Нападения на активистов-оппозиционеров в преддверии президентских выборов

news_image: 

Российские власти систематически вмешивается в политическую кампанию известного российского оппозиционера Алексея Навального, заявившего о своем намерении участвовать в предстоящих президентских выборах, сообщает Хьюман Райтс Вотч. По всей стране в штабах политика проходят полицейские рейды, волонтеры подвергаются произвольному задержанию, изымаются агитационные материалы. Одновременно имеют место физические нападения и угрозы в отношении активистов со стороны радикальных националистов и пропутинских групп при отсутствии эффективного расследования таких инцидентов правоохранительными органами.

«Систематический характер притеснений и запугиваний в отношении активистов кампании Навального не вызывает сомнений, - говорит Хью Уильямсон, директор Хьюман Райтс Вотч по Европе и Центральной Азии. – Российские власти должны исключить неоправданное вмешательство в предвыборную активность оппозиции и добросовестно расследовать нападения со стороны ультранационалистических и прокремлевских групп».

В декабре 2016 г. Навальный объявил о своем намерении участвовать в президентских выборах в марте 2018 г., и на сегодняшний день в различных регионах России действует более 60 его штабов. Массированный прессинг со стороны полиции, который испытывают эти штабы, и безнаказанные нападения на них и их сотрудников и волонтеров убедительно свидетельствуют о наличии установки на то, чтобы запугать активистов и вывести Навального из контекста президентских выборов, отмечает Хьюман Райтс Вотч.

Представители власти неоднократно подчеркивали, что Алексей Навальный не может баллотироваться, поскольку у него непогашенная судимость. Уголовный процесс над Навальным, который строит свою политическую повестку в первую очередь на борьбе с коррупцией, был со всей очевидностью политизированным и не соответствовал стандартам справедливого судебного разбирательства.

Исследователи Хьюман Райтс Вотч проинтервьюировали активистов кампании Навального в Казани, Краснодаре, Ростове-на-Дону, Калининграде, Иркутске, Хабаровске, Санкт-Петербурге и Москве и ознакомились с рядом протоколов и других официальных документов, которые касаются действий властей и обращений в полицию. Мы также анализировали информацию из профильных открытых источников, включая посты и видео в социальных сетях.

Активисты Хьюман Райтс Вотч рассказали о широком спектре методов, которые задействуются для препятствования кампании Навального. Полиция проводит обыски в штабах, под предлогом проверки, включая «на экстремизм», изымает агитационные материалы или оргтехнику, перехватывает грузы с агитпродукцией. Власти также часто отказываются согласовывать установку популярных среди сторонников Навального быстровозводимых агитационные «кубов» в общественных местах и задерживают устанавливающих их волонтеров по безосновательным обвинениям в нарушении порядка проведения массовых мероприятий, а также за якобы нарушение правил предвыборной агитации.

Деятельность активистов становится предметом оперативных разработок  и других проверок на предмет соблюдения законодательства, в том числе в связи с договорами аренды и распространением экстремистских материалов. На квартирах активистов и их родственников проводятся обыски с изъятием оргтехники, агитационных материалов и другой документации. Как представляется, заметную роль во всем этом играют территориальные центры МВД по противодействию экстремизму.

«Привлечение центров ‘Э’ и то обстоятельство, что полицейские рейды, изъятия и задержания зачастую увязываются с ‘экстремизмом’, – все это наводит на мысль о том, что в России на данном этапе сама попытка бросить вызов действующей власти на президентских выборах уже рассматривается как экстремистская деятельность» - говорит Хью Уильямсон.

Отмечается также эскалация нападок и нападений на активистов и штабы Навального со стороны ультранационалистически и прокремлевски настроенных групп и отдельных лиц. Они устраивают погромы и акты вандализма в штабах и по месту жительства активистов, врываются на собрания и пресс-конференции, ломают технику, блокируют проход к месту проведения агитационных мероприятий, причиняют серьезный ущерб автомашинам активистов – вплоть до поджога. Имеют место физические посягательства на активистов: рукоприкладство, забрасывание яйцами и другими предметами. Зафиксированы случаи ложных сообщений о взрывных устройствах, в Ставрополе в штаб бросили бутылку с горючей смесью. Иногда нападающие скрывают свою личность, в других случаях – действуют вызывающе демонстративно, рассказывая о своих «подвигах» в социальных сетях.

