НЕФОРМАЛЬНЫЙ КОММЕНТАРИЙ к Уставу патрульно-постовой службы милиции общественной безопасности

Как будут вести себя милиционеры приближаясь к местам скопления
несовершеннолетних антиобщественной направленности? Где прописано
законное право врать гражданам? Возможно ли использование оружия и
спецcредств против мелких правонарушителей?

НЕФОРМАЛЬНЫЙ КОММЕНТАРИЙ
к Уставу патрульно-постовой службы милиции общественной безопасности

«Устав патрульно-постовой службы милиции общественной безопасности»
(далее Устав ППСМ) является приложением к Приказу МВД РФ от 29 января
2008 г. №80. В целом этот документ стоит охарактеризовать как, не
побоюсь этого слова, революционный. Он значительно отличается от
своего предшественника «Устава ППС», прежде всего, закреплением в этом
документе новых реалий и трендов в работе патрульно-постовой милиции.
Многое из того, что ранее было разбросано по ведомственным приказам и
инструкциям, объединили воедино.
Устав ППСМ получился солидным: почти 60 страниц. Документ содержит
информацию об организации работы патрульно-постовой службы и контролю
за ней; о тактике, техническом обеспечении и снаряжении; о том, как
должен вести себя милиционер с гражданами и подозреваемыми в
совершении преступления или правонарушения.
По своей сути этот документ весьма двойственный. С одной стороны,
можно говорить о ряде возможных позитивных сдвигов, в результате
грамотного его исполнения. С другой стороны, не стоит забывать о
реальности современной милиции, на которую обрушили труд освоения
довольно увесистого и сложного текста, а также о заложенных в нем
противоречиях.

Для затравки немного лексикологии. Любителям общаться с милицией «по
понятиям» следует зафиксировать такие закрепленные новым Уставом
данности, как:
ППСМ - патрульно-постовая служба милиции общественной безопасности.
Именно так теперь аббревиируются те, кого мы некогда называли ППС;
«горрайлинорганы внутренних дел» - термин, обозначающий совокупность
всех видов отделов органов внутренних дел. В выговаривании этого
термина лучше потренироваться. Рядом с ним ГИБДД, возникшее в
результате ребрендинга ГАИ, покажется цветочками;
ОВДРО - особо важные и режимные объекты;
рекогнисцировка - любимое словечко внутреннего профессионального
языка впервые употреблено в столь значимом нормативном акте;
несовершеннолетние антиобщественной направленности - термин, в
документе употребленный дважды, но никак не расшифрованный. Читая
Устав ППСМ в местах упоминания этих слов, радуешься, что уже не
несовершеннолетний.

