fbpx

August 17, 2014

Ирина Калмыкова: Как нас пытали

Задерживали меня на акциях довольно часто. Многие считают, что выйти на улицу, заявить свою позицию, а потом поехать в автозаке в участок – это большое геройство. А на мой взгляд, настоящий подвиг совершают другие -: это наши друзья, которые не бросают нас в беде, часами стоят у полицейского отделения в дождь, холод или жару, отыскивая нам защитников, покупая лекарства и еду. Вот это – ЛЮДИ. Это – ИСТИННЫЕ ГЕРОИ. Спасибо им за бесценную поддержку.

Задерживали меня на акциях довольно часто. Многие считают, что выйти на улицу, заявить свою позицию, а потом поехать в автозаке в участок – это большое геройство. А на мой взгляд, настоящий подвиг совершают другие -: это наши друзья, которые не бросают нас в беде, часами стоят у полицейского отделения в дождь, холод или жару, отыскивая нам защитников, покупая лекарства и еду. Вот это – ЛЮДИ. Это – ИСТИННЫЕ ГЕРОИ. Спасибо им за бесценную поддержку.

Расскажу о последнем нашем задержании 12 августа. Такого жесткача не припомню за все эти годы. Это был вечер памяти жертв войны с Украиной. Люди просто несли цветы к посольству Украины. Мы тихо и мирно стояли, ничего не скандируя, – так, чтобы не перекрывать дорогу пешеходам. Тем не менее, на нас молча набросились полицейские и потащили в автозак, заламывая людям руки, словно террористам во время захвата . Сейчас приняли закон, позволяющий за мирный протест сажать граждан на пять лет. Похоже, так мы скоро все окажемся за решеткой.

В Пресненском ОВД мы с Екатериной Мальдон оставались дольше всех, к ночи написали им объяснительную и уже пошли к выходу. Но на лестнице какой-то начальник приказал тащить Катю в клетку. Я из солидарности осталась с ней, отказалась уходить, вызвала скорую, так как ей серьезно повредили руку. На ночь нас, несмотря ни на что, оставили в участке. А ведь и у нее, и у меня есть малолетние дети, и по закону они были обязаны нас отпустить.

На следующий день пытки и издевательства продолжились. Нам приказали идти куда-то на пятый этаж, на допрос, мы отказались. Я уже не очень отчетливо помню, как пятеро полицейских нас потом куда-то тащили, скручивали и обыскивали. Отнимая у Кати телефон, они чуть не свернули ей шею, разбили нос, у нее сотрясение мозга. У нее по лицу текла кровь. Она была госпитализирована из зала суда на следующий день.

Мне тоже досталось болевых приемов при досмотре. И еще когда меня волокли, словно мертвую, через весь двор, чуть не оторвав руки. Ноги у меня все в синяках от пинков. Голос от крика я сорвала полностью. Нас обеих поливали водой и оскорбляли. Меня в результате промурыжили двое суток в ОВД, с завозом в травмпункт, где мне зачем-то сделали укол против столбняка. После укола у меня скакнуло давление, пришлось вызывать скорую, которая отказалась меня забирать. И суд, куда меня в конце концов доставили, счел виноватой именно меня, а не моих мучителей.

Мне присудили по одной статье 500 рублей, а по другой – 20 000, и намекнули, что это я еще дешево отделалась. Судья откровенно потешалась, когда я рассказывала о том, как нас пытали и унижали полицаи. Я открыто обвинила путинское государство в фашизме. За это меня и наказали. Но я уверена в своей правоте и не отступлю от своих убеждений. Борьба продолжается.

Источник: grani.ru

Calendar of publications

Mon Tue Wed Thu Fri Sat Sun
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930