Из дела воронежских экоактивистов пропал важный процессуальный документ

news_image: 

Скандальная ситуация сложилась на процессе по делу воронежских экоактивистов, которых обвиняют в вымогательстве 26 млн руб. у Уральской горно-металлургической компании (УГМК). Суд не смог найти требование заместителя генпрокурора РФ Виктора Гриня к следственному департаменту МВД РФ, в котором указывалось, что обвинение было неправильно квалифицировано.

Требование господина Гриня было выполнено, и фигурантам инкриминировали мошенничество, однако затем воронежская прокуратура, несмотря на позицию вышестоящей инстанции, направила дело в суд с первоначальным вариантом обвинения. Адвокаты подсудимых считают, что следствие не выполнило требования господина Гриня, поэтому суд, когда документ будет найден, получит основания для прекращения разбирательства.

Экоактивист Михаил Безменский и казачий атаман Игорь Житенев обвиняются в вымогательстве (ст. 163 УК РФ) 26 млн руб. у представителей УГМК. Эти деньги, по версии полиции, они требовали в обмен на прекращение протестов против ведущейся в интересах УГМК разведки медно-никелевых месторождений в Новохоперском районе на востоке Воронежской области. Оба обвиняемых были задержаны еще в конце 2013 года. Новоусманский райсуд Воронежской области начал рассматривать дело в июне 2015 года.

Между тем, как рассказывал ранее „Ъ“, само расследование проходило непросто. Разработкой экоактивистов по заявлению руководства УГМК занимались сотрудники ГУЭБиПК МВД РФ, которым на тот момент руководил Денис Сугробов, ныне обвиняемый по делу «полицейского ОПС». Вел дело Житенева и Безменского следователь Олег Сильченко из следственного департамента МВД РФ, а обвиняемые находились под стражей в Москве. В середине 2014 года, после того как разгорелся скандал, связанный с Денисом Сугробовым и его подчиненными, Генпрокуратура затребовала для проверки материалы по расследованию дела экоактивистов. В результате 3 июля 2014 года заместитель генпрокурора Виктор Гринь направил следствию требование об устранении нарушений законодательства. Из него следовало, что данные, содержащиеся в постановлениях о привлечении Житенева и Безменского в качестве обвиняемых, не соответствовали собранным доказательствам. В октябре 2014 года господин Сильченко переквалифицировал обвинение на мошенничество в особо крупном размере (ч. 4 ст. 159 УК РФ) и вскоре отправил дело в Генпрокуратуру для утверждения обвинительного заключения. В феврале 2015 года рассматривавший материалы Виктор Гринь своим постановлением вернул дело Олегу Сильченко на доследование. В этом документе господин Гринь сослался на свое июльское требование и подчеркнул, что с тех пор следствие «не получило новых доказательств». Также замгенпрокурора указал, что из материалов дела следует, что Житенев и Безменский не обманывали и не вымогали деньги, а их сотрудничество с УГМК началось по инициативе самой компании. В результате весной 2015 года тогдашний замглавы следственного департамента МВД Юрий Шинин изъял дело у Олега Сильченко и передал его в воронежское ГУ МВД. Местные полицейские через две недели направили дело в облпрокуратуру, и зампрокурора Воронежской области Василий Хромых утвердил обвинительное заключение в его старой формулировке: активистам вновь вменялось вымогательство.

Михаил Безменский и Игорь Житенев не признают свою вину и пытаются опровергнуть доводы обвинения. Летом нынешнего года судья Виктор Серганов удовлетворил ходатайство адвоката Сергея Бутусова, представляющего интересы Житенева, и попросил прокуратуру предоставить копию требования Виктора Гриня от 2014 года. В конце октября в Генпрокуратуре господину Серганову ответили, что все бумаги по этому делу находятся в Воронеже, а местные прокуроры и следователи сообщили суду, что в их материалах нужного документа нет. Более того, по словам адвоката Владимира Кузьмичева, защищающего Михаила Безменского, представители прокуратуры заявили на заседании в конце октября, что искомой бумаги нет и в надзорном деле, также переданном в Воронеж. Виктор Серганов сообщил, что повторно запросит документ в Генпрокуратуре. «Ощущение, что требование господина Гриня просто спрятали. Это ключевой аргумент для всего разбирательства. В нем должны быть указаны недостатки, которые не позволяют квалифицировать действия Житенева и Безменского как вымогательство. Мы хотим посмотреть, исправлены ли они, а если нет, то выяснить, почему областная прокуратура пошла против позиции генеральной»,— объяснил адвокат Кузьмичев. Он уточнил, что, если разночтения подтвердятся, «формально это необязательно повлечет какие-то серьезные последствия». «Но суд получит основания для прекращения дела»,— подчеркнул он.

В облпрокуратуре воздержались от комментариев «до окончания судебного разбирательства».

Источник: kommersant.ru

Share this