Павел Чиков: «Включение в реестр иностранных агентов грозит мне в перспективе тюремным заключением»

news_image: 

30 сентября в Вахитовском районном суде Казани поражением правозащитников завершилось рассмотрение иска, посредством которого правозащитная ассоциация «Агора» оспаривала представление прокурора Илдуса Нафикова, потребовавшего включить эту организацию в реестр иностранных агентов.

Корреспондент «БИЗНЕС Online» стал свидетелем того, как председатель ассоциации заявил судье, что прокуратура Татарстана выполняет «заказ» генпрокурора Юрия Чайки, который якобы невзлюбил «Агору» после того, как она начала активно противостоять надзорному органу в делах НКО по всей России. Кроме того, Чиков заявил, что ему унизительно отправлять корреспонденцию с подписью «иностранный агент», как того требует закон, и неприятно осознавать, что за нарушение закона ему грозит тюремное заключение.

СПОРЫ ОБ АНГАЖИРОВАННОСТИ

Сегодня в Вахитовском районном суде Казани завершился очередной раундпротивостояния республиканской прокуратуры и правозащитной ассоциации «Агора». Она оспаривала требование прокурора Илдуса Нафикова, внесшего представление о включении ассоциации в реестр иностранных агентов, созданный по инициативе депутата Госдумы РФ от Татарстана Александра Сидякина. Накануне «Агора»представила суду целую плеяду свидетелей в свою защиту — в обороне председателя ассоциации Павла Чикова оказался главный редактор «Новой газеты»Дмитрий Муратов, несколько членов совета по правам человека при президенте РФ, главный редактор газеты «Вечерняя Казань» Хазбулат Шамсутдинов. Все в один голос заявили судье о том, что «Агора» не занимается политикой, ссылаясь на свой опыт взаимодействия с этой организацией. Напомним, что, согласно закону, НКО не могут получать иностранное финансирование и заниматься политической деятельностью, не вступив при этом в спецреестр.

Сегодня представитель прокуратуры попросил судью Евгению Зыбунову провести экспертизу докладов «Агоры» о свободе интернета — к ним надзорный орган имеет, пожалуй, больше всего претензий, так как считает, что этими докладами правозащитники фактически влияют на государственную политику в сфере интернет-регулирования. Вчера в суде допросили кандидата филологических наук, доцента Нижегородского университета Елизавету Колтунову, которая провела лингвистическое исследование ежегодных докладов «Агоры». Она заявила, что не обнаружила в мониторинге ни политики, ни оценочных заявлений касательно линии действующей власти в области сети интернет.

— Колтунова и раньше проводила исследования по просьбе «Агоры», она сама сообщила о том, что и ранее сотрудничала с этой ассоциацией, поэтому есть основания считать, что она ангажирована и не может дать объективную оценку, — заявил прокурор.

Адвокат Рамиль Ахметгалиев, представляющий интересы «Агоры», заявил, что в таком случае надо вести речь об ангажированности судмедэкспертов, к которым периодически обращаются за помощью служители Фемиды и следственные органы, но тем не менее предложение прокурора провести дополнительную экспертизу поддержал. Но экспертизу, по мнению Ахметгалиева, необходимо поручить специалистам за пределами Татарстана, чтобы добиться максимальной эффективности. Выслушав стороны, судья в ходатайстве о проведении дополнительной экспертизы отказала, несмотря на то, что истец был не против.

КАК ПАВЕЛ ЧИКОВ УВИДЕЛ ТЕНЬ ГЕНПРОКУРОРА

Выступая в прениях, Чиков попросил судью отменить представление прокуратуры.

— За 9 лет существования «Агоры» мы ни разу не обращались в суд с жалобой на решения прокуратуры. Само представление основано на предположениях, а не на фактах и утверждениях. Речь идет якобы о влиянии «Агоры» на политику Роскомнадзора в сфере регулирования интернета. Я лично встречался с заместителем руководителя Роскомнадзора Максимом Ксензовым, мы с ним обсуждали деятельность «Агоры» по защите блогеров и СМИ, в том числе обжалование действий самого Роскомнадзора в судах. Позиция Роскомнадзора заключается в том, что есть судебное обжалование, и в этом смысле юридическая деятельность «Агоры» полезна, потому что она помогает сформировать судебную практику, устраняющую шероховатости действующего федерального законодательства, регулирующего интернет. Никаких претензий к нам высказано не было!

Чиков напомнил о том, что вчера свидетели в суде раскрыли подробности деятельности совета по правам человека при президенте РФ, и заявил, что у него складывается ощущение, что прокуратура должна была выносить представление в отношении СПЧ за «политическую деятельность совета».

— Мне бы хотелось объяснить, почему прокуратура Татарстана на протяжении нескольких лет так настойчиво добивается, чтобы ассоциацию «Агора» включили в реестр иностранных агентов, — в какой-то момент заявил Чиков. — Дело в том, что я и адвокат Ахметгалиев — два юриста, которые с 2006 года занимаются юридической защитой НКО по всей России. Я могу утверждать, что мы имеем самую обширную практику судебной защиты НКО. В 2013 году, когда генпрокуратура начала массовую проверку НКО по всей стране, мы предложили им защиту и в общей сложности сопровождали дела около 200 НКО, у нас было несколько десятков судебных процессов. Чаще всего мы добивались признания незаконности действий прокуратуры. Это все привело к тому, что генпрокуратура поручила прокуратуре Татарстана добиться любыми способами включения ассоциации «Агора» в реестр иностранных агентов.

