревню Пешково.

Часть жалоб объединяет то, что дело об административном правонарушении было рассмотрено мировым судей, когда в связи с изменениямми КоАП с 1 января 2013 года такие дела должны рассматривать судьи районного суда, а апелляцию, соответственно, областной суд. Не менее важны поставленные вопросы о законности полномочий суда вести обвинение в судебном заседании, вызывать и допрашивать свидетелей.

Обстоятельства некоторых дел свидетельствуют о нарушении статьи 11 Конвенции (право собираться мирно), в связи с задержанием и преследованием только на том основании, что не соблюдено требование об уведомлении о проведении мероприятия.

Заявители не обошли и статью 3 Конвенции о жестоком и бесчеловечном обращении в связи с суммой штрафа за участие в мирном собрании, превышающей в 4 раза размер пенсии заявителя.

Среди жалоб есть и жалоба «косвенного» участника одиночных пикетов, председателя профсоюза, в День Конституции организовавшего одиночные пикеты членов профсоюза на улицах города Ханты-Мансийска. По его словам, такая помощь в организации является “косвенным выражением собственного мнения”. Заявитель распределил баннеры и объяснил, что было бы более практичным провести одиночные пикеты. Чтобы избежать судебного преследования за проведение общественного собрания без уведомления власти заранее, заявитель предложил своим коллегам расположиться на некотором расстоянии друг от друга, например, на разных улицах (на фото участники одиночных пикетов вместе после задержания). Заявитель также жалуется на отсутствие у него права на помощь адвоката, которая должна оплачиваться за счет государства, так как суд рассматривал дело о его «уголовном обвинении», что требует соблюдения определенных процессуальных гарантий обвиняемого, в том числе права на бесплатного адвоката (см. также дело Михайлова против России).

В связи с этим важно отметить язык, который использует Европейский суд по правам человека в коммуникации, – часто встречающиеся слова «приговор», «признал виновным» – свидетельствует о признании уголовного характера обвинений, преследования по делам об административных правонарушениях.

Сценарий многогранный, охватывающий разнообразие акций и методов государства по борьбе с мирными собраниями, что свидетельствует о возможно готовящемся пилотном постановлении ЕСПЧ по структурной проблеме в российском законодательстве о свободе собраний и практике его применения.

Источник: sutyajnik.ru

Calendar of publications

Mon Tue Wed Thu Fri Sat Sun
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930