Карельский политик Василий Попов об испанской тюрьме: Там варили кофе нескольких видов, а охрана при встрече отдавала мне честь

news_image: 

За последние два года карельский бизнесмен, в прошлом — лидер регионального отделения и член федерального политсовета партии «Яблоко» Василий Попов стал фигурантом уголовного дела в России, получил статус политического беженца в Финляндии и побывал в испанской тюрьме. 5 апреля его освободили из СИЗО в Мадриде. Корреспондент «7x7» поговорил с Поповым об условиях содержания в испанской тюрьме и его планах на будущее.

«Психологически было сложнее в Финляндии»

— Поздравляю с освобождением — уже очередным. Как это психологически — когда тебя берут под стражу в чужой стране? Как ощущения?

— Спасибо. Психологически было сложнее в Финляндии, потому что в этот момент приехали дети. В Испании первоначально испытывал раздражение от того, что нарушились рабочие планы, никто не говорит на английском и не может ничего объяснить. Когда уже попал в тюрьму, успокоился.

— Условия в финской КПЗ [камера предварительного заключения], или — как это еще назвать, СИЗО — были весьма комфортными. Вы успели посидеть в двух испанских тюрьмах. Как условия?

— В Финляндии комфортабельнее, конечно, и в полиции, и в тюрьме. Кроме того, в Финляндии я мог пользоваться гаджетами и поддерживать связь. В Испании больше ограничений. Невозможность использовать интернет была главной для меня проблемой.

— Тюрьма на гостиницу не похожа?

— Не очень. Камеры двухместные, но я почти все время был один. В камере есть туалет, умывальник и душ. Заключенные могут иметь телевизор, радио, наушники и другие гаджеты, кроме средств связи. Действует небольшой магазинчик, где можно купить продукты, средства гигиены, другие необходимые вещи. Я купил себе наручные часы за 9 евро, подарю их сыну. В магазинчике варят свежий кофе нескольких видов. Цены низкие. Один кофе примерно 14–15 рублей в переводе на наши деньги.

— А как отношение к заключенным? Для Карелии пытки в колониях — одна из самых сложных и обсуждаемых проблем.

— Отношение полицейских и персонала тюрем к арестованным и заключенным уважительное и даже дружелюбное. В тюрьме на Тенерифе было комфортно и даже приятно. Очень вкусная еда, отличный климат. После того, как про мое задержание написали испанские газеты, охрана при встрече в шутку вставала смирно и отдавала мне честь. На охранников в принципе реагировать не надо. Очень часто заключенные просто болтают с охраной на разные темы или играют в настольный теннис.

— Как общаются заключенные между собой?

— Среди заключенных отношения очень дружелюбные. Все стараются помогать друг другу, особенно новичкам и тем, кто оказался без вещей и денег. Заключенные даже угощают друг друга кофе.

— Кроме кофе есть еще развлечения?

— В тюрьме действуют различные курсы, в частности, по изучению испанского и английского языков, аэробике и даже по йоге. Естественно, все бесплатно. Я целыми днями занимался йогой на свежем воздухе, учил английский и испанский и разговаривал с заключенными, которые знают английский. Из Тенерифе не хотелось уезжать. Очень тепло расставался с заключенными и охраной.

— В Мадриде условия похуже?

— Не сказал бы. В Мадриде меня хотели разместить в тюрьме для политиков и бизнесменов с очень льготным режимом, но эта тюрьма оказалась переполнена. Оказался в обычной на восемь дней. Меня должны были отпустить через три дня, но из-за праздников задержался и с пользой провел время. При этом заключенные иностранцы говорят, что испанские тюрьмы чуть ли не самые жесткие в Европе.

«На каком основании меня арестовали, я пока не знаю»

— Все-таки власти Испании признали свою ошибку [Попов был задержан по запросу России уже после того, как получил политическое убежище в Финляндии]? Или настаивают, что действовали по закону? Я проверял: в базе Интерпола вашего имени нет. На каком основании они вас задержали и теперь не выпускают из страны?

— На каком основании меня арестовали, я пока не знаю. Встреча с адвокатом будет в понедельник. Это может быть какой-то особый список Интерпола или прямой запрос России. Но так как меня задержали по решению испанского суда, то нужно теперь пройти всю процедуру. На первом же предварительном заседании судья принял решение меня освободить. Какой будет следующая процедура, узнаю в понедельник. Думаю, что речь идет не об ошибке, а просто о редком случае, на который нет жесткого регламента. Видимо, есть запрос со стороны России, и Испания обязана на него отреагировать, можно сказать, в ручном режиме.

— Теперь у вас не только российские, но и финские бизнес-активы и проекты будут на удаленке. Справитесь?

— У меня есть гаджеты и интернет, поэтому управление моими предприятиями не будет особой проблемой. Хотя управлять Олонецким молочным комбинатом и другими предприятиями из России, конечно, эффективнее.

— Этот год, как и прошлый, — выборный. У многих в Карелии есть вопрос: собираются ли Василий Попов и «Яблоко» участвовать в борьбе за пост губернатора? Я прекрасно помню, что вы летом 2015 года говорили мне, что политика вам неинтересна и что в выборах мэра Петрозаводска 2013 года вы участвовали вынужденно или из чувства долга — даже не перед избирателями, а перед партнерами и соратниками. В прошлом сентябре, несмотря на локальные успехи, «Яблоко» оказалось не представленным в Петрозаводском горсовете, сохранив лишь фракцию в Заксобрании Карелии. Мотивации участвовать в губернаторской кампании совсем нет?

— «Яблоко» — это федеральная партия. Партия, а не я, принимает решение об участии в тех или иных выборах. А заниматься политикой мне по-прежнему неинтересно. Я хочу, чтобы предприятия, которые я создал, успешно развивались, чтобы работники этих предприятий получали достойную зарплату и были уверены в завтрашнем дне, чтобы моих товарищей и мою жену не преследовали. Хочу, чтобы наша семья была вместе.

— Вы себя больше не чувствуете политиком? 

— Я являюсь для всех, в том числе для российских и европейских властей, политиком. Помимо моих желаний. Иначе бы меня не преследовали в России и не давали бы политическое убежище в Финляндии.

— Как вы считаете, после смены экс-губернатора Александра Худилайнена на врио губернатора Артура Парфёнчикова что-то изменится в отношении к политическим противникам? Есть ожидания? Есть вероятность ослабления политического давления на оппозицию? Что будет с делом предпринимателя и политика Девлетхана Алиханова и с «яблочным» делом?

— Я считаю, что Худилайнен был плохим для Карелии губернатором, и что Парфёнчикову досталось плохое наследство. Для меня, моих товарищей и Алиханова уход Худилайнена хорош тем, что тот был эмоционально зациклен на противостоянии с нами, а у Парфёнчикова личной неприязни к нам не существует. Но машина преследования запущена, и как ее остановить — не знает никто. А оправдательных приговоров по таким делам не существует.

— Если дела будут закрыты, вы вернетесь?

— По крайней мере, на время. Я же не сижу на месте. У меня все больше проектов рождается в Европе.

— Последний вопрос: вы говорили два года назад, что мечтаете уехать жить в Испанию. Сейчас в Испании вы счастливы — при прочих понятных обстоятельствах? 

— В Испании хорошо. Замечательная страна и очень хорошие люди. Рассматривается вопрос не о моей высылке в Финляндию, а о том, как отреагировать на запрос о моей выдаче в Россию. Думаю, что испанский суд не запретит мне бывать в Испании в будущем. Так что такой проблемы не существует.

Источник: 7x7-journal.ru

Share this