Итак, начнем с хорошего. Первое, определен главный крайний. Это
немаловажно для случаев обжалования действий сотрудников
правоохранительных органов. Вся ответсвенность за патрулирование,
согласно пункту 15 Устава, лежит на командире подразделения ППСМ.
Второе, есть шанс, что протоколы об административных правонарушениях
будут составляться на местах. Пункт 271.6 обязывает при выявлении
признаков правонарушения «составить протокол об административном
правонарушении в соответствии с требованиями статьи 28.2 Кодекса
Российской Федерации об административных правонарушениях». Однако, в
перечне предметов, которые должны иметь при себе сотрудники ППСМ,
согласно пункту 88, бланки протоколов пока не значатся, хотя бланки
рапортов уже прописаны. Дело за малым.
В написании нового устава участвовали настоящие стратеги, хорошо
владеющие тактической теорией в ее военном смысле. Патрульно-постовым
рекомендуется стать осмотрительнее и за подозрительными лицами вести
неприметное наблюдение. Правда, в Пункте 261 оговаривается, что
«принимая решение о задержании и доставлении такого гражданина в
органы внутренних дел, он должен четко уяснить правомерность своих
действий, оценить свои возможности, наметить план задержания,
определить наиболее удобный момент и тактический прием задержания...».
Печалит отсутсвие в Уставе проведения строгой черты между «заподозрил»
и «задержал». В настоящий момент задержание и доставление
правонарушителя законодательно считаются «крайними мерами».
Административное задержание, то есть кратковременное ограничение
свободы физического лица, может быть применено, согласно ст. 27.3
КоАП РФ, «в исключительных случаях, если это необходимо для
обеспечения правильного и своевременного рассмотрения дела об
административном правонарушении, исполнения постановления по делу...»
На практике об исключительности применения задержания говорить не
приходится: «Пройдемте в отделение - там разберемся!» Далее, по
Железному Феликсу: «был бы человек, а статья найдется».
К слову о задержаниях. Одной из причин, заставляющих отделы внутрених
дел переполнять «обезьянники» - не для кого не секрет - статистика.
Устав ППСМ окончательно закрепляет практику борьбы за повышение
эффективности работы в количественных, а не в качественных
показателях. Пункт 139 прямо указывает на то, что «работа отдельного
наряда оценивается в соответсвии ... с учетом сравнительных
статистических и динамических показателей ... его активности в
предупреждении и пресечении преступлений и административных
правонарушений...». А пункт 139.2.4 разъясняет, что эта самая
активность оценивается по: «количеству лиц, задержанных за совершение
административных правонарушений в общественных местах и на улицах, в
том числе, за совершение мелкого хулиганства, появление в пьяном виде
и распитие спиртных напитков». В общем, статистическая мотивация
возведена в ранг нормы. Кстати, подпортить оценку смогут лишь
«подтвержденные в результате служебных проверок обращения граждан на
неправомерные действия или неуважительное отношение к ним со стороны
наряда». А все, что не подтвердится, - не в счет.
Что касается весьма болезненного практического вопроса - проверки
документов в общественных местах, то тут также хотелось бы отметить
несколько пунктов Устава. В части 2 статьи 11 действующего закона «О
милиции» сказано, что любой милиционер может «проверять документы,
удостоверяющие личность, у граждан, если имеются достаточные основания
подозревать их в совершении преступления или полагать, что они
находятся в розыске, либо имеется повод к возбуждению в отношении них
дела об административном правонарушении»; и кроме того, «осуществлять
в порядке, установленном в соответствии с законодательством об
административных правонарушениях, личный досмотр граждан, досмотр
находящихся при них вещей при наличии достаточных данных полагать, что
граждане имеют при себе оружие, боеприпасы, взрывчатые вещества,
взрывные устройства, наркотические средства или психотропные
вещества».
Устав ППСМ, в нарушение закона расширяет количество причин для
проверки документов под благовидными предлогами. К примеру, пункт 254
обязует сотрудников милиции «по документам устанавливать личность,
записывать фамилии, имена, отчества, домашние адреса, место (места)
работы и номера телефонов» граждан, оказавшихся на месте происшествия.
Уровень преступности в стране высок, и нет никакой гарантии, что на
дороге, по которой идет человек, два часа или неделю назад не был
кто-то убит или ограблен. А значит, от проверки документов в любом
месте никто не застрахован.
Кроме того, Устав ППСМ фактически дает возможность проверять на улице
регистрацию. В настоящий момент право налагать административные штрафы
по ст. 19.15 КоАП РФ (кодекса об административных правонарушениях) за
проживание гражданина без документов или без регистрации есть лишь у
участковых-уполномоченных. А те в свою очередь могут проверять
документы у граждан на своем административном участке в подъездах и во
дворах домов, а также при посещении квартир. Пункт 239 Устава ППСМ
гласит: «При выявлении иностранных граждан и лиц без гражданства, не
имеющих при себе документов, пребывающих без регистрации, а также по
просроченным или недействительным документам, патрульный (постовой)
сообщает об этом дежурному по горрайлиноргану внутренних дел и
действует по его указанию». Как известно, у нас для властьпридержащих
«что не запрещено - разрешено». Раз гипотетическая возможность
ситуации прописана - значит ситуация будет встречаться часто, ведь
выявленное нарушение важнее уточнения законности способа его
выявления. Особенно учитывая патологическую подозрительность в глазах
среднестатистического милиционера выходцев из братских республик,
приехавших на заработки. А ведь в подпункте 72.2 Устава сказано, что
во время службы наряды должны обращать особое внимание на «лиц,
которые проявляют подозрительную настороженность и беспокойство,
одетых не по сезону или в одежду, не соответствующую росту и
комплекции, а также имеющих повязки и травмы». Для оценки перспектив
применения этого пункта достаточно задуматься над тем, как часто вам
встречались хорошо одетые гастрабайтеры. Вот-вот.
К слову, молодежь - категория также весьма подозрительная. В соседнем
подпункте 72.3 Устава сказано, что обращать особое внимание следует
еще и на «группы лиц, особенно молодежи, собирающиеся в скверах,
дворах, подъездах домов и других местах, не допуская при этом
необоснованных действий, могущих привести к возникновению конфликтных
ситуаций».
Несовершеннолетней молодежи посвящен в Уставе целый раздел «Полномочия
нарядов ППСМ по предупреждению и пресечению правонарушений среди
несовершеннолетних». В этом разделе среди прочего есть пункт 217.3,
закрепляющий необходимость «принимать меры к выявлению групп
несовершеннолетних антиобщественной направленности, установлению мест
их концентрации, докладывать о них оперативному дежурному, а также
информировать участкового уполномоченного милиции и инспектора по
делам несовершеннолетних, обслуживающих данный участок».
Использвание спецсредств и физической силы всегда являлся одним из
проблемных и обсуждаемых вопросов. Но применение оружия для
пресечения административных правонарушений - кажется нонсенсом.
Однако, в пункте 23 Устава прямым текстом сказано: «Сотрудники
подразделений ППСМ при несении службы имеют право применять физическую
силу, специальные средства и огнестрельное оружие для пресечения
преступлений и административных правонарушений, задержания лиц, их
совершивших, преодоления противодействия законным требованиям, если
ненасильственные способы не обеспечивают выполнения возложенных на
милицию обязанностей в соответствии с Законом Российской Федерации «О
милиции». На практике это может означать избиение дубинками
намерившегося перейти улицу на красный свет или стрельбу по мирным
демонстрантам, не сумевшим согласовать свою акцию с властями.
И все же главным перлом документа, без сомнения, можно считать пунт
266. «Во избежание сопротивления в отдельных случаях задерживаемым не
сообщаются действительные основания задержания, а используются
отвлекающие предлоги - нарушение общественного порядка, переход улицы
в неположенном месте, проверка паспортного режима, карантин и тому
подобное». Читаю и плачу. Раз уж в одном документе решили собрать
большую часть информации, необходимой для инструктажа рядового состава
патрульно-постовой службы, то и методы обхода закона включить не
постеснялись. Что это за «отдельные случаи» - не разъяснено, но лично
мой опыт общения с милицией, подсказывает, что их количество будет
неумолимо стремиться к 99.9%. Ведь раз в законе сказано - можно
откровенно врать гражданам! - надо этим пользоваться. И все по
Уставу... Приказ есть приказ.

Наталья Звягина

FnnqTxmSSekFCK

Share this