fbpx

September 7, 2013

Болтное дело: заседания суда 3-5 сентября

На этой неделе в Мосгорсуде по «делу двенадцати» были допрошены еще двое потерпевших омоновцев. По словам адвокатов, в суде они вели себя развязно и давали противоречивые показания. Еще двум фигурантам «болотного дела» на этой неделе отказали в изменении меры пресечения, у одно из них умерла мать.

На этой неделе в Мосгорсуде по «делу двенадцати» были допрошены еще двое потерпевших омоновцев. По словам адвокатов, в суде они вели себя развязно и давали противоречивые показания. Еще двум фигурантам «болотного дела» на этой неделе отказали в изменении меры пресечения, у одно из них умерла мать.

Во вторник, 3 сентября, двадцать девятое заседание по «делу двенадцати» началось с вызова скорой помощи обвиняемому Ярославу Белоусову. Как рассказал его адвокат Дмитрий Аграновский, у Белоусова случился приступ вегетососудистой дистонии от переутомления. «У него подскочило [давление] на 80 на 135. Его сейчас, наверное, будут класть в больницу. И это при трехдневном режиме слушаний. А если мы перейдем на пятидневный, то я гарантирую, что процесс рухнет вообще», — рассказал Аграновский.

По его мнению, решение об изменении режима заседаний принимает не судья, а те, «кому нужен показательный жестокий процесс».

«У нас процесс над врагами народа. А к врагам народа всегда соответствующее отношение. Они ни в чем не виноваты, но отношение к ним жестокое», — возмущается адвокат.

Напомним, что на прошлой неделе судья Наталья Никишина пригрозила установить с середины сентября пятидневный режим судебных заседаний, который, по мнению адвокатов, серьезно повредит физическому здоровью «узников болотной». Ряд защитников полагает, что судья может установить ежедневные заседания из-за того, что адвокаты некоторых участников процесса намеренно его затягивают.

По словам Аграновского, защита будет жаловаться «куда только можно». «Я обязательно напишу во все органы власти, до которых смогу дотянуться, во все правозащитные организации. Мы эту ситуацию так не оставим», — сказал адвокат.

После того, как Белоусову была оказана помощь, заседание продолжилось допросом потерпевшего сотрудника ОМОНа Александра Алгунова, который на прошлой неделе утверждал, что 6 мая 2012 года получил «повреждения в виде ушиба кисти правой руки» от фигуранта дела Сергея Кривова, 52-летнего кандидата физико-математических наук.

На этой неделе Алгунов продолжал настаивать, что видел массовые беспорядки на площади: «Граждане бросали файеры», — приводит его слова «Росузник».

Допрашивали потерпевшего в основном Сергей Кривов и его адвокат, до этого ходатайствовавшие об исключении омоновца из числа потерпевших. Алгунов рассказал суду, что, находясь у металлических барьеров, Кривов ударил его пластиковым древком и бил кулаками, а потом выхватил у него резиновую палку, повредив кисть руки. На вопрос, зачем Алгунов решил воспользоваться дубинкой, тот ответил: «Захотел и взял».

В ходе допроса выяснилось, что потерпевший Алгунов ранее смотрел в интернете видеозаписи, снятые на Болотной площади 6 мая 2012 года. Адвокат Сергей Бадамшин спросил, видел ли Алгунов на видео его подзащитную Марию Баронову – «девушку с белыми волосами», на что омоновец ответил, что она «вроде бы была в платке» (Баронова была на площади без платка).

«Алгунов – гоголевский персонаж. Он врал, не смог описать Баронову, по его словам, стоявшую в двух метрах от него. Вспомнить, к чему она якобы призывала, он тоже не смог. Он вел себя настолько развязно, что начал подбешивать, кажется, даже судью», — возмутился адвокат Марии Бароновой Сергей Бадамшин. Произнося фамилию омоновца защитник намеренно произносил ее «а-лгунов».

В среду 4 сентября допрос Алгунова продолжился. По сообщению «Росузника», он вновь неопределенно отвечал на вопросы: «не помню», «вопрос не ясен», «посмотрите в деле». В итоге даже судья потребовала от него все же отвечать на поставленные вопросы. И тем не менее, когда Кривов попытался выяснить, почему митингующих на набережной у Болотной площади разогнала полиция, омоновец снова высказал предположение: «Наверное, митинг закончился».

Защита ходатайствовала о просмотре видеозаписи, где демонстрируются события, о которых рассказывал Алгунов. К удивлению адвокатов, судья удовлетворила ходатайство, и видео посмотрели еще раз.

Ранее Алгунов на допросе в зале суда говорил, что узнал себя на кадрах, однако на продемонстрированной видеозаписи его не обнаружилось. Также там отсутствуют приписываемые Кривову агрессивные действия, пишет «Росузник».

Сотрудник ОМОНа так и не смог объяснить Кривову, как в его руках оказалась резиновая палка, какой рукой Кривов держал флагшток, о котором рассказывал Алгунов, и почему, если он получил повреждения, он не обратился к врачу.

Внезапно судья Никишина решила поставить точку — она спросила, есть ли у кого-то еще вопросы к потерпевшему, и не дождавшись ответа, завершила допрос.