В ряде такого рода инцидентов полиция безучастно наблюдала за происходящим или прибывала на место слишком поздно, чтобы задержать нападавших. Заявления активистов в правоохранительные органы принимались, но эффективное расследование, как правило, не проводилось, а по меньшей мере в одном случае активистов обвинили в том, что они сами и организовали нападение с целью самопиара.

«Участникам кампании Навального достается с двух сторон: и от националистов и провластных погромщиков, которые безнаказанно, иногда просто в открытую, нападают на них, и от представителей власти, которые задерживают и притесняют их под сомнительными предлогами, - говорит Хью Уильямсон. – Сигнал здесь дается довольно четкий, и речь идет о продолжающейся зачистке российского политического пространства».

Кампания Алексея Навального

Политическая платформа Навального выстроена на таких тезисах, как борьба с коррупцией и социальным неравенством, требование подотчетности силовиков и прекращение нарастающей международной изоляции России. Первый предвыборный штаб Навального был открыт в феврале 2017 г. в Санкт-Петербурге. К августу в различных регионах страны действовали уже 62 штаба и до конца года планируется открыть еще 15.

20 марта, когда Навальный приехал на открытие регионального штаба кампании в Барнауле, неизвестные облили его зеленкой. В течение весны 2017 г. было еще несколько аналогичных инцидентов в других городах, когда Навального забрасывали яйцами и тортами. 27 апреля на выходе из возглавляемого им Фонда борьбы с коррупцией трое неизвестных плеснули ему в лицо едкой жидкостью, в результате чего Навальный получилхимический ожог одного глаза с частичной потерей зрения. Момент нападения был зафиксирован на видео с существенными деталями внешности нападавших, однако в июне полиция приостановила расследование в связи с неустановлением личности лиц, совершивших преступление.

23 июня в Центризбиркоме исключили возможность участия Навального в президентских выборах в связи с наличием судимости. В 2013 г. оппозиционера признали виновным по делу о хищении и приговорили к пяти годам условно. Уголовное дело было связано с утверждениями о том, что в 2009 г., в бытность советником губернатора Кировской области, Навальный использовал административный ресурс, чтобы вынудить принадлежавшее области предприятие по заниженной цене продать лес другой компании, которая затем перепродала его с прибылью. В 2016 г. Европейский суд по правам человека установил, что в «деле Кировлеса» было нарушено право Навального на справедливое судебное разбирательство и что его действия нельзя квалифицировать как хищение. В связи с этим Верховный суд России отправил дело на пересмотр, и в феврале 2017 г. Ленинский районный суд Кирова вынес приговор, аналогичный предыдущему.

Руководитель общероссийской кампании Навального Леонид Волков заявил в соцсетях, что наличие судимости не помешает оппозиционеру участвовать в президентских выборах и что Навальный намерен снова обращаться в ЕСПЧ и задействовать другие юридические способы, чтобы иметь возможность выставить свою кандидатуру.

Притеснения со стороны властей в регионах

Случаи притеснения активистов и вмешательства в кампанию Навального со стороны полиции и других должностных лиц отмечены по всей стране: в Москве, на Дальнем Востоке (включая Владивосток и Хабаровск), в Орле и других регионах Центральной России, в Сибири (включая Новосибирск и Иркутск), на северо-западе страны (включая Санкт-Петербург и Вологду), в Поволжье (включая Нижний Новгород и Казань), а также на юге России (включая Краснодар и Ростов-на-Дону).

Полицейские рейды и изъятие агитационных материалов

Координатор кампании в Калининграде Егор Чернюк рассказал Хьюман Райтс Вотч о полицейском рейде в помещении штаба сразу после его открытия в июле:

На следующий день после открытия офиса [7 июля] к нам пришла полиция с обыском... Забрали все агитки, все кроме постеров и пресс-воллов, для проверки на экстремизм... Уже несколько недель прошло [два месяца к моменту выхода данного доклада], так ничего еще и не вернули.

По словам Чернюка, когда он в начале июля приехал в аэропорт, чтобы забрать партию агитационных материалов, представитель аэропорта и сотрудник полиции заявили ему, что груз изъят полицией для проверки на экстремизм и другой запрещенный контент. Никаких документов об изъятии ему не выдали, материалы не вернули. В конце августа Леонид Волков выложил сфотографированное, как он утверждает, в линейном отделе полиции распоряжение за подписью начальника Западного линейного управления МВД на транспорте от 4 июля, в котором предписывается «под различным предлогом затормозить груз» агитационных газет и листовок в адрес Чернюка.

