Крым: Политические преследования набирают обороты

news_image: 

Системные репрессии и нарушения прав человека в Крыму набирают новые обороты – теперь под ударом оказались адвокаты. Сохранение данной тенденции и отсутствие адекватных эффективных мер по её устранению ставит под угрозу не только авторитет международной системы защиты прав человека, но и даёт сигнал остальным политическим игрокам о возможности безнаказанно совершать подобные действия в других частях мира.

Давление на адвокатов

Новая волна репрессий по отношению к адвокатам наблюдается с начала 2017 года. По состоянию на 6 февраля, по крайней мере три адвоката преследуются властями.

Первые попытки устрашения защитников начались еще в 2016 году, когда адвокату Николаю Полозову сообщали о начале доследственной проверки его постов в социальных сетях на предмет нарушений российского уголовного законодательства. На практике это означало угрозу лишения адвокатской лицензии. Полозов выступает защитником двух заместителей председателя
Меджлиса (парламента) крымско-татарского народа – Ильми Умерова и Ахтема Чийгоза, а в прошлом выступал адвокатом Надежды Савченко. 25 января 2017 года Полозов был задержан шестью сотрудниками ФСБ в аэропорту Симферополя сразу после его прилёта с сессии ПАСЕ. Сотрудники ФСБ пытались допросить Полозова в качестве свидетеля по делу Ильми Умерова, которого российская Федеральная служба по финансовому мониторингу в конце 2016 года включила в список террористов и экстремистов(номер 5916 по состоянию на 6 февраля 2017 года). Умеров не смог оплатить в банке штраф, наложенный на него за участие в заседании Меджлиса крымско-татарского народа, так как его банковские счета на полуострове оказались заблокированными.

Ещё один подзащитный Полозова – Ахтем Чийгоз – находится в заключении по обвинению в деле «26 февраля» 2014 года, когда у здания крымского парламента собрались сторонники и противники присоединения Крыма к РФ. Год спустя по обвинению в организации массовых беспорядков были арестованы шесть крымских татар, в том числе и Чийгоз. 

Два других адвоката, защищающих жителей Крыма в уголовных делах, возбуждённых по политическим мотивам, были задержаны в Бахчисарае на следующий день после инцидента с Полозовым. Эмиля Курбединова и Эдема Семедляева остановили сотрудники дорожно-постовой службы, когда защитники ехали на обыск, устроенный в доме общественного активиста. Затем к машине подъехали сотрудники «Центра по борьбе с экстремизмом» и заявили об административном задержании Эмиля Курбединова. Параллельно в офисе адвокатов начался обыск, в результате которого была изъята вся офисная техника, а также носители информации со сведениями, составляющими адвокатскую тайну. Эмиль Курбединов выступает защитником четырёх крымских мусульман по делу «Хизб ут-Тахрир» – политического исламского движения, занимающегося религиозной, политической и просветительской деятельностью. Движение законно и беспрепятственно действует в Украине и многих других странах, однако признаётся террористическим в РФ, и после аннексии Крыма российские спецслужбы начали преследовать его членов. Кубердинову предъявили обвинение в административном нарушении по статье 20.3 Кодекса об административных правонарушениях (пропаганда и публичное демонстрирование нацистской атрибутики или символики) за пост в социальной сети, опубликованный в 2013 году. Пост содержал видео с митинга «Хизб ут-Тахрир». И хотя на момент публикации видео Курбединов и движение находились под
юрисдикцией Украины, это не стало аргументом для российского суда. По решению Железнодорожного районного суда Симферополя от 26 января 2017 года, Кубердинов был задержан на 10 суток административного ареста.

Давление на Курбединова отмечалось и ранее. В частности, в докладе Amnesty International «Крым во тьме: Подавление несогласия» отмечено, что в ноябре прошлого года Эмилю заявляли о необходимости его выхода из Крымской коллегии адвокатов, а некоторые из его коллег советовали отказаться от дела «Хизб ут-Тахрир».

