Что останется после «болотного дела»

news_image: 

У нас с мужем — он уже больше двух лет сидит по «болотному делу» — давно была традиция: на дни рождения, Новый год и другие праздники мы дарили родителям билеты в театр. Почти всегда — на постановки Театра.DOC. Наша любимая, кстати, — «Двое в твоем доме», о домашнем аресте белорусского оппозиционера Владимира Некляева. Один из редких документальных спектаклей театра, в котором сцен с поводом для смеха больше, чем для фрустрации.

Полгода назад со мной связалась драматург Полина Бородина и попросила помочь со сбором материалов для спектакля о «болотном деле» — для театра, который я так сильно люблю. Все, что от меня требовалось — дать интервью. Я тогда еще подумала, что Полине будет тяжело — ничего впечатляющего в том, чтобы быть близким человеком арестанту, нет. Это очень скучно. Собрать о «болотном деле» историю, которая будет интересна кому-то, кроме ее участников, думала я, скорее всего, не выйдет.

Премьера состоялась в годовщину событий на Болотной — вокруг театра собралась полиция, а в зале сидели сотрудники в штатском. Я посмотрела спектакль, когда его показывали в театре уже в третий раз, — снаружи все еще дежурила полиция. Шел дождь и Елена Гремина, режиссер театра, приглашала сотрудников в зал: «У нас здесь тепло и спектакль очень хороший показывают». Они не заходили.

Я ерзала, хихикала и волновалась, потому что не помнила уже ничего из того, что наговорила Полине в интервью. Было страшно услышать себя со стороны. И каждый раз, когда я узнавала в репликах актеров собственные слова, я съеживалась, прятала лицо за плечо сидящей рядом сестры и с облегчением думала: «Как хорошо, что я не сморозила никакой глупости».

Скучные суды, бюрократия следственных изоляторов, монотонные сборы продуктовых передач и страшная тоска родственников заключенных по «болотному делу» превратились в одну безумно интересную историю, которую четыре актера рассказывают словами матерей, отцов, жен, невест и друзей арестованных. Никаких преувеличений и искажений — только цитаты из интервью родственников. О том, как проходят свидания, как  выйти замуж в СИЗО, как развлекают себя обвиняемые во время скучных судов. Как сообщить арестованному, что умерла его мать...

Я все думала, останется ли после процесса по «болотному делу» что-то, кроме стыда, потерянных трех с половиной лет жизни и тяжелых воспоминаний? Что-то хорошее и полезное — не для нас, родственников, а для тех, кто был и не был с нами на Болотной площади 6 мая?

Я, кажется, перестала мучиться этим вопросом. После сталинских репрессий остались «Архипелаг ГУЛАГ» и «Колымские рассказы». После «болотного дела» останется спектакль Театра.DOC «Болотное дело».

Большое спасибо Полине Бородиной, Елене Греминой, Константину Кожевникову, Анастасии Патлай, Варваре Фаэр и Марине Бойко.

Источник: snob.ru

Share this