Координатор кампании в Казани Эльвира Дмитриева рассказала Хьюман Райтс Вотч, как 7 июля к ним в штаб пришла полиция с «проверкой», по итогам которой было изъято 10 тыс. листовок. В обоснование своих действий правоохранители ограничились заявлением, что «нужно уточнить» некую информацию». Агитматериалы не вернули.

12 июля частная курьерская служба «Деловые линии» сообщила Дмитриевой, что полиция изъяла у них крупную партию агитационных газет, которую ждали в казанском штабе. Никаких подробностей в компании не сообщили. Примерно в это же время в СМИ сообщалось об аналогичных случаях в Уфе, Саратове и Нижнем Новгороде. В пресс-службе компании заявили, что «в некоторых городах груз [для региональных штабов Навального] изъят сотрудниками полиции» и что «сотрудники "Деловых Линий" обязаны выполнять требования органов государственной власти».

По словам координатора кампании в Краснодаре Мирослава Вальковича, 7 июля полиция обыскала местный штаб и изъяла 940 агитационных газет. На его вопрос о причинах таких действий полицейские туманно сослались на некую поступившую «жалобу», отказавшись сообщить дальнейшие подробности. Агитматериалы не вернули.

11 июля полиция провела рейд в хабаровском штабе. Региональному координатору Алексею Ворсину было сказано, что проводится проверка заявлений о «незаконной агитации»; полиция изъяла 2 тыс. листовок. По словам Ворсина, листовки не вернули.

Координатор кампании в Иркутске Сергей Беспалов рассказал Хьюман Райтс Вотч, что в июле сотрудники полиции трижды обыскивали их штаб под предлогом «незаконной агитации» и в совокупности изъяли 22 200 листовок и 12 агитационных кубов. По его словам, агитматериалы были направлены на лингвистическую экспертизу. Также 7 августа полиция изъяла 3 тыс. агитационных газет из груза, который Беспалов получал в аэропорту. Правоохранители заявили, что к ним поступило два звонка от «неравнодушных граждан», которые сообщили, что в грузе могут находиться экстремистские материалы и опасные объекты. Ничего из изъятого полиция не вернула.

В СМИ сообщалось, что во время полицейского рейда в московском штабе Навального волонтер был задержан с применением силы. Он получил удар в лицо от сотрудника полиции; в больнице ему была оказана медицинская помощь.

Произвольные задержания и другое вмешательство

Все проинтервьюированные Хьюман Райтс Вотч региональные координаторы кампании Навального рассказывали о том или ином вмешательстве властей в их деятельность, в том числе о произвольных задержаниях, административных санкциях и произвольных отказах в согласовании установки агитационных кубов.

По словам Сергея Беспалова, в Иркутске полиция регулярно задерживает волонтеров во время раздачи листовок: в большинстве случаев их быстро отпускают без обвинения, но листовки не возвращают. Один волонтер был оштрафован на 1,5 тыс. рублей по административной статье о нарушении порядка проведения предвыборной агитации. Беспалов также утверждает, что полиция оказывает давление на родителей несовершеннолетних волонтеров: им звонят, приглашают «на беседу», намекают на возможность возникновения у их детей проблем, настоятельно рекомендуют родителям не допускать участия детей в кампании Навального и антикоррупционных акциях.

Координатор кампании в Санкт-Петербурге Полина Костылева рассказала Хьюман Райтс Вотч, что установить агитационный куб в центре города «практически невозможно» и что городские власти согласовывают их установку только «на окраине» (установка кубов – легковозводимых мобильных конструкций с агитационными плакатами – и раздача рядом с ними листовок волонтерами  требуют согласования с местными властями; как правило, штабами в таких случаях подается уведомление о намерении провести пикет).

С февраля по середину августа власти в Санкт-Петербурге отказались согласовывать 10 уведомлений на установку агитационных кубов в центре города. В четырех случаях Костылева обжаловала отказ в суде и проигрывала. Особенно абсурдной, по ее словам, была ситуация с заявкой на установку куба в примерно 200 метрах от церкви:

В начале июля, мы планировали поставить куб в центре, недалеко от станции метро. Куб был в начале сквера, через который идет дорога к церкви. Муниципалитет заявил, что проведение публичного мероприятия в районе православного храма может привести к оскорблению религиозных чувств верующих [в России за это предусмотрена уголовная ответственность].