Чиков считает, что таким образом генпрокуратура просто решила отомстить «процессуальному оппоненту», с которым чаще всего встречаются в судах прокуроры, пытающиеся привлечь к ответственности НКО.

— И мне давно хочется спросить: мы террористы или экстремисты? Ведь прокуратура поручает наше дело отделу по борьбе с экстремизмом и терроризмом, — поинтересовался Чиков у прокурора.

После того как прокурор в прениях заявил о том, что статус иностранного агента не нарушает права и свободы ассоциации и лично Чикова, последний разразился гневной тирадой, объяснив, в чем именно он видит ущемления и неудобства. Кроме того, что иностранные агенты должны зарегистрироваться как таковые в минюсте, они должны предоставлять министерству ежеквартально отчеты и аудит, а также указывать свой статус во всех публикациях в СМИ и в интернете.

— Пока на нас никакие санкции не возлагали, но это не значит, что это не может произойти, поскольку в Кодекс об административных правонарушениях была внесена дополнительная норма, которая предусматривает административную ответственность вплоть до 500 тысяч рублей штрафа для юридических лиц за неисполнение обязанностей иностранного агента. А в Уголовный кодекс была внесена статья «Злостное неисполнение обязанностей иностранного агента», которая предусматривает наказание до трех лет лишения свободы, то есть включение в реестр грозит мне тюремным заключением в перспективе, — ни много ни мало заявил председатель ассоциации.

— Ваша честь, исполнение требований закона не является нарушением прав и свобод, — заявил прокурор.

Выслушав представителя прокуратуры, который в прениях объяснил, что надзорный орган по-прежнему считает, что «Агора» занимается политической деятельностью, судья Зыбунова удалилась в совещательную комнату. Через полчаса было вынесено решение: в иске «Агоре» было отказано, а представление прокуратуры осталось в силе и без изменений. Адвокат Ахметгалиев, выходя из зала суда, заявил, что считает это решение первым шагом в части защиты законных интересов «Агоры» и останавливаться правозащитники не намерены — они будут проходить все инстанции (обжаловав решение районного суда в Верховном суде Татарстана), чтобы впоследствии обратиться в Европейский суд по правам человека.

— В данном случае мы находились в статусе ответчика, и решение было вынесено не в пользу истца, поэтому мы удовлетворены этим решением, — объяснил «БИЗНЕС Online» старший помощник прокурора Татарстана по взаимодействию со СМИ Руслан Галиев. — Наш акт прокурорского реагирования признан законным, но за ними в любом случае сохраняется право обжалования в течение месяца.

«СТАТУС ИНОСТРАННОГО АГЕНТА НЕ ТАК УЖ УНИЗИТЕЛЕН...»

«БИЗНЕС Online» выяснил мнение экспертов по поводу исхода спора между «Агорой» и прокуратурой.

Эмиль Гатауллин — адвокат:

— Считаю ли я, что «Агора» занимается политикой? Думаю, что да. Любая организация, так или иначе присутствующая в публичном пространстве, оказывает влияние на политику.

Если же говорить о том, что статус иностранного агента унизителен для «Агоры», то нельзя не согласиться с тем, что какие-то определенные ксенофобские настроения в нашем обществе присутствуют. Поэтому, по всей видимости, присвоение статуса иностранного агента тоже позволяет играть на этих настроениях и, соответственно, выставлять в невыгодном свете того, кто является иностранным агентом.

Я не думаю, что «Агоре» удастся избавиться от статуса иностранного агента, обжаловав это решение в высших инстанциях. Во всяком случае, не в России. А Европейский суд по правам человека рассматривает процессуальные нарушения. Если процессуальных нарушений допущено не было, то перспектив особых нет. Если, опять-таки, не вмешается какая-то политическая составляющая, благодаря которой встанет вопрос не о нарушении прав «Агоры», а о нарушении прав вообще всех лиц в России, которым присвоен статус иностранного агента. Но это было бы неправильно, это выходило бы за рамки компетенции Европейского суда по правам человека.

Юлия Белавина — адвокат:

— С юридической точки зрения если «Агору» действительно финансируют из-за рубежа, то тогда, конечно, они будут обладать статусом иностранного агента. А если финансирование из-за рубежа не идет, то, естественно, они таким статусом обладать не будут. К сожалению, у меня четкого ответа на то, финансируется ли их деятельность из-за рубежа, получали ли они такую финансовую помощь, нет. Занимается ли «Агора» политикой и оказывает ли влияние на общественное мнение своей работой? Я думаю, что да.

И я не считаю, что статус иностранного агента прямо-таки унизителен. Почему они должны скрывать, если они финансируются из-за рубежа, но занимаются честным и нужным делом? В этом нет ничего стыдного. А если они финансируются из-за рубежа, им там какие-то определенные политические установки дают и они из защиты наших граждан делают политику, это нехорошо и нечестно.

Мне кажется, что обжаловать решение Вахитовского районного суда в высших судебных инстанциях России им не удастся. Потому что я думаю, что суд убедился, что они финансируются из-за рубежа, что это не голословное обвинение. А в Европейском суде по правам человека всякое может быть. Но Европейский суд тоже не может принимать незаконные решения. Если они действительно финансируются из-за рубежа, то они и должны обладать статусом иностранного агента...

Александр Шагулин, Александр Гавриленко
Источник: Бизнес-онлайн

Share this