Спецслужбы России и Узбекистана фабрикуют уголовное дело против российского правозащитника?

news_image: 

29 сентября 2016 г. сотрудники ФСБ и полиции провели многочасовой обыск в квартире правозащитника Бахрома Хамроева, известного своей активной деятельностью по защите прав мусульман и находящихся в России мигрантов из Центральной Азии. После этого он был допрошен как «свидетель» в Управлении ФСБ по Москве и Московской области.

Хамроев (12 октября ему исполнилось 53 года) является членом Правозащитного центра «Мемориал», также возглавляет неформальное Общество политэмигрантов из Центральной Азии и зарегистрированный в 2014 г. в Москве Консультационный правовой центр «Помощь», работающий с мигрантами на волонтерских основах.

Первоначальная информация о причинах допроса и обыска была противоречивой, что отразилось в публикациях СМИ. Сейчас — по прошествии двух недель — мы располагаем более точными сведениями, связанными с событиями 29 сентября, которые отнюдь не ограничились рутинными процессуальными действиями следователя ФСБ. И эти сведения (пусть даже неполные) не могут не вызывать серьезной обеспокоенности.

Совместная операция спецслужб России и Узбекистана

Как сообщают наши источники, обыск у Хамроева и его допрос были частью масштабной совместной операции спецслужб России и Узбекистана. 29 сентября аналогичные обыски прошли по десяткам адресов в Москве и Московской области. Объектом внимания «силовиков» были выходцы из Узбекистана. Многих из них, как и Хамроева, доставили для допроса в УФСБ, где некоторых к вечеру отпустили, другим — предъявили обвинение и взяли под стражу. Один из источников упомянул цифры «34 адреса» и «11 арестованных», но эта информация требует проверки. Последним — 3 октября — был задержан проситель убежища из Узбекистана Фаррух Нурматов. Он, как и некоторые другие задержанные, находился в розыске в Узбекистане по религиозным мотивам.

Важный момент: по рассказам очевидцев при обыске некоторых квартир присутствовали не только сотрудники российской полиции и ФСБ, но и неизвестные лица, свободно владеющие узбекским языком. Одного из них очевидец опознал как офицера Службы национальной безопасности Узбекистана, который несколько лет назад допрашивал его в Маргилане.
Формально все действия спецслужб проводились в рамках расследования уголовного дела, связанного с действиями группы лиц, причастных к изготовлению поддельных документов, которые могли использоваться для незаконного пересечения границы.

Если в квартире правозащитника лица, проводившие обыск, вели себя подчеркнуто корректно, то в других местах они себя особо не стесняли. Сообщается, в частности, об исчезновении крупных сумм денег, о чем потерпевшие, опасаясь давления, предпочитают говорить лишь неофициально.

Наиболее драматично события развернулись на одной из квартир в районе Кузьминки: двое узбекских гастарбайтеров из Маргилана, испытывавшие ужас перед пытками в СНБ, выпрыгнули из окна с 4-го этажа, в результате чего были госпитализированы с тяжелыми травмами. Прилетевшие в Москву родители пострадавших успели лишь вкратце сообщить о происшедшем. Однако после вмешательства посольства Узбекистана, пытавшегося не допустить утечки информации в СМИ, они вместе с сыновьями были срочно отправлены на родину. По некоторым данным «прыжки в окно» имели место и в здании суда, куда доставили группу задержанных (информация по эпизоду уточняется).

Обыск и допрос Бахрома Хамроева

Теперь вернемся к событиям 29 сентября в квартире Бахрома Хамроева.

По словам правозащитника примерно в 5–45 утра в его квартиру в доме № 13 по ул. Мурановская (близ станции метро «Алтуфьево») пришли сотрудники ФСБ и полиции — примерно 9 человек (еще несколько оставалось у подъезда). Они предъявили постановление о проведении обыска и привели понятых (жителей дома).

Согласно протоколу, копией которого располагает автор, обыск продолжался с 6 час. 30 мин. до 14 час. 30 мин. и проходил с участием старшего следователя УФСБ подполковника юстиции Игоря Юрьева, двух оперативников ФСБ, представителя Центра противодействия экстремизму ГУ МВД по г. Москве и специалиста в области информационных технологий.

Перечень изъятого включает 55 пунктов, в том числе различные электронные носители информации (компьютер, планшет, мобильные телефоны, флешки, CD-диски и т. д.), три ежедневника и блокнот с записями о лицах, обращавшихся к правозащитнику за помощью, визитные карточки, оригиналы и копии личных документов различных людей, более 15 печатных изданий религиозного содержания (включая «Книгу Единобожия», жизнеописание второго праведного халифа, некоторые издания «Хизб ут-Тахрир») и др. В нескольких случаях описание изъятых бумаг сопровождалось записями в протоколе: «количество листов не пересчитывалось».

В ходе обыска оперативники задавали разные вопросы, формально не связанные с расследуемым делом, например: Почему вы защищаете «экстремистов» из «Хизб ут-Тахрир» (напомню, что «Мемориал» признал многих осужденных в России членов этой организации политическими заключенными)? Почему вы выступали против Ислама Каримова? Действуете ли вы по указаниям председателя «Мемориала»? Каковы источники вашего заработка? и т. п.