Городские власти также сослались на то, что неподалеку от заявленного места проходят оживленные улицы и куб может создавать помехи для движения пешеходов и отвлекать водителей.

Костылева и упоминавшийся выше Мирослав Валькович из Краснодара утверждают, что у них в городах полиция часто задерживает раздающих листовки волонтеров: их несколько часов держат в отделе, ничего не объясняя, после чего отпускают без обвинения.

В Краснодаре, по словам Вальковича, городские власти разрешают ставить агитационные кубы только «в открытом поле» - за пределами городской застройки.

В Казани 14 мая пятеро волонтеров были задержаны полицией, когда собирали агитационный куб в центре города. По словам регионального координатора Эльвиры Дмитриевой, волонтерам было приказано разобрать конструкцию как несанкционированную. Те попытались исполнить было требование, но полицейские уже отобрали у них инструменты. После того как волонтеры обратили внимание правоохранителей на это обстоятельство, их доставили в отдел, где продержали до утра. На следующий день суд назначил одному из них 10 суток административного ареста за неповиновение полиции. Двумя неделями позже остальным дали по 10-12 суток ареста за неповиновение полиции и/или нарушение порядка организации или проведения публичных мероприятий.

8 июля в Казани полиция задержала еще двух волонтеров, которые на значительном расстоянии друг от друга раздавали листовки: им было вменено нарушение порядка организации и проведения публичных мероприятий, поскольку «расстояние между ними составляло менее 30 метров». Суд назначил одному 30 часов обязательных работ, другому – 15 суток ареста.

4 августа казанские активисты предприняли очередную попытку установить агитационный куб – не в центре города, но возле станции метро. Прибывшие на место оперативники центра «Э» забрали их вместе с конструкцией в полицию. Волонтеров в итоге отпустили, куб был оставлен на «экспертизу». 6 августа активисты еще раз попробовали установить куб, однако когда они собирали его, на место прибыли оперативники из центра «Э» и потребовали демонтировать конструкцию – как идентичную той, которая была ранее направлена на экспертизу. В том же месяце сотрудники центра «Э» задержали в казанском штабе прибывшего туда пресс-секретаря избирательной кампании Навального Руслана Шаведдинова. По версии правоохранителей, у них была информация о том, что Шаведдинов «публично призывал к осуществлению экстремистской деятельности» (в России за это предусмотрена уголовная ответственность). Через три часа Шаведдинова отпустили без обвинений.

23 августа суд в Казани назначил региональному координатору Эльвире Дмитриевой 10 суток административного ареста за «повторное нарушение» порядка организации и проведения публичных мероприятий. Дело было связано с объявлением на странице «Команда Навального | Казань» в социальной сети «ВКонтакте» в котором всех сторонников Навального призывали заходить в штаб, забирать там агитационные газеты и листовки и раздавать их горожанам. Суд принял доводы полиции о том, что Дмитриева, как администратор аккаунта, «организовала публичную агитацию в сети интернет среди неограниченного круга лиц с призывами принять участие в несогласованном публичном мероприятии».

По словам Алексея Ворсина из Хабаровска, местные власти пристально отслеживают агитационные кубы и угрожают активистам задержанием и другими санкциями:

Сотрудник [местной] администрации все это время стоит рядом и контролирует буквально каждый шаг наших волонтеров. Шаг влево, шаг вправо – и начинается: грозят объявить это незаконным публичным мероприятием, вызвать полицию для составления протокола.

Нападения со стороны радикальных националистов и прокремлевских групп

К некоторым нападениям, как представляется, имеют отношение члены организованных групп, таких как «Юго-восточный радикальный блок» SERB, казаки, «Национально-освободительное движение» (НОД) и «Отряды Путина».

Немногочисленная ультранационалистическая группа SERB возникла в 2014 г. на востоке Украины и впервые попала в медийное поле в связи с попыткой захвата Харьковской горгосадминистрации. Спасаясь от уголовного преследования, некоторые ее участники перебрались в Россию, где отметились несколькими нападениями на либеральных активистов и оппозиционеров, в том числе – на Алексея Навального в Москве в апреле 2017 г.