Репрессии

Следует отметить, что список репрессивных мер длинный, и уголовное преследование инакомыслящих в Крыму приобрело систематический характер. По данным общественной организации «КрымSOS», только в 2016 году на полуострове было зафиксировано около 280 случаев грубых нарушений прав человека, включая 3 насильственных исчезновения, 32 новых уголовных дела, более 177 задержаний, более 50 обысков, направление 7 человек на принудительную психиатрическую экспертизу. В общей сложности, по сообщениям, начиная с 2014 года в Крыму были похищены или пропали без вести не менее 15 человек. Преимущественно это крымские татары, а также гражданские активисты и
журналисты, открыто демонстрирующие своё несогласие с аннексией Крыма. Правозащитники отмечают, что список украинских граждан, незаконно лишённых свободы в России и оккупированном Крыму, в 2016 году пополнился почти вдвое: по состоянию на конец ноября 2016 года в заключении на территории РФ пребывало 36 украинских граждан (Министерство иностранных дел Украины указывает цифру 31). Обычной практикой стали незаконные перемещения граждан Украины из Крыма в РФ. По информации Крымской правозащитной группы, за три последних года из Крыма в исправительные учреждения регионов РФ было вывезено не менее 2200 граждан Украины, находившихся в заключении на территории Крыма на момент аннексии.

Современные узники Кремля лишены независимой адвокатской поддержки, их осуждают по заявлениям анонимных свидетелей и засекречивают материалы следствия. По сообщениям, в ходе следствия применяются пытки. Наиболее распространённые нарушения со стороны российских властей в Крыму связаны с проявлениями дискриминации по национальному и религиозному признаку, а также по политическим убеждениям. Жители полуострова подвергаются безосновательным задержаниям и арестам, принцип презумпции невиновности не соблюдается, а судебные рассмотрения по сфабрикованным политическим делам отчётливо свидетельствуют об отсутствии независимого и беспристрастного правосудия на аннексированной территории.

В 2016 году усилились карательные меры по отношению к лидерам крымских татар. Наиболее громким делом стало уголовное преследование заместителя главы Меджлиса Ильми Умерова по статье 280 УК РФ «за призывы к нарушению территориальной целостности РФ». В мае 2016 года Умеров был задержан и помещён в психиатрическую больницу в связи с его выступлением на митинге в Киеве, где он заявлял о необходимости ухода России из Крыма.

Назначение Умерову принудительной психиатрической экспертизы и его дальнейшее насильственное удержание в психиатрической больнице стало поводом для признания его Международной Амнистией узником совести http://bit.ly/2l6AlWD. Кроме того, окончательным решением Верховного суда РФ была запрещена деятельность Меджлиса – представительского органа крымско-татарского народа. По состоянию на 6 февраля 2017 года, Меджлис внесён в перечень действующих террористических и экстремистских организаций под номером 54. Фактически это означает угрозу уголовного преследования всех членов Меджлиса и их сторонников по статье «экстремизм», ставшей наиболее популярной для применения репрессий в Крыму.

Политически мотивированные уголовные дела, заведенные в Крыму с мая 2014 года, можно объединить в несколько групп. Общая характеристика всех дел – преследование за инакомыслие, завуалированное под обвинения в «шпионаже», «терроризме» и «покушении на территориальную целостность РФ». Обычно такие дела сопровождаются недопуском родственников и СМИ к
судебным заседаниями, давлением на обвиняемых (в том числе физическим насилием, пытками и жестоким обращением), а также игнорированием взятых на себя Россией международных обязательств по предоставлению обвиняемым независимой адвокатской защиты.

В таких условиях первоочередной, хоть и трудновыполнимой, задачей становится профессиональная защита заключённых, задержанных и тех, кто подвергается репрессиям в Крыму. По российскому законодательству, на территории полуострова представлять интересы подзащитных в судах могут только российские адвокаты, немногие из которых готовы работать в условиях постоянного преследования. Россия стоит на пороге полного отказа от соблюдения международных стандартов по защите профессиональных прав и гарантий адвокатской деятельности, создавая преграды для работы адвокатов, защищающих жертв политических преследований в Крыму.

