Ноябрь 2016

11/01/2016 - 07:44

По их мнению, этот праздник противоречит российскому законодательству (в частности, поправкам из «пакета Яровой») и пропагандирует «чуждый россиянам» культ Сатаны. Как стало известно «Газете.Ru», в надзорном ведомстве данное заявление уже приняли к рассмотрению, а представители духовенства пообещали всячески поддержать инициативу о запрете Хеллоуина.

Каждый год противники Хеллоуина протестуют против празднования кануна Дня всех святых в России, однако, как выяснила «Газета.Ru», впервые за все время православные активисты пытаются добиться его запрета через российские правоохранительные органы. По их мнению, Хеллоуин является празднованием победы темных сил «над силами сына божьего», то есть, фактически, сатанинским обрядом.

А поскольку официально сатанизм в России не запрещен, то по закону «О миссионерской деятельности» должны существовать религиозные объединения, отвечающие за проведение этого праздника, а также специально отведенные места для совершения хеллоуинских обрядов.

Повсеместное же празднование кануна Дня всех святых в общественных местах грубо нарушает действующее законодательство РФ, а потому должно быть запрещено.

Эту законодательную нестыковку обнаружил вятский юрист Ярослав Михайлов, который подал сразу несколько заявлений в Генпрокуратуру и прокуратуру Кировской области.

«По мнению РПЦ, моему мнению, а также мнению ряда общественных организаций, празднование Хеллоуина в РФ нарушает действующее российское законодательство, — рассказал «Газете.Ru» адвокат Михайлов, который ранее занимался поиском пропаганды гомосексуализма в эмодзи, — Хеллоуин — праздник, отвергающийся и осуждающийся религией.

По сути, Хеллоуин — это противопоставление святым и религии. Ритуал вхождения в образ нечисти через костюмы и грим, ритуал выпрашивания сладостей (подкормки нечисти), ритуал ночных танцев — по сути, беснование».

Юрист убежден, что данный «религиозный ритуал» проводится в нарушение российского законодательства, в частности законодательства о миссионерской деятельности: «Так, фактически, мы имеем языческое (религиозное) течение, которое осуществляется на территории РФ. А значит, празднование Хеллоуина попадает под действие положений ст. 24.2. “Порядок осуществления миссионерской деятельности” ФЗ № 125-ФЗ 1997 г.».

Михайлов также указывает на то, что празднование Хеллоуина, традиции которого восходят к язычеству и некоторым направлениям оккультизма, противоречит христианским идеалам.

«Отдельные фундаменталистские и консервативные евангелические церкви приурочивают к дню Хеллоуина выпуск брошюр, описывающих муки грешников в аду, и протестуют против проведения праздника, мотивируя это тем, что он развился из языческого дня мертвых», — напомнил юрист.

Он привел в пример социолога Джеффри Виктора и культуролога Джека Сантино, которые утверждают, что в США в канун Хеллоуина возрастает количество «сенсационных» газетных публикаций и в целом усиливается «сатанинская паника».

«Таким образом, пропагандируется чуждый народам, населяющим Россию, культ Сатаны, плата дани ему. Хеллоуин, по сути, есть праздник зла, победы Сатаны и темных сил над Сыном Божьим Иисусом Христом. Однако пропаганда Хеллоуина до сих пор не запрещена", - отмечает юрист.

«Но поскольку в ФЗ № 125-ФЗ 1997 “О свободе совести и о религиозных объединениях” в 2016 году были внесены поправки и изменения, празднование Хеллоуина становится невозможным в РФ».

Стоит отметить, что эти поправки были внесены в рамках так называемого «пакета Яровой», регулирующего «распространение веры и религиозных убеждений вне культовых зданий и сооружений, иных мест и объектов, специально предназначенных (предоставленных) для богослужений, религиозного почитания (паломничества), учреждений и предприятий религиозных организаций, кладбищ и крематориев, зданий и строений религиозного назначения, помещений образовательных организаций, исторически используемых для проведения религиозных обрядов». Согласно поправкам, миссионерская деятельность вне указанных мест берется под жесткий контроль и должна быть разрешена лишь уполномоченным на это религиозными организациями лицам (за деятельность которых те будут нести ответственность).

Юрист Михайлов попросил провести проверку по изложенным фактам и принять меры к запрету празднования Хеллоуина на территории России. В Генпрокуратуре «Газете.Ru» подтвердили, что обращение адвоката поступило в ведомство и было принято к рассмотрению под номером ID 1247021. «Обращение будет рассмотрено в установленном порядке», — добавили там. Бывший председатель Синодального отдела по взаимодействию церкви и общества Московского патриархата Всеволод Чаплин поддержал инициативу вятского борца с Хеллоуином. Узнав о заявлении Михайлова в Генпрокуратуру, он написал: «Спасибо! С радостью [Вас] поддержу».

Ранее в вятской епархии предлагали вместо Хеллоуина в течение недели праздновать День народного единства.

«Сейчас, когда у нас идет импортозамещение, когда мы пытаемся вернуться к нашим традиционным смыслам и следовать нашим русским православным обычаям, очень важно найти как раз такие праздники, как Хеллоуин, которые не совсем состыковываются. Мы предлагаем не просто запретить Хеллоуин, перенести или как-то облагородить, а просто заменить тем, что уже сложилось, — говорил «Лайфу» руководитель миссионерского отдела Вятской епархии Андрей Лебедев.

С аналогичными обращениями накануне Хеллоуина выступают и другие епархии — в частности, метрополия Петербурга посоветовала горожанам отказаться от празднования кануна Дня всех святых в этом году. Причем в епархии связали это не только с «нечистым характером» праздника, но и с тем, что год назад, 31 октября, над Синаем был сбит пассажирский Boeing российской авиакомпании «Когалымавиа». В Брянской области молодежь призвали не наряжаться в костюмы, а пойти в церковь помолиться.

Источник: news.mail.ru

http://article20.org/ru/news/genprokuratura-proverit-zakonnost-prazdnovaniya-khellouina
11/01/2016 - 07:47

Обзор нарушений права на свободу собраний и свободу объединений в октябре 2016

Соблюдение права на свободу объединений

В октябре были внесены в реестр «иностранных агентов»:

  1. Международная общественная организация «Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал»
  2. Свердловский областной общественный фонд «Эра здоровья»
  3. Чапаевская городская общественная организация «Ассоциация медицинских работников города Чапаевска»

 

Штрафы:

  1. Негосударственная исследовательская организация "Левада-центр" — 300 000 рублей

6 октября в Красноярском краевом суде был отменен штраф в размере 250 тысяч рублей для КРОО "Агентство общественных инициатив". Министерство юстиции РФ принудительно включило Красноярскую региональную общественную организацию в реестр НКО, выполняющих функции "иностранного агента", по итогам проверки, инициированной на основании письма Управления ФСБ России по Красноярскому краю.

Самарскую правозащитницу и бывшего главу фонда по защите прав избирателей «Голос-Поволожье» Людмилу Кузьмину 4 октября задержали в аэропорту Самары. Сотрудники полиции и Федеральной службы судебных приставов (ФССП) пришли прямо в салон самолета после посадки и объявили Кузьминой, что она якобы перевозит крупную сумму денег в иностранной валюте. Правозащитницу задержали, обыскали и допросили, денег конечно не нашли.

Правительство одобрило законопроект, которым предлагается запретить иностранными и международными неправительственным организациям, признанным нежелательными в РФ, создавать российские юр.лица или участвовать в них.

Международное правозащитное общество "Мемориал" получало денежные поступления от признанных нежелательными на территории РФ иностранных организаций, заявили в пресс-службе Минюста России (Osi Assistance Foundation, The National Endowment for Democracy). МинЮст настаивает, что поступления «Мемориал» получал уже после признания этих организаций нежелательными на территории России.

12 октября Московский городской суд отказал Управлению Минюста России по Москве в привлечении Фонда имени Андрея Рылькова к административной ответственности. Напомним, что в ходе плановой документарной проверки, проведенной в мае 2016 года, Управление Минюста России по Москве сделало вывод о том, что Фонд подлежит включению в реестр НКО, выполняющих функции "иностранного агента". В отношении Фонда было возбуждено дело об административном правонарушении, организации грозил штраф от 300 тысяч до 500 тысяч рублей.

29 сентября 2016 года сотрудники Федеральной службы безопасности (ФСБ) провели в квартире Бахрома Хамроева обыск, в ходе которого было изъято все оборудование и документы правозащитника. После обыска Бахрома Хамроева задержали и допросили в штаб-квартире ФСБ. Бахром Хамроев – юрист-правозащитник, возглавляющий организацию «Эрдам» (Помощь), которая занимается в России защитой прав трудовых мигрантов из Центральной Азии.

Премия Анны Политковской учреждена международной неправительственной организацией RAW in War (Reach All Women in War — «Помочь каждой женщине в огне войны»). В этом году лауреатов двое: колумбийская журналистка Хинет Бедойа Лима и российская правозащитница из Новочеркасска Валентина Череватенко – руководитель региональной общественной правозащитной организации «Союз «Женщины Дона» и Фонда под таким же названием.

17 октября мировой судья вынес предупреждение по административному делу в отношении Калининградской общественной организации "Экозащита!-Женсовет". Дело в отношении НКО было возбуждено за «непредставление сведений некоммерческой организацией, выполняющей функции иностранного агента» (ст. 19.7.5-2 КоАП РФ).

Верховный суд России признал законными ликвидацию организации "Свидетели Иеговы" в Орловской области и признание ее экстремистской. Суд не нашел в запрете на деятельность "Свидетелей Иеговы" признаков дискриминации по религиозному принципу и отклонил апелляцию защиты. Несколько десятков публикаций организации были признаны экстремистскими материалами.

Правозащитная организация «Человек и Закон» из Марий Эл 20 октября заплатила 150 тысяч рублей штрафа, назначенного судом за публикацию в личном блоге сотрудника.

К журналистке и пресс-секретарю организации "Правовая инициатива по России" Ксении Бабич пришли в Москве с обыском, и вызвали в СКР качестве свидетеля сообщают знакомые Бабич.

Мосгорсуд прекратил производство по делу и отменил постановление Тверского районного суда Москвы в отношении АНО "Центр социально-трудовых прав", согласно которому организация была признана виновной в уклонении от включения в реестр "иностранных агентов" и обязана была выплатить штраф в размере 300 тысяч рублей (ч. 1 ст. 19.34 КоАП РФ).

 

Соблюдение права на свободу собраний

Задержанных активистов, минимум — 10
Административные дела — 6
Нападение — 2
Ограничение или лишение свободы — 21 сутки ареста

1 октября полицейские в Республике Коми остановили машину корреспондентов онлайн-издания 7x7 Максима Полякова и Владимира Прокушева, которые незадолго до этого пытались вести съемку разлива нефти у компании «Лукойл-Коми».

Краснодарская активистка Дарья Полюдова, осужденная за призывы к сепаратизму, подала жалобу на приговор в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ). По мнению заявительницы, Россия нарушила три статьи Европейской конвенции по правам человека: Полюдову осудили к лишению свободы за выражение мнения, было нарушено право на справедливый суд, а преследование было политически мотивировано (ст. 10, 6 и 18 соответственно).

1 октября в Краснодаре уличное выступление музыканта Эдуарда Бахчисарайцева прервала группа из 10 полицейских и потребовала от собравшихся разойтись. Музыканты якобы собрали слишком большую толпу, что чревато возникновением стихийных митингов. Музыкант был осужден к одним суткам ареста.

Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) обязал Россию выплатить фигуранту «болотного дела» Ярославу Белоусову 12,5 тысячи евро в качестве компенсации за нарушение четырех статей Европейской конвенции о защите прав человека в отношении него.

Европейский суд по правам человека коммуницировал коллективные жалобы задержанных у здания Замоскворецкого суда в день вынесения приговора по Болотному делу 24 февраля 2014 года и на акции против войны на Украине 2 февраля 2014 года. Согласно документам, опубликованным на сайте суда, обе жалобы были коммуницированы 23 сентября.

Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) коммуницировал жалобы фигурантов болотного дела Алексея Гаскарова и Ильи Гущина и придал им приоритет, сообщил руководитель международной правозащитной группы «Агора» Павел Чиков. Оба заявителя – участники второй волны дела о массовых беспорядках 6 мая 2012 г., их осудили в августе 2014 г., а жалобы ушли в Страсбург вслед за обращениями осужденных в феврале 2014 г.

Верховный суд России после решения Европейского суда по правам человека признал незаконным арест и содержание под стражей фигурантов «болотного дела» Ильи Гущина и Артема Савелова.

Виктор Капитонов, задержанный 7 октября у здания администрации президента во время одиночного пикета в память журналистки Анны Политковской, госпитализирован в НИИ Склифосовского. У него диагностирован перелом руки, из-за смещения может потребоваться операция.

По словам оппозиционера Олега Козловского, уведомления от Гугл о возможном взломе почты получили как минимум 16 человек, в том числе он сам, вице-президент Transparency International Елена Панфилова, бывший муниципальный депутат Максим Кац, бывший фигурант «Болотного дела» Николай Кавказский, журналисты Дмитрий Ткачев, Андрей Бабицкий, Илья Клишин, а также участник исследовательской группы Bellingcat Арик Толер.

Судья Тверского районного суда Алеся Орехова 14 октября приняла решение назначить активисту Роману Рословцеву наказание в виде 20 суток административного ареста по части 8 статьи 20.2 КоАП (повторное нарушение участником публичного мероприятия порядка его проведения).

Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) присудил компенсацию в 1300 евро матери участника арт-группы «Война» Леонида Николаева за его арест в 2010 году. Николаев, обжаловавший содержание под стражей, умер в 2015 году.

В Теплом Стане (Москва) ранним утром 26 октября около ста человек в масках и касках напали на дежурных активистов, протестующих против уплотнительной застройки в районе. Трое задержанных.

Один из лидеров антифашистов в России и фигурант «Болотного дела» Алексей Гаскаров вышел на свободу из колонии в Тульской области.

Осужденные по «болотному делу» Алексей Полихович и Андрей Барабанов, вышедшие на свободу в конце прошлого года, сообщили об утренних визитах полицейских, которые проводили «профилактику экстремистских преступлений».

Кировский районный суд Екатеринбурга изменил меру пресечения видеоблогеру Руслану Соколовскому с домашнего ареста на заключение под стражу до 23 января 2017 года. Причиной этому стал визит к блогеру во время домашнего ареста его невесты, которая пришла поздравить его с днем рождения.

Петербургский ЛГБТ-активист Петр Воскресенский задержан во время акции в память жертв политических репрессий. Он заметил, что полицейские не представились, они также били и оскорбляли его.

 

Нарушение прав человека в Республике Крым

Железнодорожный районный суд Симферополя оштрафовал активиста Алексея Шестаковича на четыре тысячи рублей, признав его виновным в правонарушении по части 1 статьи 6.9 КоАП (употребление наркотических средств и психоактивных веществ). Решение вынесли на основании результатов мед.освидетельствования, которое провели еще 18 сентября, за два дня до планировавшейся акции Шестаковича у здания ФСБ — пикета в поддержку политзаключенных, в том числе анархистов и антифашистов. Активист уточнил, что, вероятно, будет обжаловать постановление суда.

 

Политическая эмиграция

3 октября Государственная миграционная служба Украины предоставила россиянину Александру Шелковенкову статус беженца. Делом Александра проект EmigRussia занимался с самого начала.

Комитет гражданских инициатив Алексея Кудрина подготовил доклад по результатам сравнения российской и иностранной миграционной статистики. Росстат не "видит" большую часть российских эмигрантов — таков вывод аналитиков. Эксперты Комитета гражданских инициатив сравнили данные Росстата и национальных статистических служб других стран по числу мигрантов из России. Расхождения оказались огромными. Фактически официальные данные российской статистики нужно умножать в 3-4 раза.

Политолог и гражданский активист Михаил Савва, уехавший из России из-за угрозы уголовного преследования, сообщил в сети Facebook о том, что он получил на Украине статус политического беженца. Господин Савва занимается научной и правозащитной деятельностью.

Интервью: Бывший кандидат в президенты Белоруссии Алесь Михалевич — о том, как получить защиту в Европе

http://article20.org/ru/content/obzor-narushenii-prava-na-svobodu-sobranii-i-svobodu-obedin-25
11/01/2016 - 08:03

Письмо записано 31 октября 2016 года адвокатом Алексеем Липцером со слов Дадина. Настя! Если решишь опубликовать информацию о происходящем со мной, то попробуй распространить ее как можно более широко. Это увеличит шансы на то, что я останусь жив. Знай, что в колонии ИК-7 действует целая мафия, в которой участвует вся администрация учреждения: начальник колонии майор внутренней службы Коссиев Сергей Леонидович и абсолютное большинство сотрудников колонии, включая врачей. 

С самого прибытия в колонию 10 сентября 2016 года у меня сразу отобрали практически все вещи и подкинули два лезвия, а затем при обыске «нашли» их. Здесь это повсеместная практика — применяется для того, чтобы обязательно посадить вновь прибывших в ШИЗО, чтобы они сразу поняли, в какой ад попали. В штрафной изолятор меня отправили без всяких постановлений, но при этом отобрали все вещи, включая мыло, зубную щетку, зубную пасту и даже туалетную бумагу. В ответ на эти незаконные действия я объявил голодовку. 

11 сентября 2016 года ко мне пришел начальник колонии Коссиев с тремя сотрудниками. Они вместе начали меня избивать. Всего избивали за этот день четыре раза, по 10-12 человек одновременно, били ногами. После третьего избиения опустили голову в унитаз прямо в камере ШИЗО. 

12 сентября 2016 года пришли сотрудники, сковали мне руки за спиной и подвесили за наручники. Такое подвешивание причиняет страшную боль в запястьях, кроме того, выкручиваются локтевые суставы и чувствуешь дикую боль в спине. Так я висел полчаса. Потом сняли с меня трусы и сказали, что сейчас приведут другого заключенного и он меня изнасилует, если я не соглашусь прекратить голодовку. После этого — привели к Коссиеву в его кабинет, где он в присутствии других сотрудников сказал: «Тебя еще мало били. Если я отдам распоряжение сотрудникам, тебя будут избивать гораздо сильнее. Попробуешь пожаловаться — тебя убьют и закопают за забором». Потом избивали регулярно, по несколько раз в день. Постоянные избиения, издевательства, унижения, оскорбления, невыносимые условия содержания — все это происходит и с другими заключенными. 

Все дальнейшие взыскания и выдворения в ШИЗО были сфабрикованы и основаны на откровенной лжи. Все видеозаписи, на которых мне объявляли взыскания — постановочные: перед тем, как их снимать, мне говорили, как себя вести и что делать — не спорить, не возражать, смотреть в пол. Иначе говорили, что убьют, и никто об этом не узнает, потому что никто даже не в курсе, где я нахожусь. Я не могу отправлять письма, минуя администрацию, а администрация обещала меня убить в случае, если я буду писать жалобы. Настя, в моем первом письме из ИК-7 я писал тебе про ЕСПЧ, чтобы обойти цензуру и дать хоть малейший намек о том, что у меня не все в порядке и мне требуется помощь (ни одно из писем Ильдара из колонии мне не пришло. — прим. Анастасии Зотовой).

Я прошу тебя опубликовать это письмо, поскольку в этой колонии — настоящая информационная блокада, и я не вижу других возможностей ее прорвать. Я не прошу меня отсюда вытаскивать и переводить в другую колонию: я неоднократно видел и слышал, как избивают других осужденных, поэтому совесть не позволит мне отсюда бежать — я собираюсь бороться, чтобы помочь остальным. Я не боюсь смерти, и больше всего боюсь не выдержать пыток и сдаться.

Если в России еще не уничтожен «Комитет против пыток», я прошу их помочь в обеспечении права на жизнь и безопасность для меня и других заключенных. Я прошу предать гласности информацию о том, что майор Коссиев напрямую угрожает убийством за попытки жаловаться на происходящее. Я буду рад, если ты найдешь адвоката, который сможет постоянно находиться в Сегеже и оказывать юридическую поддержку.

Время играет против меня. Видеозаписи с камер наблюдения доказали бы и пытки, и избиения, но на то, что они сохранились, остается все меньше и меньше шансов. Если меня сейчас снова подвергнут пыткам, избиениям и изнасилованиям, я вряд ли продержусь больше недели. В случае в моей внезапной скорой смерти тебе могут сказать, что причиной тому стало самоубийство, несчастный случай, выстрел при попытке побега или драка с другим заключенным, но это будет ложью, это будет спланированное администрацией убийство с целью убрать свидетеля и жертву пыток.

Люблю тебя и надеюсь когда-нибудь увидеть. Твой Ильдар.

Источник: meduza.io

http://article20.org/ru/news/pismo-ildara-dadina-o-pytkakh-v-kolonii
11/01/2016 - 11:43

Международная Амнистия - Россия предлагает отправить письма в поддержку Ильдара Дадина. Ниже, текст обращения.

Cегодня нам пришли просто чудовищные новости о пытках узника совести Ильдара Дадинав колонии в Карелии, где он отбывает несправедливое наказание – два с половиной года лишения свободы. Ильдар передаёт из тюрьмы, что начальник колонии угрожает ему убийством, если он «будет жаловаться».

Ильдар Дадин не должен был бы и дня провести за решеткой – всё его «преступление» лишь в том, что он участвовал в мирных ненасильственных уличных акциях, право на которые гарантировано Конституцией России. Но в 2014 году власти России придумали новую уголовную статью – 212.1 – согласно которой неоднократным (более двух раз за полгода) «нарушителям установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования» грозит тюремный срок. Ильдара Дадина задержали четыре раза за полгода – в большинстве случаев, когда он стоял в одиночных пикетах, которые не требуют согласования. Так Ильдар оказался в тюрьме.

В январе прошлого года суд отправил Ильдара под домашний арест, 7 декабря его приговорили к трём годам лишения свободы и перевели в СИЗО. 10 сентября его отправили отбывать наказание в Сегежскую колонию в Карелию, где когда-то сидел Ходорковский.

Долгое время у родных Ильдара не было с ним никакой связи. Когда супруга Дадина приехала к нему на свидание, оказалось, что он – в ШИЗО (штрафном изоляторе). Оказалось, что с момента прибытия в колонию Ильдар не выходит из ШИЗО – якобы он всё время «нарушает режим». В октябре Ильдара перевели на «строгие условия содержания».

Ильдару удалось встретиться с адвокатом 31 октября и рассказать, как всё было на самом деле. По его словам, сразу по приезду в колонию его обыскали и подкинули два бритвенных лезвия – и отправили в ШИЗО – «здесь это повсеместная практика». В ШИЗО у Ильдара отобрали все вещи, даже зубную щетку и туалетную бумагу. В ответ Ильдар объявил голодовку. «11 сентября 2016 года ко мне пришел начальник колонии Коссиев с тремя сотрудниками. Они вместе начали меня избивать. Всего избивали за этот день четыре раза, по 10-12 человек одновременно, били ногами. После третьего избиения опустили голову в унитаз прямо в камере ШИЗО». Больше подробностей можно прочитать в письме Ильдара из тюрьмы.

Ильдар – смелый и честный парень, бесстрашный активист на воле, он продолжает бороться за правду и за решеткой. Тюремная система пытается его сломать, его жизни угрожает реальная опасность. Прямо сейчас Ильдар нуждается в нашей помощи и поддержке. Мы просим вас отправить слова поддержки Ильдару – напишите ему письмо в колонию. Пусть тюремщики Ильдара знают, что теперь весь мир следит за их делами. Пусть Ильдар знает, что у него есть много друзей – небезразличных людей, готовых вступиться за него каждую минуту.

Куда писать письма

Адрес Ильдара в тюрьме:

Дадин Ильдар Ильдусович, 1982 г.р., 
ФКУ ИК-7 УФСИН России по Республике Карелия 
186420, Республика Карелия, 
г. Сегежа, ул. Лейгубская

Расскажите об этом своим друзьям, коллегам, знакомым – напишите об этом в социальных сетях, опубликуйте ваше письмо Ильдару (если оно не очень личное).

http://article20.org/ru/news/pisma-podderzhki-dlya-ildara-dadina
11/01/2016 - 11:45

Судья судебного участка № 1 Центрального района Челябинска приговорил движение «За природу» к новому штрафу в 400 тысяч рублей, сообщает руководитель организации Андрей Талевлин, а его самого как должностное лицо оштрафовали на 50 тысяч рублей.

Протокол в суд пришел из Роскомнадзора, где специалисты этого ведомства, изучив мои посты (в соцсетях) за 2015 год, решили, что произошло правонарушение, предусмотренное частью 2 статьи 19.34 КоАП РФ. Эта норма предусматривает суровое наказание за публикацию общественным объединением материалов без ссылки на то, что данная организация занесена в реестр организаций, выполняющих функции иностранного агента, -говорит Талевлин.

Напомним, в марте 2015 году движение «За природу» было занесено в реестр иностранных агентов.

Федеральный закон 121 «Об иностранных агентах» был принят в 2012 году. В законе прямо сказано: «материалы, издаваемые или распространяемые НКО (в статусе иностранного агента), в том числе через средства массовой информации или интернет, должны сопровождаться указанием на то, что эти материалы изданы или распространены организацией, выполняющей функции иностранного агента».

То есть предварительно нужно повесить на грудь табличку…»я, враг народа имярек такой-то», заявляю следующее. Потому что именно в русском языке словосочетание «иностранный агент» имеет резко негативный оттенок. Почти как шпион.

Источник: irinagundareva.com

http://article20.org/ru/news/v-chelyabinskoi-oblasti-sud-oshtrafoval-dvizhenie-za-prirodu
11/01/2016 - 15:14

Сообщения о пытках оппозиционера Ильдара Дадина в ходе предварительной проверки в карельской колонии не подтверждаются им самим и проведенным медосмотром, сообщил заместитель директора ФСИН Валерий Максименко.

"На данную минуту не установлено ни единого телесного повреждения на Дадине. Сам он это под видеозапись подтверждает. Заключение медицинских работников запротоколировано", - сказал Максименко во вторник "Интерфаксу".

Он отметил, что в связи с распространением информации о пытках Дадина проводится служебная проверка с участием сотрудников центрального аппарата ФСИН.

"Особое внимание уделяется тем датам, в которые, по утверждению Дадина, его якобы избивали - снимаются фрагменты со всех видеокамер", сказал замглавы ФСИН.

По его словам, установлено, что 12 сентября на Дадина были надеты наручники.

"Этот факт запротоколирован в соответствующих журналах и, как и положено в таких случаях, по нему, проведена служебная проверка, результаты которой были направлены в прокуратуру", - сказал Максименко.

Он подчеркнул, что если в ходе проверки выяснятся факты превышения служебных полномочий, в том числе применения к Дадину незаконных мер воздействия, "сотрудники, допустившие это, будут незамедлительно уволены и ими займутся следственные органы".

"Такое решение принял директор ФСИН Геннадий Корниенко", - отметил Максименко.

Ранее во вторник жена Дадина Анастасия Зотова сообщила в фейсбуке со ссылкой на адвоката Алексея Липцера, что активиста в колонии избивают и подвергают пыткам, а также угрожают убить. Письмо Дадина жене, в котором он говорит о пытках, также было опубликовано изданием Meduza.

Позже уполномоченный по правам человека в РФ Татьяна Москалькова сообщила "Интерфаксу", что взяла на личный контроль ситуацию и направила запрос руководству ФСИН и прокурору Карелии.

