fbpx
В Костроме к правозащитнику Николаю Сорокину пришла полиция

Август 6, 2019

В Костроме к правозащитнику Николаю Сорокину пришла полиция

Утром в воскресенье 4 августа в квартиру известного костромского правозащитника и общественного деятеля Николая Сорокина неожиданно явился человек в штатском с удостоверением в руках, представившийся сотрудником уголовного розыска Центрального района УМВД по городу Костроме Клевцовым Сергеем Валерьевичем.

Он настойчиво требовал от правозащитника информацию о неких событиях 2009 года, а также хотел получить сведения о его работе.

Николай Сорокин – кандидат исторических наук, в начале двухтысячных избирался депутатом гордумы, затем работал советником общественной приемной Уполномоченного по правам человека в РФ, двадцать лет преподавал в Костромском госуниверситете, а в настоящее время возглавляет Костромскую группу Комитета гражданских инициатив, является экспертом движения «За права человека», активно участвует в работе общества «Костромской Мемориал» и движения в защиту прав избирателей «Голос».

Между полицейским и правозащитником состоялся следующий диалог:

– Ситуация такая: В 2009 году вас доставляли в Центр противодействия экстремизму и терроризму.

– Неправда. Да вроде еще и не было в то время в Костроме такого центра.

– А что за беда у вас тогда была?

– Если вам от меня что надо, так вызовите меня повесткой.

– Мне от тебя только информация нужна и все.

– Мы с вами на «ты» перешли?

– Мне так с людьми проще общаться.

– А мне проще на «вы» с должностными лицами общаться.

– Мне что с обычными людьми, что с директорами заводов, так проще. Так по причине чего доставляли то? А щас чем занимаешься на данный момент?

– Сергей Валерьевич, мы же с вами вроде на «вы»…

– По факту род деятельности сейчас какой?

– Сергей Валерьевич, давайте вы меня тогда вызовите повесткой, я приду с адвокатом и про все отвечу. У вас какие-то ко мне претензии? Я тут сплю с утра, а вы ко мне пришли.

– Не претензии, но просто мне надо узнать. Мне информация нужна. На неделе чтоб людей не вызывать. Имеются сведения, что вас в свое время доставляли. Мне интересно по какой причине доставляли и чем сейчас занимаетесь, род деятельности. В связи с тем, что вы собирались на митинги ехать.

– Я никуда не собирался и вообще никогда не нарушал действующее законодательство. Это клеветническая информация. У нас сейчас что происходит? Допрос, опрос?

– Нет, просто общение и все.

– Простите, но общение с должностными лицами должно быть по каким-то причинам и в рамках законодательства. Просто «за жизнь» я общаюсь с друзьями и родственниками.

– Телефончик какой у вас? Сотовый телефон?

– А зачем? Вы мне повестку пришлите. У меня личный телефон и я не хочу его сообщать.

– Мы друг друга услышали. Всего доброго.

– Всего доброго. А факт общения я предам гласности, как вы сами понимаете.

– Это ваше право.

На этих словах сотрудник в штатском удалился.

Описав все произошедшее на своих страницах в Facebook и «ВКонтакте», Николай Сорокин задался вопросом: «Что же это было?».

Соцсети наполнились гневными комментариями: «наглость необузданная» (основатель «Голоса» Лилия Шибанова), «как-то они совсем уже распоясались» (эксперт Фонда защиты гласности Роман Сахаров), «совсем рехнулись» (руководитель образовательных программ «Международного Мемориала» Ирина Щербакова), «акт запугивания и давления» (видеоблогер Алексей Аладьин), «видимо нового … прислали, он лоб расшибает» (политик Андрей Пивоваров), «удостоверение и пистолет дали – а дальше сам крутись как можешь» (блогер Алексей Молоторенко), «в правоохранительной системе много чего делается для галочки, чтобы перед начальством отчитаться» (юрист Павел Милованцев), «холодное лето 37» (бизнесмен и писатель Михаил Долматов), «статья 137 УК РФ – нарушение неприкосновенности частной жизни» (правозащитник Алексей Власов), «нарушение конституционного права на неприкосновенность жилища» (юрист Дмитрий Волнухин), «это какой то сюрреализм» (блогер Дмитрий Леонов).

– В веселое время живём. У меня кражу 3 велосипедов расследуют уже 3 год (человек пришёл и взял их в прокат, в залог оставил права и, как потом оказалось, они действительные), а вот и ныне там. А вот недовольство властью у нас расследуют с усиленной активностью. – иронизирует директор популярного костромского хостела Константин Парфенов.
– Кострома очень спокойный город и никаких экстремистов у нас нет. А вот центр по противодействию экстремизму есть. Вот и ищут чем бы им заняться и чем бы отчитаться. – прокомментировал Николай Сорокин.

Правозащитник проконсультировался с членами Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека, после чего направил официальное заявление в прокуратуру.

– Ничего противоправного я не совершал. К уголовной ответственности никогда не привлекался, судимостей у меня нет и никогда не было. Никаких поводов для посещения сотрудников полиции я не давал. На учетах не состою. Свидетелем каких-либо правонарушений не являлся. Основания для проведения в отношении меня оперативно-розыскных мероприятий отсутствуют. Считаю, что действиями сотрудника полиции нарушены мои конституционные права. В соответствии с вышеизложенным, прошу принять меры прокурорского реагирования и проверить законность действий сотрудника полиции. – отмечается в заявлении Николая Сорокина.

Последние новости

Календарь публикаций

ПнВтСрЧтПтСбВс
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30