Возможности для противодействия

На данный момент у правозащитного сообщества есть лишь небольшой арсенал для противодействия таким репрессиям. В условиях отсутствия инструментов влияния на происходящие события роль гражданского общества сводится к максимальному освещению и документированию нарушений с надеждой на дальнейшее их рассмотрение международными судебными инстанциями. Такого рода освещение событий привело к небольшой победе 19 декабря 2016 года, когда Генеральной Ассамблеей ООН было принято «Положение в области прав человека в Автономной Республике Крым и городе Севастополе (Украина)».

В резолюции впервые на международном уровне были признаны и подтверждены серьёзные нарушения прав человека на полуострове. Особое значение имеет резкая оценка запрета Меджлиса и признания его экстремистской организацией. Среди требований членов Ассамблеи к РФ – немедленное освобождение незаконно осуждённых, гарантии безопасной работы для журналистов и правозащитников на полуострове, отмена решения по Меджлису и запрета на въезд в Крым для лидеров Меджлиса.

На политическом уровне важными положениями резолюции стали прямое осуждение оккупации Крыма РФ и подтверждение непризнания аннексии. В резолюции отмечается факт ухудшения ситуации с соблюдением прав человека в Крыму после введения на полуострове законодательства РФ. Отмечено также наличие фактов политически мотивированных уголовных дел, дискриминации, преследования, запугивания, насилия, разжигания межнациональной и межрелигиозной вражды.

Приветствуя принятие резолюции, правозащитное сообщество Украины всё же обращает внимание на более чем сдержанный характер документа, и на ряд существенных положений, не вошедших в его итоговый текст. В частности, в резолюции отсутствуют требования по обеспечению качественного расследования и прекращения насильственных исчезновений и убийств на полуострове, а требование немедленно освободить незаконно удерживаемых и осуждённых украинских граждан сведено в документе к общей формулировке, без указания конкретных случаев и фамилий пострадавших. Единственным конкретным результатом является обязательство Управления Верховного комиссара ООН подготовить доклад о соблюдении прав человека в Крыму. В этой связи открывается пространство для обеспечения постоянного мониторинга ситуации на полуострове, возможность которого во многом может быть подорвана позицией украинского правительства. В первую очередь это касается непропорционально сложной процедуры въезда в Крым для иностранных журналистов и правозащитников. В настоящее время специальное разрешение на въезд на полуостров выдаётся только на территории Украины в течение 5 рабочих дней, и им предусматривается лишь ограниченный набор целей, не включающих правозащитную, журналистскую или адвокатскую деятельность.

Соответственно, первоочередные шаги правительства Украины в этой сфере должны быть направлены на введение уведомительного, а не разрешительного принципа при регулировании порядка въезда международных правозащитных миссий, иностранных журналистов и адвокатов для мониторинга и освещения ситуации в Крыму, либо на разработку упрощённой системы получения разрешений для данных групп.

Немедленного выполнения Россией требований резолюции Генеральной Ассамблеи, как и других международных структур, в Украине никто не ждёт. Кремль признаёт Крым частью РФ и систематически игнорирует рекомендации в части международного гуманитарного права, в которых полуостров рассматривается как оккупированная территория. Признание репрессий в Крыму ООН важно с точки зрения формальной поддержки Украины на международной арене, что значительно облегчит работу украинского дипломатического корпуса в дальнейшем поиске союзников в конфликте с РФ. Украина, в свою очередь, может облегчить работу правозащитников, упростив процедуру въезда в Крым. Блокирование работы адвокатов не только лишает крымчан квалифицированной помощи защитников, но и является очень серьёзным сигналом, указывающим на ужесточение политики Кремля по отношению к тем, чьи взгляды отличаются от официальной доктрины РФ.

В то же время, наличие дискуссии по поводу ситуации с правами человека в Крыму подтверждает важность продолжения работы по документированию нарушений на полуострове. На сегодняшний день сбор фактов возможен лишь с помощью российских правозащитных организаций, журналистов, адвокатов и отдельных активистов, имеющих возможность беспрепятственно въезжать на территорию аннексированной республики и одновременно готовых поставить себя под угрозу преследования со стороны спецслужб РФ.

Источник: russian.eurasianet.org

Share this