Эмигрант Григорий Родин получил политическое убежище в Германии

news_image: 

Бывший директор Ярославского института развития стратегических инициатив Григорий Родин получил статус политического беженца и остается в Германии. Об этом сторонник экс-мэра Ярославля Евгения Урлашова.

Григорий Родин рассказал, что еще в конце прошлого года Верховный суд земли Саксония решил отказать Российской Федерации в его экстрадиции.

– Первое решение суда основывалось на медицинских показаниях. После получения экспертизы от моего лечащего врача прокуратура и суд, не дожидаясь решения федерального ведомства по делам беженцев, просто отказали в экстрадиции. Это решение обжалованию уже не подлежит, иначе это будет противоречить Конституции Германии. В определении суда есть соответствующая запись. А в конце января 2017 года федеральным ведомством по делам беженцев, изучившим все представленные мной документы, было принято решение предоставить мне статус политического беженца, которого притесняют по политическим, расовым или религиозным мотивам. Также в конце 2016 года российская правозащитная организация «Мемориал» признала мое уголовное дело политически мотивированным и написала письмо в Германию о том, что я являюсь политически преследуемым человеком, – рассказал Григорий Родин.

Напомним, что в 2014 году в отношении Родина было возбуждено уголовное дело по статье 160 УК РФ. По данным следствия, он незаконно и необоснованно начислял себе поощрения, премии и материальную помощь, общая сумма которых составила около 472 тысяч рублей. В феврале 2016 года Григория Родина задержали на территории Германии. После этого Генпрокуратурой РФ был направлен запрос немецким властям об экстрадиции бывшего чиновника.

– В запросе об экстрадиции, который прислала Генеральная Прокуратура РФ, нет моих показаний. Обвинение построено на показаниях госпожи Павловой и некоторых других работников ИРСИ. О несостоятельности обвинения я неоднократно и подробно рассказывал. Публикации с моими показаниями появились в том числе и в европейской прессе: в Германии и Швейцарии. Я не давал бухгалтеру указаний, какие именно суммы мне начислять к выплате, потому что бухгалтер руководствуется не указаниями своего руководителя, а установленной мэрией и муниципалитетом Ярославля системой оплаты труда в бюджетных учреждениях. Эта система работала 20 лет до меня, и не думаю, что мой случай станет поводом для ее изменения в настоящем.

Отсутствие подписи заместителя мэра Олега Виноградова в моей зарплатной ведомости не говорит о присутствии у меня преступного умысла. Олег Игоревич и при даче свидетельских показаний, и в интервью журналистам говорил, что устно согласовывал суммы, которые были сформированы автоматически, согласно установленным нормативам, здесь нет состава преступления. Генеральная прокуратура РФ прислала в Германию запрос на мою экстрадицию. Но поскольку она не потрудилась самостоятельно ознакомиться с делом, то просто изложила ложную версию ярославской прокуратуры. А глава СУ СК ЯО Олег Липатов на одной из пресс-конференций вообще переквалифицировал мою статью с третьей части (до 6 лет лишения свободы) на четвертую (до 10 лет). Это говорит о том, как следствие вольно обращается с законами и не интересуется реальной судьбой человека. Примерно то же самое сейчас происходит и с «делом Урлашова»: существенные показания вываливаются из материалов дела целыми блоками. Прямых доказательств нет, но человек осужден. В Европе, если нет доказательств – человек не виновен, а в России нет презумпции невиновности. Тот же Липатов говорил: «пусть приедет, посидит – выйдет». А зачем мне это? В России я бы просто умер от онкологического заболевания в тюрьме, – добавил бывший директор ИРСИ.

Григорий Родин отметил, что процедуру получения убежища он прошел сам, как все люди, приезжающие в Европу.

– Очень много работы было проделано, чтобы объяснить властям – почему меня обвиняют. Конечно, я доволен. Убежище предоставили не только мне, но и всей моей семье. Сейчас мы можем спокойно жить и работать в Германии, учить язык и интегрироваться в европейское общество, – сказал Григорий Родин.

В ходе нашего разговора неоднократно упоминались фамилии экс-мэра Ярославля Евгения Урлашова, а также руководителя СУ СК по Ярославской области Олега Липатова, который не раз говорил, что ждет Григория Родина в России. Именно двум этим людям политический беженец Григорий Родин решил передать привет.

– Евгению Урлашову я уже неоднократно передавал привет через его адвоката, я отслеживаю его дело. То, что происходит – это печально. Знаю, что вскоре Урлашова будут этапировать. Процесс обжалования в Европейском суде по правам человека будет длиться годами, которые не вернуть. Я желаю Евгению Робертовичу мужества, которое у него есть, чтобы пройти эти испытания и добиться освобождения. Конечно, я хочу передать привет и Олегу Липатову. Наверное, в моем лице он пытался поймать самого главного преступника Ярославской области. При том, что у него под носом есть компания «Аллегро», имеющая миллионные недоплаты в бюджеты и налоговые. Но на это закрываются глаза, а человека, обвинение против которого – 500 тысяч (причем нигде не доказанное), объявляют в федеральный розыск по линии Интерпола. Это же смешно. Когда немцы увидели эти цифры, они вообще недоумевали – как такое может быть. Липатову я тоже желаю мужества, которого ему не хватает, чтобы привлечь к ответственности депутата Государственной Думы РФ Илью Осипова по делу «Аллегро». А так же учить материальную часть. В своем последнем выступлении он назвал меня предметом уголовного дела. Это смешно, но не профессионально, так как я являюсь субъектом уголовного дела, а не предметом. Но Олег Липатов чаще подвизается в качестве шутника, нежели юриста, и это прискорбно для нашей правоохранительной системы, – подытожил Григорий Родин.

Источник: yarnovosti.com

Share this