fbpx

5 декабря, 2014

Московская Хельсинкская группа будет настаивать на полной отмене закона об НКО

Владимир Путин согласен с идеей изменить закон об НКО-иностранных агентах. По его словам, этот закон нуждается в совершенствовании. "Он не идеальный и, наверное, в чем-то не соответствует сегодняшнему дню", — отметил президент. Правозащитник Московской Хельсинкской группы Валерий Борщев ответил на вопросы ведущей "Коммерсантъ FM" Дарьи Полыгаевой.

Владимир Путин согласен с идеей изменить закон об НКО-иностранных агентах. По его словам, этот закон нуждается в совершенствовании. "Он не идеальный и, наверное, в чем-то не соответствует сегодняшнему дню", — отметил президент. Правозащитник Московской Хельсинкской группы Валерий Борщев ответил на вопросы ведущей "Коммерсантъ FM" Дарьи Полыгаевой.

Президент Путин заявил, что некоторые положения вошли в противоречие с первоначальным смыслом документа.

Поправки к закону "О некоммерческих организациях" были приняты в июле 2012 года. В список иностранных агентов попали организации, занимающиеся политической деятельностью и финансирующиеся из-за рубежа.

— Как вы считаете, о каких изменениях может идти речь?

— Вы знаете, сама по себе эта поправка, внесение понятия иностранного агента — это настолько ложная позиция, настолько не соответствующая действительности.

Ведь, по смыслу, что такое "иностранный агент", как это трактуется за рубежом? Это человек, который работает на какую-то иностранную структуру. Наши неправительственные организации, получающие гранты из-за рубежа, работают исключительно в интересах российского государства, российского общества, и применение этого термина абсолютно неправомерно. Не разработано понятие, что такое "политическая деятельность".

Я бывал на многих дискуссиях на эту тему, не могут люди договориться, нет четкого и ясного определения, что есть "политическая деятельность", поэтому я считаю, что надо отменить эту норму, как мы называем этот закон "О желтых звездах". Потому что это действительно унизительно, это точно так же, как евреи надевали желтые звезды — это было дискриминацией, — так и звание иностранного агента таково. Поэтому мы настаивали и будем настаивать на отмене этой нормы. Причем, смотрите по опыту, кто носит — "Мемориал".

Друзья, если вы уже "Мемориал" считаете иностранным агентом, который занимается историей нашей страны, призывает помнить о многомиллионных жертвах наших сограждан, который — чрезвычайно патриотическое направление его деятельности, и просветительское, и патриотическое — вдруг его, "Мемориал", объявляют иностранным агентом. Это говорит об абсолютной беспомощности с юридической точки зрения и абсолютно безнравственной позиции к гражданскому обществу.

— Вы призываете полностью закон отменить, но президент говорит о корректировке. Если говорить о некоторых изменениях, они возможны в рамках этого закона в пользу организации, или речь идет только о полной отмене?

— Мы, конечно, будем настаивать на полной отмене — step by step. Давайте хотя бы разберемся, что такое "политическая деятельность". В день памяти у Соловецкого камня чтение имен погибших — это политическая деятельность? С одной стороны, да, — это политически репрессированные, это люди, которые пострадали от политики. С другой стороны, главное — это нравственная акция, это патриотическая акция, которая призывает нас помнить о своей истории и призывает беречь свой народ. Поэтому, прежде всего, надо разобраться, что есть политическая деятельность. Или тот же самый "Голос".

Вот, "Выбор" занимается политикой. Да не политикой он занимается! Он помогает гражданам участвовать в выборах в соответствии с законодательством. Поэтому вот эта абсолютная неразбериха с термином политической деятельности, не разобрались, до сих пор не разобрались, что это такое, и путаница здесь величайшая. Этим надо заняться в первую очередь.

Потом, я еще раз повторяю, с чего начал: деятельность действительно направлена в интересах иностранного государства, если она не направлена на таковую, если она направлена в интересы нашего государства, нашего общества, термин "иностранный агент" к такой организации ни в коей мере не может применяться.

— А не может получиться так, что вот этот термин "политическая деятельность", его в документе уточнят и на этом все закончится?

— Все может быть, понимаете. Нужно менять политику Министерства юстиции. Я в 90-е годы был зампредседателя комитета Госдумы по делам общественных объединений, участвовал в разработке закона "Об общественных объединениях", и я помню, какой у нас был прекрасный контакт с Министерством юстиции. Там тогда неправительственными организациями занимался Кудрявцев, такой чиновник, так вот главная задача органов юстиции была — помочь неправительственными организациям в деятельности и зарегистрироваться, и осуществлять свою деятельность.

Сегодня же Минюст выступает в качестве жесткого контролера, который мешает. Проверки — это носит исключительно репрессивно-угрожающий порядок, а ограничения, которые вводятся, — до нелепости.

Я вам приведу одно из ограничений. Деятельность региональной организации может быть только в рамках региона, хорошо, Московская Хельсинкская группа — московская организация, региональная, у нее есть много лет Школа прав человека, которая обучает правозащитников со всей страны. Она может проводить семинары только в Москве — это огромные затраты, а проведение семинара, обучение Школы в регионе было бы полезнее и с практической точки зрения: завязать контакты, взаимодействие с государственными органами, неправительственными организациями. Нет, сегодня органы юстиции зорко следят: никуда не выезжай, ты должен работать только в Москве. Проводишь семинары в гостинице "Турист" и проводи, никаких тебе Красноярсков и прочих городов — нелепое ограничение, направленное исключительно на ограничение развития гражданского общества. Поэтому, прежде всего, надо менять сам принцип отношения к деятельности неправительственных организаций Министерству юстиции.

Или другой пример: я сопредседатель Ассоциации независимых наблюдателей — это те, кто ходят по тюрьмам полиции. Мы уже который год не можем зарегистрировать свой устав — нам все время отказывают. Это все чрезвычайно важно, люди бесплатно тратят время, ходят по тюрьмам, по полиции, это чрезвычайно важная работа. Нет, Министерство юстиции тормозит регистрацию нашего устава. Поэтому главная проблема — это отношение органов юстиции к деятельности неправительственных организаций, или она их поддерживает, или противодействует их деятельности, то есть то, что происходит сегодня.

Источник: Коммерсантъ

Последние новости

Календарь публикаций

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30