В свою очередь пресс-секретарь главы государства Дмитрий Песков заявил, что президенту Владимиру Путину доложат о письме Дадина.

Дадин стал первым обвиняемым по статье 212.1 УК РФ (неоднократное нарушение установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования) после ее появления в новой редакции УК РФ летом 2014 года. Согласно материалам дела, Дадин неоднократно привлекался к административной ответственности за участие в оппозиционных акциях - 6 августа, 23 августа, 13 сентября и 5 декабря 2014 года.

Судья Басманного суда Москвы Наталия Дударь 7 декабря 2015 года признала Дадина виновным и назначила наказание в виде трех лет колонии общего режима, несмотря на то, что гособвинение просило на год меньше. Мосгорсуд позднее снизил наказание на полгода - до двух с половиной лет.

Источник: interfax.ru

http://article20.org/ru/news/fsin-oprovergla-soobshcheniya-o-pytkakh-oppozitsionera-dadin
11/01/2016 - 18:18

В средствах массовой информации опубликовано письмо политзаключенного Ильдара Дадина от 31 октября 2016 года, который сообщает о пытках и угрозе жизни со стороны администрации колонии.

Ильдар Дадин, единственный осужденный по антиконституционной ст.212.1 УК РФ, отбывает наказание в ИК-7 УФСИН России по Республике Карелия, расположенной в городе Сегежа Республики Карелия (в этой же колонии отбывал последние годы наказания Михаил Ходорковский).

В письме Ильдар Дадин сообщает о систематическом применении администрацией колонии в его отношении неправомерных взысканий и о своем незаконном водворении в ШИЗО с переводом на строгие условия содержания. Более того, Дадин сообщает о вопиющих фактах систематического избиения его и других заключенных, а также о применении в его отношении пыток со стороны администрации ИК-7 при личном участии начальника колонии С. Л. Коссиева. Наконец, в своем письме Ильдар Дадин говорит о прямой угрозе убийством со стороны Коссиева в случае отказа подчиниться незаконным требованиям. ФСИН России уже подтвердил факт применении силы и спецсредств к Дадину.

Нам известно, что за все время содержания под стражей до прибытия в ИК-7 УФСИН России по Республике Карелия Дадин не получал взысканий. Более того, ПЦ «Мемориал» неоднократно заявлял о том, что считает Ильдара Дадина политзаключенным, приговор, вынесенный ему, — неправосудным, а саму ст. 212.1 УК РФ — антиконституционной. У нас нет оснований сомневаться в достоверности сути изложенных Дадиным сведений.

Правозащитный центр «Мемориал» требует безусловного прекращения уголовного преследования Дадина и его немедленного освобождения. Но пока он незаконно содержится в колонии, тем более необходимо срочно принять меры для защиты его прав и прекращения беззакония в его отношении. Виновные в нарушении прав Ильдара Дадина и других заключенных должны быть установлены и наказаны.

Мы призываем руководство ФСИН и Генеральной Прокуратуры, Уполномоченного по правам человека в РФ, членов ОНК Республики Карелия немедленно сделать все возможное для защиты законных прав Ильдара Дадина.

Мы призываем российских и иностранных граждан и организации обращаться с этими требованиями в инстанции, от которых зависят жизнь и здоровье Ильдара Дадина.

Мы призываем иностранных партнеров России при любых контактах с российскими властями поднимать вопрос о судьбе Ильдара Дадина и других российских политзаключенных.

Председатель Совета Правозащитного центра «Мемориал» Александр Владимирович Черкасов

Адреса для обращений:

Генеральному прокурору Российской Федерации
Чайке Юрию Яковлевичу
ГСП-3, 125993, Москва, ул. Большая Дмитровка, 15а
Тел./факс: (495) 987-56-56
e-mail: prgenproc@gov.ru

Директору ФСИН России
Корниенко Геннадию Александровичу
119991, Москва, ГСП-1, Житная ул., 14
Тел./факс: (495) 982-19-50
e-mail: udmail@fsin.su press@fsin.su

Уполномоченному по правам человека в Российской Федерации
Москальковой Татьяне Николаевне
101000, г. Москва, ул. Мясницкая, д. 47
Тел.: (495) 607-19-22
Факс: (495) 607-39-77
e-mail: moskalkova@ombudsmanrf.ru

Председателю ОНК по Республике Карелия
Рузанову Александру Владимировичу
Тел.: 8 (8142) 78-04-15, 8 (921) 727-05-38
e-mail: AL_RUZ@mail.ru

Источник: memohrc.org

http://article20.org/ru/news/zayavlenie-predsedatelya-soveta-pravozashchitnogo-tsentra-me
11/01/2016 - 19:36

Der Brief von Ildar Dadin über Folterungen in der Strafkolonie

Meduza, 11:07, 1. November 2016 „Meduza“ veröffentlicht den Brief von Ildar Dadin an seine Frau Anastasija Sotowa, in dem er über die von der Leitung organisierten Folterungen im Straflager Nr. 7 in Segescha berichtet. Der Förderale Strafvollzugsdienst bestätigt die Anwendung von Gewalt gegen den Gefangenen. Dadin ist der erste Verurteilte nach dem Paragraphen „Mehrfacher Verstoß gegen die vorgegebene Regelung für die Organisation oder Durchführung einer Versammlung/Meeting“ (212.1 StGB RF). Strafrechtlich zur Verantwortung gezogen wurde er für mehrfache Verhaftungen bei Einzelkundgebungen. Dieser Brief wurde am 31. Oktober 2016 von dem Rechtsanwalt Alexeji Lipzer nach Dadins mündlichen Angaben aufgezeichnet.

Nastja! Wenn du dich dazu entscheidest, die Informationen über das, was mit mir geschieht, zu veröffentlichen, dann versuche sie so weit wie möglich zu verbreiten. Das erhöht die Chancen, dass ich am Leben bleibe. Du musst wissen, dass im Straflager Nr. 7 eine ganze Mafia herrscht, an der die gesamte Verwaltung dieser Einrichtung beteiligt ist: der Leiter des Straflagers, Kossiev Sergeji Leonidovitch, Major des Innendienstes und die absolute Mehrheit der Angestellten des Straflagers, die Ärzte inbegriffen. Seit meiner Ankunft in der Strafkolonie am 10. September 2016 wurden mir fast alle Sachen abgenommen und man steckte mir heimlich zwei Rasierklingen zu, die danach bei einer Durchsuchung „gefunden“ wurden. Hier ist das eine alltägliche Praxis, die angewandt wird, um neuankommende Inhaftierte unbedingt in die Isolierzelle einzusperren. Sie sollen gleich verstehen, in welche Hölle sie hier geraten sind. Ich wurde in die Isolierzelle ohne jegliche Rechtsakte geschickt, dabei wurden mir alle Sachen einschließlich Seife, Zahnbürste, Zahnpasta und sogar das Toilettenpapier abgenommen. Als Antwort auf diese rechtswidrigen Handlungen habe ich einen Hungerstreik erklärt. Am 11. September 2016 kam der Leiter der Strafkolonie Kossiev mit drei Mitarbeitern zu mir. Sie fingen an mich zu schlagen. Insgesamt haben sie mich an diesem Tag vier Mal zusammengeschlagen; 10 bis 12 Menschen gleichzeitig; sie traten mit den Beinen. Nach dem dritten Mal haben sie meinen Kopf in die Toilette eingetaucht, direkt in der Isolierzelle. Am 12. September 2016 kamen Mitarbeiter, banden mir die Hände hinter dem Rücken zusammen und hängten mich an den Handschellen auf. Dieses Aufhängen bereitet unglaubliche Schmerzen in den Handgelenken, außerdem werden die Ellenbogengelenke ausgerenkt und du fühlst einen furchtbaren Schmerz im Rücken. So hing ich eine halbe Stunde. Danach wurde mir die Unterhose ausgezogen und man sagte mir, dass ein anderer Inhaftierter hereingeführt werde um mich zu vergewaltigen, wenn ich den Hungerstreik nicht beende. Danach wurde ich in das Arbeitszimmer von Kossiev geführt, wo er in Anwesenheit anderer Mitarbeiter Folgende: „Du wurdest noch wenig geschlagen. Wenn ich es den Mitarbeitern befehle, dann wirst du noch viel stärker geschlagen. Wenn du versuchst, dich zu beschweren, dann wird man dich umbringen und hinter dem Zaun vergraben.“ Danach wurde ich regelmäßig zusammengeschlagen, ein paar Mal am Tag. Immerwährende Prügelattacken, Verhöhnung, Erniedrigung, Beleidigungen und unerträgliche Haftbedingungen – all‘ das passiert auch mit den anderen Inhaftierten. Alle weiteren Tadel und Unterbringungen in die Isolierzelle wurden fabriziert und beruhten auf einer offensichtlichen Lüge. Alle Videoaufnahmen, auf denen mir Tadel ausgesprochen wurden, waren inszeniert: bevor die Aufnahmen gemacht wurden, hat man mir gesagt, wie ich mich verhalten und was ich machen soll: nicht diskutieren, nicht widersprechen, auf den Boden schauen. Andernfalls, so sagten sie, brächten sie mich um und niemand erführe davon, weil ja sogar niemand weiß, wo ich mich befinde. Ich kann keine Briefe versenden, ohne die Kontrolle der Gefängnisverwaltung. Die Gefängnisverwaltung hat mir versprochen, dass sie mich im Falle einer Beschwerde meinerseits umbringen. Nastja, in meinem ersten Brief aus dem Straflager Nr. 7 habe ich dir über den Europäischen Gerichthof für Menschenrechte geschrieben, um die Zensur zu umgehen und wenigstens eine kleine Andeutung zu machen, dass nicht alles in Ordnung ist bei mir und ich Hilfe brauche (Ich habe keinen einzigen Brief von Ildar aus dem Straflager bekommen – Anmerkung Anastasija Sotowa, Dadins Ehefrau). Ich bitte dich, diesen Brief zu veröffentlichen, da in dieser Strafkolonie eine richtige Informationsblockade herrscht. Ich sehe keine anderen Möglichkeiten, diese zu brechen. Ich bitte darum, mich hier rauszuholen oder in ein anderes Gefängnis zu verlegen: ich habe mehrmals gesehen und gehört, wie andere Gefangene zusammengeschlagen werden. Deswegen erlaubt mein Gewissen es mir nicht, von hier zu fliehen. Ich habe vor zu kämpfen, um den Anderen zu helfen. Ich habe keine Angst vor dem Tod. Ich habe vor allem Angst, dass ich die Folterungen nicht mehr aushalten kann und aufgebe. Wenn das „Komitee gegen Folterungen“ noch nicht zerschlagen wurde, bitte ich sie um ihre Hilfe bei der Gewährleistung des Rechts auf Leben und Sicherheit für mich und die anderen Gefangenen. Ich bitte um die Verbreitung der Information, dass Major Kossiev direkt mit Mord dort für den Versuch einer Beschwerde über die Ereignisse. Ich wäre glücklich, wenn du einen Anwalt findest, der ständig in Segescha [Ort der Strafkolonie] anwesend ist und juristisch helfen kann. Die Zeit spielt gegen mich. Die Videoaufnahmen der Videoüberwachung würden sowohl die Folter als auch die Schläge beweisen. Aber die Chancen werden immer geringer, dass es die Videoaufnahmen noch gibt. Wenn man mich weiter Folter, Schlägen und Vergewaltigungen unterzieht, halte ich wahrscheinlich nicht länger als eine Woche aus. Für den Falle meines plötzlichen baldigen Todes kann ich dir sagen, dass der Grund für meinen Tod ein Selbstmord, ein Unfall, ein Schuss bei einem Fluchtversuch oder eine Prügelei mit einem Gefangen sein wird. Aber du sollst wissen - das wird eine Lüge sein, das ein von der Verwaltung geplanter Mord, mit dem Ziel einen Zeugen und ein Folteropfer aus der Welt zu schaffen. Ich liebe dich und ich hoffe, dich irgendwann wiederzusehen. Dein Ildar

http://article20.org/ru/node/6527
11/02/2016 - 09:47

2 ноября сотрудники московского офиса международной организации Amnesty International придя на работу, обнаружили что дверь взломана, замки заменены и опечатаны, доступ в помещение, которое организация добросовестно арендовала больее 20 лет, невозможен. На двери висит наклейка-пломба Департамента имущества Москвы. Причины взлома помещения не известны. Об этом в Facebook сообщили сотрудники офиса Иван Кондратенко и Сергей Никитин.

Источник: facebook.com

http://article20.org/ru/news/ofis-mezhdunarodnoi-amnistii-v-moskve-opechatan-po-ne-izvest
11/02/2016 - 11:15

The Moscow office of rights group Amnesty International has been sealed off by municipal officials so staff cannot get inside, a member of staff told Reuters on Wednesday.

The staff member, Alexander Artemyev, said that official seals had been placed on the entrances to the office, the locks had been changed and that power to the office had been cut off. He said no prior warning was given.

A representative of the Moscow state property department, from which Amnesty rents the office, said they had no immediate comment.

Rights groups that receive foreign funding and are critical of the Kremlin have come under pressure from the authorities in the past few years. Some have been designated as "foreign agents" which makes them subject to intense scrutiny from officials.

(Reporting by Svetlana Reiter; Writing by Christian Lowe; Editing by Maria Kiselyova)

reuters.com

http://article20.org/ru/node/6529
11/02/2016 - 15:57

Die Geschäftsstelle der Menschenrechtsorganisation Amnesty International ist von russischen Behörden über Nacht versiegelt worden. Die Angestellten seien am Mittwochmorgen am Büro angekommen und hätten die Tür aufgebrochen und mit neuen Schlössern versehen vorgefunden, sagte Sergej Nikitin, der Russland-Chef von AI. Er twitterte das Foto, das die verriegelte Tür mit einer offiziellen Mitteilung der Moskauer Stadtbehörden zeigt. Weitere Details zu den Gründen der Schließung waren zunächst nicht bekannt.

Es habe keine vorherige Warnung gegeben, sagte John Dalhuisen, der Direktor für Europa und Zentralasien bei Amnesty. In einer schriftlichen Erklärung warnt Dalhuisen davor, voreilige Schlüsse zu ziehen. "Angesichts des aktuellen gesellschaftlichen Klimas für zivilgesellschaftliches Engagement in Russland  gibt es eine Reihe möglicher Erklärungen", schreibt er.

Menschenrechtsorganisationen in Russland haben sich in den vergangenen Jahren über Druck und Repressalien seitens der Behörden beklagt. Dazu gehörten den Angaben zufolge die Einschüchterung von Personal sowie widersprüchliche Vorschriften und Gesetze zur Arbeitsweise nicht staatlicher Organisationen in dem Land.

Версия на русском

English version

zeit.de

http://article20.org/ru/node/6530
11/03/2016 - 10:08

A Moscow court is set to hold the first hearing of the case of Natalia Sharina – a director of Ukrainian library in Moscow, who was arrested last year on extremism charges. Sharina's lawyer Ivan Pavlov voiced hope that the trial would be public.

Besides ceremonial procedures, such as identification of the defendant and clarification of her rights, state prosecutors are to present charges they have brought against the librarian.

"We will talk legal language tomorrow, but I would use the language of botany to describe my attitude to the prosecution – "immature fruit of absurdity and cynicism," Pavlov said.

Russia's Security Service (FSB) ransacked the Library of Ukrainian literature in Moscow and detained its director on October 28, 2015.

Since then Natalia Sharina has been put under house arrest for distributing among the library's visitors ‘extremist books and Russophobic texts.'

In spring this year another charge was brought up against the library's director – she was accused of embezzlement of funds.

The case against the 58-year-old librarian was widely condemned as politically motivated because of the tensions between Russia and Ukraine.

Human rights organisations have called on the Russian authorities to release Natalia Sharina, who faces up to 10 years in prison.

Источник: uatoday.tv

http://article20.org/ru/node/6531
11/03/2016 - 10:26

Обязанности начальника колонии сейчас исполняет заместитель Коссиева Александр Серов, рассказал изданию высокопоставленный офицер ФСИН. Семью Коссиева планируют взять под усиленную охрану.

«Ему было рекомендовано удалить всю информацию о себе и своих родственниках из соцсетей, а также передвигаться по Сегежу не одному, а в сопровождении своих коллег. Также есть опасения и за жизнь его близких, ведь им также приходят угрозы в интернете», — рассказал собеседник «Газеты.Ru».

Официально эту информацию не подтверждали. Дождь направил запрос во ФСИН.

Ранее было опубликовано письмо Дадина, в котором он рассказывал об избиениях в колонии. Активист сообщил, что сразу после прибытия в колонию в сентябре у него отобрали почти все личные вещи, без постановления отправили в штрафной изолятор и в ответ на объявление голодовки начали угрожать. Он пожаловался на избиения и насилие, в том числе на подвешивание в камере за наручники. Дадин написал, что получал личные угрозы от руководства колонии, в том числе от Коссиева.

Сразу после публикации письма карельское управление ФСИН подтвердило применение силы к Дадину. Сотрудники ведомства объяснили это тем, что заключенный отказался выходить из камеры. Однако позже замдиректора ФСИН Валерий Максименко сказал, что медкомиссия и сам Дадин опровергли информацию о применении к нему физической силы.

Источник: tvrain.ru

http://article20.org/ru/news/gazetaru-soobshchila-ob-otstranenii-nachalnika-ik-7-posle-sk
11/03/2016 - 10:33

Департамент городского имущества Москвы сменил замки в офисе правозащитной организации Amnesty International из-за того, что та нарушала сроки оплаты помещения. Департамент заявляет, что направил организации уведомление о необходимости погасить задолженность в течение месяца, в противном случае договор, заключенный сроком на три месяца, будет считаться расторгнутым. "Данная претензия недобросовестным арендатором была проигнорирована", — говорится в сообщении ведомства.

Также департамент сообщает, что в течение двух недель Amnesty International должна направить официальное обращение для вывоза своего имущества. Как заявил глава российского отделения AI Сергей Никитин, организация обратится к столичным властям за разъяснениями, а ее сотрудники будут временно работать из дома.

При этом Сергей Никитин сообщает на своей странице в Facebook, что организация оплатила все долги, а аренда помещения оплачена по октябрь включительно.

Комментарий эксперта проекта Inside Russia Алексея Козлова

Власти применяют разную тактику для давления на общественные организации. Некоторые дейсвтия связаны с опечатыванием офисов или регулярными угрозами выселить за неуплату (реальную или выдуманную). Так было с Движением "За права человека", с Воронежским домом прав человека и другими. Естетсвенно, что опечатывание офиса парализует работу организации, особенно большой, т.к. отнюдь не все сотрудники могут работать из дома.

Во многих случаях эти ситуации возникают из-за нежелания властей заключать с "неугодными" НКО, конкретные, понятные и приводящие к штрафам в случае их нарушения договоры об аренде офисов. Хотя это делается не только с НКО, используется это в таком виде только против НКО.

К сожалению нет конкретного рецепта противодействия, кроме покупки офиса в собственность, но это могут себе позволить только очень крупные организации.

Источник: facebook.com

http://article20.org/ru/news/moskovskie-vlasti-o-tom-pochemu-opechatali-ofis-amnesty-inte
11/03/2016 - 11:09

Пленум Верховного суда 3 ноября принял постановление о внесении изменений в свое постановление 2011 года «О судебной практике по уголовным делам о преступлениях экстремистской направленности». В нем, в частности, даются разъяснения о том, как судам квалифицировать размещение информации в интернете в случае заведения дел по возбуждении ненависти или вражды (ст. 282 УК), передает РАПСИ. Речь идет прежде всего о делах за репосты.

В пункте 8 постановления добавлено положение о том, что при «решении вопроса о направленности действий лица, разместившего какую-либо информацию, либо выразившего к свое отношение к ней, на возбуждение ненависти, либо вражда, а равно унижения лица или группы лиц, судам следует исходить из совокупности всех обстоятельств содеянного и учитывать контекст, форму и содержание размещенной информации, наличие и содержание комментариев или иного выражения отношения к ней». Об этом РАПСИ стало известно из доклада судьи Верховного суда Олега Зателепина. Полный текст постановления на данный момент не опубликован.

3 ноября также было принято постановление, вносящее изменения в постановление 2012 года «О некоторых вопросах судебной практики по уголовным делам о преступлениях террористической направленности».

Источник: ovdinfo.org

http://article20.org/ru/news/verkhovnyi-sud-rekomendoval-pri-rassmotrenii-del-za-reposty
11/03/2016 - 15:38

Президент РФ Владимир Путин подписал федеральный закон, вводящий в правовое поле новый статус для некоммерческих организаций – «исполнитель общественно полезных услуг». Соответствующий документ опубликован на официальном портале правовой информации. Важно отметить, что «иностранные агенты» не подпадают под действие этого закона, т.к. не могут быть исполнителями общественно полезных услуг. Закон был принят Государственной Думой РФ и одобрен Советом Федерации в июне 2016 года. В Совфеде рассчитывают, что данный закон повысит доступность и качество социальных услуг, а также откроет новые возможности для развития частно-государственного партнерства.

В конце 2015 года президент дал поручение обеспечить внесение в законодательство изменений, предусматривающих возможность наделения некоммерческих организаций статусом «исполнителя общественно полезных услуг» и предоставление таким организациям льгот и преференций. Путин призвал обеспечить третьему сектору доступ к бюджетному финансированию, подчеркнув, что в таких вопросах, как помощь пожилым людям и инвалидам, поддержка семьи и детей нужно больше доверять некоммерческим организациям.

«Исполнителем общественно полезных услуг» может быть признана НКО, которая на протяжении одного и более года оказывает общественно полезные услуги надлежащего качества, не являющаяся «иностранным агентом» и не имеющая задолженностей по налогам и сборам, иным, предусмотренным законодательством РФ, обязательным платежам. После принятия данного закона Госдума планирует разработать ряд нормативных актов, в которых будут описаны дополнительные меры поддержки некоммерческих организаций, признанных «исполнителями общественно полезных услуг».

Ранее правительство утвердило дорожную карту «Поддержка доступа негосударственных организаций к предоставлению услуг в социальной сфере», которая содержит комплекс мероприятий, которые должны быть реализованы до 2017 года. В Министерстве экономического развития РФ рассчитывают, что эта дорожная карта станет почвой для широкой реформы социальной сферы в стране.

Источник: asi.org.ru

http://article20.org/ru/news/prezident-podpisal-zakon-o-nekommercheskikh-organizatsiyakh
11/03/2016 - 16:38

3 ноября, в Волгограде, в пять часов утра к бывшему директору АНО "Молодежный центр консультации и тренинга", а сейчас основателю НКО ТВ и ответственному секретарю правозащитного совета Волгограда Тимуру Кобалия приходили сотрудники уголовного розыска. После того, как дверь никто не открыл (сейчас Тимур находится в командировке в Гааге), оперативники разбудили соседей.

На данный момент не известна причина такого интереса оперативников к правозащитникам. Как рассказал article20 Тимур: «посовещавшись с коллегами я решил, что мне не стоит возвращаться в Россию, так как в 5 часов утра приходят, либо провести обыски, либо задержать. Сейчас я нахожусь в Гааге и решил отменить свой полет в Россию ради собственной безопасности».

http://article20.org/ru/news/k-aktivistu-iz-volgograda-timuru-kobaliya-domoi-prikhodili-o
11/03/2016 - 16:40

The measure of the video blogger, Ruslan Sokolovsky's, restraint was changed from house arrest to detention until 23th January 2017, by Kirov District Court of Ekaterinburg. Thus, the court granted the petition of the prosecution.

This information was provided by lawyer Alexei Bushmakov. Earlier it was reported that the prosecution is going to demand the arrest of the defendant. The reason for this was the visit of the blogger's bride during his house arrest, who came to congratulate him on his birthday.

Let us recall that on 9th September Ruslan Sokolovsky was released from prison and put on house arrest. The young man is accused of incitement of hatred on religious grounds (Part 1 art. 282 of the Criminal Code) and insult of religious feelings (Part 2 art. 148 of the Criminal Code) with a total term of imprisonment of up to five years. The Investigative Committee of Russia reported that spy equipment, a pen with hidden recording means, was found during the search of his apartment. In the meantime, the Ekaterinburg diocese has called the prisoner to "repent the committed blasphemy ".

Commentary from Alexey Kozlov, the expert of the project

The authorities always use more repressive restrictions on freedom in politically motivated cases. Certainly, this is the video blogger Sokolovsky's case.

As it seems, this case will be an exemplary proceeding under the "offending religious feelings" law. That is why it is partly closed and that is why even minor violations lead to a change in restraint measures. Based on the lower interest in this case, law enforcement officers intend to close it.

Their goal is clear - to avoid possible disappearance of Sokolovsky and get a confession of guilt from him, and the fact that he is being held in a detention facility is contributing to this; many international human rights organizations have equated his detention in prison to torture.

insiderussia.today

http://article20.org/ru/node/6537
11/04/2016 - 09:37

Министерство юстиции Чехии получило от российских властей прошение об экстрадиции россиянина Олега Воротникова (фото), лидера арт-группы «Война». Об этом журналистам сообщила пресс-секретарь министерства Тереза Шейбалова.

Ранее министр юстиции Чехии Роберт Пеликан заявлял, что выдача Воротникова России маловероятна. По чешским законам для экстрадиции необходимо решение суда, но министр не обязан его учитывать и волен действовать по-своему.

Россия объявила Воротникова в международный розыск за хулиганство и сопротивление при задержании.

Ныне Олег Воротников, его жена и трое детей находятся в Чехии. Россиянин намерен попросить здесь статус беженца. Суд отказался помещать его под стражу.

Источник: prague-express.cz

http://article20.org/ru/content/rossiya-prosit-chekhiyu-ob-ekstraditsii-lidera-art-gruppy-vo
11/04/2016 - 09:41

Европейский Суд по правам человека присвоил приоритетный статус жалобеИльдара Дадина и потребовал у России предоставить его медицинские документы, сообщает пресс-служба фонда «Общественный вердикт».

«Получен ответ из ЕСПЧ на запрос о срочных мерах для Ильдара Дадина. ЕСПЧ принял срочные меры и, кроме того, по собственной инициативе присвоил приоритет жалобе Ильдаре Дадина», — сказали там.

Суд требует, чтобы Россия до 18 ноября предоставила ему медицинские документы, а также провела обследование Дадина, причем сделать это должны независимые от ФСИН врачи. Также доступ к активисту в колонии должны предоставить юристу «Общественного вердикта» Николаю Зборошенко.

Напомним, ранее стало известно, что уполномоченный по правам человека Татьяна Москалькова находится в колонии, где содержится Дадин, для проверки информации о применении к нему пыток.

Вчера СМИ опубликовали открытое письмо Дадина, которое он передал из сегежской ИК-7. В нем он рассказал о том, что в колонии он неоднократно подвергался пыткам. По словам Дадина, сотрудники исправительного учреждения регулярно избивали его.

Дадин — первый из осужденных по статье «неоднократное нарушение установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга» (212.1 УК). К уголовной ответственности его привлекли за задержания на одиночных пикетах.

Если вы нашли ошибку, выделите ее и нажмите Shift + Enter или нажмите сюда, чтобы сообщить нам о ней.

Источник: theins.ru

http://article20.org/ru/news/espch-prisvoil-prioritetnyi-status-zhalobe-dadina-na-pytki-v
11/04/2016 - 09:45

Das willkürliche Vorgehen der Behörden gegen das Moskauer Büro von Amnesty International ist eine weitere Schikane gegen unabhängiges zivilgesellschaftliches Engagement. Die Behörden machen auch vor internationalen Organisationen nicht Halt.