После завершения обыска Хамроева доставили в местный отдел полиции (Мурановская дом 15) для дактилоскопирования, что заняло вместе с ожиданием часа полтора, а оттуда в сопровождении 4 сотрудников ФСБ повезли в Управление ФСБ по Москве и Московской области. Позднее следователь заявил адвокату, что правозащитника не задерживали, он якобы добровольно согласился «проехать в ФСБ». Однако сопровождавшие Хамроева сотрудники спецслужб смотрели на ситуацию по другому, сказав ему, в частности, что если он сбежит по дороге, им придется отвечать перед начальством.

В 17:11 Хамроев находился уже в здании УФСБ. Через некоторое время следователь допросил его как свидетеля по уголовному делу, и около 19 часов правозащитник был освобожден.

Формальные вопросы следователя касались почти исключительно контактов Бахрома с двумя просителями убежища из Узбекистана: Усмановым Иброхимжоном Муротовичем, в отношении которого Европейский суд по правам человека в октябре 2015 г. направил уведомление российским властям о применении правила 39 (приостанавливающего выдачу) и Нурматовым Фаррухом Давроновичем, также обращавшимся за убежищем к российским властям. Оба не один год живут в России, разыскиваются на родине по сомнительному обвинению в причастности к некоей «террористической организации». В ходе описанной выше операции спецслужб они были задержаны и помещены под стражу. В сентябре 2016 г. телеканал «Дождь» продемонстрировал видеокадры, где Нурматов критикует власти Узбекистана за репрессии и похищения беженцев.

Пока в квартире Бахрома шел обыск, к дому подъехал племянник правозащитника Мурод Хамроев. У подъезда его задержали сотрудники ФСБ, тоже увезли на допрос, но к вечеру освободили.

Что дальше?

Обеспокоенность вызывают не столько следственные действия сами по себе, сколько факт сотрудничества в этом деле ФСБ со спецслужбами диктаторского режима Узбекистана, а также признаки возможной фабрикации обвинения в отношении правозащитника Хамроева.

Как показывает практика последних лет, Ташкент легко фабрикует любые нужные для обвинения материалы, а ФСБ нередко манипулирует показаниями мигрантов из Центральной Азии, большинство из которых «готово сотрудничать», чтобы не быть выдворенными из России. На данный момент двое граждан Узбекистана, допрошенных в ходе операции 29 сентября, по собственной инициативе сообщили Хамроеву, что под давлением следствия согласились дать нужные ФСБ показания против него. Одного из них сотрудники ФСБ уверяли, что Хамроев якобы причастен к сбору денег на «джихад» в Сирии. Впрочем, сам рассказчик оценил это утверждение как «совершенно неправдоподобное».

Бахром Хамроев не впервые сталкивается с преследованием спецслужб двух стран в связи с правозащитной деятельностью. В 2004 г. правозащитника задержали в Москве и осудили на 1,5 года по сфабрикованному обвинению в хранении наркотиков, но вскоре освободили условно-досрочно. В последующие годы он несколько раз подвергался нападениям со стороны неизвестных и сотрудников ФСБ, однако ни по одному эпизоду виновные не были найдены и привлечены к ответственности.

В контексте последних событий не может не настораживать то, что за 12 дней до проведения московской спецоперации на одном из российских сайтов появилась явно заказная статья о Хамроеве, где правозащитник характеризуется как противник нового правителя посткаримовского Узбекистана Шавката Мирзиёева и «неформальный лидер оппозиционеров». Одновременно утверждается, что Хамроев якобы привлекался на родине к уголовной ответственности за членство в «Хизб ут-Тахрир» (хотя он переехал из Узбекистана в Россию в 1992 г., когда о деятельности этой организации в СНГ еще никто не слышал). И далее: «Перебравшись в Москву, Хамроев стал экспертом Правозащитного центра „Мемориал“, где занимается главным образом тем, что выступает общественным адвокатом ХТИ по линии „Мемориала“ на постсоветском пространстве». Предположительно статья является узбекистанским заказом, последовавшим за многочисленными интервью Хамроева о ситуации в Узбекистане после недавней «смены караула» в Ташкенте. Такого рода сфабрикованные материалы в отношении бывших и нынешних граждан Узбекистана нередко циркулируют не только в СМИ, но и по различным межгосударственным каналам.

«В ходе разговоров с сотрудниками ФСБ 29 сентября меня несколько раз спрашивали, почему „Мемориал“, говоря о преследованиях мусульман в России, уделяет заметное внимание уголовным делам в отношении членов „Хизб ут-Тахрир“, — говорит Бахром Хамроев. — Я ответил, что не являюсь сторонником данной организации, а действия правозащитников адекватны активности, с которой власти незаконно преследуют эту группу».

События 29 сентября, связанные с совместной операцией спецслужб в Москве, являются наглядным свидетельством того, что надежды некоторых узбекских эмигрантов на позитивные перемены в Ташкенте — не более чем иллюзия, а попытки заслужить благорасположение нового властителя Узбекистана обречены на провал. В ближайшее время охота на узбекских диссидентов за рубежом — религиозных и светских — будет продолжена. К сожалению, власти России, как и в прошлые годы, продолжают подыгрывать неототалитарной диктатуре, пытаясь заработать дополнительные очки в региональных геополитических играх.

Правозащитный Центр «Мемориал» выражает обеспокоенность создавшейся ситуацией и призывает власти России принять меры по недопущению фабрикации обвинений и других незаконных действий в отношении нашего коллеги Бахрома Хамроева и просителей убежища из Узбекистана, вынужденных покинуть родину из-за преследований по политическим и религиозным мотивам.

Источник: memohrc.org

Share this