Казаки, позиционирующие  считают себя в качестве отдельной этнической группы, известны своими военизированными формированиями, особенно на юге России, где в ряде регионов они действуют в тесном контакте с правоохранительными органами. В последние годы казаки неоднократно и демонстративно срывали различные мероприятия российской политической оппозиции и гражданских активистов.

НОД позиционирует себя как прокремлевская организация, выступающая за сильную власть и придерживающаяся националистической идеологии. Движение насчитывает несколько сотен членов и практикует насильственные нападения на своих оппонентов и правозащитников.

«Отряды Путина» - это краснодарское общественное движение, предположительно связанное с одним из местных политиков и состоящее преимущественно из пенсионерок, заявляющих о стремлении объединить всех сторонников российского президента против «подрывных элементов».

Насильственные нападения

Координатор кампании в Иркутске Сергей Беспалов сообщил Хьюман Райтс Вотч, что 31 мая несколько человек с палками и бейсбольными битами избили в городском штабе 33-летнего Владилена Бугаева, у отца которого штаб арендовал помещение. По словам самого Бугаева и двух очевидцев, нападавшие кричали: «Мы все про тебя знаем – ты сдаешь помещение Навальному!» Они также требовали расторжения договора аренды.

По словам Бугаева, в половине седьмого вечера он был в штабе с двумя знакомыми. Дверь была не заперта, заглянули трое мужчин, спросили компанию, которая съехала из этого здания. После этого они ушли и затем вернулись в сопровождении еще троих или четверых. Несколько человек набросились на Бугаева и стали избивать его кулаками, ногами и бейсбольными битами, требуя выгнать отсюда Навального. Остальные оттеснили знакомых Бугаева в угол и держали их там, требуя назвать фамилии и рассказать, какое они имеют отношение к Навальному. В интервью прессе Бугаев описывает нападавших как «хорошо подготовленных», говорит, что у одного из кармана выпал пистолет, но они им не пользовались: «Когда бьют, тогда бьют, когда убивают, тогда убивают, а не разговаривают. Надо было бы убить — убили бы». Бугаев получил множественные гематомы и рассечения мягких тканей, ему наложили шесть швов.

Полиция оперативно начала расследование. «В центре было 5-6 камер и нападавшие особо не скрывались, все было довольно в открытую» - рассказывал Беспалов. Он также подтвердил, что в полиции у Бугаева взяли показания, просмотрели вместе с ним записи с камер и таким образом установили личность главных фигурантов. После этого дело передали в область, и никакой информации о ходе расследования с тех пор не поступало. Беспалов и его коллеги обеспокоены тем, что на данном этапе следствие, возможно, забуксовало.

Беспалов также отметил, что до подписания договора аренды с отцом Бугаева штаб перепробовал шесть вариантов. Все арендодатели поначалу шли навстречу, но в последний момент отказывались от подписания договора. Один сообщил Беспалову, что передумал после того, как к нему «пришли бандиты».

Погромы в штабах, нападения на мероприятиях и акты вандализма в отношении жилья и автотранспорта активистов

Координатор кампании в Санкт-Петербурге Полина Костылева рассказала Хьюман Райтс Вотч о поджоге городского штаба накануне общероссийских антикоррупционных протестов 26 марта. Рано утром 23 марта ей позвонили из полиции и сообщили, что дверь офиса сгорела, предположительно в результате поджога. Полицейское расследование никаких результатов не принесло.

Координатор кампании в Калининграде Егор Чернюк рассказал Хьюман Райтс Вотч, что 6 июля, за день до открытия калининградского штаба кто-то написал на входной двери «Навальный – фашист». 21 июля неизвестный обстрелял из рогатки металлическими шариками окна штаба, разбив одно стекло. Аналогичные акты вандализма имели место по месту жительства самого регионального координатора и нескольких волонтеров. Чернюк рассказывает:

В подъездах домов, где наши волонтеры живут, оставляют [рисунки] на стенах, угрозы. У меня еще 11 июля кто-то прошелся очередью из пейнтбольного ружья по окну моей квартиры – все в краске. А 1 августа кирпичом окно разбили.

По словам Чернюка, полиция приезжала по вызовам, но ни по одному из эпизодов не провела эффективного расследования. Его обращение к губернатору Калининградской области по поводу систематических посягательств осталось без ответа.