Denjenigen, die sich engagieren wollen, wird seit Jahren immer mehr die Luft zum Atmen genommen. Einheimische Nichtregierungsorganisationen werden mit Hilfe von Gesetzen als „ausländische Agenten“ diffamiert, internationale Organisationen als „unerwünscht“ aus dem Land gedrängt. Gegen Aktivisten wird in den staatlich kontrollierten Medien Stimmung gemacht.

Nun wird eine der renommiertesten internationalen Menschenrechtsorganisationen drangsaliert. Unter fadenscheinigen Gründen hat die Moskauer Stadtverwaltung den Mitarbeiterinnen und Mitarbeitern von Amnesty International den Zugang zu ihrem Büro verwehrt, die Schlösser der Räumlichkeiten ausgetauscht und die Stromversorgung unterbrochen. Damit soll die Arbeit der Menschenrechtler behindert werden.

Die russischen Behörden sind aufgerufen, die Schikanen gegen Amnesty International zu beenden. Den mutigen Aktivistinnen und Aktivisten, die unter immer schwerer werdenden Bedingungen eine umso wichtigere Menschenrechtsarbeit leisten, gilt unsere Solidarität.

marieluisebeck.de

http://article20.org/ru/node/6540
11/04/2016 - 09:56

Члены Совета при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека Павел Чиков и Игорь Каляпин 7-8 ноября побывают в исправительной колонии, где отбывает наказание Ильдар Дадин, жаловавшийся на пытки и унижения со стороны администрации исправительного учреждения. Об этом сообщил глава СПЧ Михаил Федотов.

"ФСИН дала разрешение на посещение членами СПЧ колонии, где отбывает наказание Ильдар Дадин, и 7 ноября члены Совета Павел Чиков и Игорь Каляпин туда прибудут. Они будут находиться в колонии 7 и 8 ноября", - сказал он. Глава СПЧ надеется, что члены Совета получат возможность не только повидаться с Дадиным, но и получат доступ к документам и видеозаписям.

"ФСИН сейчас сама заинтересована в том, чтобы установить истину в этом деле, поэтому, я надеюсь, что необходимые условия для работы членам Совета будут созданы, и они получат доступ к видеозаписям и документам", - заключил председатель СПЧ.

Ранее в ИК-7 (Карелия), где отбывает наказание Дадин, побывала уполномоченный по правам человека в РФ Татьяна Москалькова. По итогам посещения исправительного учреждения она заявила, что жалобы Дадина нуждаются в "глубокой проверке", а также предложила вне зависимости от итогов проверки, перевести Дадина в другое исправительное учреждение.

Ранее СМИ опубликовали письмо Дадина, в котором тот заявляет о пытках и издевательствах в колонии. Москалькова обратилась к руководству ФСИН и в прокуратуру. Управление ФСИН по Карелии и региональный Следственный комитет также начали проверку. Независимые врачи, обследовавшие Дадина, не нашли у него признаков травм.

Уголовное дело против Дадина стало первым, возбужденным по статье 212.1, включенной в УК РФ летом 2014 года и предусматривающей уголовную ответственность за неоднократные нарушения в течение года статьи 20.2 КоАП РФ ("Нарушение порядка проведения публичного мероприятия"). Басманный суд Москвы в декабре прошлого года признал Дадина виновным по четырем эпизодам участия в несогласованных акциях протеста 6 и 23 августа, 13 сентября и 5 декабря 2014 года, когда он со своими сторонниками перекрыл на несколько минут Мясницкую улицу в центре столицы.

Источник: tass.ru

http://article20.org/ru/news/chleny-spch-posetyat-v-kolonii-ildara-dadina
11/05/2016 - 10:06

Human rights group Amnesty International can return to the Moscow office it was evicted from this week, a Kremlin human rights adviser said on Thursday after discussing the matter with President Vladimir Putin.

Amnesty has been a vocal critic of Russia over its bombing campaign in Syria and had said it believed the eviction might be part of an official crackdown on civil society groups.

Amnesty staff had turned up at their office in central Moscow on Wednesday morning to find the locks had been changed and the power cut off. The Moscow city government, from which Amnesty leases the premises, said it was owed rent, but the group said payments were up to date.

Mikhail Fedotov, head of the Russian Human Rights Council which formally reports to the Kremlin, told Reuters he had met Putin and discussed the matter.

"The lease has been restored completely. They (Amnesty) will be able to return to the office in the nearest future. Putin was informed of this," Fedotov said.

Soon after that meeting took place, John Dalhuisen, Amnesty International's Europe director, told Reuters that the group had been contacted by Vladimir Yefimov, head of the Moscow city property department, who said there may have been a mix-up.

According to Dalhuisen, Yefimov invited Amnesty for a meeting on Monday. Friday is a public holiday in Russia.

"I would say this was promising and we look forward to the meeting and resolving this issue," Dalhuisen said.

Amnesty said the city authorities had been ignoring its requests for talks.

Moscow's city property department could not immediately be reached for comment.

Amnesty, which was founded in London, frequently criticizes the Russian authorities over what it says are human rights violations. It alleges in particular that Russia and its allies have killed large numbers of civilians with air strikes on the Syrian city of Aleppo. Moscow denies this.

After news of the eviction emerged on Wednesday, the U.S. State Department expressed its concern.

Rights groups that criticize the Kremlin and receive foreign funding have come under growing pressure in Putin's Russia.

Kremlin officials have accused some foreign-backed civil society groups of working on behalf of Western governments to foment unrest and replicate the revolutions that forced out pro-Russian leaders in several former Soviet states.

As part of the official crackdown, some non-governmental organisations have been designated as "foreign agents", which makes them subject to intense scrutiny.

(Writing by Vladimir Soldatkin and Christian Lowe; Editing by Louise Ireland)

reuters.com

http://article20.org/ru/node/6542
11/07/2016 - 08:19

Выступление художественного руководителя театра «Сатирикон» Константина Райкина с трибуны съезда Союза театральных деятелей России обнаружило очередное обострение отношений между деятелями культуры и властью. Райкин крайне резко выступил против замаскированной цензуры самозваных общественников – и дискуссия вокруг этого выступления в официальных медиа пошла уже на вторую неделю. Между тем предшествовало ей другое выступление, даже более сенсационное.

Министерство культуры не считает своей задачей поддержку искусства. Об этом с прямотой революционного матроса, решающего судьбу китайских ваз в Зимнем дворце, сообщил первый заместитель министра культуры Владимир Аристархов в разгаре полемики с тем же самым Константином Райкиным, только неделей раньше, на заседании Общественной палаты 17 октября: 

«У нас нет обязанности заботиться об искусстве, мы заботимся только о народе и его благе. Нам надо понять то, как искусство влияет на страну, культуру и общество. Всегда будет выбор [между разными культурными событиями], и этот выбор нужно совершать исходя из интересов страны. <…> А интересы деятелей искусства, которые так видят, не более ценны, чем интересы любой другой социальной группы, сталеваров или журналистов». 

Деятели искусства имели массу претензий ко всем предшественникам Владимира Мединского, но очевидно, что ничего подобного не мог произнести ни Михаил Швыдкой, ни Александр Соколов, ни Александр Авдеев – что уж говорить об их подчиненных. Все, конечно, можно назвать «личным мнением», но практические примеры последних двух лет удостоверяют искренность замминистра. Затруднительно припомнить случаи, когда в ответ на требования «общественности» запретить, закрыть и засудить культурные ведомства заняли бы сторону художника – против общественности. Культурный чиновник, говорящий от лица государства, в лучшем случае хранит нейтралитет, в худшем – настаивает на том, чтобы спорное искусство убрали с глаз долой, иногда еще и вместе с автором.

Четвертый пункт

Министерства и департаменты культуры в субъектах Федерации все чаще взаимодействуют с деятелями этой самой культуры как со сложным спецконтингентом буйнопомешанных. Идет ли речь о театре, фотографии, живописи или музыке – диалог культуры и ее министерских кураторов чем дальше, тем больше напоминает светскую беседу асфальтового катка с травой. Набор аргументов «от асфальта», то есть государства, в этой дискуссии в общем и целом сложился и остается без изменений.

Оноре Домье. Из цикла театральных карикатур. Середина XIX века. Источник: parterre.com

Оноре Домье. Из цикла театральных карикатур. Середина XIX века. Источник: parterre.comПервое. Почему государство вообще должно финансировать культуру? Вариант: художественные эксперименты должны осуществляться на частные средства, а не на государственные; хотите быть независимыми, ищите меценатов или становитесь самоокупаемыми. Второе. Если уж государство финансирует культуру, то оно вправе требовать соблюдения определенных правил. Любая культура предполагает систему ограничений и барьеров, тот, кто выходит за флажки, будет наказан. Третье. Цензура существует повсеместно, просто не везде она выражается напрямую, мы ничем не хуже других, мы просто честнее. Четвертое. Настоящее искусство всегда найдет дорогу к публике; талантливый художник, обходя запреты, становится особенно выразительным и изощренным, то есть совершенствуется.

Четвертый пункт заслуживает нескольких отдельных слов – по причине его специальной злокачественности. Рассуждения о том, что при Сталине творили Шостакович, Прокофьев, Платонов и Булгаков, а Брежнев не помешал художественно состояться Эфросу, Товстоногову и Ефремову, во-первых, бессодержательны, а во-вторых, бесстыдны.

Бессодержательны, потому что никто не видел и уже никогда не увидит спектаклей, которые могли бы поставить Эфрос и Товстоногов в другой жизни, которой у них не было, и не знает, какие стихи писал бы поздний Пастернак.

Бесстыдны, потому что множество людей, включая автора этой статьи, отлично помнят, какими простоями, инфарктами, срывами, депрессиями и преждевременными смертями оборачивалась для художника в СССР забота государства. Считать достойной одобрения функцией власти функцию камня преткновения на пути у таланта – для этого нужно иметь больной мозг. Да, Шостакович сочинял великую музыку во время правления Сталина. А Пушкин писал гениальные стихи во время эпидемии холеры – но вы же не предлагаете по этой причине разводить в реках Российской Федерации холерный вибрион.

Как вы заметили, я не упоминаю о таких вещах, как свобода творчества, самореализация, вдохновение, и прочих магических категориях. Потому что на эту тему за прошедшие дни, кроме Константина Райкина, исчерпывающе высказались люди, имеющие в данном вопросе права и компетенции, с моими несопоставимые, – Олег Табаков, Адольф Шапиро, Олег Басилашвили, Евгений Миронов, Андрей Звягинцев, Андрей Могучий и многие другие. Аргументация «от художника» – их право и их приоритет.

Здесь же речь всего лишь о практических аспектах, которые неизбежно возникают, если строить культурную политику, основываясь на вышеприведенных аргументах. Не вообще строить, а здесь и сейчас. Аргументы делятся на условно экономические и условно идеологические. Начнем с экономики.

Славный внук, Меценат, праотцев царственных

Ищите меценатов. Становитесь самоокупаемыми. Самовыражайтесь на частные деньги. Чем меньше в бюджете денег, тем чаще все это говорит государство, а вместе с ним и большая часть публики и некоторая часть самих художников.

Совет искать меценатов и вообще все формы частного финансирования хорош в стране, в которой как минимум принят закон о меценатстве. К числу таких стран Российская Федерация до сих пор не относится. То есть вклад частного бизнеса в развитие культуры и искусства у нас сегодня существует даже не на правах рекламы, а либо как негласная разнарядка, либо как проявление чистого альтруизма.

Банк поддерживает театры и музеи, потому что банку, допустим, это нравится и укрепляет его имидж. Но вычесть из налогооблагаемого дохода такую поддержку нельзя. А в странах, где меценатство действительно развито, – можно. Поэтому разговоры «а вот в Америке» придется отложить до того момента, когда законодательство в этой области станет «как в Америке». Причем в Америке основную массу пожертвований обеспечивают не корпорации и не «верхние 10 тысяч», а частные лица со средним достатком.

Зайдите на сайт музея Metropolitan (а также практически любого другого музея или театра) – раздел Donate примет вас с распростертыми объятиями, укажет на налоговый вычет и для начала скромно поинтересуется, не хотите ли вы перевести музею 50 долларов. В немецком сегменте интернета есть специальные счетчики, вроде нашего конвертера валют: вверху пишешь, какой у тебя годовой доход, внизу – сколько собираешься пожертвовать, и тут же вылезает цифра, на сколько это пожертвование уменьшит твои налоги.

Министр культуры Владимир Мединский все на том же съезде Союза театральных деятелей в который раз пообещал, что у нас закон о меценатстве примут в следующем году, но это обещание далеко не первое, а проект закона гуляет по инстанциям, разменяв то ли второе, то ли третье десятилетие. Более того, в нем, как говорят видевшие его люди, по-прежнему значится, что списанию с налогов подлежат только суммы, отданные государственным учреждениям культуры. А это значит, что все крики, обращенные, скажем, к частному Театру.doc  – «ищите себе меценатов и делайте что хотите», мягко говоря, лукавство.

Бригадный подряд

Неменьшее лукавство – предложение театрам, концертным залам и художественным галереям переходить на самоокупаемость, то есть, грубо говоря, превратиться в такую отрасль бизнеса, которая живет за счет продажи билетов на свой товар.

Оноре Домье. Из цикла театральных карикатур. 1864. Источник: zeno.org

За счет продажи билетов может жить только хорошо тиражируемое искусство, которое в силу этой тиражируемости имеет возможность постоянно наращивать количество клиентов и снижать цены, не увеличивая производственные расходы, как это и делает нормальный бизнес. Кинохит может окупиться за счет продажи билетов, прокатчикам просто нужно допечатать копии. Но тогда вы и получите кинематограф, состоящий из хитов. Причем, скорее всего, голливудских. Вы же хотели бизнес? Тогда придется жить с конкуренцией. Цирк дю Солей тратит деньги на одну программу и показывает ее четыре раза в день, если есть спрос и если это каникулы. Но по такой схеме не может существовать ни одна художественная галерея, даже если это выставка Серова, – у нее просто есть границы пропускной способности. 

Оноре Домье. Из цикла театральных карикатур. 1864. Источник: zeno.orgПо такой схеме не может существовать ни один театр – в особенности так любимый нашими культурными чиновниками русский репертуарный театр. Потому что русский репертуарный театр предполагает разнообразную афишу, то есть хронические расходы на производство новых спектаклей, стабильную труппу (зарплаты, которые позволяют удержать актеров на одном месте, потому что иначе никакую афишу вы не соберете – ваша труппа разбежится на съемки сериалов) и сравнительно длинные сроки эксплуатации (то есть хранения) спектакля. А спектакль, когда он просто тихо лежит в ящиках, тоже денег стоит, ибо каждый ящик занимает свой вполне коммерческий кубометр.

Когда Теодор Курентзис привозит в Москву сенсационную Шестую симфонию Малера, то сенсация эта во многом живет за счет того, что в ней состав оркестра существенно увеличен по сравнению с обычным. А это значит, что не только высокооплачиваемый оркестр MusicAeterna, но и все недостающие специалисты ради этого одного концерта прилетают из разных стран (расходы на дорогу и жилье) сначала в Пермь, а потом в Москву на один вечер (гонорары всех участников, авторские права, медицинские страховки, страховка инструментов и еще разные мелочи).

При самоокупаемости Малер в исполнении Теодора Курентзиса должен обходиться среднему зрителю в сумму, которую он заплатить не может. Не знаю, существует ли в каких-нибудь бухгалтерских недрах расчет себестоимости этого концерта, но думаю, если сказать, что при самоокупаемости билет на него стоил бы около 25 тысяч рублей, то это скорее будет преуменьшение.

Окей. Половину заплатят меценаты. Вам останется доплатить 12 тысяч. Причем случай Курентзиса еще самый простой, потому что на этот концерт такой зал действительно можно было бы собрать. Один раз. Но ценник любого масштабного художественного события – от Анны Нетребко в Большом до Яна Фабра в Эрмитаже – выглядит примерно так же, если не хуже. Гонорары исполнителей, постановочные расходы, продюсерские расходы, расходы на дублирующие составы, реклама, авторские права, страхование, комиссионные – при всегда ограниченной возможности эксплуатации. А значит, общедоступным остается только тиражируемый сегмент культуры, все остальное искусство оказывается в распоряжении тех самых верхних 10 тысяч, и вы стремительно двигаетесь назад по шкале времени, отказываясь от одного из главных завоеваний ХХ века; «кухаркины дети» в Большой театр уже и так не попадают, а теперь и вовсе не попадут.

Ну, допустим, вы отказались от концертов, оперных премьер, дорогих выставок. Но если искусство – это теперь внезапно бизнес, возникает еще одна проблема. Бизнесу нужен, как это принято говорить, климат. Который в наших политических и особенно управленческих обстоятельствах не средиземноморский. Забейте в поисковик «фестиваль электронной музыки Outline» – отмена за несколько часов до начала при 12 тысячах проданных билетов. Якобы что-то не было согласовано по линии пожарной безопасности. Пожарные и санэпидемстанция в России вообще главные цензоры, уже упомянутый Театр.doc из помещения тоже они выселяли.

Так вот, я не знаю, что именно у фестиваля Outline не было согласовано по части возгораемости, но знаю, что в стране, где искусство – это бизнес, такой инцидент возникать не должен. Не может быть, что подготовка фестиваля доходит до финальной стадии, и только тогда соответствующие инстанции замечают непорядок в согласованиях. И вместо того, чтобы экстренно разрулить ситуацию, просто оставляют стоять на улице 12 тысяч клиентов. В таком климате бизнес не произрастает. Если вы хотите, чтобы искусство само себя содержало, то для начала придется заставить граждан, наехавших на фотовыставку Стёрджесса, выплатить по коммерческим расценкам всю сумму убытка, включая моральный ущерб, причиненный Центру братьев Люмьер, который никаких законов РФ не нарушил.

Императорский его величества революционный

Короче говоря, и для развития меценатства, и для развития экономической самостоятельности искусства Россия в настоящий момент мало оборудована. Но даже если все это по какой-то причине стремительно изменится, без бюджетных денег культура все равно рано или поздно приказывает долго жить. Хотя и не вся. Без государственных субсидий не выживает парадная, затратная, сложная, стационарная культура (условно говоря, Большой театр, Эрмитаж, Александринский театр, Госоркестр и многое, многое другое), о которой речь шла выше. Потому что затраты на эти институции так же многообразны и сложно структурированы, как и художественные и управленческие процессы, которые в них протекают, и возмещение этих затрат должно быть не обещано, а гарантировано. Не на год и не на сезон, а на несколько лет вперед.

Цены на билеты в Эрмитаж не могут скакать от года к году, они могут только чинно подрастать на определенный процент. Александринский театр не может отказаться от премьер, потому что, не дай бог, разорился главный меценат. Большой театр сегодня подписывает дорогостоящие контракты, датированные, предположу, примерно 2019–2020 годами. Если он не будет этого делать, то просто выпадет из мирового оперно-балетного календаря. К слову, в вышеупомянутой Германии, где почти все представляющие интерес драматические театры живут за счет бюджетных дотаций разного уровня (и не очень больших меценатских пожертвований), каждый проданный театральный билет субсидируется государством в объеме 95 евро. Культурные институции всей своей структурой – и организационной, и производственной, и художественной – еще связаны с империями, которые их когда-то породили. И для того, чтобы обеспечить им выживание, современное государство должно немножко притворяться империей.

Вторая категория искусства, которая не живет без государственного финансирования, в нашем случае самая проблематичная. Это современное искусство, чей коммерческий потенциал вообще неизвестен, а язык для широких масс темен. То самое, про которое принято хихикать, мол, уборщица не разобралась и выбросила экспозицию в помойное ведро. Которое максимально не похоже на балет «Щелкунчик». Про которое наши чиновники так любят говорить: «Эксперименты? Только не за государственный счет!» Тем самым полностью искажая смысл этого самого «государственного счета».

Потому что искусство, рождающееся сейчас, не может быть похоже на то, которому уже сто лет – если это действительно искусство. Для того чтобы развились новое направление, новый смысл, новая энергия, новая образность, должно пройти время, которое, как это ни смешно, будет заполнено в основном ошибками и провалами. А финансировать ошибки и провалы, как это опять же ни смешно, обязан как раз пресловутый государственный счет – и как раз потому, что деньги эти «ничьи», «общие».

Это сложно объяснить широкой публике? А разве вы объясняете ей, почему столько денег заплачено за оборудование химической лаборатории, которая даже не в состоянии выпустить простую таблетку от головной боли? Но государство не может сказать химическому факультету МГУ, что будет оплачивать только удавшиеся эксперименты. То есть может, конечно, но тогда и химический факультет МГУ долго не протянет. Кстати, как там дела у химиков?

Итак, даже наличие меценатских денег и возможностей самоокупаемости не упраздняет потребности искусства в «государственном счете», без которого отдельные части художественного ландшафта жить не могут. Что это означает для второй – идеологической – составляющей нынешней культурно-политической дискуссии?

Дан приказ ему на

Государство имеет право контролировать то, во что оно вкладывает деньги. Существуют границы допустимого. «Обозначать тему», как деликатно выразился пресс-секретарь президента.

Государственный контроль в сфере культуры и искусства может выглядеть по-разному и называться по-разному, но в общем и целом у него есть два полюса, как плюс и минус у батарейки. Один полюс, госзаказ, – это когда государство желает что-то видеть на сцене (на фотографии, на экране, в партитуре) – к примеру, любовь и верность Петра и Февронии, подвиг 28 панфиловцев, историю любви активистки «Молодой гвардии» и благородного чиновника мэрии, разыгрывающуюся на фоне хорошеющей красавицы Москвы.

Второй полюс, цензура, – это когда государство что-то видеть (и слышать), наоборот, не желает: историю дружбы русского и немецкого рабочего накануне Второй мировой войны, трагедию жителя маленького городка, почти доведенного до самоубийства коррумпированным мэром, сцены группового секса Евгения, Владимира, Татьяны и Ольги в спектакле «Евгений Онегин», немелодическую музыку в исполнении пилы, мухобойки и рифленых шлангов.

Повторюсь, здесь речь не идет о таких материях, как свобода творчества, талант и вдохновение. Сделав над собой некоторое усилие, можно представить, что жизнь в условиях цензуры и госзаказа – это не зло, а просто одна из двух равнозначных опций. Тем более что в моей, к примеру, памяти довольно хорошо сохранилась та эпоха, в которой именно эта опция была единственной широко доступной (квартирники и самиздат не в счет). И, кроме чувства глубокого отвращения, моя память говорит мне следующее.

«Определять тему», расставлять флажки, перевоспитывать инакомыслящих – все это претензии государственной власти, которые требуют от нее довольно концентрированных и при этом постоянных усилий на протяжении довольно долгого времени. Потому что перед собой она имеет несколько мешков разнообразно одаренных и, соответственно, разнообразно невротичных блох, готовых упрыгать в разные стороны, как только властная хватка на горлышке этого мешка минимально ослабевает. Чтобы этого не произошло, следить нужно за всеми вместе, но еще и за каждым в отдельности. Эта неослабевающая хватка существует только там, где у государства есть некоторый общий набор формулируемых критериев в отношении желательности или нежелательности того или иного произведения искусства, стиля, художественного явления (или даже той или иной творческой личности).

Наблюдаемое в данный исторический момент полное отсутствие даже намека на такой понятийный набор делает художественную жизнь рискованной, это правда. Но зато и перспектива того, что выше было названо госзаказом и цензурой, туманная. Не надо притворяться более наивными, чем мы есть: то, с чем мы имеем дело сегодня, это не цензура. Это бессвязные попытки терроризировать отдельных художников на основе набора случайно проявляющихся чиновничьих (и отчасти – общественных) страхов, иногда глубоких и постоянных, но чаще сиюминутных и конъюнктурных.

Страхи эти даже не успевают толком формализоваться, потому что конъюнктура слишком летучая. А культурно-кадровая политика последних лет, с ее рядом внезапных назначений, привела к тому, что люди, поставленные рулить и запрещать, просто не располагают ни методиками оценки, ни аппаратом критериев.

Как это ни смешно, очень трудно запрещать там, где ты лишен ориентиров. Наличие цензуры предполагает способность соответствующего ведомства хотя бы составить каталог недопустимого. И даже если кто-то такой каталог завтра напишет, то персонала, который сможет совместить его с реальностью увиденного или услышанного, что-то не видно.

– Искусство не должно… разрушать семейные ценности. – То есть «Анну Каренину» читать нельзя? – Можно. Но не в школе. – То есть какое возрастное ограничение мы ставим на «Анну Каренину»? – 18 плюс. – Окей. Правда, у нас в 18 сейчас еще многие в школе учатся. Ну ладно. А ставить «Анну Каренину» можно? – Можно. Но не по-всякому, а только чтобы все как у автора. – Окей. – Ой, что это она у вас тут делает? – Морфий принимает. – Нельзя!!!!! – Почему? Так у автора!

И это только самый понятный случай.

Единый. Могучий?

Есть же еще и страхи сугубо локального происхождения, которые в данный момент довольно агрессивно разрушают единое культурное пространство – страна, по сути, перестает быть культурно целостной. То, что можно показывать или декламировать в Петербурге и Воронеже, оказывается, невозможно привезти в Омск или Грозный.

В том Советском Союзе, вернуться в который некоторая часть власти и населения так стремится, судьба изданной книги, напечатанного стихотворения или наконец-то выпущенного спектакля была практически одинакова на территории всех 15 счастливых республик. Выход в свет был делом долгим и трудным, но то, что выходило, оставалось на свете.

Сегодня же мы имеем, к примеру, «православных активистов», которые жалуются на пермский Театр-Театр в прокуратуру в связи с постановкой, давным-давно стоящей в афише. Это не цензура. Это у главного режиссера театра обострился конфликт с местным минкультом и одновременно с этим у активистов обострилась обидчивость.

Рок-опера «Иисус Христос суперзвезда» в Москве была поставлена много-много лет назад лояльнейшим «Палосичем» – Павлом Осиповичем Хомским – и идет благополучно по сей день, давно уже промахнув тысячное представление. Только в наступившем ноябре можно будет три раза посмотреть. А при этом в Томске, Омске и еще где-то выясняется, что «общественность» категорически против, – и вот приходится тратить кучу сил, вступая в схватку за название, которое в этой же самой стране, чуть дальше к западу, уже давно развлекает пенсионеров. Это не православная цензура, это феодальная раздробленность.

Хит прошлого московского сезона «Машину Мюллер» Кирилла Серебренникова вообще, наверное, на половине территории Российской Федерации показывать нельзя – там двадцать голых обоего пола по сцене скачут, и ужас в том, что это совершенно целомудренный спектакль. «Все оттенки голубого», спектакль театра «Сатирикон», которым, собственно, и руководит Константин Райкин, прекрасно идет в Москве, но во время гастролей в нашем все еще «окне в Европу» Петербурге оказался под угрозой срыва из-за местных активистов. Это не цензура реакционного лобби – это расплата за счастье гастролировать в городе, в котором живет и работает депутат Милонов. То есть искусство зависит не от воли государства, а от наличия в том или ином субъекте Федерации того или иного субъекта, делающего политическую карьеру одним из немногих доступных ему способов.

