fbpx

December 6, 2015

«Болотное дело» продолжается Сергей Смирнов объясняет, что не так с арестом Дмитрия Бученкова

Невероятная спешка с арестом анархиста Дмитрия Бученкова выглядит странно — прежде такого в рамках «болотного дела» не бывало. На этот раз суд прошел в полной тишине; государственное агентство «Россия сегодня» (РИА Новости) только спустя сутки сообщило об аресте и уголовных статьях, в которых подозревают Бученкова — это традиционные для дела 6 мая «массовые беспорядки» (ст. 212 УК) и «насилие в отношении представителя власти» (ст. 318 УК).

Невероятная спешка с арестом анархиста Дмитрия Бученкова выглядит странно — прежде такого в рамках «болотного дела» не бывало. На этот раз суд прошел в полной тишине; государственное агентство «Россия сегодня» (РИА Новости) только спустя сутки сообщило об аресте и уголовных статьях, в которых подозревают Бученкова — это традиционные для дела 6 мая «массовые беспорядки» (ст. 212 УК) и «насилие в отношении представителя власти» (ст. 318 УК).

Почему следователь решил так быстро выйти в суд с ходатайством о заключении Бученкова под стражу? С момента задержания прошло совсем немного времени. До заседания суда следователю нужно подготовить соответствующие документы; провести следственные действия — если речь идет о «болотном деле» то, скорее всего, очные ставки с пострадавшим 6 мая 2012 года полицейским. Тот должен был опознать Бученкова, следователь — все оформить и привезти в суд. Однако на этот раз сотруднику на подготовку к суду хватило ночи. Это очень мало. 

«Болотному делу» уже три с половиной года; казалось бы, что здесь можно было скрывать? Предыдущее задержание в рамках дела произошло в феврале 2015 года, тогда под домашний арест отправили Ивана Непомнящих. При этом следователь ходатайствовал о заключении в СИЗО, но судья посчитал такую меру излишней. Возможно, именно поэтому в истории с Бученковым следователь и постарался скрыть от адвоката и прессы время проведения заседания — чтобы избежать повторения ситуации с домашним арестом. Для СК отказ от предлагаемой ими меры пресечения в суде — серьезный провал, за который придется отчитываться перед начальством. 

Однако в случае с делом Бученкова есть все основания полагать, что у следователя были более весомые причины скрывать проведение суда по мере пресечения. 

Друзья Дмитрия Бученкова утверждают, что его не было 6 мая 2012 года на Болотной площади в Москве. Более того, он в этот момент находился за границей — в Греции, писал об этом отчеты — правда, без указания точных дат. И даже потом переживал, что пропустил такое событие в центре столицы. Поэтому даже после обыска мы старались очень осторожно писать о связи Дмитрия Бученкова с «болотным делом» — его друзья и знакомые считали, что речь может идти о каком-то другом обвинении.

Рискну предположить, что на этот раз следователь повторил ошибку своих коллег и задержал человека, которого 6 мая 2012 года действительно не было на Болотной площади. Это не первый случай в истории «болотного дела». Как минимум, три его фигуранта уже попадали в такую ситуацию. Александр Каменский из «Другой России» был арестован судом на два месяца, но в итоге ему не предъявили обвинений и выпустили из изолятора. Он был задержан 6 мая на площади Революции, где часть оппозиции пыталась провести другую акцию протеста. Но если Каменский вышел спустя десять дней, то националисту Рихарду Соболеву и коммерческому директору турфирмы Олегу Архипенкову пришлось просидеть в СИЗО несколько месяцев — и тот, и другой были только на площади Революции. Их освобождение стало возможным вскоре после того, как на форуме «Селигер» президенту Владимиру Путину задали по их поводу вопрос. 

Важно отметить, что СК, во-первых, так и не снял со всех троих обвинений — они просто попали под амнистию; а во-вторых, конечно, не было никаких извинений. Наконец, в-третьих: мы ничего не знаем о тех сотрудниках полиции, которые давали показания против Каменского, Архипенкова и Соболева — и «опознали» их. По сути, эти полицейские, рассказывая о том, что эти трое 6 мая 2012-го били их именно на Болотной площади, давали заведомо ложные показания. 

Есть версия, что придерживающийся антифашистских взглядов Бученков стал подозреваемым по «болотному делу» на основании показаний одного из секретных свидетелей. Они появились в деле по эпизоду, связанному с антифашистом Алексеем Гаскаровым. Секретный свидетель «Герасимов» (фамилия изменена) на суде говорил, что находился 6 мая в колонне анархистов и антифашистов; он называл непосредственных участников по фамилиям или кличкам — в частности, назвал и одно из прозвищ Бученкова. На суде по делу Гаскарова «Герасимов» сказал, что ему больше 16 лет, но уточнить возраст отказался. Анархисты и антифашисты предполагают, что «Герасимов» — это некий несовершеннолетний, который некоторое время ходил на собрания активистов и дал нужные следователям показания. При этом на суде «Герасимов» начал путаться в ответах на вопросы, поскольку плохо знал активистскую среду. Поэтому и по поводу того, что Бученков находился на Болотной площади 6 мая 2012-го, он мог ошибаться. 

Если последний задержанный по «болотному делу» действительно находился 6 мая 2012-го за границей, а следователь задерживает Бученкова только на основе показаний секретного свидетеля, то возникают серьезные вопросы к квалификации сотрудника СК.

Силовики не первый раз ошибаются в подобного рода делах. Антифашиста Дениса Солопова, получившего политическое убежище в Голландии, обвиняли в нападении на неонацистов — Владимира Жидоусова и Владлена Сумина по кличке «Аркан» 4 июля 2010 года в Москве. Причем обвинения Денису Солопову были предъявлены на основании показаний потерпевших, которые так же опознали его. Однако сами они потом говорили, что дали такие показания под давлением сотрудников Центра «Э». С Дениса Солопова обвинения в итоге пришлось снять, защите удалось предоставить убедительные доказательства, что он в момент нападения находился в Турции на Европейском социальном форуме, традиционном мероприятии левых и социальных активистов.

Что касается «болотного дела», то сейчас предпоследнего его фигуранта, Ивана Непомнящих, судят в Замоскворецком суде. Андрей Барабанов, Денис Луцкевич, Сергей Кривов, Алексей Гаскаров, Александр Марголин, Дмитрий Ишевский, Сергей Удальцов и Леонид Развозжаев отбывают наказание в колониях. Уже вышли из колонии Ярослав Белоусов, Артем Савелов, Алексей Полихович, Степан Зимин, Илья Гущин и Максим Лузянин. По амнистии из тюрьмы освобождены Николай Кавказский, Леонид Ковязин, Дмитрий Рукавишников и Владимир Акименков. Последний теперь собирает деньги и помогает политическим заключенным. Риторический упрек, что о «болотном деле» все забыли, сейчас неуместен — СК помнит.

Источник: meduza.io

Calendar of publications

Mon Tue Wed Thu Fri Sat Sun
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930