В Крыму прошло первое судебное заседание по делу журналиста Николая Семены

news_image: 

В Крыму прошло первое судебное заседание по делу журналиста Николая Семены, обвиняемого в публичных призывах к нарушению территориальной целостности России. В ходе допроса свидетелей выяснилось, что сотрудники ФСБ, возможно, следили за журналистом незаконно.

Вчера, 4 апреля, в Железнодорожном районном суде Симферополя прошло первое судебное заседание по существу в деле крымского журналиста Николая Семены. Год назад против него возбудили уголовное дело по части 2 статьи 280 УК РФ («Публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности»). По версии следствия, которое завершилось несколько месяцев назад, в своей статье о продовольственной блокаде Крыма для сайта Крым.Реалии («Блокада – необходимый первый шаг к освобождению Крыма») журналист публично призывал к нарушению территориальной целостности России.

В тесном судебном зале едва поместились сами участники процесса. Несколько друзей, пришедших поддержать Семену, ждут результатов заседания на улице. Судья начинает заседание и предлагает прокурору озвучить обвинение.

«Николай Семена <…> узнав о проведении со стороны Украины продовольственной блокады в отношении республики Крым и ее жителей <…> действуя умышленно по мотивам политической вражды в отношении Российской Федерации <…> осознавая преступный характер своих действий, публично воздействуя на сознание и волю неограниченного круга лиц <…> подготовил статью под названием «Блокада — необходимый первый шаг к освобождению Крыма» <…> с призывами к нарушению территориальной целостности РФ», – говорит в заявлении прокурор.

Сразу за ним суд дал слово самому журналисту. В заранее подготовленном выступлении, которое заняло 15 минут, Семена заявил, что не признает свою вину, подготовил статью «в рамках мировой дискуссии о статусе Крыма», а следствие истолковало его мотивы неверно:

«Да, у меня есть статьи с критикой отдельных представителей власти не только России, но и Украины <…> но критика – не только право, но и обязанность СМИ и это не является основанием для обвинения в политической вражде <…>. Я расцениваю это обвинение не как правовое, а как политическое, поскольку я действовал в рамках международного права и российского законодательства».

Семена указал на то, что большая часть материалов уголовного дела – а это шесть томов – состоит из скриншотов монитора его ноутбука. Таким образом следствие пыталось доказать авторство Семены. Однако еще на первом допросе журналист не стал отрицать, что написал этот материал.

Помимо авторства, доказательная база обвинения включает  лингвистическую экспертизу, проведенную в рамках следствия. Вывод эксперт – в материале Семены есть призывы к «осуществлению экстремистской деятельности и к нарушению территориальной целостности России».

Сам журналист квалифицирует свою статью как мнение, а не призыв: «Призыв – это обращение к конкретным адресатам. Например, призывы ЦК КПСС к 9 мая: «Работники промышленности! Боритесь за повышение производительности труда!». Есть адресат и указание к действию. Это призыв. В моей статье как установило следствие, я хотел, якобы, воздействовать на волю «неограниченного круга лиц», но это же и есть именно отсутствие конкретного адресата».

Адвокаты просили исключить данную экспертизу из материалов дела, но суд отказал. «Следователь поставил перед лингвистом юридические вопросы, не имея на это права. Лингвист же фактически вышел за пределы своих полномочий и компетенции, поскольку проанализировал наличие призывов заодно и как юрист и психолог», - объяснял ранее адвокат Андрей Сабинин.

Более того, ранее сторона защиты представила суду альтернативную экспертизу, которую провел доктор политических наук, профессор Кубанского государственного университета Михаил Савва [находится в политической эмиграции]. Именно к ней апеллирует Семена, когда говорит, что его статья не более, чем часть мировой дискуссии о статусе Крыма.

И если бы не последующий допрос свидетелей, в ходе которого выяснилось, что сотрудники ФСБ, возможно, незаконно следили за журналистом, то выступление последнего стало бы самой важной частью вчерашнего заседания.

Так, оперативники получили разрешение суда на слежку за Семеной с 10 сентября 2015 года. Однако в материалах уголовного дела содержатся скриншоты с монитора компьютера журналиста, датированные 9 сентября. На вопрос адвоката Александра Попкова, каким образом эта информация оказалась в материалах дела, сотрудник ФСБ не смог внятно ответить. По его версии, существует еще одно решение суда, которое разрешает слежку на день раньше.

На попытки защиты прояснить ситуацию сотрудники ФСБ ссылались на понятие государственной тайны. Тогда адвокаты ходатайствовали о проведении закрытого заседания, в ходе которого они смогли бы задать вопросы, касающиеся государственной тайны. Однако суд отклонил ходатайство.

«Сведения, относительно которых свидетель отказывался давать показания, не были рассекречены, поэтому суд отказывает в допросе свидетеля в закрытом режиме», – аргументировал суд.

В комментарии Article20 Александр Попков пояснил, что главное противоречие заключается именно в датах получения оперативной информации.

«На данный момент это самая важная деталь, потому что у них [обвинения] на первый взгляд все красиво и сходится. Но в итоге товарищ оперативник запутался. Либо все-таки было еще одно решение суда на прослушку, либо они делали это незаконно. Думаю, в дальнейшем защита еще вернется к этому вопросу. Пока что нам запретили его допрашивать, к тому же на странном основании: это секретные сведения, поэтому мы не дадим вам их исследовать, даже в закрытом судебном заседании», – рассказал адвокат.

Кроме сотрудников ФСБ суд также заслушал показания двух местных чиновников.

«Они, в общем-то, и не свидетели. Эти люди читали статью Николая, она им не понравилась, о чем они и рассказали сотрудникам ФСБ. Причем один из них проявил инициативу, а второго ФСБ попросила прокомментировать», – добавил Александр Попков.

Автор: Тарас Ибрагимов

Share this