Краснеющий Дюма

Разумеется, что бы «это» ни было, на «это» расходуется огромное количество времени и нервов – непополняемого капитала любого художника. И то время, которое художник проводит в общении с чиновником, у чиновника – рабочее, а у художника – оторванное от работы. Поэтому так простительно то малодушие, с которым некоторые деятели культуры «сдаются на милость победителя», говоря: ну хорошо, вводите уже скорее свою цензуру и свой госзаказ, говорите скорее, что можно, что нельзя, а как мы вас будем обманывать, решим по ходу. Простительно, но (пока еще) беспредметно.

Как, к примеру, требование ввести продовольственные карточки для малоимущих. Ни на то, ни на другое нет государственных мощностей. Это не значит, что все хорошо. Отнюдь. Но если вы хотите чему-то противостоять, то это «что-то» для начала нужно попытаться правильно назвать по имени.

В одном романе Александра Дюма есть короткий, пронзительный эпизод, когда один из герцогов династии Валуа краснеет и приходит в состояние крайнего раздражения, услышав, что рядом с ним кто-то разговаривает на иностранном языке. Дюма поясняет (прошу прощения за вольное цитирование): когда герой слышал непонятную речь, ему всегда казалось, что это говорят что-то ругательное о нем.

Наши новые чиновники от культуры сегодня так тревожно вслушиваются и вглядываются в искусство, потому что оно по большей части разговаривает на совершенно иностранном для них языке. И пока это так, им всегда будет казаться, что их (или еще кого повыше) ругают. А главным их чувством при встрече с прекрасным будет оставаться страх. Встретив чиновника от культуры в театре, пожалейте его. Ему там очень страшно. 

Источник: carnegie.ru

http://article20.org/ru/news/otechestvennaya-zakulisa-pochemu-chinovnikam-strashno-v-teat
11/07/2016 - 08:21

Известную правозащитницу из калужского Обнинска Татьяну Котляр, сегодня, правоохранительные органы уведомили о подозрении в совершении в преступления, предусмотренного статьей 322.3 УК РФ (Фиктивная постановка на учет иностранного гражданина или лица без гражданства по месту пребывания в жилом помещении). Санкция по данной статье Уголовного кодекса предусматривает максимальное наказание в виде лишения свободы на срок до трех лет, сообщил 6 ноября корреспонденту адвокат Татьяны Котляр — Илларион Васильев.

По его словам, речь в данном случае идет о постановке на учет в квартире Котляр 187 человек, из которых 185 — беженцы из Украины. Более 100 из них благодаря регистрации у Котляр и с её безвозмездной помощью получили уже гражданство Российской Федерации в рамках Государственной программе переселения соотечественников из-за рубежа.

Как заявил адвокат Васильев у беженцев из Украины и в том, числе из Донецка и Луганска, нет по определению принимающей стороны, и Калужская область отказывает им в регистрации, без чего невозможно легализация. По закону эти люди, прежде чем подать документы на оформление российского гражданства, должны зарегистрироваться по месту жительства. В подавляющем большинстве случаев владельцы жилья, которое арендуют мигранты, отказывают им в регистрации. Переселенцы знают: в Обнинске есть два выхода из этой ситуации. Первый — купить регистрацию на «черном» рынке, она стоит 20−30 тысяч рублей. Второй — обратиться за помощью к Татьяне Котляр.

Так, за семь лет действия программы по оказанию содействия добровольному переселению в Российскую Федерацию соотечественников, проживающих за рубежом, только в Калужскую область на постоянное место жительства переехало более 20 тысяч человек. Из них порядка 1 тыс. переселенцев зарегистрировала у себя в квартире правозащитница Котляр.

«Надо дать людям возможность регистрироваться по месту фактического пребывания в уведомительном порядке», считает Котляр. Кстати, год назад по аналогичному поводу на Татьяну Котляр было заведено очередное уголовное дело.

Истончик: regnum.ru

http://article20.org/ru/news/kaluzhskie-pravookhraniteli-vnov-voyuyut-s-tatyanoi-kotlyar
11/07/2016 - 14:46

Полиция завела уголовное дело в связи с нападением на журналиста Григория Пасько, которое произошло в Барнауле 27 сентября. Когда именно возбудили дело, в пресс-службе регионального управления МВД не уточнили.

Расследование ведется по статье 116 УК РФ (побои), которая предполагает до двух лет лишения свободы. В полиции не уточнили, есть ли у следствия подозреваемые в совершении преступления.

Сам Пасько заявил «Дождю», что считает странным возбуждение дела по этой статье. «Здесь явно было политический заказ на причинение физического вреда людям, находящимся при исполнении, в данном случае — лекторы и журналисты. Даже может быть статья „Воспрепятствование законной деятельности журналиста“», — добавил журналист.

«Проверка, которая проводилась полицией после сообщения о нападении на Пасько, завершилась возбуждением уголовного дела. Дело возбуждено по статье „побои“ и в настоящее время расследуется», — сказали в пресс-центре.

Неизвестные напали на Пасько около гостиницы в Барнауле, куда журналист приехал, чтобы проводить лекции в «Школе расследований». По словам самого Пасько, за ним следили с момента приезда.
Журналист связал нападение с заявлением местного активиста Андрея Маевича, который накануне избиения назвал Пасько в фейсбуке «иностранным агентом».
В 2001 году Пасько приговорили к четырем годам колонии строгого режима за шпионаж в пользу Японии.
Источник: meduza.io

http://article20.org/ru/news/na-altae-zaveli-delo-o-napadenii-na-zhurnalista-grigoriya-pa
11/08/2016 - 10:13

Staff of the rights watchdog Amnesty International can return to their Moscow office they were evicted from, Reuters news agency quotes a Kremlin human rights adviser as saying. Moscow authorities sealed off Amnesty’s office on November 2, barring staff from entry.

The Moscow property department, from which Amnesty leases the premises, said it was owed rent, but the London-based group said payments were up to date and that the lockout came without warning.

Mikhail Fedotov, head of the Russian Human Rights Council, told Reuters on November 3 that “the lease has been restored completely.”

“[Amnesty] will be able to return to the office in the nearest future," Fedotov added.

Meanwhile, Amnesty's Europe director, John Dalhuisen, said the group had been contacted by the head of the Moscow city property department, Vladimir Yefimov, who said there may have been a mix-up.

Dalhuisen also said Yefimov invited Amnesty for a meeting on November 7. 

Human rights organizations that receive foreign funding and are critical of the Kremlin have come under pressure from the Russian authorities in the past few years.

rferl.org

http://article20.org/ru/node/6546
11/08/2016 - 10:15

Казанские экоактивисты третий день блокируют незаконное строительство парковки рядом со стадионом Казань-Арена. Скандал вокруг строительства парковки возле стадиона Казань-Арена, где в 2018 году будут проходить матчи Чемпионата мира по футболу, разгорелся еще летом — когда активисты экологических организаций узнали, что по проекту у берега реки Казанка.

До внесения поправок территория вдоль реки числилась как природная зона. В генплане Казани она значится как рекреационная зона. Потом зону перевели под категорию «Д» с разрешением на строительство, в том числе и парковок. Причем неизвестно, насколько был законен перевод этой территории на другую категорию, подчеркивают активисты.

«Был проведен тендер на проектирования парковки, где выиграла государственная фирма. Но это был тендер только на проектирование, а не на строительство», — рассказывает Юлия Файзрахманова, участник движения «Волга и народ против».

По словам протестующих экоактивистов, стадион уже имеет парковочные места. Однако после терактов в Париже организаторы чемпионата требуют размещать парковку вдали от стадиона, поэтому власти города решили срочно построить новую парковку в 700 метрах от арены.

Противники строительства считают, что из-за работ уже гибнут животные, обитающие на берегу, а сама река может превратиться в «мертвый канал».

«Ради этой парковки уничтожают природную зону. Вначале вырубили деревья на площади около четырех гектаров. С участием экологов мы проводили актирование: порядка 1000 деревьев уничтожено, — рассказывает Файзрахманова. — Среди них много крупных и ценных деревьев. До тысячи подростков-деревьев. Сейчас они засыпают песком побережье, где небольшие деревья. Там много растений, болото, и живут зайцы».

Строительные работы начались утром 5 ноября. В тот же день противники стройки блокировали участок берега. Они простояли там до шести часов вечера — до приезда представителя Казанской природоохранной прокуратуры.

«В 22-23 работы возобновились. Мы приехали снова, вызвали полицию, она прибыла на место и составила протоколы на водителей. Утром берег снова начали засыпать. Мы снова вызвали полицию. Работы остановили, однако к берегу подошла баржа с песком, плавкран разгрузил песок, образовалась гора высотой в двухэтажный дом. Сегодня опять пришлось весь день дежурить в машине, перекрыв ею проезд техники», — продолжает активистка. По ее мнению, строители лишь ждут, когда они уедут.

Строительство ведут фирмы, аффилированные с депутатом Госсовета республики Татарстан Равилем Зиганшиным, утверждает Файзрахманова. В частности, и сейчас, и при рубке была задействована техника фирмы «Эстель», которая на 50% принадлежит жене депутата Светлане Зиганшиной (эту информацию подтверждает база ЕГРЮЛ). Ранее Зиганшин и его ПСО «Казань» (строит стадионы FIFA в Самаре и в Саранске) уже сталкивалось с упреками экозащитников — при засыпке Волги в Займище под Казанью и засыпке реки Казанки.

«Мы обращались в полицию, Казанскую природоохранную прокуратуру, Волжскую природоохранную прокуратуру,  это в Твери, я писала лично министру экологии Фариду Абдулганиеву на сотовый. Отвечают, что начали проверку строительства. Надеемся, что наше письма возымеет действие и FIFA пересмотрит планы, или во всяком случае это привлечет внимание организации», — заключает Файзрахманова.

В настоящее время активисты ведут круглосуточное дежурство и готовят еще одно письмо в FIFA о нарушении природоохранного законодательства и норм при строительстве объекта.

Источник: novayagazeta.ru

http://article20.org/ru/news/kazanskie-ekoaktivisty-zablokirovali-stroitelstvo-parkovki-u
11/08/2016 - 10:16

Региональный благотворительный фонд «Самарская губерния» включен Минюстом РФ в реестр иностранных агентов. Примечательно, что с соответствующим заявлением в министерство обратилось само руководство фонда. Как пояснили в организации, пожертвования, связанные с иностранным финансированием, они получали в 2013 и 2014 годах. Изначально в фонде считали, что не попадают под действие закона «Об иностранных агентах», но впоследствии пришли к иному выводу и обратились с заявлением в Минюст.

Министерство юстиции РФ включило региональный благотворительный фонд «Самарская губерния» в реестр некоммерческих организаций (НКО), выполняющих функции иностранного агента. «Решение о включении организации в реестр принято Минюстом России по итогам рассмотрения поступившего от нее заявления», - уточняется в сообщении ведомства. 

Фонд «Самарская губерния» был создан в 2006 году. «Целью Фонда является благотворительная поддержка инициатив граждан и юридических лиц, направленных на решение социальных, культурных, образовательных и иных общественно значимых задач», - сообщается на официальном сайте организации. Исполнительным директором фонда является Татьяна Акимова. По данным системы «Спарк-Интерфакс», совладельцы фонда – городской благотворительный фонд «Фонд Тольятти», СРОО «Историко-эко-культурная ассоциация "Повольже"», ЗАО «Лико» и Торгово-промышленная палата Самарской области. 

Татьяна Акимова пояснила “Ъ-Волга”, что в 2013 и 2014 годах благотворительный фонд получал «пожертвования, связанные с иностранным финансированием». Эти средства, по ее словам, предоставлялись на развитие технологии местных сообществ и культуры благотворительности, на развитие робототехники для детей, помощь в обучении и трудоустройстве молодежи, оказавшейся в трудной жизненной ситуации. «Изначально мы считали, что не попадаем под действие закона», - пояснила госпожа Акимова, но добавила, что наряду непосредственной работой в фонде, она входит в несколько общественных советов при органах власти, «так как участие в обсуждениях социально-значимых значимых задач помогает решать их более эффективно, в рамках социального партнерства». «Но, опять же согласно закону, данная деятельность является политической. Наша трактовка закона оказалась неверной. В связи с этим риски для фонда оказались слишком велики, поэтому было подано заявление о вхождении в реестр иностранных агентов», - сообщила Татьяна Акимова. В продолжение она добавила, что фонд продолжает работать и планирует и далее реализовывать свои программы. 

«На некоммерческую организацию, выполняющую функции иностранного агента, возлагаются обязанности по представлению в уполномоченный орган один раз в полгода документов, содержащих отчет о деятельности, о персональном составе руководящих органов; ежеквартально – документов о целях расходования денежных средств и использования иного имущества, в том числе полученных от иностранных источников; ежегодно – аудиторского заключения», - пояснили в пресс-службе Минюста РФ.

Отметим, изначально информация о получении фондом «Самарская губерния» иностранного финансирования появилась в СМИ в связи со включением в реестр иноагентов АНО «Издательство "Парк Гагарина"». Соответствующее решение Минюст РФ принял 31 августа 2016 года. От общения с “Ъ-Волга” главный редактор издания Сергей Курт-Аджиев отказался. Но ранее «Парк Гагарина» сообщал, что в середине августа в редакции были проведены внеплановые проверки региональным министерством юстиции. «Иностранное финансирование» всплыло, откуда не ждали. В 2015 году "Парк" заключил контракт с благотворительным фондом "Самарская губерния", писали об организациях, работающих с пенсионерами. Договор был на 100 тыс. руб. Как оказалось, иностранное финансирование получала "Самарская губерния". Причем задолго до контракта с изданием - в 2013 и 2014 годах. Для нас это сотрудничество сформулировано как "опосредованное иностранное финансирование". Что, оказывается, тоже является основанием для зачисления в "иностранные агенты"», - цитировал господина Курт-Аджиева «Парк Гагарина». 

Источник: kommersant.ru

http://article20.org/ru/news/blagotvoritelnyi-fond-samarskaya-guberniya-priznan-inostrann
11/08/2016 - 10:58

Политехнический музей оштрафован на 185 тысяч рублей за организацию детских образовательных кружков без лицензии, сообщили в прокуратуре Москвы.

Согласно сообщению, проверку проводила Симоновская межрайонная прокуратура по обращению о нарушении прав несовершеннолетнего при проведении занятий в научном кружке "Самый юный медик".

Прокуроры выяснили, что по уставу музей является некоммерческой организацией, осуществляющей культурную, образовательную и научную деятельность. В структуре учреждения организован научно-образовательный проект "Научные Лаборатории", в его состав входит направление "Лаборатория Биологии", в рамках которого действует кружок "Самый юный медик". При этом "процесс реализации данных программ является образовательной деятельностью по дополнительным общеобразовательным программам, которая в соответствии с Федеральным законом "Об образовании в РФ" подлежит лицензированию".

Однако соответствующей лицензии у ФГБУК "Политехнический музей" не оказалось, отмечает прокуратура. По результатам рассмотрения административного материала судом музей привлечен к административной ответственности в виде штрафа в размере 185 тысяч рублей, кроме того, два должностных лица привлечены к дисциплинарной ответственности.

Источник: interfax.ru

http://article20.org/ru/news/politekhnicheskii-muzei-oshtrafovan-za-organizatsiyu-detskik
11/09/2016 - 15:10

Члены Совета по правам человека закончили работу в карельской колонии, где содержится оппозиционер Ильдар Дадин, изложенные им факты насилия находят подтверждение, сообщил во вторник член СПЧ Игорь Каляпин.

"Работу в Сегеже мы закончили, сейчас будем составлять докладную записку и передадим ее главе СПЧ Михаилу Федотову. Будем тщательно анализировать и просчитывать доказательную базу и выводы изложим как юристы", - сказал он.

"Если изложить мое впечатление, как человека, который занимался тем, что общался с осужденными, изучал то, что можно было посмотреть, осматривал помещения, где это происходило, у меня сложилось убеждение, что Дадин события изложил верно", - подчеркнул он.

Член СПЧ отметил, что некоторые моменты могли быть преувеличены Дадиным в силу того, что он находится в колонии впервые, однако события, о которых он говорил, "имели место".

Каляпин сообщил, что ему и его коллеге Павлу Чикову не дали возможности ознакомиться с документами из личного дела, касающимися привлечения Дадина к дисциплинарной ответственности.

"Его семь раз привлекали к дисциплинарной ответственности, несколько раз водворяли в штрафной изолятор, и по каждому такому разу должны быть рапорта сотрудников, которые выявили нарушения, должны быть объяснения от самого Дадина, постановления, рапорты и акты о применении силы и спецсредств", - добавил он.

Эти документы правозащитники планировали изучить, так как после опроса самого Дадина был выявлен ряд противоречий с теми объяснениями, которые им давали сотрудники колонии.

"Разрешить эти противоречия легко - нужно было посмотреть документы. Нам сегодня с утра заявили, что документы не дадут, что это указание ФСИН из Москвы. Причем сделано это было в нарушение первоначальных договоренностей", - сказал член СПЧ.

Видеозаписи были предоставлены в неполном объеме. Те записи, которые члены СПЧ рассчитывали посмотреть, были стерты в связи с тем, что срок хранения видео составляет 30 дней.

Ранее жена Дадина сообщила о том, что ее мужа в колонии бьют, пытают и угрожают убить. С проверкой в Карелию, где осужденный отбывает наказание, приехала уполномоченная по правам человека Татьяна Москалькова. Она предложила перевести Дадина в другую колонию, однако ФСИН пока не приняла этого решения.

Ильдар Дадин - первый и единственный осужденный за нарушение закона о митингах. В 2015 году его приговорили к трем годам колонии общего режима, позже срок сократили до двух с половиной лет.

Комментарий эксперта проекта Inside Russia Алексея Козлова

Пытки задержанных и заключенных давно стали рутиной в России. Но если в случае задержанных или обвиняемых они объяснимы (но неприемлемы) - сломать человека, заставить дать признательные показания по сфальсифицированному делу, то пытки в местах заключения очевидно носят системный характер.

Следует отметить, что пытки могут быть прямыми и косвенными. Косвенные мы могли наблюдать во время судебных процессов по Болотному делу, когда обвиняемые во время суда находились в душном аквариуме, практически не спали и не ели.

Внимание к делу Дадина и текущей ситуации с ним, как к очевидному политическому делу по политической стетье очень велико как в России так и в Европе. Это очень важно для поднятия проблемы, т.к. Дадин не единственный кого пытают или пытали в местах заключения. Только постоянное информационное и общественное давление смогут переломить ситуацию.

Источник: interfax.ru

http://article20.org/ru/news/spch-nashel-podtverzhdeniya-zhalobam-ildara-dadina-na-pytki
11/09/2016 - 15:36

Судья Тверского районного суда Алеся Орехова 8 ноября приняла решение оштрафовать на 300 тысяч рублей активиста Романа Рословцева по части 8 статьи 20.2 КоАП (повторное нарушение установленного порядка организации либо проведения публичного мероприятия).

Об этом сообщил юрист фонда «Общественный Вердикт» Николай Зборошенко, представляющий интересы Рословцева. Это максимальная сумма штрафа, предусмотренная указанной частью статьи КоАП. 

По словам защитника, на суде 8 ноября речь шла о задержании Романа Рословцева, которое произошло 5 октября. В тот день активиста задержали на Красной площади в маске Путина и с плакатом «Не боюсь 212.1», посвященным статье Уголовного кодекса о «неоднократных» нарушениях на публичных мероприятиях. Ночь он провел в ОВД «Китай-город», после чего его доставили в Тверской районный суд на заседание, которое в итоге перенесли.

Источник: ovdinfo.org

http://article20.org/ru/news/romana-roslovtseva-oshtrafovali-na-300-tysyach-za-progulku-v
11/09/2016 - 15:40

Московская полиция закрыла дело о погроме на выставке Вадима Сидура в Манеже в августе 2015 года. Как стало известно, дело закрыли еще 23 сентября «в связи с отсутствием состава преступления». Об этом бывшая обвиняемой по делу Полина Есипенко сообщила в понедельник на своей Фейсбук-странице.

Погром на выставке «Скульптуры, которых мы не видим» в Манеже устроил лидер движения «Божья воля» Дмитрий Цорионов (Энтео) и несколько его сторонников, в том числе постоянно участвующая во всех акциях подруга Энтео Полина Есипенко. Погромщики повредили четыре линогравюры Сидура, заявив, будто эти произведения оскорбляют чувства верующих. Две работы пострадали особенно серьезно. Как указывали специалисты Центра им. Грабаря, они требовали длительной реставрации с применением индивидуальных методик.

7 сентября 2015-го Тверской райсуд Москвы оштрафовал Есипенко и еще одного погромщика — Павла Тимонина — на 1000 рублей каждого по части 1 статьи 20.1 КоАП (мелкое хулиганство). 15 сентября тот же суд арестовал на пять суток третьего участника погрома — Георгия Солдатова, а 22 сентября отправил на 10 суток в спецприемник самого Цорионова.

Кроме того, полиция открыла по факту погрома дело по статье 214 УК (вандализм). Однако 7 сентября прокуратура отказалась утвердить соответствующее постановление. Неделю спустя, 14 сентября, было возбуждено новое дело — по части 1 статьи 243 (повреждение культурных ценностей), предусматривающей до трех лет колонии.

Есипенко стала единственной фигуранткой этого дела. 16 марта 2016 года ее задержали, после чего предъявили обвинение. 18 марта Симоновский райсуд Москвы отправил погромщицу под домашний арест. Там она оставалась до 8 августа, когда стало известно, что полицейский дознаватель, в производстве которого находилось дело Есипенко, освободил обвиняемую из-под домашнего ареста под подписку о невыезде.

Дело было передано в Тверской райсуд Москвы, однако 15 июля на первых слушаниях по существу судья Александр Меркулов вернул его в прокуратуру для устранения нарушений в обвинительном заключении. В сентябре дело оказалось окончательно закрыто. Как справедливо написала Есипенко, «не будет прецедента в постсоветской истории нашей страны, при котором бы православного христианина осудили, и это очень важно».

Комментарий эксперта проекта Inside Russia Алексея Козлова

Закытие угловных и административных дел против "провластных" активистов или просто тех, кто нападал на неугодных - регулярная практика правоохранительных органов РФ.

Так например после насильственного разгона ЛГБТ пикета в Воронеже 20.01.2013 был задержан всего один нападавший (в разгоне участовали десятки, а в контрпикете сотни людей ультраправых и радикальноправославных взглядов). И этот нападавший получил всего 40 часов исправительных работ и в итоге был освобожден прокуратурой даже от этого смехотворного наказания.

Многочисленные нападение правых радикалов на мероприятия ЛГБТ и оппозиции, обычно не преследовались совсем, в лучшем случае администртивным штрафом. Ситуация с закрытием дела против погромщиков выставки Вадима Сидура характерна тем, что был нанесен реальный материальный ущерб, который теперь придется компенсировать владельцам выставочного зала, страховщикам, но не тем, кто реально его нанес. Таким образом происходит очевидная стимуляция безнаказанности. И мы увидим еще не одно нападение на неугодные православным радикалам мероприятия.

Источник: ixtc.org

http://article20.org/ru/news/moskovskaya-politsiya-zakryla-delo-o-pogrome-na-vystavke-vad
11/10/2016 - 10:25

9 ноября под дверью квартиры, где проживает активист и журналист «Градус-ТВ»Ольга Сапронова, стоят люди в форме сотрудников полиции. По сообщению Марка Гальперина в социальной сети Facebook, они «ломятся в квартиру».

Позже Марк Гальперин на странице в Facebook написал, что неизвестные постояв под дверью ушли.

Источник: ovdinfo.org

http://article20.org/ru/news/k-zhurnalistu-gradus-tv-prishli-lyudi-v-forme
11/10/2016 - 10:27

Против Дмитрия Семенова возбуждено новое дело - на этот раз административное, за публикацию фотографии Виталия Милонова в футболке с запрещенным лозунгом.

9 ноября 2016 года стало известно, что против координатора движения "Открытая Россия" из Чебоксар Дмитрия Семенова было возбуждено дело по ст. 20.29 КоАП (массовое распространение экстремистских материалов). Поводом послужил репост фотографии с депутатом Виталием Милоновым в футболке с надписью "Православие или смерть", сделанный Семеновым в соцсети "ВКонтакте" в 2014 году. Позднее стало известно, что против Семенова возбуждено сразу два дела по ст. 20.29 КоАП: второе - по факту размещения репоста с фотографией Милонова уже в костюме, но зато с упоминанием того же лозунга. Рассмотрение обоих дел назначено на 16 ноября.

Напомним, этот лозунг, напечатанный на футболках, продававшихся в интернете, был запрещен Черемушкинским районным судом в 2010 году и внесен в Федеральный список экстремистских материалов (п. 865). Он популярен среди агрессивной части представителей некоторых православных организаций (например, Союза православных хоругвеносцев). Но исторически он принадлежит одному из афонских монастырей и трактуется не как пожелание смерти неправославным, а как противопоставление православия и духовной смерти: "либо будем православными, либо умрем духовно". Подавляющее большинство тех, кто так или иначе пользуется этим лозунгом, понимают его именно так. Поэтому мы считаем этот запрет неправомерным.

Напомним, в 2015 году Ленинский районный суд Чебоксар признал Семенова виновным по ч. 1 ст. 280 УК (публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности) в размещении провокационного изображения в соцсети, приговорил его к штрафу, но затем амнистировал, освободив от наказания и сняв судимость, Верховный суд утвердил этот приговор, который, с нашей точки зрения, был неправомерен. Семенов обратился с жалобой на приговор в ЕСПЧ.

Источник: sova-center.ru

http://article20.org/ru/news/aktivista-iz-chuvashii-presleduyut-za-fotografiyu-milonova
11/10/2016 - 14:22

Ehefrau des Aktivisten Dadin nach Besuch bei ihrem Mann im Lager Segezha: Das ist die Hölle, ich habe einen vollkommen anderen Menschen gesehen

Anastasija Zotova, die Ehefrau des verurteilten Aktivisten Ildar Dadin, konnte ihren Ehemann im Straflager Nr. 7 in der karelischen Stadt Segezha besuchen. Nach dem Gespräch mit ihrem Ehemann erzählte sie dem Korrespondenten von "7x7", was sie in der Besserungsanstalt sehen konnte.

Anastasija Zotova: Der einzige Eindruck ist: ein kompletter Schock, Hölle und die Surrealität der Ereignisse; denn am 22. August, als Ildar und ich uns sahen, war er ein vollkommen anderer Mensch - energisch, fröhlich, erzählte, dass sie sich im Untersuchungsgefängnis quasi sonnten.

- Das war in Moskau

- Ja, die Fenster werden geöffnet, sie liegen da und sonnen sich. Und wenn ich das sehe, dann ist das irgendeine Hölle: seine Hände zittern, die Lippe zuckt, in die  eine Richtung, in die andere... Die Wange zuckt, ein ständiger nervöser Tick. Er versucht zu sprechen und bekommt keine Luft. Ich hatte Angst, dass er jetzt irgendeinen Anfall bekommt. Deswegen habe ich ihm ständig über den Hörer hinter Glas gesagt: "Ruhig, ruhig, beruhige dich, alles ist gut." Das ist sehr schrecklich. Und er sagt, dass - ungeachtet des ganzen Aufsehens dort - die Menschen weiter genau so geschlagen werden. Hast du das Interview mit Kaljapin in der "Novaja Gazeta" gelesen?

- Noch nicht.