В четверг 5 сентября Сергей Кривов заявил, что окончание допроса Алгунова было неправомерным и потребовал отвода судьи, а также отказался участвовать в этом «судилище». После перепалки с судьей Кривова удалили из зала. Однако после перерыва он неожиданно снова вернулся в «аквариум» к другим обвиняемым.

Суд перешел к допросу нового потерпевшего – бойца ОМОНа Игоря Тарасова, который, как отмечает «Росузник», начал фигурировать в деле лишь к окончанию следственных действий по «узнику» Алексею Полиховичу.

Как рассказал защитник Сергей Бадамшин, Тарасов появился в деле в качестве потерпевшего после прямой линии с Владимиром Путиным, в ходе которой президенту задали вопрос о «болотном деле».

«Именно о нем тогда внезапно вспомнили, что ему, оказывается, был причинен вред. После этого руководство ГУВД написало ходатайство, и его сразу допросили в качестве потерпевшего, хотя до этого допрашивали в качестве свидетеля. [Ранее] он говорил, что никаких увечий ему не нанесли. В суде он сказал то же самое. Он просто пришел и издевался над всеми», — поделился Бадамшин.

На Болотной площади 6 мая 2012 года Игорь Тарасов работал в группе задержания. Бывший омоновец (сейчас он уже не работает в правоохранительных органах), рассказал, что был предупрежден о прорыве на инструктаже. Он не видел погромов и поджогов, но летающие дымовые шашки, бутылки и камни были, однако как демонстранты «ковыряли асфальт», Тарасов не видел.

Никакого ущерба обвиняемый Полихович, по словам Тарасова, ему не причинил: он не почувствовал ни боли, ни морального воздействия. «Только дискомфорт: три дня ночевал без жены», — попытался пошутить Тарасов, чем вызвал возмущение родственников подсудимых в первых рядах.

Позже защита ходатайствовала о смене статуса Тарасова с потерпевшего на свидетеля, ведь он признался, что вреда ему Полихович не причинил. Но судья отклонила ходатайство.

Тарасова спросили, что произошло на Болотной площади, на что тот ответил: «Я маленький омоновец, мало что мог видеть». По его словам, ему дали команду задерживать и, «пока есть возможность», он «валит» все на руководство.

Обвиняемый Владимир Акименков спросил у Тарасова, имеет ли тот претензии к подсудимым. «Молодец, далеко пойдешь! Нет, не имею», — ответил ему потерпевший.

По мнению бывшего омоновца, на Болотной площади люди оказались «не в том месте не в то время». В протоколе допроса Тарасова от 19 мая 2012 года, который суд согласился огласить, защита нашла противоречия с данными в суде показаниями. К примеру, Полихович в том допросе вообще не фигурирует. Также, согласно допросу, Тарасов стоял в цепочке полиции и задерживал прорвавшихся демонстрантов, хотя на суде он заявлял совершенно обратное.

«Как объясните противоречия в показаниях на очной ставке и в суде?» — спросил адвокат Дмитрий Дубровин. «Давайте просто забудем об этом», — предложил потерпевший. «Давайте! Я бы с радостью», — ответил Полихович из «аквариума».

Позже он спросил у Тарасова: «Вы помните, как извинялись перед моим адвокатом за эти показания?». Суд снял вопрос. Сергей Кривов поинтересовался, готов ли бывший омоновец поменяться местами с Полиховичем, чтобы можно было обо всем забыть. На этом допрос Тарасова завершился.

После этого защитник Сергея Кривова заявил ходатайство об оглашении судмедэкспертизы, протокола допроса хирурга, а также протокола очной ставки его подзащитного с Алгуновым. Суд разрешил зачитать лишь судмедэкспертизу и протокол очной ставки. Согласно ей, установить, как было получено повреждение руки, невозможно. Вреда здоровью это повреждение не принесло, а больничный лист на 9 дней ему выписали по «субъективным жалобам» Алгунова, пишет «Комитет 6 мая». Что касается протокола очной ставки, то в нем говорится, что, по словам Кривова, Алгунов ударил его по голове не менее двадцати раз. На этом заседание завершилось, и продолжится 10 сентября.

Другим обвиняемым по «болотному делу» на этой неделе отказали в изменении меры пресечения. 4 сентября суд оставил под стражей Александра Марголина с формулировкой «может скрыться, продолжить заниматься преступной деятельностью». В тот же день отказали и Михаилу Косенко, инвалиду второй группы. Поздно вечером в четверг стало известно, что у него скончалась мама. «За год она так и не увидела сына», — написал в твиттере «Росузник». Нина Косенко заболела и была госпитализирована с отказом почек в конце июля. Сестра Михаила Ксения написала об этом брату в письме, которое администрация СИЗО-2 «Бутырка» не пропустила через цензуру. Правозащитная организация «Росузник» приняла решение передать родственникам Косенко 50 тысяч рублей из своего фонда.

Ксения Косенко написала на своей странице в Facebook: «Поздравляю наше правосудие с еще одной блестящей победой: тяжело больная мать не смогла увидеть перед смертью своего сына — Михаила Косенко».

Источник: gazeta.ru

Calendar of publications

Mon Tue Wed Thu Fri Sat Sun
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031