fbpx

6 ноября, 2015

Магомед Муцольгов рассказал об обысках, прошедших в офисе правозащитной организации «МАШР»

Обыски в правозащитной организации «МАШР» и доме ее руководителя Магомеда Муцольгова начались сегодня в 7 утра и закончились только окло полудня. Сотрудники силовых структур изъяли у правозащитника все документы и сказали ждать приглашения в ОВД.

Обыски в правозащитной организации «МАШР» и доме ее руководителя Магомеда Муцольгова начались сегодня в 7 утра и закончились только окло полудня. Сотрудники силовых структур изъяли у правозащитника все документы и сказали ждать приглашения в ОВД.

— Магомед, вы знаете уже в чем связан обыск в вашем офисе и доме?

— Обыск проводился на основании решения суда. Они мне его показали, все было в рамках закона.

— А что было в решении?

— Там была очень длинная формулировка, я не смогу сказать вам дословно, но вкратце: меня подозревают в том, что я по указанию Грузии, Америки, Украины  и Сирии дискредитирую региональную власть, распространяю дискредитирующие материалы в интернете, соцсетях, систематически провожу семинары антигосударственной деятельности. Вот такой бред там был.

— Вам поступали какие-то предупреждения перед обыском?  

— Юнус-Бек Евкуров дал слово, что он посадит меня любыми путями. Несколько дней назад я опубликовал на «Кавказском узле» материал, в котором рассказывал, как наши силовики тех людей, которые обращаются в «МАШР», опрашивают: кто рекомендовал, зачем пошли, какое у нас отношение к властям. Пытаются запачкать. Это уже не в первый раз.

— С чем вы связываете такое пристальное внимание к вам? 

— Избавляются от неугодных. Кто неугодны? Так называемые оппозиционно настроенные граждане, независимые правозащитники, журналисты, еще имам.

Вот на днях я слышал, что Хамзата Чумакова, имама Насыр-Кортской мечети хотят очернить. Ищут людей, которые проходят адаптационную комиссию, чтобы они его оговорили. Якобы они ушли в Сирию к боевикам после проповедей Хамзата.

— Обыск проводился по правилам, сотрудники не позволяли себе лишнего?

— Люди, которые обыскивали, офицеры, были довольно корректны, они не хамили, не грубили, они просто сделали свою работу. Конечно же, они изъяли несколько сотен документов: самых разных докладов, материалы Amnesty International, «Мемориала», журнал «Дош» изъяли, потом забрали «тревожную кнопку» для правозащитников. Эта кнопка делалась в рамках проекта, посвященного Наташе Эстемировой. В случае покушения, в случае похищения можно было нажать кнопку и передать сигнал в организацию. Естественно, забрали все электронные носители. Планшет моих детей, компьютер, фотоаппараты, камеры.

— Магомед, скажите, пожалуйста, вам передавали какие-то повестки, говорили, что против вас может быть возбуждено уголовное дело?

— Нет, в 7 утра меня разбудила жена, я вышел, попросил ничего не ломать, чтобы все успокоились, что все нормально. Силовики зашли, показали документы. Хотя даже если бы не было документов, понятно, что я не стал бы противодействовать. Но они действительно все описали, не подробно, конечно, просто – столько-то папок, столько-то документов там. Мне сказали, что надо будет проехать, потом сказали – «позвонят, подъедешь в ОВД республики».

— То есть в ОВД все-таки пригласили?

— Да, на опрос. Хотя я не понимаю. Мне обидно, что столько сотрудников заставляют заниматься не тем. Они не ищут похищенных людей, убийц не ищут, казнокрадов и насильников не ищут. Вместо этого, отправляют людей, чтобы политизировано оказать давление.

Я стопроцентно уверен, что с правовой точки зрения ко мне нет претензий. Но понятно, что это политизированное решение, даже я сказал бы – скудное, местечковое решение региональной власти специально через федералов, через СКФО хотят повлиять. Они много раз уже дискредитировали меня, я много раз подавал в суд, но ни разу правоохранительные органы даже не опросили представителей власти за незаконные действия в отношении меня, моих коллег и моей организации.

Источник: kavpolit.com

Последние новости

Календарь публикаций

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30