- Darin erzählt Kaljapin, wie sie daran gehindert wurden mit den Menschen zu sprechen; wie ihnen gesagt wurde "schwätzt nichts"; wie Menschen, die mit Plakaten raus wollten, in ein anderes Lager gebracht wurden und die Menschenrechtler sie nicht treffen durften. D.h., es ist klar, dass die Strafvollstreckungsbehörde in jeder Hinsicht [die Aufklärung] stört. Ildar erzählt, dass die Menschen weiter so geschlagen werden, morgens hört man Schreie. Er selbst wird nicht geschlagen, aber er wurde in ein er Zelle für aufmüpfige Häftlinge untergebracht und sitzt mit einem Mann, der wirklich verrückt ist. Es wird weiter Druck auf ihn ausgeübt, er erhält weiter nichts zu essen.

- Hast du mit ihm über die Verlegung in ein anderes Straflager gesprochen?

- Ich habe mit ihm über die Verlegung in ein anderes Straflager gesprochen. Er sagt, dass er keine Verlegung will, weil die anderen weiter geschlagen werden und er sie nicht im Stich lassen kann, weil er über mich wenigstens einige Verbindung zu Medien hat, zum Anwalt. Und wenn er von hier weggeht, dann werden die anderen überhaupt nichts haben. In Kaljapins Interview heißt es, dass acht Personen versucht haben, die Aufmerksamkeit des Menschenrechtsrates zu gewinnen, mit Plakaten auf ein Dach geklettert sind - sie wurden in ein anderes Straflager gebracht. Und Kaljapin hat gefragt, ob er dort hinfahren kann. Nein, das geht nicht. Vielleicht werden sie zurückgebracht? Nein, das geht nicht. Das ist alles. Diese Menschen haben versucht, Aufmerksamkeit zu erregen und was jetzt mit ihnen ist, ist unbekannt. Ich zum Beispiel weiß nicht, wer diese Menschen sind. Ildar hat wegen der Ereignisse jetzt die Möglichkeit irgendwie die Aufmerksamkeit auf dieses Problem zu lenken. Er hat z.B. eine Anzeige an das Ermittlungskomitee diktiert. Er selbst hat nicht die Möglichkeit, Anzeige zu erstatten. Dort wird ihnen verboten, quasi irgendetwas zu schreiben. D.h. der Tagesablauf sieht so aus: zu der und der Zeit machst du Ordnung, in der und der Zeit machst du das und das. Zeit, um sich hinzusetzen und zu schreiben, gibt es tatsächlich nicht. Deswegen hat er erzählt und ich habe alles aufgeschrieben. Sobald ich wieder in Moskau bin, sobald ich online bin, schicke ich die Anzeige an das Ermittlungskomitee ab.

Was ich tun werde? Ich werde trotz allem darum bitten, dass er in ein anderes Straflager verlegt wird, dass er einfach in ein Krankenhaus gebracht wird; denn das ist einfach nicht normal. Ildar sieht genauso aus wie mein 80-jähriger Großvater nach dem Schlaganfall. Dieser zitternde Mund, diese Lippen, all' das... Er ist 34 Jahre alt, das ist nicht normal. Wenn er in diesem Straflager bleibt, dann weiß ich nicht, womit das endet.

- War seine Anwältin bei ihm? Gibt es auf dieser Seite irgendwelche Bewegungen?

- Seine Anwältin war gestern bei ihm, aber ich habe noch nicht mit ihr sprechen können, weil entweder sie im Flugzeug war oder ich. "Du bist auf dem Festland und ich auf dem Meer - wir können uns nicht treffen" [Anm. d. Übers.: Zitat aus einem Schlager]. Wenn ich wieder in Moskau bin, werden wir reden. Weiter hat sie versprochen, die Anwältin in Segezha anzurufen, damit Ildar Kontakt zu einem lokalen Rechtsbeistand hat, der einmal am Tag kommen kann; denn Ildar sagt: "Ich habe nicht die Möglichkeit, Beschwerden zu schreiben. Es muss mich ein Anwalt besuchen, der all' diese Beschwerden schreiben kann". Gegen die ganzen Unterbringungen im Strafisolator muss Beschwerde eingereicht werden, weil klar ist, dass sie rechtswidrig waren.

Wir haben vier Stunden gesprochen, ich saß da, habe mitgeschrieben... Die Hälfte von dem, was er sagte, habe ich nicht verstanden. Das muss jetzt alles auf dem Computer getippt, vielleicht ins Englische übersetzt und veröffentlicht werden, weil das derart höllisch ist. Er hat sogar dasselbe erzählt, wie in dem Brief, aber in den Details ist es noch viel höllischer. Es ist einfach unglaublich.

- Die Gespräche über den Telefonhörer - werden sie nicht kontrolliert? Hört niemand mit?

- Die Gespräche über den Telefonhörer werden natürlich mitgehört. Mir kommt es so vor, als habe die gesamte Lagerleitung unsere Gespräche mitgehört. Aber sie können ihm ja nicht verbieten, über alles zu sprechen.

- Was für Hilfe braucht es, was für Handlungen?

- Ich weiß es noch nicht. Ich bin gefragt worden, was Menschen machen können, die keine russische Staatsangehörigkeit haben - aus Europa, der EU... Ich sage allen dasselbe: Es müssen Briefe geschrieben werden, es muss an das Ermittlungskomitee geschrieben werden mit der Forderung den Fall zu untersuchen. Es muss, ich weiß nicht, Moskalkova [Anm.d.Übers.: rus. Menschenrechtsbeauftragte] angeschrieben werden, die gesamte Leitung der Strafvollstreckungsbehörde; es müssen Forderungen geschrieben werden, Ildar wegen seines Gesundheitszustandes in ein Krankenhaus zu verlegen. Das Thema muss verbreitet werden, weil man jetzt versucht, alles zu vertuschen. Vielleicht weißt du das, was ich aus dem Interview mit Kaljapin weiß: sie wurden von einem Mann namens Fedotov durchs Lager geführt. Er ist der frühere Leiter des Straflagers Nr. 7., als es 2012 Nachrichten über Folter gab. Danach wurden diese Nachrichten freudig vertuscht, Fedotov befördert und als sein Nachfolger kam Kossiev. Es ist offensichtlich, dass sie Kossiev decken werden; sie werden alles unternehmen, damit das nicht nach oben weitergegeben wird.

Alle bei Verstand müssen zugeben, dass es Folter überhaupt nicht geben darf. Das muss weltweit bekämpft werden. Ich weiß nicht, ob wir dagegen in allen Straflagern siegen können. Genau in diesem Lager müssen alle, die an Folter beteiligt waren, bestraft werden; insbesondere müssen sie strafrechtlich zur Verantwortung gezogen werden und nicht nur disziplinarisch. Das ist glasklar.

- Das heißt, es braucht maximale Öffentlichkeit. Das ist das Wichtigste, was man tun kann.

- Ja, denn wenn es keine Öffentlichkeit gibt, können sie alles anstellen, was sie wollen. Die einzige Chance ist, Aufmerksamkeit, v.a. in Moskau, zu erzeugen. Denn in Karelien sind alle miteinander verbandelt.

- Wie oft kann Ildar jetzt überhaupt Besuch und Pakete erhalten?

- Pakete gibt es unter verschärften Haftbedingungen (die er offensichtlich widerrechtlich erhalten hat) alle vier Monate, Kurzzeitbesuche einen im Halbjahr, Langzeitbesuche ebenso, d.h. vier Besuche im Jahr. Er hat versprochen, einen Antrag für einen Langzeitbesuch zu stellen. Aber das ist ein Problem, weil er dort nicht schreiben kann. Wie ich schon sagte, bekommen sie nicht die Zeit zu schreiben. Ich muss ins Lager kommen und sagen "Gebt mir einen Langzeitbesuch". Und es kann sein, dass er nicht gewährt wird.

* * *

Der Aktivist Ildar Dadin ist der erste, der in Russland nach $ 212.1 StGB RF ("Mehrfacher Verstoß gegen die Regeln für Organisation oder Durchführung einer Versammlung, Meetings, Demonstration, eines Marsches oder Kundgebung") verurteilt wurde.

Im September 2016 wurde er in das karelische Besserungslager Nr. 7 in der Stadt Sergezha gebracht, von wo er über einen Anwalt seiner Frau von Folter berichtete. Dadin wurde im Straflager von Igor Kaljapin und Pavel Chikov, Mitglieder des Menschenrechtsrats beim russischen Präsidenten, besucht, die schlussfolgerten, das die Beschwerden "sich vor Ort bestätigen lassen". Die föderale Menschenrechtsbeauftragte Tatjana Moskalkova hat nach einem Treffen mit Dadin empfohlen, ihn in ein anderes Straflager zu verlegen.

Es gab Dutzende Aktionen für Ildar Dadin in Russland und im Ausland. Die Menschenrechtsorganisation Amnesty International hat Dadin als politischen Gefangenen anerkannt.

Übersetzung - Martina Steis

Gleb Jarovoj, "7x7" http://7x7-journal.ru/item/88926

http://article20.org/ru/news/anastasija-zotova-der-einzige-eindruck-ist-ein-kompletter-sc
11/10/2016 - 15:36

Свердловский суд Перми оштрафовал Пермскую гражданскую палату на 400 тыс. руб. за осуществление деятельности без подачи заявления о включении в реестр некоммерческих организаций, выполняющих функции «иностранного агента». Юристы организации намерены обжаловать это постановление суда. 

В июне 2016 года управление Минюста по Пермскому краю по итогам плановой проверки включило Пермскую гражданскую палату в список «иностранных агентов». В сентябре 2016 года Минюст исключил палату из этого списка. 

Пермская гражданская палата создана 10 апреля 1996 года по инициативе четырех пермских общественных организаций. Как сообщается на сайте организации, миссия Пермской гражданской палаты - содействие формированию и эффективному функционированию некоммерческого сектора в Пермском крае, развитие практик и институтов гражданского влияния на власть. Ключевая компетенция Пермской гражданской палаты - гражданская политика (взаимодействие с властью в общественных интересах, гражданское влияние на органы власти).

Источник: kommersant.ru

http://article20.org/ru/news/permskuyu-grazhdanskuyu-palatu-oshtrafovali-na-400-tys-rub
11/11/2016 - 08:57

Оппозиционного активиста Ильдара Дадина, отбывающего наказание в сегежской колонии №7, в пятницу, как ожидается, обследует врач-эпилептолог. В начале ноября Дадин, осужденный на 2,5 года по обвинению в нарушениях правил проведения публичных мероприятий, сообщил, что подвергся избиениям и пыткам сотрудниками исправительного учреждения. Во время встречи с членами общественно-наблюдательной комиссии Карелии у него случился приступ, предположительно, эпилепсии.

Супруга активиста Анастасия Зотова, получившая накануне возможность увидеть мужа, считает, что он нуждается в госпитализации. Члены президентского Совета по правам человека, посетившие в начале недели сегежскую колонию, характеризуют состояние Дадина как нормальное, при этом называют жалобы активиста обоснованными.

В пятницу 11 ноября, как ожидается, Ильдара Дадина обследует российский эпилептолог Василий Генералов, сообщает агентство ТАСС со ссылкой на начальника пресс-службы управления ФСИН по республике Карелия Виталия Фефелова. О том, что Дадину необходим подобный специалист, еще на прошлой неделе говорили правозащитники – 3 ноября во время встречи с членами карельского ОНК Дадин потерял сознание, у него случился приступ, напоминающий эпилептический припадок. После этого его обследовали в больнице в Петрозаводске, однако подозрения не подтвердили.

В среду вечером к Дадину на свидание приехала его сестра и супруга Анастасия Зотова. По словам Зотовой, ее мужу необходимо лечение и госпитализация. Дадин рассказал им подробнее о пытках, которые изложил в первоначальном письме. "Мы сидели в безумном ужасе", – признается Зотова. Сейчас, по ее словам, Ильдара Дадина перестали избивать, однако сотрудники колонии продолжают применять физическую силу по отношению к другим заключенным. Вот что Анастасия Зотова рассказала в интервью Радио Свобода:

– На свидании были я и его сестра. И мы были в абсолютном шоке. Каким мы видели его до этого и каким мы увидели его сейчас – это какой-то абсолютный ад. Его нужно госпитализировать, лечить. У него трясутся руки, у него постоянно дергается губа, постоянно дергаются щеки. Он начинает что-то говорить и начинает при этом задыхаться, не может ничего сказать. Он сказал, что у него это началось с того момента, как его подвешивали за руки. Он рассказывал все то же, что было в письме, только в подробностях. Мы сидели просто в безумном ужасе. Вы, наверное, знаете, там все разговоры прослушиваются, обычно там сидит одна тетечка и слушает, чтобы не говорили о преступлениях. Нас слушало все руководство ФСИН – стояло за стеклом и слушало то, о чем мы говорим. Они это и так знают, о чем мы говорим, но на какие-то вещи он просто говорил: я не могу сейчас говорить о том, что было в ту или иную дату, потому что они услышат, что я об этом знаю, и тут же удалят все видеозаписи. Он знает какие-то случаи, которые происходили там недавно: как избивали людей, он готов рассказать, если приедет опять Москалькова, когда это было конкретно, чтобы они уже точно шли и снимали видеозаписи, которые могут подтвердить его слова.

Его сейчас перевели из ШИЗО, но не в обычную камеру, а типа для каких-то буйно помешанных

Самое ужасное, что он сказал, – там продолжается все то же самое. Его сейчас перевели из ШИЗО, но не в обычную камеру, а типа для каких-то буйно помешанных. Он сидит с сумасшедшим мужиком, который размазывает экскременты по стенкам. И продолжают на него давить: ты ничего не добьешься, зачем ты вообще этим занимаешься. Но его не бьют. Остальных бьют – он слышит, как люди там кричат. Действительно, с его слов, Коссиева (начальник колонии. – Прим.) сейчас там нет, его замещает другой человек. Мы разговаривали четыре часа, я просто сидела и писала все, что он говорит. Я исписала половину тетрадки, которая у меня была. Это практически невозможно было слушать. И то, что такое происходит в 21-м веке, происходит в России, просто невероятно.

Когда мы были в Сегеже, я и сестра Ильдара Ляля, мы разговаривали и в поезде с людьми и с людьми в Сегеже – там практически каждый второй человек связан с колонией, и все знают, что там это происходит. Обратно мы ехали с женщиной, которая сказала, что это самая худшая колония и что ее нужно расформировывать. Более того, человек по фамилии Федотов, который раньше был главой этой колонии, теперь наблюдающий от ФСИН по всем колониям Карелии. Практически все знают, что там происходит, все знают про пытки, все знают, что эту колонию надо вообще расформировывать, потому что это инквизиция. Но никто не может ничего сделать, потому что все повязаны в этой республике друг с другом. Нужно подключать Москву. Путин уже подключился, но, наверное, нужно, чтобы он приехал в эту колонию, чтобы он посмотрел эти видеозаписи, потому что это реально ад, и как это решить, я не знаю.

– Была информация, что уже к концу этой недели к Ильдару должен приехать врач, осмотреть его на предмет эпилепсии.

Я ему говорю: "Ильдар, тебя возили на обследование в больницу в Петрозаводск", он говорит: "А я не в курсе был. Меня куда-то возили, но никто не сказал куда"

– Этого врача нашла "Русь сидящая", и он приедет, скорее всего, в пятницу. Это врач-невролог, который занимается как раз вопросами эпилепсии. Но сам Ильдар, когда узнал, что к нему едет врач, сказал, что хорошо бы приехал врач, который специализируется по сердцу. Он сказал, что у него начало болеть сердце и его больше пугает это, а не то, что у него был какой-то припадок. Про припадок мы тоже разговаривали. Он сказал, что ему ничего не сказали, он три дня не знал о том, что это был эпилептический припадок. Говорит, что он разговаривал и вдруг в какой-то момент понял, что не может дышать, дыхание перехватывает, потом почувствовал, что падает в обморок. А то, что у него пена изо рта пошла и что-то еще такое было, он этого вообще не чувствовал и не знал, ему никто об этом не говорил. Я ему говорю: "Вот, Ильдар, тебя возили на обследование в больницу в Петрозаводск", он говорит: "А я не в курсе был. Меня куда-то возили, но никто не сказал куда, но я видел, что там озеро было красивое, а то, что это Петрозаводск, я не знал. Привезли, голову засунули в какую-то машинку, сделали снимок, повезли обратно".

Я несколько раз заводила разговор: "Ильдар, ты очень плохо выглядишь, нужно срочно перевести тебя в другую колонию, они тебя здесь убьют". Он говорит: "Понимаешь, сюда приезжает Москалькова, сюда приезжают члены СПЧ, и несмотря на это, они продолжают бить людей. Правозащитники, известные люди, которые с Путиным заседают в одном зале, приезжают, а колонию это не пугает. Они в этот же самый день продолжают бить людей". Вы понимаете, насколько это адски? Несмотря на шум, на жалобы, Москалькову, Пескова, людей продолжают бить. Он говорит: "Я не знаю, что будет с этими людьми, когда я отсюда уеду. Если я уеду, эта колония станет не очень интересна прессе и правозащитникам". Он как человек, который там находится, может рассказывать через меня, через адвоката, что он там видит. Когда приезжают Каляпин и Чиков, они не видят, что на самом деле там творится. Их проводят в комнату, они могут поговорить с людьми, но им и это мешают сделать, предлагают общаться с заключенными в присутствии фсиновцев, чтобы они потом знали, кто проболтался, кого бить, кого продолжать дальше пытать. Ильдар больше знает, он слышит, в какое время и в какой комнате бьют людей. Он может определять по лицам охранников, кто принимает участие в избиениях.

Правозащитники, известные люди, которые с Путиным заседают в одном зале, приезжают, а колонию это не пугает. Они в этот же самый день продолжают бить людей

Он сказал, что у них нет возможности писать жалобы, так как распорядок дня очень жесткий: подъем, потом заправить кровать, одеться, умыться, потом еда, потом работа, хотя не работает, его оставляют дежурным в камере. Он рассказал, что принцип дежурного такой: надо убираться в камере. На уборку отводится два с половиной часа. Если ты убрался за полчаса, ты остальные два часа все равно должен что-то делать. Ты продолжаешь все это делать по второму, по третьему разу. Все это два с половиной часа ты делаешь какие-то бессмысленные действия. Сам Ильдар сравнил это с лагерями нацистской Германии, где людей заставляли переносить кирпичи с одного места на другое, сначала копать яму, потом закапывать. Как мы помним из Солженицына, из рассказа "Один день Ивана Денисовича", осмысленный труд может приносить радость, бессмысленный труд не может приносить даже такой слабой радости. Это, можно сказать, – еще одно издевательство над людьми. Писать письма или жалобы можно только в личное время. Но на личное время отводится полчаса. За это время ты должен дойти до своих личных вещей. Когда он сидел в СИЗО, его личные вещи – письма, бритвенные станки, еще что-то – все находилось в его камере. Тут все вещи находятся на складе. Чтобы написать жалобу, он должен попросить отвести его на склад, дойти до склада, взять бумагу, взять ручку и писать – на все это отводится полчаса. При этом, поскольку там нет часов, он не знает, когда начинается личное время. Бывает так, что охранники не предупреждают о том, что личное время началось, а потом через полчаса говорят, что личное время закончилось, он уже не может вообще в этот день ничего писать. Или они ведут его к личным вещам двадцать пять минут, и на то, чтобы что-то написать, у него остается пять минут. Он мне надиктовал жалобу в Следственный комитет, попросил, чтобы я ее отправила. И просил, чтобы адвокат ходил к нему как можно чаще – раз в два дня или каждый день, потому что он не может сам писать жалобы, он будет хотя бы надиктовывать их адвокату.

– Вы будете пытаться его уговорить на перевод в другую колонию?

– Я буду пытаться уговорить ФСИН перевести его в больницу, потому что я не могу смотреть на то, что он так плохо выглядит. Ему очевидно нужно лечение. Мне не нужно быть врачом, чтобы это понять. Если у человека дрожат руки, дергается все лицо, когда он говорит, если он задыхается – ему нужно лечение. Это ненормально. Ему нужно в больницу.

– Вы написали о том, что по его делу пришло какое-то особое распоряжение. Вы понимаете, что это может означать?

– Мне просто сказали источники, что когда Ильдара переводили в колонию, все дела всех зэков идут вместе, а его дело пришло из Москвы каким-то особым распоряжением. А сам Ильдар говорил: когда я сидел в ШИЗО, мне говорили: поскольку ты политический, ты все девять месяцев будешь сидеть в ШИЗО и отсюда не выйдешь. Что такое ШИЗО, мне тоже очень подробно Ильдар рассказывал. Это комната без теплоизоляции вообще. Человек находится там в робе, рубашке и в штанах. Без куртки, без шапки, без шарфа. Температура там при этом такая же, как на улице. В Сегеже сейчас на улице от минус десяти до минус девятнадцати. И тебе не приносят еду. Ильдар говорил, что 45 суток практически ничего не ел. Когда он получил мою передачу, он сказал, что он очень порадовался, потому что он хотя бы смог поесть. И мы говорили с ним о том, что нужно писать заявление на длительное свидание, он сказал – приезжай скорее, просто потому, что на длительное свидание можно еду принести. Ему еда уже снится.

Сам Ильдар говорил: "Когда я сидел в ШИЗО, мне говорили: поскольку ты политический, ты все девять месяцев будешь сидеть в ШИЗО" 

​– Когда он должен выйти на свободу?

– Вообще он до июля. Но я надеюсь, что сейчас уже всем понятно, что штрафной изолятор был дан абсолютно незаконно… По поводу той видеозаписи, которая попала в СМИ, – Россия-24 показывала, как Ильдар сидит в позе лотоса и говорит "я не выйду". Ильдар сказал, что эта запись была постановочной, она снималась с третьего или четвертого дубля. За день до этого ему сказали выйти из камеры, его избили. На следующий день он сказал, что не будет выходить из камеры, потому что ему все равно, где его будут бить. И он просил обратить внимание, что на видеозаписи должно быть ясно видно, что он не сопротивляется и не бьет никаких сотрудников. Специально держал руки так, чтобы было видно, что он никого не бьет. Он сказал, что, когда он отказался выходить из камеры, они включили видеорегистратор, ворвались и начали его скручивать, потом отпустили, закрыли дверь, опять ворвались, опять начали скручивать. И так делали примерно три или четыре раза, чтобы у них на камеру получилось все это красиво. В последний раз, когда они выволокли его за дверь, начали его в коридоре избивать. Он сказал, что, если удастся получить полную запись с регистратора, там будет видно, что они его бьют после того, как вытащили из камеры. Он сказал, что они его били и в какой-то момент он не мог больше сдерживаться и начал кричать. Подошла пожилая женщина-фельдшер и сказала: ну все, хватит уже. Но при этом факт избиения она не зарегистрировала. Он спросил, как ее зовут, она сказала, что она этого не скажет, мол, вдруг ты меня потом найдешь и побьешь. Это было 12 сентября. Я очень надеюсь, что Ильдар выйдет раньше, потому что всем понятно, что в ШИЗО его поместили незаконно и можно будет это оспорить. Если с него снимут строгие условия содержания, можно будет подавать на УДО. Я надеюсь, что его освободят условно-досрочно, потому что ему действительно нужно лечение, ему нужно в больницу, – заключила Анастасия Зотова.

В начале недели сегежскую колонию, где отбывает наказание Ильдар Дадин, посетили члены Совета по правам человека Павел Чиков и Игорь Каляпин. После двух дней работы в исправительном учреждении они пришли к выводу, что жалобы Ильдара Дадина были обоснованны.

Руководитель Комитета по предотвращению пыток Игорь Каляпин в интервью Радио Свобода отметил, что во время встречи с членами СПЧ Дадин выглядел достаточно бодрым:

– Я Дадина никогда раньше не видел, и насколько он там осунулся, насколько он стал хуже выглядеть, я сказать не могу. Выглядел он, когда мы с ним разговаривали, бодрым, никаких там подергиваний лица или дрожания рук я у него не заметил. Меня, если честно, больше обеспокоило даже другое – тот энтузиазм, с которым он говорил о том, что он намерен в этой колонии остаться, чтобы продолжить борьбу, и какие-то другие достаточно пафосные фразы. Я именно поэтому считаю очень важным его из этой колонии убрать, потому что эта борьба ни до чего хорошего не доведет. Ненормально, когда один осужденный пытается изменить правила в целой колонии.

Меня, если честно, больше обеспокоило другое – тот энтузиазм, с которым он говорил о том, что он намерен в этой колонии остаться

​– А сколько вы с ним провели времени в разговорах? Он вам рассказывал то же самое, что писал в своем письме, да?

– Ну, в общем, да. Он уточнил некоторые вещи, касающиеся, в частности, этих избиений, правильнее сказать, применений физической силы. Конечно, его избивали не десять человек, десять человек было всего. Кто ему какие удары наносил, он сказать не может, потому что он либо лицом вниз лежал, либо стоял лицом к стенке в этой так называемой позе для обысков, на которую жалуются все осужденные, потому что им просто ударами по ногам раздвигают ноги, причиняя сильную физическую боль, практически заставляя садиться на шпагат. Общались мы с ним практически весь день 7-го числа, наверное, часов 6 чистого времени. На полтора часа мы делали перерыв на обед, потому что он говорит, что он испытывает постоянное чувство голода. Я ему пару раз вопрос задавал о самочувствии. Видно было, особенно в начале нашего разговора, что он нервничает, но это, на мой взгляд, вызвано совершенно естественным причинами. Он торопился, старался как можно больше нам рассказать. Ничего ненормального я в нем не заметил, никаких проблем со здоровьем – с поправкой на то, что я его видел первый раз в жизни.

– Как сотрудники ФСИН относились к тому, что вы общаетесь с заключенными?

– До поездки была договоренность с руководством ФСИН России о том, что у нас будет возможность – поговорить с Дадиным, побеседовать с другими осужденными, посмотреть документы, посмотреть, в том числе, видеозаписи с камер видеонаблюдения. Когда мы туда приехали, выяснилось, что руководство колонии нам вообще ничего показывать не собирается, они вообще были настроены на то, чтобы мы просто переговорили с Дадиным, причем в их присутствии. Они там все уселись в этом кабинетике, который нам выделили для беседы, втроем, и мы вынуждены были несколько раз звонить в Москву, Федотову и говорить, что нам создали неприемлемые условия. Он уже перезванивал во ФСИН России и там как-то эти вопросы решал. Мы сказали, что мы беседовать в присутствии сотрудников не собираемся, нам нужен разговор тет-а-тет. И в конце концов нам такую возможность дали, и мы беседовали и с Дадиным, и с другими осужденными. Мы прошлись по штрафному изолятору, заглянули во все камеры, каждого осужденного спросили, хочет ли он поговорить, и вот 10 человек мы набрали тех, кто захотел. Вот мы их по одному вызывали, по одному их опрашивали. Все эти осужденные не общаются друг с другом, некоторые из них вообще с разных режимов, даже были такие, которые вообще ничего не знают про эту ситуацию с Дадиным. И при этом руководство колонии, заместитель начальника УФСИН Карелии, который там постоянно присутствовал, постоянно меняли правила игры и постоянно нам в чем-то отказывали, о чем раньше мы договорились. Вот, в частности, мы так и не получили документы, связанные с привлечением Дадина к дисциплинарной ответственности.

Не Дадин должен доказывать, что имели место избиения, а ФСИН должна доказывать, что их не было

​– То есть то, за что он в ШИЗО был отправлен?

