Архангельская организация «Ракурс» заявила о прекращении своей деятельности из-за статуса «иностранного агента»

news_image: 

Мэрия Архангельска вновь отказала активистам ЛГБТ-движения из Москвы в проведении публичных акций на улицах северного города. Одно из семи заявленных мероприятий должно было пройти 16 марта в защиту организации «Ракурс»: активисты потребовали ее исключения из реестра «иностранных агентов». Однако ни этот митинг, ни шесть остальных мероприятий не получили согласования в мэрии Архангельска.

Руководитель «Ракурса» Татьяна Винниченко о планируемых акциях поддержки своей организации ничего не знает. Зато говорит о том, что в статусе «иностранного агента» НКО не будет работать и в ближайшие месяцы «Ракурс» прекратит свое существование как юридическое лицо.

— У нас нет взаимопонимания с государством о полезности нашей деятельности, — пояснила Татьяна Винниченко. — Мы работаем для ЛГБТ России. Мы единственная организация, нас всего четыре осталось в России, которые работают для ЛГБТ страны — нашей страны, а никаких не иностранных государств. Если эта деятельность не нужна, значит, ее не будет. Во всяком случае как юридические лица мы перестаем работать. Организационная группа поддержки останется, мы будем также помогать друг другу, но это уже иной уровень. Я считаю, что это намеренно давление на гражданское общество, и не только на ЛГБТ-организации. Режим наступает на все организации, неугодные ему, отстаивающие права человека.

Напомним, архангельская региональная общественная организация социально-психологической и правовой помощи ЛГБТ-сообщества «Ракурс» внесена министерством юстиции России в список «иностранных агентов» 16 декабря прошлого года. А 12 февраля организацию оштрафовали на 300 тысяч рублей за ведение деятельности без регистрации в качестве «иностранного агента». Это решение «Ракурс» сейчас оспаривает в суде. Однако организация уже находится на стадии ликвидации юридического лица.

С 2012 года, когда в законе об НКО появилась формулировка «иностранный агент», этого «почетного» звания удостоились около 40 некоммерческих организаций страны. Особенно активно минюст России пополнял «агентский» список в минувшем году. В «агенты» были зачислены «Институт региональной прессы» Петербурга, правозащитный центр «Мемориал», общественная правозащитная организация «Солдатские матери Санкт-Петербурга», некоммерческое партнерство «Институт развития прессы — Сибирь», воронежский «Центр защиты прав СМИ» и многие другие.

Некоторые НКО, как «Ракурс», заявили о прекращении своей деятельности. Однако большинство продолжают борьбу в судах за право работать в стране без звания «агент». О шансах НКО выйти из «агентского» реестра минюста нам рассказали руководители общественных организаций.

Элла Полякова, руководитель организации «Солдатские матери Санкт-Петербурга»:

— Изначально в ответ на требование исправить ошибку и исключить нас из реестра нам писали, что нет механизма. Однако его отсутствие — не повод продолжать незаконно возлагать на нас дополнительные обязанности и клеймить организацию. У нас будет 31 марта судебный процесс против министерства юстиции, где мы просим признать отказ минюста, основанный на формальном отсутствии механизма, незаконным. Это дело общее. Потому что НКО нужны для гражданского общества. Без развития этого движения правозащитного людям тяжело поверить в действие законов. Разные организации избрали разную стратегию. Некоторые говорили «я ни за что не буду носить такое позорище — название «иностранный агент», и закрывали организации. Но что такое — закрыть организацию? Это же не личная контора, это место, где люди получают реальную помощь. Мы долго обсуждали и, мне кажется, выбрали достаточно правильный путь — мы исполняем действия этого закона, хоть и не считаем его правильным. И в то же время мы в судебном порядке пытаемся этот закон откорректировать. Мне кажется, это более цивилизованная форма. Но вопросов будет много. И именно после наших активных действий, которые осветили проблему выхода из реестра, этот механизм появился. Однако говорить о том, что в нашей стране свобода ассоциаций восторжествовала, нельзя.

Галина Арапова, директор Центра защиты прав СМИ (Воронеж):

— На мой взгляд, единственный путь — это судиться. Предлагаемый нам вариант выхода из реестра, который сегодня был подписан Президентом РФ, — это уловка, никак не решающая проблему. Согласно предлагаемой процедуре, во-первых, НКО нужно отказаться от иностранного финансирования и жить святым духом в течение года (давайте будем реалистами — российских благотворительных источников, которые выделяли бы средства на защиту прав человека, практически нет. Граждане не привыкли давать деньги на благотворительность, разве что на лечение больных детей — и спасибо им за это, или на строительство церквей. Ценность прав человека среди широкой общественности не является чем-то значимым, и надеяться на краудфандинг правозащитным организациям не приходится). И второе условие, не менее невыполнимое в текущей системе координат, —перестать заниматься политической деятельностью. То есть «Комитету против пыток» нужно перестать защищать права граждан, подвергшихся пыткам, Правозащитному ресурсному центру — прекратить консультировать НКО в области законодательства о некоммерческих организациях, а Центру защиты прав СМИ вообще нужно избавиться от своего директора, от меня, поскольку наша политическая деятельность мотивирована минюстом моими экспертными комментариями в области медиаправа. То есть я должна перестать работать юристом и быть экспертом в области медиаправа и отказывать в интервью и комментариях всем СМИ. При таком понимании со стороны минюста понятия «политическая деятельность», при таком широком и невнятном понятии в «Законе об НКО» мы никогда не сможем выполнить это требование по определению. То есть, как я понимаю, главная задача, чтобы мы все хором отказались от иностранного финансирования, а остальное и само отомрет. А там уже и исключать можно, все равно работать будет некому.  

Анна Яровая

Источник: «7x7»

Share this