Координатор кампании в Ростове-на-Дону Анастасия Дейнека рассказала Хьюман Райтс Вотч, что у ее предшественницы Елены Куликовой 26 июля неизвестные облили чернилами автомобиль и порезали шины. Полиция приняла заявление, но расследование, судя по всему, не сдвинулось с мертвой точки. Через месяц Куликова отказалась от руководства штабом, сославшись на занятость.

Дейнека также рассказала, как местные власти, казаки и НОД практически сорвали открытие регионального штаба. 8 апреля руководитель общероссийского штаба Навального Леонид Волков запланировал по этому поводу пресс-конференцию и встречу с местными активистами в ростовском Дворце культуры железнодорожников. Однако утром 8 апреля администрация внезапно отменила мероприятие – в связи с якобы внеплановыми учениями ФСБ. Тогда было решено провести пресс-конференцию в гостинице «Эрмитаж», где остановился Волков, однако вход в гостиницу заблокировалабольшая группа людей в казачьей форме с нагайками. Вскоре к ним присоединились активисты НОД с плакатами.

Сторонники Навального вызвали полицию. На место прибыли несколько патрульных машин, однако полицейские, не выходя из автомобилей, наблюдали за тем, как казаки и нодовцы угрожают сторонникам Навального нагайками, выкрикивают оскорбления в адрес волонтеров, отталкивают их и не пропускают внутрь, требуя, чтобы Волков вышел «на разговор». Когда тот в итоге вышел, казаки и нодовцы стали выкрикивать оскорбления в его адрес и требовать, чтобы он убирался из города. Волков вернулся в гостиницу и все же провел встречу с теми волонтерами, которым удалось проскользнуть мимо казаков.

Координатор кампании в Краснодаре Мирослав Валькович рассказал Хьюман Райтс Вотч об аналогичном инциденте. 20 апреля сторонник Навального из числа казаков Евгений Панчук проводил в региональном штабе пресс-конференцию, критикуя российское правительство и заявляя о своей поддержке Навального. В помещение с руганью ворвались люди в казачьей форме и устроили скандал, самого Панчука забросали яйцами и мукой, нанесли несколько ударов кулаками Панчуку и другим сторонникам Навального, после чего ретировались. Прибывшая по вызову штаба полиция опросила кое-кого из очевидцев, но дальнейшее расследование ни к каким результатам не привело.

По словам Вальковича, краснодарский штаб также регулярно страдает от погромов, которые устраивают «Отряды Путина». Так, с весны 2017 г. члены «отрядов», преимущественно пенсионерки, 14 раз врывались в помещение, громили все внутри, раскидывали вещи, ломали оргтехнику, ругались, выносили агитматериалы и листовки: «Сначала они просто приходили поговорить. А потом стали красть наши материалы, портить имущество… всякие хулиганские действия…   Последний раз [3 августа] они разбили стекло нижней части входной двери».

Активисты штаба каждый раз вызывали полицию, но в некоторых случаях погромщики ретировались еще до ее приезда, а в других прибывшие полицейские просто стояли рядом и предлагали женщинам разойтись, но не выводили их из помещения и не принимали никаких других мер. По словам Вальковича, после каждого инцидента сотрудники полиции принимали у него заявление, но никаких санкций в отношении нападавших не следовало, и погромы продолжались.

Ставропольский штаб с момента своего открытия в апреле неоднократно сообщал СМИ о прессинге со стороны полиции и угрозах со стороны негосударственных акторов, в том числе казаков. В ночь на 10 июня неизвестные бросили в помещение бутылку с зажигательной смесью, разбив стекло в двери и повредив стеклянную панель внешней стены здания. Власти начали расследование, однако подозреваемыми оказались сам региональный координатор Ярослав Синюгин и несколько его коллег.

Синюгин рассказал: «Следствие использует попытку поджога для давления [на активистов]… Местные правоохранители пытаются заставить одного активиста дать на меня показания».

19 августа Синюгин оставил пост руководителя ставропольского штаба. За два дня до этого неизвестные порезали колеса у его машины: «Для меня семья на первом месте. Мне очень нравится работа в штабе, но она сопряжена с особым риском», - заявил он в интервью, комментируя свой уход.

Источник: hrw.org

Share this