– Ну, в частности, да. У него там 9, насколько я знаю, взысканий было объявлено, в том числе 3 водворения в ШИЗО, 3 по 15 суток. С него каждый раз должны были брать объяснения, он говорит, что с него ни разу объяснений не брали, более того, ему ни разу даже взыскания сами не объявляли, он даже не знает, какая там указана формальная причина его водворения в ШИЗО. Нам эти документы так и не показали. Нам дали справку, в которой указано, что дисциплинарные взыскания применялись в связи с тем, что он нетактично общался с сотрудниками колонии и отказывался писать объяснительные. Насколько я понимаю, это сейчас будет официальная позиция руководства этой вот 7-й колонии: будут говорить, что Дадин отказывался давать объяснения. Во что я, конечно, совершенно не верю. Если он отказывался, этот отказ должен быть зафиксирован соответствующим образом, должно быть видео. Нам таких видео не показывали. Нам сотрудники продемонстрировали только то, что говорило в их пользу. Нам продемонстрировали видео с одним- единственным эпизодом, где Дадин действительно отказывается покинуть камеру, говоря: "Какая разница, где вы меня будете бить?" К нему применяют физическую силу, его вытаскивают в коридор, ставят в эту так называемую позу для обыска. Насколько я понимаю, опять же сам Дадин говорит, что это все действительно было. При этом делалось это несколько раз, было несколько дублей, и он объясняет, почему он так себя вел. А вот того, что предшествовало этому эпизоду и что было потом, мы не видим. Записи с коридорных камер нам не показали, говорят, что они уничтожены. Вопросов очень много. При таких обстоятельствах не Дадин должен доказывать, что имели место эти избиения, а ФСИН должна доказывать, что их не было.

– У вас сложилось какое-то впечатление, насколько вообще серьезна ситуация в этой колонии, насколько велик масштаб избиений, применения физической силы и насколько это требует серьезного вмешательства правозащитного сообщества, кого-то еще?

– Ситуация, о которой рассказывает Дадин, абсолютно не уникальная, у нас таких колоний много. Такого рода применение физической силы назвать избиением можно, но с оговоркой: бьют, как сам Дадин нам сказал в ходе этого многочасового разговора в первый день, бьют не сильно, физическую боль в большей степени доставляет вот это вот сажание на шпагат и подвешивание. Это, конечно, вещи серьезные. Когда мы с другими осужденными разговаривали, они говорят, что да, избиения в коридорах происходят, причем систематически, практически каждый день они слышат, в том числе и в коридоре, все эти вопли, охи и ахи. Те осужденные, которые там не первый раз сидят, которые попадали в такие колонии раньше, говорят: "Ну, понятно же, в тюрьме нахожусь". Они это даже побоями не называют. Они говорят: "Пока стоишь на растяжке в коридоре, пару оплеух получишь". Это достаточно системное явление для этой колонии, и то, что таких колоний много, я знаю по многочисленных жалобам, которые я получаю как руководитель Комитета по предотвращению пыток. При этом никого не калечат вроде, никаких серьезных травм при этом не наносится, поэтому обычно никто и не реагирует. Среагировал на это Дадин, человек с активной позицией, который первый раз в такую обстановку попал и понимает, что это не нормально, что это незаконно. И не побоялся об этом заявить. Конечно, с этим надо что-то делать. Там много и других жалоб в этой колонии, не связанных с избиениями, – заключает Игорь Каляпин.

Это достаточно системное явление для этой колонии, никого не калечат вроде, но никто и не реагирует. Среагировал на это Дадин, человек с активной позицией, который первый раз в такую обстановку попал и понимает, что это не нормально

1 ноября в прессе было опубликовано письмо Ильдара Дадина, в котором он сообщил о пытках, издевательствах и угрозах убийством в сегежской ИК-7. После этого в колонии начались проверки. ФСИН опровергла информацию о применении насилия к Дадину.

В декабре 2015 года Басманный суд Москвы приговорил Ильдара Дадина к трем годам колонии общего режима за неоднократное нарушение правил проведения публичных мероприятий. Позже срок был сокращен до 2,5 лет. 10 ноября стало известно, что защита Ильдара Дадина обжаловала приговор в Верховном суде России. Дадин стал первым и единственным активистом в России, осужденным по статье 212.1 УК РФ. Правозащитный центр "Мемориал" признал Ильдара Дадина политическим заключенным, а дело против него – политически мотивированным.

Российские и международные правозащитные организации настаивают на немедленном освобождении оппозиционного активиста. В России проходят акции протеста с таким же требованием.

Источник: svoboda.org

http://article20.org/ru/news/supruga-osuzhdennogo-aktivista-ildara-dadina-i-pravozashchit
11/11/2016 - 09:29

Мэрия Москвы отклонила заявку на проведение 20 ноября митинга против войны в Сирии. Об этом сообщил РБК один из организаторов митинга, представитель движения «Солидарность» Сергей Давидис.

upd 14.11.2016. Организаторы акции обжаловали отказ в согласовании проведения митинга в Тверской районный суд Москвы. Сергей Давидис пишет в Facebook: «Одновременно обратились в Прокуратуру Москвы и к Уполномоченному по правам человека в РФ, а в Управление СК по Москве направили заявление о привлечении к уголовной ответственности В.В.Олейника по ст. 149 УК РФ».

Сергей Давидис заявил, что считает отказ властей в проведении митинга незаконным и намерен обжаловать эти действия в прокуратуру и суд, а так же подать заявление о воспрепятствовании проведения публичной акции:

«Мало того, что подготовка за месяц с лишним к Рождеству и Новому году — нелепое основание для отказа.
Мало того, что на Пушкинской площади многократно проходили мероприятия с большим числом участников.
Но даже если отвлечься от этого, Мэрия обязана предложить изменение места, а не просто известить о том, что заявленные места не годятся»

Источник: meduza.io

http://article20.org/ru/news/vlasti-moskvy-otklonili-zayavku-na-miting-protiv-voiny-v-sir
11/11/2016 - 11:47

Активисту движения «Солидарность» Александру Сыготину, защищавшему мемориал Бориса Немцова в Нижнем Новгороде от нападения нодовцев, грозит штраф или лишение свободы на срок до двух лет

Февраль 2016 года был нервным временем для нижегородских оппозиционеров. Во время визита в город Михаила Касьянова были мобилизованы все местные прокремлевские активисты. В Нижний Новгород десантировались члены Национально-освободительного движения (НОД) из Москвы и других городов. Именно нижегородские и столичные нодовцы стали костяком групп, пытавшихся сорвать встречи Касьянова с горожанами.

В ходе уличного противостояния и произошел инцидент, во время которого один из лидеров НОД получил от оппозиционера адекватный отпор.

Касьянов не делал секрета из программы своего пребывания в городе, поэтому нодовцы знали, что политик собирался 12 февраля посетить местный мемориал памяти Немцова на Театральной площади. Прокремлевские активисты согласовали с городскими властями пикет и явились на площадь в количестве нескольких десятков человек. В то время народный мемориал охраняли всего несколько оппозиционеров, которые тут же стали объектом провокационных и оскорбительных действий.

Представители НОД скандировали лозунги «Даешь чистки!» и «Один-девять-тридцать-семь!», имея в виду необходимость повторения репрессий 1937 года. Вскоре между нодовцами и оппозиционерами начался словесный конфликт — прокремлевские активисты, требовали убрать немцовский мемориал (несколько портретов убитого политика и цветы) с площади. Поскольку оппозиционеры незаконным требованиям подчиняться не хотели, один из лидеров местной ячейки НОД Евгений Макашов схватил стоявший на снегу на подставке плакат с портретом Немцова и начал его ломать. Активист движения «Солидарность» Александр Сыготин, охранявший мемориал, попытался помешать нодовцу, но безуспешно — тот не отдавал плакат. В схватке Сыготин распылил в сторону Макашова струю из перцового баллончика. Впрочем, нодовца это не остановило, и он со своими подельниками продолжил громить мемориал.

Позднее по заявлению Макашова в отношении Сыготина возбудили уголовное дело. Действия оппозиционера следственные органы квалифицируют по части 2 статьи 115 УК (умышленное причинение легкого вреда здоровью, совершенное с применением оружия или из хулиганских побуждений). Эта статья предусматривает наказание до двух лет лишения свободы.

По делу Сыготина продолжается суд. Признанный потерпевшим нодовец в суде заявляет, что якобы защищал оппозиционера от своих товарищей, которые были недовольны высказываниями Сыготина. «То есть он хотел уладить конфликт, уничтожив мемориал?» — горько усмехается Сыготин.

Глава нижегородского отделения «Солидарности» Аркадий Галкер подчеркнул в беседе с Открытой Россией, что сам факт причинения здоровью Макашова какого-либо вреда сомнителен.

«Сразу после инцидента никаких экспертиз не проводилось. В деле есть только медицинская карта, в которой сказано, что Макашов обратился в больницу и проходил лечение в связи с повреждением глаз. Примерно через два месяца после погрома на основе этой медицинской карты судмедэксперт составил заключение о причинении легкого вреда здоровью, — рассказал Галкер. — У нас вызывает некоторое сомнение этот документ от лечащего врача, на основании которого было выдано заключение эксперта. Но опровергнуть этот документ мы пока не можем. Хочу заметить, что сразу после инцидента с баллончиком Макашов вел себя достаточно активно — он лишь отошел в кафе промыть глаза, но уже через полчаса вновь активно руководил своими товарищами по движению, скандировал лозунги и чувствовал себя вполне бодро».

Руководитель «Солидарности» напомнил, что Макашов активно участвовал в нападении на Марию Алехину и Надежду Толоконникову в Нижнем Новгороде 6 марта 2014 года (позднее расследование уголовного дела по факту нападения на девушек было приостановлено. — Открытая Россия). «Макашов лично брызгал зеленкой из шприца, а ему в итоге лишь выписали административный штраф в 500 рублей за то, что он нецензурно выражался в общественном месте», — напоминает Аркадий Галкер.

По его словам, важным доводом защиты Сыготина является то, что в Нижнем Новгороде хорошо знали, кто такой Евгений Макашов и насколько он опасен. Сыготин имел все основания ожидать агрессивных действий со стороны нодовца, опасаться за свою жизнь и здоровье. Кроме того, в ходе начатой Макашовым потасовки было видно, что весовые категории Макашова и Сыготина несопоставимы. Сыготин — маленький и щуплый, а Макашов намного выше и крупнее его.

История с уголовным преследованием Сыготина, решившегося сопротивляться прокремлевским погромщикам, во многом напоминает историю с нацболами, которые осмелились оказывать сопротивление предыдущему — сурковскому — поколению лоялистов-охранителей. С 2005 года НБП и другие оппозиционные группы подвергались постоянным уличным атакам членов прокремлевских молодежных организаций. Но с 2006 года нацболы, наладив работу службу безопасности, научились давать отпор. После отражения одного из нападений в апреле 2006 года оппозиционеры превратились из потерпевших в обвиняемых, а нападавшие, напротив, стали потерпевшими. В итоге члены НБП были за самооборону осуждены по статье «Хулиганство».

Аналогичная тактика вполне может быть использована силовиками и в дальнейшем. В последние несколько лет провластные уличные группировки ведут себя весьма агрессивно, но их агрессия может резко пойти на спад, если оппозиционеры будут решительно защищаться от нападений. А чтобы желания защищаться не возникло, государство способно наказать тех, кто сопротивляется нападением, с помощью уголовного преследования. Тогда парамилитарные формирования получат надежную защиту от государства и почувствуют еще большую безнаказанность.

Источник: openrussia.org

http://article20.org/ru/news/v-nizhnem-novgorode-oppozitsionera-sudyat-za-chto-dal-otpor
11/11/2016 - 13:26

На парковке у торгового центра Мега в Химках задержали более 10 участников протестной акции дальнобойщиков, выступающих за отмену системы по взиманию платы с большегрузов «Платон», а также съемочную группу телеканала «Дождь» и корреспондента «Новой газеты» Дмитрия Реброва.

Также известно, что задержаны участники акции Екатерина Болотова, Игорь Мельников и Сергей Айбиндер. Активистов, по предварительным данным, обвиняют в нарушении установленного порядка проведения митинга или пикетирования (20.2 КОАП РФ).

Фото: телеканал Дождь

В пятницу участники протеста собирались устроить протестную акцию на парковке у торгового центра, где ранее находился лагерь дальнобойщиков. Полиция указывала на то, что мэрия города не согласовала акцию, после чего активисты приняли решение провести одиночные пикеты в разных концах парковки. Участники акции также обклеили свои автомобили плакатами и водрузили на них флаги «Объединения перевозчиков России».

На месте присутствуют несколько десятков сотрудников полиции.

Помимо экономических требований – отмены платежной системы «Платон» — дальнобойщики требуют отставки правительства и отмены ст. 20.2 административного кодекса. По словам собравшихся, многие из них уже имеют административные дела по статье о нарушении установленного порядка проведения акций, и дальнейшие задержания могут грозить им уголовной ответственностью.

Минувшей ночью полиция воспрепятствовала попыткам дальнобойщиков занять место, где прежде располагался лагерь. Попытавшихся припарковать машины водителей принудили отогнать фуры за пределы стоянки.

Напомним, система взимания платы за проезд грузовиков массой более 12 тонн по федеральным трассам «Платон» заработала 15 ноября 2015 года. Введение нового дорожного сбора с большегрузного транспорта вызвало массовые протесты дальнобойщиков по всей стране.

Источник: novayagazeta.ru

http://article20.org/ru/news/v-khimkakh-na-pikete-dalnoboishchikov-zaderzhali-zhurnalisto
11/11/2016 - 13:42

Ильдар Дадин, рассказавший о пытках в колонии, где он отбывает наказание за неоднократное нарушение правил пикетирования, отказался пройти проверку на полиграфе, сообщила пресс-служба УФСИН по Карелии.

Причину отказа от проверки на «детекторе лжи» Дадин назвать отказался, заявил пресс-секретарь регионального УФСИН Виталий Фефелов. «Ранее Дадин был согласен подтвердить свои слова о пытках полиграфом», — добавил он.

Представители СК России 9 ноября заявили, что Дадин прошел проверку на полиграфе. Однако адвокат заключенного Ксения Костромина эти сообщения опровергла

Проверку на полиграфе, сообщила адвокат «Лайфу», ее подзащитный может согласиться пройти лишь после того, как к нему допустят независимого врача. Визит врача был назначен на 11 ноября, состоялся ли он, пока не сообщается.

1 ноября «Медуза» опубликовала письмо Ильдара Дадина, в котором он рассказал о систематических избиениях и пытках в сегежской колонии № 7. ФСИН, в свою очередь, утверждает, что обследование Дадина не выявило никаких повреждений на теле заключенного.

Колонию, где содержится Дадин, после заявления о пытках посетили члены Совета при президенте по правам человека (СПЧ) и омбудсмен Татьяна Москалькова. И члены СПЧ, и Москалькова заявили, что считают целесообразным перевод Дадина в другую колонию. Однако сам активист от перевода отказался, заявив, что останется в ИК-7, чтобы защищать права других заключенных.

Ильдар Дадин в декабре 2015 года стал первым приговоренным в России за неоднократное нарушение правил пикетирования. Приговор Дадину в ноябре 2016 года был обжалован в Верховном суде.

Источник: meduza.io

http://article20.org/ru/news/fsin-dadin-otkazalsya-ot-proverki-na-detektore-lzhi
11/12/2016 - 12:55

Am 9. November durfte Anastasia Zotova, die Ehefrau von Ildar Dadin, der über Folter im karelischen Straflager Nr. 7 berichtet hatte, ihren Mann besuchen. In diesen ganzen vier Stunden erzählte Dadin höchst genau über das, was ihm seit seiner Ankunft im Straflager Nr. 7 widerfahren ist. Und darüber, was passiert ist, nachdem Meduza am 1. November seinen Brief veröffentlicht hatte. Die Erzählung Dadins, die Anastasia Zotova aufgeschrieben hat, werden von “Meduza” mit unwesentlichen Kürzungen veröffentlicht.

Das ist keine Besserungseinrichtung, das ist ein Konzentrationslager. Die Menschen werden hier nicht festgehalten um sich zu bessern, sondern um sie zu misshandeln. Ich bitte darum, in meinem Namen dem Ermittlungskomitee eine Anzeige zu schicken wegen der Anwendung eines ganzen Komplexes von Folter gegen die Inhaftierten. Schläge und Folter hören nicht einmal jetzt auf, nachdem sich [die Menschenrechtsbeauftragte] Tatjana Moskalkova eingemischt hat und die Mitglieder des Menschenrechtsrates Pavel Chikov und Igor Kaljapin gekommen sind.

Ich höre, wie Menschen geschlagen werden; ich höre, wie sie schreien. Ich weiß, dass Folter durch Kälte und Hunger andauert und kann selbst keine Beschwerden darüber schreiben. Ich bin bereit, die genauen Daten zu nennen, aber in einem persönlichen Gespräch mit Menschenrechtlern, weil ich Angst habe, dass die Mitarbeiter das erfahren und diese Videoaufzeichnungen auch löschen (Pavel Chikov hatte erzählt, dass die Aufzeichnung des Zusammenschlagens von Dadin gelöscht sein könnte, da die Daten nur 30 Tage aufbewahrt werden und sich der Vorfall im September ereignete - Anm. “Meduza”). Ich weiß, dass sie die Tage Videoaufzeichnungen von der Festplatte gelöscht haben, und bitte darum, die Videoaufzeichnungen aus allen Zellen anzufordern, die es überhaupt gibt. Solange noch etwas erhalten ist. Meine Worte zu überprüfen wird leicht sein, denn praktisch täglich wird hier jemand zusammengeschlagen.

Ich bitte darum, beim Ermittlungskomitee Anzeige zu erstatten, weil ich das selbst nicht kann: Nach der Tagesaufteilung darf nur in der privaten Zeit etwas geschrieben werden (Briefe oder Beschwerden), für die eine halbe Stunde vorgesehen ist. Die übrige Zeit ist Arbeit, z.B. das Aufräumen der Zelle. Wenn du aber in einer halben Stunde aufgeräumt hast, darfst du nicht nichts tun. Feg’ den Boden das zweite, dritte Mal. Wenn sie sehen, dass du nicht arbeitest, wirst du in den Straf-Isolator geschickt. Das erinnert mich an eine Geschichte, die ich über die Nazi-Konzentrationslager gelesen habe: Als die Inhaftierten zu sinnloser Arbeit gezwungen wurden, zum Beispiel Ziegelsteine von einem Ort an den anderen zu schleppen.

Und die private Zeit geht fast vollständig dafür drauf, von der Zelle zur Kammer zu gehen, weil du keine privaten Sachen bei dir hast, nicht einmal Essen - alles ist auf der Kammer. Wenn du ankommst, bleiben fünf Minuten und dann verstehst du, dass du keine Beschwerde schreibst, versuchst zu essen, weil du hier den ganzen Tag von einem Stückchen Wurst und einem Stückchen Brot träumst. Genau wie in Aleksandr Solshenizins Erzählung “Ein Tag im Leben des Ivan Denisovitch”. Du träumst nachts von Essen. Und wenn du dir einen Langzeitbesuch vorstellst, denkst du nicht daran, dass du deine Frau oder Schwester umarmen kannst. Sondern daran, dass sie Essen mitbringen. Ich denke, dass die Mitarbeiter der Strafvollstreckungsbehörde unsere “private Zeit” verkürzen, indem sie ausnutzen, dass wir keine Armbanduhren haben und sie nicht überprüfen können.

Das Furchtbarste fängt für einen Menschen an, wenn er gerade im Straflager Nr. 7 ankommt. Er wird in die “Etappe” gesteckt. Die Mitarbeiter der Strafvollstreckungsbehörde versicherten mir erst, dass das eine Sonderzelle für neu Angekommene ist, eine Art Quarantäne. Aber tatsächlich ist das einfach eine Zelle im Straf-Isolator. Ich habe erfahren, dass das der Straf-Isolator ist, als ich gezwungen wurde, das Protokoll über meine Unterbringung im dort zu unterschreiben. Für irgendwelche angeblich gefundenen Rasierklingen.(Diese Klingen werden bei allen Ankommenden “gefunden” - versucht die Unterlagen über Unterbringungen von Neuankömmlingen im Straf-Isolator anzufragen!)

Danach wurde ich noch ein paar Mal in diese “Etappe” gesteckt. Insgesamt habe ich dort 45 Tage verbracht und das waren 45 Tage der Hölle. In dieser Zelle gibt es keine Wärmeisolierung. Wenn es draußen Minus zehn Grad ist, ist es das auch in der Zelle. Dabei erhältst du nur ein Gefängisgewand, alle persönlichen Sachen werden weggenommen, du kannst dich nicht wärmen. Nachts habe ich unter der Decke gelegen mit Schüttelfrost von der Kälte und habe nur daran gedacht, wenigstens eine Woche auszuhalten. Ich habe von Essen geträumt. In den ersten Tagen habe ich einen Hungerstreik erklärt; dann wurde ich gezwungen, ihn aufzugeben. Sie haben mich aber nicht ausreichend ernährt. Aus dem Untersuchungsgefängnis hatte ich Essensrationen, die den Vorgaben der internen Regelung entsprechen, aber sie haben sie mir weggenommen. Ich habe mich an einiges erinnert, versucht zu vergleichen - demnach sind die Rationen in etwa halbiert. Folter durch Kälte und Hunger kann man einen oder zwei Tage aushalten, aber wenn das andauert und du nicht weißt, wann es endet - das ist unerträglich. Ich habe so auf Hilfe gewartet, weil ich darum gebeten hatte, meiner Frau oder Mutter einen Brief zu meinem Aufenthaltsort zu schicken (laut Gesetz sind sie dazu verpflichtet). Aber an die Adresse meiner Frau wurde nichts geschickt, weil ich sie nicht auswendig wusste, und im Heft nachschauen ließen sie mich nicht: “Wenn du dich nicht erinnerst - uns ist es sch*egal”. Ich habe die Adresse meiner Mutter hinterlegt, aber sie hat anscheinend auch keinen Brief erhalten.

Am 11. September versuchten sie zum ersten Mal, mich “ins Strecken zu stellen” während einer Kontrolle. Nachdem ich am 10. September meinen Hungerstreik erklärt hatte (aus Protest gegen die Unterbringung im Straf-Isolator]. “Strecken”, das ist, wenn du zwei Schritte vor der Wand stehst, gegen die du deine Handrücken legst. Das Gesicht gesenkt, die Beine maximal weit auseinander. Dabei gibt kein Gesetz, keine Verordnung genau diese Haltung vor, das habe ich geprüft. Wenn der Inhaftierte “in der Streckung steht”, kann er leicht geschlagen werden. Sie schlagen auf den Kopf: auf den Hinterkopf, die Schläfen, die Schädeldecke. Aber nicht mit Fäusten, sondern mit den Handflächen, damit keine Spuren bleiben. Sie treten mit den Füßen, aber nicht mit den Spitzen, sondern mit der flachen Sohle. Gegen den Rumpf, die Beine, die Innenseite der Hüfte, wo die Leiste ist. Wenn du dich mit den Armen decken willst, bekommst du auch auf die Arme. Ich hatte lange am Ellbogen ein Hämatom von einem Schlag, er ist einen Monat verheilt. An der Leiste hatte ich auch Hämatome. Sie schlagen, bis du umfällst. Wenn du aufstehst, schlagen sie dich wieder, bis du dem zustimmst, was sie sagen. Sie sagen dir etwa: “Du bist ein Nichts, ein Päderast” und du musst antworten “Ich bin ein Nichts, ein Päderast”. Ich wurde gezwungen zu sagen “Putin ist unser Präsident”, weil ich ein Oppositioneller bin. Dabei kannst du die Gesichter derer, die dich schlagen, nicht sehen, weil du mit dem Rücken zu ihnen stehst. Und sie stellen sich natürlich nicht vor - sie schlagen anonym und im Gefühl vollständiger Straflosigkeit. Einmal hielt ich es nicht aus und fing an zu schreien. Eine Sanitäterin kam vorbei und sagte “Hört schon auf zu schlagen”. Ich habe nach ihrem Namen gefragt, um sie später als Zeugin benennen zu können, aber sie hat ihn nicht gesagt. Und die Folter nicht ins Register aufgenommen.

Bei der automatischen Videoaufzeichnung versuchen die Mitarbeiter der Strafvollstreckungsbehörde höflich zu sprechen. Als ich etwa im Lager ankam, habe ich mich beschwert, dass beim Transport ein Teil meiner persönlichen Sachen verloren gegangen ist. Bei der Aufzeichnung haben sie gesagt: “Alles ist in Ordnung, ihre Sachen sind hier angekommen”. Aber tatsächlich sind sie nicht angekommen, ich habe sie nicht gesehen. Es sind z.B. die Einwegrasierer weg. Ich habe welche von hier bekommen, aber die rasieren überhaupt nicht, sondern reißen die Haare eher aus. Der Mitarbeiter der Strafvollstreckungsbehörde, der zuschaut, wie du dich zu rasieren versuchst, sagt: “Los, rasier’ dich besser, sonst stecken wir dich in den Straf-Isolator. Die Banja, wohin sie einen ein Mal die Woche führen, wäre der einzige Ort, an dem man sich aufwärmen könnte. Aber die Mitarbeiter schalten extra das heiße Wasser ab und wenn du sagst, dass das Wasser kalt ist, antworten sie: “Nein, es ist heiß”. Und du musst dich unter einer eiskalten Dusche waschen. Als sie mit dem Schlagen angefangen haben, habe ich ihnen die Verfassung zitiert, Artikel 21.2: “Niemand darf Folter, Gewalt oder einer anderen grausamen oder menschenunwürdigen Behandlung unterworfen werden.” Worauf sie mir in vollkommenem Ernst erwiderten: “Du hast nicht verstanden, an was für einen Ort du geraten bist. Hier gilt die Verfassung nicht”. Dabei gilt sie laut Artikel 15.1 der Verfassung auf dem gesamten Gebiet der Russischen Föderation und ich verstehe nicht: Haben sie im Lager Nr. 7 beschlossen, einen verfassungsfeindlichen Umsturz zu veranstalten? Haben sie sich schon vom Gebiet der Russischen Föderation abgespalten?

Am 12. September kamen die Mitarbeiter der Strafvollstreckungsbehörde wieder zu mir und sagten, ich solle zur Kontrolle aus der Zelle kommen. Ich verstand, dass sie mich jetzt wieder schlagen werden und sagte: “Was macht es für einen Unterschied, wo Sie mich schlagen - in der Zelle oder im Korridor?” Da schalteten sie die Videoaufzeichnung ein und machten alles “nach den Regeln”: sie sagten, sie würden Gewalt anwenden, eilten zu mir, begannen die Hände auf den Rücken zu drehen. Dabei verwendeten sie dennoch rechtswidrig Handschellen, denn ich habe mich nicht gewehrt und welchen Sinn machten Handschellen? Ich habe extra die Hände verschränkt, damit mir niemand Widerstand vorwerfen kann.

