Дело «Мемориала»: чем отличаются иностранные агенты в России и США

news_image: 

На днях «Мемориал» стал очередной жертвой закона об иностранных агентах. Само по себе включение «Мемориала» Министерством юстиции в список иностранных агентов не означает запрета на деятельность, но ежедневные репортажи федеральных телеканалов о «кольце врагов», в котором оказалась наша страна, делают работу НКО — иностранного агента крайне затруднительной.

Сторонники закона постоянно подчеркивают, что Россия просто использует мировой опыт, в частности американский «оригинал» — закон 1938 года «О регистрации иностранных агентов». Случай «Мемориала» — хороший повод напомнить, что американский закон вообще не затрагивает деятельность НКО.

Найти политику 

Власти и за рамками закона об иностранных агентах давно пытаются сократить влияние извне на российское общество. Отношение к зарубежным фондам и обменным программам сформулировал президент Владимир Путин в 2015 году: «Мы с вами знаем, так называемые иностранные фонды по школам работают, сетевые организации просто шарят по школам Российской Федерации много лет — под видом поддержки талантливой молодежи... На самом деле как пылесосом высасывают, и все, уже прямо со школы абитуриентов берут, на гранты сажают и увозят».

Например, в 2014 году была закрыта программа обмена будущими лидерами (Future leaders exchange program — FLEX), которая давала возможность российским старшеклассникам провести год в американской школе и освоить английский язык. Я в 2013 году был рецензентом заявок в этой программе. Отбор проходил по таким критериям, как способность адаптироваться к новой обстановке, коммуникабельность и т.д. Никакие идеологические параметры, вроде отношения к политическим институтам России, не являлись критериями отбора.

Ранее в 2012 году Госдепартамент США был вынужден прекратить в нашей стране деятельность Агентства США по международному развитию, прототип Россотрудничества. В 2010–2012 годах я участвовал в проекте Института сравнительных исследований трудовых отношений, который финансировало это агентство. Он был направлен на обучение женщин в регионах их трудовым правам. И там также не было никакой политической составляющей.

Курс на изоляцию сказывается на атмосфере в стране и ее перспективах. Проведенный в 2015 году опрос студентов показал, что 39% из них рассматривают возможность покинуть страну после окончания учебы. Такие же результаты (39,2%) продемонстрировал опрос, проведенный в 2016 году в рамках подготовки научно-исследовательской работы «Социальная ориентация студенческой молодежи и ее возможная политическая активность в новом избирательном цикле». Кстати, эта работа проводилась по заданию российского правительства.

Агенты для лоббистов

В США существует совершенно другая практика в отношении «зарубежного влияния» и НКО. Закон 1938 года «О регистрации иностранных агентов» после поправок 1998 года распространяется исключительно на представителей зарубежных государств и политических партий.

Любопытно отметить, что из СМИ c 1947 по 1992 год иностранным агентом было Нью-Йоркское бюро ТАСС, с 1995 по 2001 год — «Медиамост» Владимира Гусинского, в 2003 году — «РИА Новости», ныне — «Россия сегодня»; из политических партий в 1994–1995 годах — Демократическая партия России, в 1995 году — ЛДПР, в 2007–2007 годах — «Родина», из НКО — в 1992–1994 годах — Международный фонд защиты материнства и детства.

Закон предписывает иностранным агентам самостоятельно регистрироваться в отделе регистрации иностранных агентов Министерства юстиции США, а впоследствии предоставлять отчеты о своей деятельности раз в полгода. За нарушение требований предусмотрена суровая ответственность — штраф до $10 000 и/или тюремное заключение до пяти лет. Отмечу, что Анне Чапман, получившей широкую известность во время российско-американского шпионского скандала 2010 года, помимо прочего, вменялось в вину именно нарушение данного закона.

В целом же закон является одним из элементов системы лоббистского законодательства США, направленной на выведение из тени лоббирования заинтересованными группами своих интересов в органах власти. Основную роль здесь играет закон 1995 года «О раскрытии лоббистской деятельности». Регистрации подлежат все структуры, в том числе и НКО, сотрудники GR-подразделений которых тратят не менее 20% своего рабочего времени на лоббистскую деятельность, при этом расходы на нее должны составлять не менее $12 500. После регистрации они должны подавать подробные ежеквартальные отчеты в сенат и палату представителей.

При этом в США спокойно относятся к «зарубежному влиянию»: там свободно работают Russia Today, фонд «Русский мир», Россотрудничество. Американское законодательство о лоббизме носит скорее информационный, а не репрессивный характер. Оно исходит из того, что НКО не являются очень уж влиятельными структурами по сравнению с частным бизнесом, например. Российскую же политику в этом вопросе можно назвать стрельбой из пушки по воробьям.

Источник: rbc.ru

Share this