«Панк-молебен» в ЕСПЧ. Pussy Riot отсудили у России почти 50 тысяч евро за нарушения в своем деле

news_image: 

Екатерина Самуцевич, Мария Алехина и Надежда Толоконникова на заседании в Хамовническом суде, 2012 год. Фото: Геннадий Гуляев / «Коммерсант»

ЕСПЧ присудил участницам панк-группы Pussy Riot Марии Алехиной, Надежде Толоконниковой и Екатерине Самуцевич в общей сложности около 50 тысяч евро компенсации за уголовное преследование и условия содержания. Акционистки, которых осудили по статье «хулиганство» (часть 2 статьи 213 УК), настаивали, что российские власти нарушили их право на свободу выражения, а также создали для них бесчеловечные условия в СИЗО и в суде.

Участницы панк-группы Pussy Riot Мария Алехина, Надежда Толоконникова и Екатерина Самуцевич подали жалобу в Европейский суд по правам человека еще в июне 2012 года. Жалоба касается уголовного преследования за февральскую акцию в храме Христа Спасителя «Богородица, Путина прогони» и запрета видео перформансов панк-группы. По мнению акционисток, Россия в их случае нарушила запрет на пытки и бесчеловечное обращение (статья 3 Европейской конвенции по правам человека), а также права на свободу и личную неприкосновенность (статья 5), на справедливое судебное разбирательство (статья 6) и на свободу самовыражения (статья 10).

Участницы панк-группы, как сообщается в карточке жалобы, настаивали, что их акции были ответом на политические события в России, а «панк-молебен» в храме Христа Спасителя — реакцией на церковную поддержку власти, которую выражал непосредственно патриарх Кирилл. Алехина, Толоконникова и Самуцевич в жалобе отмечали, что акции Pussy Riot несли в себе ясный политический посыл с критикой правительства и поддержкой феминизма, прав меньшинств и политического протеста. По мнению акционисток, их арест за «панк-молебен» был несоразмерным и необоснованным вмешательством российских властей в их право на свободу самовыражения. Само помещение в СИЗО Pussy Riotрассматривают как нарушение права на свободу.

Бесчеловечные условия

В жалобе акционисток подробно описаны условия конвоирования во время процесса и содержания в суде. Подсудимых вывозили из СИЗО в 5-6 утра, а обратно их доставляли уже ночью. Ранний подъем им объясняли необходимостью пройти различные процедуры перед конвоированием. Длительные заседания и конвоирование привели к тому, что активистки почти ничего не ели: перед выходом они получали сухой паек из четырех упаковок сухого печенья (по восемь штук в каждой), двух пакетов сухих хлопьев, одного пакета сухого супа и двух пакетиков черного чая. При этом выпить чай или съесть суп было невозможно, потому что подсудимым не давали горячую воду в здании суда. Из-за раннего отъезда и позднего возвращения их уже не успевали полноценно покормить в СИЗО вместе с другими арестантами.

Условия перевозки в автозаках активистки также посчитали бесчеловечными. Дорога занимала около двух-трех часов, при этом в машинах не было нормальной вентиляции. Хотя курить в них не запрещали. Воспользоваться туалетом за время поездки удавалось только, если автозак заезжал в Мосгорсуд. Обычно автозаки были переполнены: в отсеке общей площадью 5 квадратных метров перевозили по 30-40 человек. Иногда не всем хватало места, чтобы сесть, а температура поднималась до 40 градусов.

Европейский суд по правам человека признал, что условия содержания при конвоировании и суде не отвечают нормам. В суде особо отметили, что российские власти не объяснили, зачем на процессе Pussy Riot были нужны служебные собаки, которые стояли рядом с подсудимыми.

Несправедливый суд

Участницы панк-группы перечисляют несколько фактов, которые, по их мнению, говорят о нарушении права на справедливый судебный процесс. Прежде всего, суд отказался вызвать для допроса авторов экспертизы видеозаписи «панк-молебна». Именно это заключение легло в основу обвинения и приговора. Акционистки отмечали, что всего по запросу следователя провели три экспертизы, две из которых не увидели в действиях Pussy Riot религиозной ненависти и оскорбления чувств верующих. Судья Марина Сырова отказалась вызвать и авторов двух этих экспертиз, отмечается в сообщении ЕСПЧ.

Заявительницы также недовольны тем, что они не смогли конфидециально консультироваться со своими защитниками. Во время процесса подсудимые находились в застекленной камере, так называемом «аквариуме», вокруг которого стояли полицейские. Когда они говорили с адвокатами, сотрудники полиции всегда стояли рядом с ними и контролировали передачу документов. К тому же в зале во время общения подсудимых с адвокатами всегда присутствовали слушатели и журналисты. Акционистки также обращали внимание, что они могли общаться с защитниками только через небольшой проем, который находится на уровне метра от пола. В результате общаться приходилось по очереди. Встретиться с подзащитными вне суда адвокаты не могли, поскольку акционисток вывозили из СИЗО рано утром и возвращали уже поздно ночью. Несмотря на все эти обстоятельства, судья игнорировала просьбы адвокатов предоставить им возможность конфиденциально общаться в суде или в изоляторе.

Еще один пункт в жалобе участниц Pussy Riot касался блокировки видеозаписей записей их акций «Путин зассал», «Кропоткин-водка», «Смерть тюрьме, свободу протесту» и «Богородица, Путина прогони!». Замоскворецкий районный суд по иску прокуратуры признал их экстремистскими в ноябре 2012 года и постановил заблокировать доступ к записям. По мнению Алехиной и Толоконниковой, это также нарушило их право на свободу выражения.

ЕСПЧ постановил, что ограничение заявительниц в общении с адвокатами в ходе суда могло повлиять на справедливость рассмотрения дела. «Суд отмечает, что действия заявительниц не помешали богослужению и не нанесли повреждений людям в храме или ущерба церковному имуществу. В таких обстоятельствах суд находит наказание, назначенное заявительницам, крайне суровым в сравнении с их действиями», — сказано в решении Европейского суда.

Суд также пришел к выводу, что в действиях Pussy Riot не было элементов насилия или подстрекательства к насилию, ненависти или нетерпимости к верующим.

Решение суда

ЕСПЧ единогласно признал, что в ходе разбирательства было нарушено право заявительниц на гуманное обращение, личную неприкосновенность и справедливый суд. Нарушение права на свободу самовыражения было признано шестью голосами против одного. Алехина и Толоконникова получат по 16 тысяч евро компенсации, Самуцевич — 5 тысяч. Также заявительницам положена компенсация судебных расходов в размере 11 тысяч 760 евро. Как отметил глава «Агоры» Павел Чиков, установленное нарушение статьи 6 (право на справедливый суд) влечет за собой отмену приговора и пересмотр дела.

Источник: zona.media

Share this