Beim ersten Mal gelang es den Mitarbeitern nicht, ein schönes Video zu drehen, auf dem alles “gesetzmäßig” ist. Sie ließen mich los, gingen vor die Tür und begannen erneut. Sie öffnen die Tür, bitten, aus der Zelle zu gehen, ich antwortet ihnen identisch, sie warnen vor Gewaltanwendung und stürzen sich auf mich. Alles so zu filmen, wie es “gesetzmäßig” ist, gelang ihnen erst bei der dritten Aufnahme. Die Mitarbeiter schrieen auf dem Video, ich würde sie an der Kleidung packen, aber das ist die Unwahrheit, das muss auf dem Video zu erkennen sein. Und es muss zu hören sein, dass ich mich weigere aus der Zelle zu kommen, weil ich sage: “Es ist mir egal, wo Sie mich schlagen werden.” Ich bin froh, dass ein Teil dieses Videos in die russischen Medien gekommen ist; jetzt kann die Strafvollstreckungsbehörde nicht sagen, es sei gelöscht. Und wenn das ganze Video angefragt wird, muss zu sehen sein, dass sie mich aus der Zelle zerren und schlagen. Ich kenne die Namen der Beteiligten nicht, nur ihre Dienstgrade: Ein Major, ein Obergefreiter und noch ein Oberleutnant. Als sie mich zusammenschlugen, bekam ich eine Mütze mit Ohrenklappen wie einen Sack über den Kopf, um meine Augen zu bedecken. Ich dachte, dass sie mich jetzt erschlagen - und all’ das wird enden und ich lächelte. Das machte sie noch wütender, einer sagte: “Schaut, der lächelt noch”. Sie begannen noch stärker zu schlagen und forderten dass ich mich bei Sergej Kossiev [dem Leiter des Straflagers Nr. 7] entschuldige. Danach zwangen sie mich auf die Knie und begannen in erniedrigender Absicht Fragmente aus einem Brief an meine Ehefrau zu zitieren. Darüber, dass ich nur vor der geliebten Frau bereit bin, auf die Knie zu gehen. Sie beleidigten mich.

Dann zogen sie mir die Hose herunter und trugen mich mit hängender Hose und der Mütze auf dem Kopf irgendwo hin. Durch einen engen Spalt zwischen Mütze und Kopf sah ich, dass ich in den Lagerhof für Spaziergänge getragen wurde. Vier Menschen hoben meine Hände an, die schon mit Handschellen gefesselt waren, und befestigten sie irgendwo. Aber ich konnte auf die Beine kommen. Da sagte einer: “Nein, das geht so nicht” und sie machten mich los und fixierten mich höher, so dass ich nicht mehr stehen konnte. Es tat fürchterlich weh und ich merkte, dass Tränen, Rotz, Sabber liefen. Und bemühte mich aus aller Kraft, nicht zu schreien. 

Sie zogen mir die Unterhose runter und einer sagte: “Jetzt wirst du vergewaltigt, ruft…” entweder Venja oder Benja. Ein anderer wurde wütend, weil Namen gefallen waren. Der Erste antwortete:”Was macht das für einen Unterschied? Er sieht sowieso nichts.” Jemand ging diesen Venja holen. Ein paar Minuten später sagten sie mir, es gebe eine letzte Chance, der Vergewaltigung zu entgehen - wenn ich einwillige, meinen Hungerstreik aufzugeben. Ich willigte ein, sie aber sagten, dass ich noch eine Weile hängen müsse und sie mich erst runterholten, wenn ein Anruf von der Verwaltung käme.

Schon nach einer halben Stunde wollte ich schreien, aber ich verstand, dass ich nichts sagen konnte. Der Atem reichte nicht zum Ein- und Ausatmen. Ich konnte nur schnell und nervös atmen. Dann wurde ich endlich runtergeholt, die Mitarbeiter verkündeten ihre Forderungen: Ich muss alle ihre Forderungen erfüllen, den Hungerstreik beenden, mich bei Kossiev entschuldigen. Zuerst machten sie eine Hand los, sie hing runter wie eine Peitsche. Danach die zweite - genau dasselbe. Jemand fing an zu lachen, dass ich jetzt fallen würde. Aber ich fiel nicht, ich konnte nur den Rücken nicht gerade machen. All das nahmen sie auf Video auf, vielleicht zeigten sie es Kossiev.

Ich wusste damals noch nicht, was sich hinter Kossiev Initialen “S.L.” verbirgt - und nannte ihn für mich “Sadist des Lagers”. All die Folter, all die Schläge hier geschehen mit seinem Wissen. Als ich nach dem Aufhängen mit ihm sprach, sagte er: “Ja, hier schlagen wir die Inhaftierten”. Als wäre das sein Recht. Und er sagte: “Du bist noch nicht stark geschlagen worden. Wenn ich es befehle, wirst du stärker geschlagen werden”. Ich sagte, dass ich einen trockenen Hungerstreik erkläre, bis ein Staatsanwalt hierher kommt. Kossiev aber lachte nur und antwortete, dass - wenn ich mich beschweren würde - ich hier erschlagen und vergraben würde. Ich verstand, dass er keine Angst vor Überprüfungen und Staatsanwälten hat.

Es gibt Überprüfungen im Straflager, aber die sind sehr seltsam. Du wirst gezwungen, auf den Boden zu schauen und du siehst nur die Schuhe der Kontrolleure. Wer genau gekommen ist - von der Strafvollstreckungsbehörde, von der Menschenrechtsbeauftragten oder eine staatsanwaltliche Kontrolle - wird nicht gesagt. Diejenigen, die zusammengeschlagen wurden und die Hämatome haben, werden im Straf-Isolator versteckt. Und wenn du mit jemandem sprichst, dann tust du das in Anwesenheit der Mitarbeiter der Strafvollstreckungsbehörde, die dich gefoltert haben. Und was machst du? Wirst du dich in ihrer Anwesenheit beschweren? Sie werden sich erinnern und dich noch stärker schlagen. Deswegen macht es nur Sinn, mit den Inhaftierten einzeln zu sprechen. .

Als ich dem Anwalt Aleksej Liptser von den Geschehnissen erzählte, habee ich befürchtet, dass du diesen Brief nicht veröffentlichst aus Angst um mich. Aber am 1. November [Anm. d.Übers.: dem Veröffentlichungsdatum des Briefes] verstand ich, dass du es getan hast und dass du es richtig getan hast. Die Mitarbeiter der Strafvollstreckungsbehörde wurden nervös. Ich wurde in die Krankenstation gebracht; allerdings sagte man mir nicht, wohin und warum. Dort wurde ich nackt ausgezogen und es begann eine Videoaufnahme. Was passierte, wurde mir nicht erklärt. Ich wurde in den Straf-Isolator gebracht, allerdings nicht in den normalen, sondern in die Zelle “für Gefährliche”. Ich sitze dort mit einem anderen Menschen, der eigentlich verrückt ist. Bis zu dem, dass er seine Exkremente an der Wand verschmiert. Vor kurzem wurde er weggebracht, wahrscheinlich in den Straf-Isolator.

Moskauer Ermittler kamen am 2. November, dann erneut am 3.. Ich habe mich beschwert, dass ich mit einem Geisteskranken sitze, im Lager hatten man ihnen gesagt: “Das ist zu seiner Sicherheit”. Danach sprach ich mit einem Vertreter der örtlichen Beobachterkommission und es entstand der Eindruck, dass ihr Vorsitzender eng mit den hiesigen Mitarbeitern der Strafvollstreckungsbehörde befreundet ist. Dennoch habe ich ihnen alles erzählt. Dass ich bei dem Gespräch mit ihnen einen Anfall hatte (während des Treffens mit der karelischen Beobachterkommission wurde es Dadin schlecht, er wurde ins Krankenhaus gebracht. - Anm. “Meduza”), habe ich nicht verstanden. Als ich sprach, fühlte ich, dass ich schwanke und konnte damit nicht aufhören, mein Körper gehorchte mir nicht. Dann setzte in irgendeinem Moment die Atmung aus, ich konnte weder ein- noch ausatmen und verstand, dass ich in Dunkelheit verschwinde. Von Zuckungen und Schaum hat mir niemand erzählt. Ich habe nur durch den Nebel gefühlt, dass mich jemand trägt, auszieht. Danach habe ich eine Spritze in die Pobacke gespürt, Und die Zähne haben weh getan - wahrscheinlich wurden sie gespreizt, um die Zunge heraus zu ziehen.

Am nächsten Tag wurde ich irgendwohin gebracht, ohne dass sie mir sagten, wohin. Ich habe durch das Fenster des Gefangenentransporters gesehen, dass es dort einen schönen See gab. Es wurde eine Aufnahme meines Kopfes gemacht, danach wurde ich zurück gebracht. Ergebnisse wurden mir keine gezeigt. Hätte ich gewusst, dass sie mich ins Krankenhaus bringen, dann hätte ich besser um eine Untersuchung des Herzens gebeten. Denn in der letzten Zeit habe ich Schmerzen in der Brust.

Ich selbst werde jetzt nicht geschlagen, aber ich werde verhöhnt: Zum Beispiel: “Hat es sich gelohnt, sich zu beschweren? Du hast nichts erreicht, dich nur der ganzen Welt als ein Vergewaltigungsopfer präsentiert. Und du wirst niemanden retten”. Weiter sagen sie: “Du bist ein Politischer, jetzt kommst du vor dem Ende der Haft nicht mehr aus dem Straf-Isolator raus”.

Die Leitung des Straflagers Nr. 7 hat seit dem 1. November keinen Kommentar zu den Verlautbarungen von Ildar Dadin abgegeben.

Übersetzung - Martina Steis

Quelle: Meduza

http://article20.org/ru/node/6563
11/12/2016 - 14:27

«Когда ехали в отдел, полицейский хотел закинуть мне на плечо руку. Я сказала, что у нас так не положено. Водитель полицейской машины на это ответил: „Закрой рот, зачем строишь из себя скромную. Я знаю вас, днем скромные, а ночью — ночные бабочки. Я вас тут ловлю по трассе". Я попросила его не оскорблять меня. Он сказал, чтоб я закрыла рот, иначе он наденет на меня наручники»

В Москве сотрудники правоохранительных органов задержали 13 девушек в хиджабах, которые работают в торговом комплексе «Дубровка».

О задержании КАВПОЛИТу сообщил Фарид Эльдаров, работница магазина которого оказалась в числе задержанных.

«Здесь есть первый ряд, он условно называется „исламским". Здесь продают платья, платки, масляные духи, косметику. Тут более 50 павильонов такой тематики.

Вчера ходил некий человек в гражданском и пальцем показывал на павильоны. Указал на 13 павильонов. Затем подходили охранники центра и говорили продавщицам, на которых показывали пальцем, приготовить документы и пройти с ними. Они приготовили документы и пошли в отдел службы безопасности на рынке», - рассказал Эльдаров.

По его словам, затем девушек попросили забрать свои вещи и проехать в отдел вместе с сотрудниками полиции.

«Я сказал своей продавщице, чтоб никуда не ехала, а оставалась в павильоне. Потому что они не имеют право безосновательно забрать людей в отдел. Подошел охранник и сказал, что тогда вас унесут на руках. Пришел ко мне сотрудник полиции, некий лейтенант Гайнуллин Николай. Он показал моей продавщице свое удостворение и предложил проехать.

Я сказал, что она никуда не поедет. Он сказал, что я препятствую требованию сотрудника полиции. Я ответил, что если хотят проверить документы, пусть проверяют, если хотят пробить по базе, звонят и пробивают», - добавил Фарид Эльдаров.

Однако, в итоге девушек все равно забрали в отдел полиции.

«Нас завели в комнату, приставили к нам охранника. Запретили звонить. Сказали, попробуйте только куда-то позвонить. Потом нас начали допрашивать, сказали, что с нашего торгового ряда девушки уехали в Сирию, спрашивали знаем ли мы о них что-то», - прокомментировала задержание работница торгового комплекса.

По словам девушки, правоохранители оскорбляли задержанных.

«Когда ехали в отдел, полицейский хотел закинуть мне на плечо руку. Я сказала, что у нас так не положено. Водитель полицейской машины на это ответил: „Закрой рот, зачем строишь из себя скромную. Я знаю вас, днем скромные, а ночью — ночные бабочки. Я вас тут ловлю по трассе". Я попросила его не оскорблять меня. Он сказал, чтоб я закрыла рот, иначе он наденет на меня наручники».

Девушек допросили, сфотографировали и сняли у них отпечатки пальцев. Задержанные отметили, что такое происходит впервые.

«Я сидела в своем магазине. В магазин напротив зашли полицейские, я подумала, что ж она сделала такого. А потом они зашли ко мне, попросили документы и забрали в отдел. Не всех девушек забрали, а только тех, кто был в хиджабах – 13 девушек», - добавила задержанная.

Источник: onkavkaz.com

http://article20.org/ru/news/zakroi-rot-inache-nadenu-naruchniki-13-devushek-v-khidzhabak
11/12/2016 - 14:28

The trial of Natalya Sharina, the director of Moscow's State Library of Ukrainian Literature, began on Nov. 2 in one of the city's district courts. By Evgeny Tonkonogy

Natalya Sharina, the former director of Moscow’s State Library of Ukrainian Literature, says she doesn’t understand why she’s being charged with “inciting ethnic hatred.”

“I don’t feel guilty. I don’t understand the substance of this accusation. I would ask [the prosecution] to explain what actions I took specifically to incite hatred,” Sharina said at the first session of her trial on Nov. 2. “Acting in a professional capacity, she purchased and placed on shelves accessible to public the books [that are included in the official list of extremist materials],” the prosecutor replied.

“And which of these [two things] constitutes a crime?” Sharina asked again.

The 59-year-old librarian looked confident, but exhausted. By the time of her trial, Sharina had spent more than a year under house arrest. If convicted, she could be sentenced to a decade in prison, because she faces additional charges of embezzlement, brought while she was already under house arrest.

By scrutinizing libraries (many of which do have extremist books on their shelves), the police can demonstrate that they’re doing their jobs, without the dangers of tackling real crimes.

“Basically, it’s a way of keeping up the act,” Alexander Verkhovsky, director of Moscow's SOVA center — a group that monitors abuses of anti-extremism legislation — told The Moscow Times.

Sharina’s case is unique: it’s the first of its kind that involves actual criminal charges. Usually, police efforts to “keep up the act” lead to inspections that result in official warnings, fines, and administrative charges. But Sharina was unlucky — she got caught in the crossfire and now the authorities are making an example of her in the campaign to weed out extremism in libraries.

Extremists Wanted

The crackdown on the Ukrainian library started six years ago. In 2010, the police opened the first criminal case against Sharina for allegedly distributing extremist materials: books by the Ukrainian nationalist Dmitro Korchinsky.

The case was closed within a year, and everyone was sure the director dodged a bullet. But there were new charges in 2015, and this time police raided and searched the library. Then they arrested Sharina and brought criminal charges.

Read more coverage about this crackdown: Director of Moscow Library of Ukrainian Literature Accused of Inciting Hatred

Sharina’s case — and the scrutiny that libraries in Russia face today — is part of the country’s broader campaign against extremism, which has included blocking websites, banning books, and prosecuting people for content they post and repost on social networks. Most of all, the authorities have set their sights on materials that concern Ukraine, Crimea, and the Russian government.

One of the most prominent cases in this crackdown was the prosecution of Rafis Kashapov, who published several comments online criticizing Russia’s treatment of Crimean Tatars. For this offense, a court in 2015 sentenced him to three years in prison — the harshest punishment yet meted out in Russia for “Internet extremism.”

Ninety percent of all “extremist” convictions in 2015 involved Internet activities, according to SOVA. More than half of these cases involved VKontakte, Russia’s most popular social network.

Many human-rights activists say the anti-extremist legislation Russian lawmakers adopted earlier this decade violates the basic tenets of free expression. Thanks to the way police have enforced these laws, moreover, the concept of fighting extremism has lost its meaning, and now virtually any controversy is fair game for criminal charges. The crackdown has gotten so out of control that Russia’s Supreme Court recently encouraged judges to ease up and “take a less formal approach.”

Simply put, human rights advocates say, it’s just easier for police to look for extremists online than it is to chase them on the streets. Hassling libraries is also relatively painless, as Sharina’s case shows.

Read more coverage about prosecuting social media users: Like, Share, Convict: Russian Authorities Target Social Media Users 

Legislative Loopholes

Trying to observe both state regulations and the new laws against extremism, libraries find themselves between a rock and a hard place, Verkhovsky says. Prosecutors say having extremist books on a library’s shelves constitutes the distribution of illegal materials, but older government regulations don’t allow libraries to dispose of books officially until they’re worn out, damaged, or lost. This is why you can still find plenty of banned books on library shelves around Russia today.

Libraries aren’t allowed to hide certain books from the public, either, Verkhovsky points out. “They need to register them in the catalogue and give them to people when they request them.”

Some librarians at smaller facilities in Russia simply discard their banned books by declaring them to be worn out. This works at small libraries, but larger institutions can’t get away with this trick.

“That’s why there was a compromise between the libraries and the Prosecutor’s Office,” Verkhovsky says. “Libraries put special marks on the extremist books, removed them from public access, and gave them only to patrons who requested them. Readers also had to sign a document stating that they were aware of the fact that the book was considered extremist and prohibited by law. Until recently, this deal worked out fine, but apparently the Prosecutor’s Office wants more now.”

Political Background

The crackdown on Moscow’s State Library of Ukrainian Literature and its director came as Russian-Ukrainian relations were getting especially bad, and Russia was in the midst of a large-scale anti-Ukrainian campaign, according to a statement by the Memorial human rights center last November, when the organization declared Sharina to be a political prisoner.

“We don’t believe she is guilty,” Sergei Davidis, head of Memorial’s political prisoners program, told The Moscow Times. “Keeping books in a library can’t be grounds for charging someone with inciting ethnic hatred.”

Sharina’s lawyer, Ivan Pavlov, echoed this sentiment, telling The Moscow Times that the embezzlement charges added to Sharina’s rap sheet in April show that prosecutors aren’t confident in their own case: “It’s their safety net, in case the court doesn’t find inciting hatred credible enough.”

Law enforcement in Russia rarely backs down. Once the police actually launch a case, they usually see it through, Davidis says. “If they start admitting mistakes, they will have to blame someone for keeping a person under arrest, providing false evidence, imposing an incorrect charge. No one wants to be blamed for it; that’s why the case goes forward, in spite of everything,” he said.

Verkhovsky hopes that Sharina’s case is the exception, and other librarians will not face such heavy persecution. “But these days, you never know,” he added.

Sharina’s next court hearing is scheduled for Wednesday, Nov. 23.

themoscowtimes.com

http://article20.org/ru/node/6565
11/12/2016 - 14:30

Семинар журналистов-расследователей в Сыктывкаре вновь попытались сорвать: 11 ноября на лекцию корреспондента французского издания Arrêt sur images Венсана Коказа приехала полиция, прервавшая мероприятие. Об этом «7x7» сообщили участники семинара.

По словам одного из них, сотрудники полиции подъехали в офис Коми правозащитной комиссии «Мемориал» ближе к окончанию мероприятия — примерно в 19:30 (выступление Венсана Коказа началось в 17:40). Они объяснили, что им поступил вызов, что здесь удерживается человек. Осмотрев помещение, опросив присутствующих и выяснив, что среди них есть гражданин Франции, полицейские вызвали специалистов миграционного управления МВД. Они, уточняют очевидцы, прибыли через минуту. По словам опрошенных, сотрудники полиции задавали вопросы о том, как часто они бывают в офисе «Мемориала» и с какими целями. К Венсану Коказу не было выдвинуто никаких претензий. После опроса лекция продолжилась.

Это уже третья попытка сорвать семинар журналистов-расследователей в Коми: 10 ноября в месте его проведения отключалиэлектричество и срабатывала пожарная тревога, а 8 ноября в полицию сообщали о том, что в здании, где проходило мероприятие, заложена бомба. Также организаторам семинара, журналистам Григорию Пасько и Игорю Королькову, поступали угрозы: Корольков получал смс с советом «остаться дома» с неизвестных номеров, а Пасько — конверт с порошком.

Накануне начала семинара в Сыктывкаре государственные издания опубликовали несколько сообщений о приезде журналиста под заголовками «Деньги чешских миллиардеров намерены раздавать в Сыктывкаре» и «В „Школе предателей“ будут натаскивать сыктывкарских блогеров», в которых намекали на его связь с иностранными спецслужбами. При этом оба сообщения были идентичны по содержанию и копировали запись из анонимного блога на LiveJournal.com, который, судя по регистрационным данным, был создан в день публикации и содержит всего одну запись — об организаторе семинара Пасько.

Источник: 7x7-journal.ru

http://article20.org/ru/news/v-syktyvkare-lektsiyu-frantsuzskogo-zhurnalista-prervala-pol
11/12/2016 - 14:31

9 ноября Анастасия Зотова, жена Ильдара Дадина, рассказавшего о пытках в карельской исправительной колонии № 7, получила свидание с мужем. Оно продолжалось четыре часа, все это время Дадин максимально подробно рассказывал о том, что происходило с ним со дня попадания в ИК-7, — и о том, что случилось после того, как «Медуза» 1 ноября опубликовала его письмо. Рассказ Дадина, записанный Анастасией Зотовой.

Это не исправительное учреждение, это концентрационный лагерь. Людей здесь держат не для того, чтобы они исправились, а для издевательств. Я прошу от моего имени направить заявление в Следственный комитет в связи с тем, что в ИК-7 к заключенным применяется целый комплекс пыток. Избиения и пытки не прекращаются даже сейчас, после вмешательства [уполномоченной по правам человека] Татьяны Москальковой и приезда членов СПЧ [Совета по правам человека при президенте] Павла Чикова и Игоря Каляпина. 

Я слышу, как людей бьют, я слышу, как они кричат. Я знаю, что продолжаются пытки холодом и голодом, и не могу писать на это жалобы сам. Я готов назвать конкретные даты, но лично в беседе с правозащитниками, поскольку боюсь, что сотрудники узнают и эти видеозаписи тоже удалят (Павел Чиков рассказывал, что запись избиения Дадина может быть удалена, поскольку данные с видеорегистраторов хранятся 30 дней, а инцидент произошел в сентябре — прим. «Медузы»). Я знаю, что на днях они стирали видеозаписи с жесткого диска, и прошу запросить все видеозаписи со всех камер, которые есть в принципе, — пока хоть что-то еще сохранилось. Проверить мои слова можно будет легко, потому что избиения проходят здесь практически ежедневно.

Я прошу написать заявление в СК, потому что я сам этого сделать не могу: согласно распорядку дня, писать что-либо (письма или жалобы) можно только в личное время, на это отведено полчаса. Остальное время — работа, например уборка камеры. При этом если ты убрался за полчаса, ты не можешь ничего не делать — подметай пол по второму, по третьему разу. Если увидят, что ты не работаешь, отправят в ШИЗО. Это напоминает мне истории, которые я читал про нацистские концлагеря: когда заключенных заставляли заниматься бессмысленным трудом — например, перетаскивать кирпичи с места на место.

А личное время почти полностью тратится на то, чтобы дойти из камеры до склада, поскольку личных вещей у тебя с собой нет никаких, даже еды, — все на складе. Когда приходишь, остается пять минут, и, понимая, что жалобы не напишешь, пытаешься поесть, потому что здесь целый день мечтаешь о кусочке колбасы и кусочке хлеба — прямо как в рассказе «Один день Ивана Денисовича» Александра Солженицына. Еда снится по ночам, а когда представляешь себе длительное свидание, думаешь не о том, что можно обнять жену или сестру, а о том, что тебе привезут еды. Я думаю, что сотрудники ФСИН сокращают нам «личное время», пользуясь тем, что у нас нет наручных часов и мы не можем их проверить.

Самое страшное начинается для человека, когда он только прибывает в ИК-7. Его бросают в «этапку». Меня сотрудники ФСИН сначала уверяли, что это специальная камера для вновь прибывших, типа карантина, но на самом деле это просто камера ШИЗО. Я узнал, что это ШИЗО, потому что уже потом меня заставили подписывать протокол о помещении в штрафной изолятор якобы за какие-то найденные у меня лезвия (эти лезвия «находят» у всех прибывших, попробуйте запросить документы по водворениям в ШИЗО для всех этапированных!).

Потом еще несколько раз бросали меня в ту же «этапку». В общей сложности я провел там 45 суток, и это были 45 суток ада. В этой камере отсутствует теплоизоляция. Если на улице минус десять градусов, в камере — тоже. При этом тебе выдают только одну робу, а все личные вещи забирают, согреться нельзя. Ночью я лежал под пледом, были судороги от холода, и я думал только о том, чтобы продержаться хотя бы неделю. Снилась еда — в первые дни я объявил голодовку, потом меня заставили от нее отказаться, но кормили впроголодь. Из СИЗО я привез нормативы питания по правилам внутреннего распорядка, но у меня их отобрали. Я вспоминал что-то по памяти, пытался сравнивать — выходило, что порции урезаны примерно вдвое. Пытки холодом и голодом можно вытерпеть один день или два, но когда это продолжается постоянно и ты не знаешь, когда это закончится, — просто невыносимо. Я очень ждал помощи, потому что просил направить письма о моем нахождении по адресу жены и матери (по закону они обязаны это сделать). Но по адресу жены они не направили, потому что я не знал его наизусть, а посмотреть в тетрадке мне не дали, сказали: «Если не помнишь, нам пох». Я оставил адрес матери — но письмо туда, видимо, тоже не пришло.

11 сентября меня впервые пытались «поставить на растяжку» во время поверки — после того как 10-го числа я объявил голодовку [в знак протеста против помещения в ШИЗО]. «Растяжка» — это когда ты стоишь в двух шагах от стены, прикладываешь к ней руки тыльной стороной ладоней. Лицо опущено, ноги максимально широко разведены. При этом никакой закон, никакое постановление не регулирует именно такую позу, я проверял. Когда заключенный «встает на растяжку», его легко бить. Бьют по голове — по затылку, по вискам, по темени, — но не кулаками, а ладонью, так, чтобы не оставалось следов. Бьют ногами — но не носком ботинка, а плашмя подошвой — по туловищу, по ногам, по внутренней стороне бедер, там, где пах. Когда пытаешься закрыться руками, попадает и по рукам. У меня на локте долго был синяк от удара — наверное, месяц заживал. На внутренней стороне бедер тоже были синяки. Бьют, пока не упадешь. Когда поднимаешься — опять бьют, до тех пор пока не согласишься с тем, что они говорят. Тебе говорят, например: «Ты ничтожество, ты пидор», и ты должен отвечать: «Я ничтожество, я пидор». Меня вот заставляли говорить: «Путин наш президент», потому что я оппозиционер.

Причем нельзя видеть лица тех, кто бьет, потому что стоишь к ним спиной. И они не представляются, конечно, — бьют анонимно и с ощущением собственной безнаказанности. В какой-то момент я не выдержал и закричал, подошла женщина-фельдшер и сказала: «Прекратите уже его бить». Я спросил ее имя, чтобы потом была возможность позвать ее как свидетеля, но она не назвала. И пытки не зарегистрировала.

На видеорегистратор сотрудники ФСИН пытаются разговаривать вежливо. Например, когда я прибыл в колонию, пожаловался, что на этапе потеряли часть моих личных вещей. Они на регистратор сказали: «Все в порядке, ваши вещи прибыли сюда», — но на самом деле не прибыли, я их не видел. Пропали, например, бритвенные станки — мне выдали местные, а они совсем не бреют, а как будто вырывают волосы. Сотрудник ФСИН, который смотрит, как ты пытаешься побриться, говорит: «Давай, брейся лучше, а то отправим в ШИЗО». Баня, куда водят раз в неделю, — единственное место, где вроде бы можно согреться, но сотрудники специально отключают горячую воду, а когда говоришь, что вода холодная, отвечают: «Нет, она горячая». И приходится мыться под ледяным душем.

Когда начали избивать, я им процитировал Конституцию, статью 21.2: «Никто не должен подвергаться пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению или наказанию». На это мне совершенно серьезно ответили: «Ты не понял, в какое место ты попал, здесь Конституция не действует». Между тем, согласно статье 15.1 Конституции, она действует на всей территории Российской Федерации, и я не понимаю: они в ИК-7 решили устроить антиконституционный переворот? Они уже отделились от территории РФ?

12 сентября ко мне опять пришли сотрудники ФСИН и сказали выйти из камеры на поверку. Я понял, что сейчас снова будут бить, и сказал: «Какая разница, где вы будете меня бить, в камере или в коридоре?» Тогда они включили видеорегистратор и начали все делать «по правилам»: сказали, что применят силу, подбежали, начали заламывать руки. Причем наручники все равно использовали незаконно, потому что я не сопротивлялся, и какой смысл вообще был в наручниках? Я специально держал ладони в сцепке, чтобы меня не обвинили, будто я сопротивляюсь.

С первого раза у сотрудников не получилось снять красивое видео, на котором все «по закону», — они меня отпустили, вышли за дверь и начали заново. Открывают дверь, просят выйти из камеры, я им так же отвечаю, они предупреждают о применении силы и набрасываются. Снять все так, чтобы было «по закону», удалось только с третьего дубля. Сотрудники на видео кричали, что я хватаю их за одежду, но это неправда, по видео должно быть заметно. И там должно быть слышно, что я отказываюсь выходить из камеры, потому что говорю: «Мне все равно, где будете меня бить». Я очень рад, что кусок этого видеопопал в российские СМИ, теперь во ФСИН не смогут сказать, что оно удалено. А если запросить видео целиком, должно быть видно, что они вытаскивают меня из камеры и бьют. Кто в этом участвовал, я по именам назвать не могу, только по званиям: один майор, другой — старший прапорщик и еще старший лейтенант.

Когда избивали, надели на голову шапку-ушанку как мешок, чтобы закрыть мне глаза. Я подумал, что сейчас они меня убьют — и все это закончится, и улыбнулся. Это разозлило их еще больше, кто-то сказал: «Смотрите, он еще и улыбается». Начали бить еще сильнее и требовали, чтобы я извинился перед [начальником ИК-7 Сергеем] Коссиевым за свое поведение. После этого поставили на колени и начали издевательски цитировать куски из моего письма жене — о том, что я готов встать на колени только перед любимой женщиной, — оскорблять. Потом стянули штаны и со спущенными штанами и с шапкой на голове куда-то понесли. Через узкую полоску между шапкой и лицом я увидел, что вынесли в прогулочный дворик. Четыре человека подняли руки, уже скованные наручниками, и прицепили куда-то, но я смог встать на ноги. Тогда один из них сказал: «Нет, так не пойдет» — и меня отцепили и подняли повыше, чтобы стоять я не мог. Было дико больно, и я чувствовал, что начали течь слезы, сопли, слюни, — и изо всех сил просто старался не кричать.

Они сняли с меня трусы, и кто-то из них сказал: «Сейчас тебя будут насиловать, позовите…» — то ли Веню, то ли Беню. Другой рассердился: мол, зачем ты имена называешь. Первый ответил: «Какая разница, он все равно ничего не увидит». Кто-то пошел за этим Веней. Через пару минут они мне сказали, что есть последний шанс избежать изнасилования — если я соглашусь прекратить голодовку. Я согласился, но они сказали, что повисеть все равно придется и снимут меня с этой дыбы только после звонка из администрации.

Уже через полчаса мне хотелось кричать, но я понял, что не могу ничего сказать; когда пытался вдыхать и выдыхать, не хватало воздуха. Получалось дышать только быстро и нервно. Потом наконец меня сняли — сотрудники озвучили свои требования: я должен выполнять все их требования, прекратить голодовку, извиниться перед Коссиевым. Сначала отцепили одну руку, и она повисла, как плеть, потом вторую — то же самое. Кто-то засмеялся, что я сейчас упаду, но я не упал, только спину не мог разогнуть. Все это они снимали на видеорегистратор — возможно, потом показывали Коссиеву.

Я тогда еще не знал, как расшифровываются инициалы Коссиева — С. Л., — и про себя назвал его «садист лагерный». Все эти пытки, все эти избиения здесь происходят только с его ведома. Когда мы с ним после подвешивания разговаривали, он сказал: «Да, здесь мы бьем заключенных». Как будто это его право. И сказал: «Тебя били еще не сильно, если я прикажу, будут бить сильнее». Я сказал, что объявлю сухую голодовку, пока сюда не приедет прокурор, а Коссиев только посмеялся и ответил, что если я буду жаловаться, меня здесь же убьют и закопают. Я понял, что он не боится проверок и прокуроров.

Бывают в колонии проверки, но они очень странные. То есть тебя заставляют смотреть в пол, и ты видишь только ботинки проверяющего. Кто именно пришел — от ФСИН, от уполномоченного по правам человека или это прокурорская проверка, — не говорят. Тех, кто избит и у кого синяки остались, от всех проверок прячут в ШИЗО. А если разговариваешь с кем-то, то в присутствии тех же сотрудников ФСИН, которые тебя и пытали. И что, ты при них же будешь на них жаловаться? Они это запомнят и будут бить еще сильнее. Поэтому разговаривать с заключенными имеет смысл только наедине.

Когда я рассказал о произошедшем адвокату Алексею Липцеру, я очень боялся, что ты не опубликуешь это письмо, боясь за меня. Но 1 ноября я понял, что ты все сделала, и сделала все правильно. Сотрудники ФСИН начали суетиться. Меня повели в санчасть, правда, не сказали, куда и зачем. Там раздели догола, начали снимать видео; что происходит, не объясняли. Меня перевели из ШИЗО — правда, не в обычные условия, а в камеру «для буйных». Там со мной сидит другой человек, он на самом деле сумасшедший, вплоть до того что мажет экскрементами стены. Недавно его куда-то увели — наверное, в ШИЗО.

Московские оперативники приехали 2 ноября, потом 3-го тоже приходили. Я пожаловался, что сижу вместе с сумасшедшим, а в колонии им сказали: «Это ради его же безопасности». Потом разговаривал с местными сотрудниками ОНК, и создалось впечатление, что их глава очень дружен с местными сотрудниками ФСИН, но все равно им все рассказал. Про то, что во время разговора с ними у меня случился припадок (во время встречи с членами карельской ОНК Дадину стало плохо, его увезли в больницу — прим. «Медузы»), я даже не понял: когда говорил, я чувствовал, что раскачиваюсь, и не мог это прекратить, тело меня не слушалось. Потом в какой-то момент перехватило дыхание, я не мог ни вздохнуть, ни выдохнуть и понял, что проваливаюсь в темноту. О том, что были конвульсии и пена, мне никто не сказал, я только сквозь дурман почувствовал, что меня несут, раздевают, потом почувствовал укол в ягодице. И еще зубы болели — наверное, их разжимали, чтобы вытащить язык.

На следующий день повезли куда-то, не сказали куда. Видел через окно автозака, что там было красивое озеро. Сделали снимок головы, потом увезли обратно, результатов мне никаких не показали. А если бы я знал, что везут в больницу, я бы попросил лучше сердце проверить, потому что в последнее время болит в груди. 

Сейчас меня лично не избивают, но продолжают издеваться. Например: «Вот и надо было тебе жаловаться? Ничего не добился, только на весь мир себя выставил петухом. И никого ты не спасешь». Еще говорят: «Ты политический, теперь до конца срока из ШИЗО не выйдешь».

Руководители исправительной колонии № 7 с 1 ноября никак не комментировали заявления Ильдара Дадина. 

Источник: meduza.io

http://article20.org/ru/news/rasskaz-ildara-dadina-o-tom-chto-proiskhodilo-s-nim-v-ik-7-d
11/13/2016 - 06:55

Wahrung des Rechts auf Vereinigungsfreiheit

Im Oktober wurden folgende Organisationen in das Register für „ausländischen Agenten“ eingetragen:

  • Memorial International
  • Stiftung „Ära der Gesundheit“ Oblast Swerdlowsk
  • „Verband der Arbeitnehmer in medizinischen Berufen in Tschapajewsk“

Bestraft wurden:

  • „Levada-Zentrum“ - 300 000 Rubel

Am 6. Oktober hat das Landgericht von Krasnojarsk eine Strafzahlung in Höhe von 250000 Rubel der NGO "Agentur für öffentliche Initiativen" aufgehoben. Nach der vom FSB eingeleiteten Überprüfung wurde die NGO in das Register der „ausländischen Agenten“ eingetragen.

Am 4. Oktober wurde die Menschenrechtsaktivistin und ehemalige Leiterin der Stiftung „Golos-Powolschje“ Ludmilla Kuzmina am Flughafen in Samara verhaftet. Mitarbeiter der Polizei und Gerichtsvollzieher kamen direkt nach der Landung ins Flugzeut und sagten, dass Kuzmina angeblich eine große Geldsumme ausländischer Währung transportiert habe. Die Menschenrechtsaktivistin wurde festgenommen, durchsucht und befragt. Das Geld wurde nicht gefunden.

Die Regierung hat einen Gesetzentwurf gebilligt, welcher ausländischen und internationalen NGOs, die als unerwünscht anerkannt wurden, verbietet  sich in Russland als juristische Person registrieren zu lassen.

Die Internationale Gesellschaft für Menschenrechte „Memorial“ erhielte Fördermittel von Organisationen, welche in der Russischen Föderation als unerwünscht gelten, so der Pressedienst des russischen Justizministeriums (es geht um die Osi Assistance Foundation und National Endowment for Democracy).

Am 12. Oktober lehnte das Moskauer Stadtgericht den Vorschlag des Justizministeriums der Russischen Föderation ab, die Andrei Rylkov Stiftung zu einer administrativen Strafe heranzuziehen. Im Zuge einer geplanten Überprüfung, welche im   Mai 2016 durchgeführt wurde, beschloss das Justizministerium die Stiftung in das Register für ausländische Agenten einzutragen. Gegen die Stiftung wurde ein administratives Verfahren eingeleitet, es drohte eine Strafe in Höhe von 300.000 bis 500.000 Rubel.

Am 29. September 2016 führten Angestellte des FSB in der Wohnung von Bachrom Hamroev eine Durchsuchung durch, bei der alle technischen Geräte und Dokumenten von Hamroev beschlagnahmt wurden. Nach der Durchsuchung wurde Hamroev festgenommen und in der Zentrale des befragt. Bachrom Hamroev ist als Menschenrechtsanwalt tätig und leitet die Organisation "Erdam" (Hilfe), die sich für den Schutz der Rechte von Arbeitsmigranten aus Zentralasien engagiert.

Der Anna-Politkowskaja-Preis wurde von der Organisation RAW War (Hilfe für alle Frauen in Krieg – „Jeder Frau aus den Flammen des Krieges helfen") gegründet. In diesem Jahr wurden zwei Personen ausgezeichnet: Die kolumbianische Journalistin Hinet Bedoya aus Lima und russische Menschenrechtsaktivistin aus Valentina Tscherewatenko, Leiterin Menschenrechtsorganisation "Vereinigung der Don-Frauen", aus Nowotscherkassk.

Der Oberste Gerichtshof Russlands erklärte die Auflösung der Organisation „Zeugen Jehovas“ im Gebiet Orjol und ihre Einstufung als extremistische Organisation für rechtmäßig. Das Gericht befand ein Verbot der Tätigkeit der „Zeugen Jehovas“ nicht als religiöse Diskriminierung und lehnte die Berufung der Verteidigung ab. Dutzende Veröffentlichungen der Organisationen wurden als extremistisch eingestuft.

Die Menschenrechtsorganisation „Mensch und Gesetz“ in der Republik Mari-El musste am 20. Oktober eine Strafe in Höhe von 150 000 Rubel wegen einer Veröffentlichung auf einem persönlichen Blog eines Mitarbeiters zahlen.

Bei der Journalistin und Pressesprecherin der Organisation „Rechts-Initiative Russlands“ Ksenia Babich würde eine Durchsuchung durchgeführt und sie wurde als Zeugin vernommen, teilten ihre Bekannten mit.

Das Moskauer Stadtgericht wies die Klage gegen das NGO "Zentrum für Soziale- und Arbeitsrechte" zurück und hob die Entscheidung eines Bezirksgerichts auf, welches die Organisation wegen der Weigerung, sich als ausländischer Agent zu registerien, zu einer Strafzahlung von 300000 Rubel verurteilte.

 

Wahrung des Rechts auf Versammlungsfreiheit

  • Festgenommene Aktivisten — mindestens 6
  • Administrative Fälle — 4
  • Angriffe — 2
  • Beschränkung oder Entzug der Freiheit — 21 Tage

Am 1. Oktober hielt die Polizei in der Republik Komi den Wagen der Korrespondenten des Online-Magazin 7x7, Maxim Poljakow und Wladimir Prokuschew auf, welche versuchten, die Ölpest, die von der Firma "Lukoil-Komi" verursacht wurde, zu filmen.

Die Aktivistin Darja Poljudowa aus Krasnodar, welche wegen Anstiftung zum Separatismus verurteilt wurde, reichte Klage gegen das Urteil am Europäischen Gerichtshofs für Menschenrechte ein. Nach Ansicht der Klägerin verletzte Russland drei Artikel der Europäischen Menschenrechtskonvention: Poljudova wurde zu einer Haftstrafe wegen ihrer Meinungsäußerung verurteilt, ihr Recht auf ein faires Verfahren wurde verletzt und die Verfolgung war politisch motiviert war (Artikel 10, 6, 18).

Am 1. Oktober wurde der Straßenmusiker Edward Baktschisarajzew von einer Gruppe von 10 Polizisten unterbrochen, welche sein Publikum dazu aufforderte, sich zu entfernen. Der Musiker versammelte angeblich eine so große Menschenmenge, die zu einer spontanen Kundgebung führen konnte. Der Musiker wurde zu einem Tag Haft verurteilt.

Der Europäischer Gerichtshof für Menschenrechte verpflichtete Russland dem Angeklagten das „Bolotnaja-Fall“, Jaroslaw Belousow, eine Summe in Höhe von 12.500 Euro als Entschädigung für die Verletzung von Artikel 4 der Europäischen Konvention zum Schutz der Menschenrechte zu zahlen.

Der Europäischer Gerichtshof für Menschenrechte veröffentlichte die Beschwerden der Angeklagten des „Bolotnaja-Fall“, Alexey Gaskarow und Ilja Guschchin, und stellte sie auf die Prioritätenliste, teilte der Leiter der internationalen Menschenrechtsgruppe "Agora" Pavel Chikow mit. Beide sind Angeklagte in der zweiten Verhaftungswelle der Unruhen am 6. Mai 2012 auf dem Bolotnaja-Platz. Sie schickten ihre Beschwerden nach ihrer Verurteilung 2014 an den Gerichtshof für Menschenrechte.

Russlands Oberster Gerichtshof erklärte nach der Entscheidung des Europäischen Gerichtshofs für Menschenrechte die Verhaftung der Angeklagten des „Bolotnaja-Falls“ Ilja Guschin und Artem Sawelow für unrechtsmäßig.

Victor Kapitonow, der am 7. Oktober an der Präsidentialverwaltung während einer Mahnwache im Gedenken an die Journalistin Anna Politkowskaja verhaftet wurde, wird im Skifosowskij Krankenhaus behandelt. Ihm wurde ein gebrochener Arm diagnostizier, ein chirugischer Eingriff ist erforderlich.

Die Richterin des Amtgerichts in Twer, Alesija Orekhowa verurteilte den Aktivisten Roman Roslowzew zu 20 Tagen Haft wegen Verletzung des Artikel 20.2 des russischen Strafgesetzbuchen (wiederholte Verletzung der Regeln beim Abhalten öffentlicher Veranstaltungen.)

Das Europäischer Gerichtshof für Menschenrechte sprach der Mutter von Leonid Nikolaew, Mitglied der Künstlergruppe „Wojna“, wegen seines Arrest 2010 eine Kompensation von 1.300 Euro zu. Nikolaew starb im 2015.

In den frühen Morgenstunden des 26. Oktober griffen in Teply Stan in Moskau etwa 100 Menschen in Helmen und Masken Rettungsaktivisten an, die gegen die Bauvorhaben in der Region protestierten. Es gab drei Verletzte.

Einer der bekanntesten Antifaschisten Russland und Angeklagter im „Bolotnaja-Fall“, Alexey Gaskarow wurde in der Region Tula aus dem Gefängnis entlassen.

Die Verurteilten im „Bolotnaja-Fall“, Andrej Polichowitsch und Andrej Barabanow, die Ende letzten Jahres freigelassen wurden, berichteten über einen morgendlichen Besuch der Polizei, welche Untersuchungen zur "Prävention von extremistischen Verbrechen" durchgeführt haben.

Ein Amtsgericht in Jekaterinburg veränderte die Strafe für den  Videoblogger Ruslan Sokolowskij von Hausarrest zur Haft bis zum 23. Januar 2017 um. Der Grund dafür war der Besuch seiner Verlobten, welche zu ihm nach Hause kam um ihm zu seinem Geburtstag zu gratulieren.

Der Petersburger LGBT-Aktivist Peter Woskresenskij wurde während einer Kundgebung in Erinnerung an die Opfer politischer Repression festgenommen. Er wies darauf hin, dass die Polizisten sich nicht vorstellten, ihn schlugen und beleidigten.

 

Menschenrechtsverletzungen auf der Krim  

Ein Bezirksgericht in Simferopol bestrafte den Aktivisten Alexej Schestakowitsch zu einer Zahlung von 4000 Rubel, wegen Artikel 6.9 des Strafgesetzbuchen(Verwendung von Suchtstoffen und psychoaktive Substanzen). Die Entscheidung traf das Gericht auf Grundlage einer medizinischen Untersuchung, die am 18. September vorgenommen würde, zwei Tage vor einer geplanten Aktion Schestakowitschs vor dem Gebäude des FSB- einer Mahnwoche zur Unterstützung von politischen Gefangenen, besonders Anarchisten und Antifaschisten. Der Aktivist kündigte an, das Urteil anzufechten.

 

Politische Emigration

Am 3. Oktober gewährte der Migrationsdienst der Ukraine dem Russen Alexander Schelkowenkow Asyl. Von Anfang an wurde Alexander von der Organisation EmigRussia rechtlich betreut.

Der Ausschuss der Bürgerinitiativen von Alexej Kudrin hat einen Vergleichsbericht über russische und ausländische Migrationsstatistiken voröffentlicht.  Das Fazit ist, dass er Föderale Dienst für Staatliche Statistik (Rosstat) die Mehrheit der russischen Auswanderer nicht „sieht“. Die Experten verglichen die Daten mit denen von statistischen Ämtern anderer Länder und kamen zu dem Schluss, dass die eigentliche Zahl an Emigranten 3-4 Mal höher ist, als von Rosstat angegeben.

Politologe und zivilgesellschaftliche Aktivist Michail Sawwa, der Russland wegen Gefahr von Strafverfolgung verließ, teilte auf Facebook mit, dass ihm in der Ukraine der Status eines politischen Flüchtlings gewährt wurde. Herr Sawwa ist als Wissenschaftler und Menschenrechtsaktivist tätig.

http://article20.org/ru/node/6568
11/13/2016 - 11:55

Химкинский городской суд оштрафовал 12 ноября семерых задержанных накануне на акции против «Платона». На всех были составлены протоколы по части 1 статьи 19.3 КоАП (Неповиновение законному распоряжению или требованию сотрудника полиции, минимальная санкция — пятьсот рублей, максимальная — арест на пятнадцать суток).

Дальнобойщикам Сергею Рудаметкину, Михаилу Курбатову, Николаю Кацурову и Владимиру Синицину был назначен штраф в тысячу рублей, Дмитрию Лазаренко — пятьсот.

Задержанным с ними местному жителю Ивану Гущину, который не является дальнобойщикам, а лишь приносил участникам акции еду, волонтеру Игорю Мельникову, суд назначил штраф по тысяче рублей.

В ОВД проведут ночь пять человек — Екатерина Боркова, Ольга Резникова, Елена Филиппова, Сергей Вернер и Роман Антипкин. Суд, видимо, будет в воскресенье, 13 ноября. Теплыми спальными мешками и необходимыми вещами правозащитники их обеспечили, сказала Алла Фролова.

Сергей Айнбиндер же переночует в больнице — врачи обнаружили у него в желудке осколки стекла, суд также состоится 13 ноября.

Источник: ovdinfo.org

http://article20.org/ru/news/khimkinskii-gorsud-oshtrafoval-semerykh-zaderzhannykh-na-akt
11/14/2016 - 10:47

Скандальная ситуация сложилась на процессе по делу воронежских экоактивистов, которых обвиняют в вымогательстве 26 млн руб. у Уральской горно-металлургической компании (УГМК). Суд не смог найти требование заместителя генпрокурора РФ Виктора Гриня к следственному департаменту МВД РФ, в котором указывалось, что обвинение было неправильно квалифицировано.

Требование господина Гриня было выполнено, и фигурантам инкриминировали мошенничество, однако затем воронежская прокуратура, несмотря на позицию вышестоящей инстанции, направила дело в суд с первоначальным вариантом обвинения. Адвокаты подсудимых считают, что следствие не выполнило требования господина Гриня, поэтому суд, когда документ будет найден, получит основания для прекращения разбирательства.

Экоактивист Михаил Безменский и казачий атаман Игорь Житенев обвиняются в вымогательстве (ст. 163 УК РФ) 26 млн руб. у представителей УГМК. Эти деньги, по версии полиции, они требовали в обмен на прекращение протестов против ведущейся в интересах УГМК разведки медно-никелевых месторождений в Новохоперском районе на востоке Воронежской области. Оба обвиняемых были задержаны еще в конце 2013 года. Новоусманский райсуд Воронежской области начал рассматривать дело в июне 2015 года.

Между тем, как рассказывал ранее „Ъ“, само расследование проходило непросто. Разработкой экоактивистов по заявлению руководства УГМК занимались сотрудники ГУЭБиПК МВД РФ, которым на тот момент руководил Денис Сугробов, ныне обвиняемый по делу «полицейского ОПС». Вел дело Житенева и Безменского следователь Олег Сильченко из следственного департамента МВД РФ, а обвиняемые находились под стражей в Москве. В середине 2014 года, после того как разгорелся скандал, связанный с Денисом Сугробовым и его подчиненными, Генпрокуратура затребовала для проверки материалы по расследованию дела экоактивистов. В результате 3 июля 2014 года заместитель генпрокурора Виктор Гринь направил следствию требование об устранении нарушений законодательства. Из него следовало, что данные, содержащиеся в постановлениях о привлечении Житенева и Безменского в качестве обвиняемых, не соответствовали собранным доказательствам. В октябре 2014 года господин Сильченко переквалифицировал обвинение на мошенничество в особо крупном размере (ч. 4 ст. 159 УК РФ) и вскоре отправил дело в Генпрокуратуру для утверждения обвинительного заключения. В феврале 2015 года рассматривавший материалы Виктор Гринь своим постановлением вернул дело Олегу Сильченко на доследование. В этом документе господин Гринь сослался на свое июльское требование и подчеркнул, что с тех пор следствие «не получило новых доказательств». Также замгенпрокурора указал, что из материалов дела следует, что Житенев и Безменский не обманывали и не вымогали деньги, а их сотрудничество с УГМК началось по инициативе самой компании. В результате весной 2015 года тогдашний замглавы следственного департамента МВД Юрий Шинин изъял дело у Олега Сильченко и передал его в воронежское ГУ МВД. Местные полицейские через две недели направили дело в облпрокуратуру, и зампрокурора Воронежской области Василий Хромых утвердил обвинительное заключение в его старой формулировке: активистам вновь вменялось вымогательство.

Михаил Безменский и Игорь Житенев не признают свою вину и пытаются опровергнуть доводы обвинения. Летом нынешнего года судья Виктор Серганов удовлетворил ходатайство адвоката Сергея Бутусова, представляющего интересы Житенева, и попросил прокуратуру предоставить копию требования Виктора Гриня от 2014 года. В конце октября в Генпрокуратуре господину Серганову ответили, что все бумаги по этому делу находятся в Воронеже, а местные прокуроры и следователи сообщили суду, что в их материалах нужного документа нет. Более того, по словам адвоката Владимира Кузьмичева, защищающего Михаила Безменского, представители прокуратуры заявили на заседании в конце октября, что искомой бумаги нет и в надзорном деле, также переданном в Воронеж. Виктор Серганов сообщил, что повторно запросит документ в Генпрокуратуре. «Ощущение, что требование господина Гриня просто спрятали. Это ключевой аргумент для всего разбирательства. В нем должны быть указаны недостатки, которые не позволяют квалифицировать действия Житенева и Безменского как вымогательство. Мы хотим посмотреть, исправлены ли они, а если нет, то выяснить, почему областная прокуратура пошла против позиции генеральной»,— объяснил адвокат Кузьмичев. Он уточнил, что, если разночтения подтвердятся, «формально это необязательно повлечет какие-то серьезные последствия». «Но суд получит основания для прекращения дела»,— подчеркнул он.

В облпрокуратуре воздержались от комментариев «до окончания судебного разбирательства».

Источник: kommersant.ru

http://article20.org/ru/news/iz-dela-voronezhskikh-ekoaktivistov-propal-vazhnyi-protsessu
11/14/2016 - 11:29

Задержанных утром у себя в квартирах активистов привезли в Следственное управление Следственного комитета по Северо-Восточному административному округу г. Москвы на 17-ый проезд Марьиной рощи. Михаил Барботкин сообщил ОВД-Инфо по телефону, что Наталья Федорова, Борис Федоров, Дарья Федорова, Евгений Лебедев, Валентина Лебедева, Павел Алексеев, Владислав Кузнецов, Светлана Кузнецова и еще один задержанный активист Сергей Макаркин доставлены в СК.

Задержанных защитников парка «Торфянка» подозревают в оскорблении чувств верующих (ч.1 ст. 148 УК).

Информационное агентство «ТАСС» со ссылкой на адвоката православного общественного движения «Сорок сороков» сообщает, что в отношении лидера инициативной группы по защите парка Евгения Лебедева и участницу группы Марину Веригину возбуждено уголовное дело по ч. 1 ст. 148 (оскорбление чувств верующих). Движение «Сорок сороков» известно тем, что его активисты неоднократно вступали в конфликты с защитниками «Торфянки», в том числе и физически.

Также, есть информация о задержании Константина Яцына. Соседи говорят, что к нему в квартиру приезжали полицейские, но связи с ним нет.

Информация о задержании сына Павла Алексеева Александра не подтвердилась — он находится дома.

Источник: ovdinfo.org

http://article20.org/ru/news/zaderzhannye-zashchitniki-parka-torfyanka-dostavleny-v-sleds
11/14/2016 - 11:32

Der Brief des russischen Oppositionellen Ildar Dadin aus dem Gefängnis liest sich grausam. Zu Beginn seiner Haft seien ihm zwei Rasierklingen in sein Gepäck untergeschoben worden. Das sei als Anlass genutzt worden, um ihn in eine Strafzelle zu sperren. Alle seine Sachen, auch Zahnbürste und Toilettenpapier, seien ihm genommen worden. Als er aus Protest gegen diese Behandlung in einen Hungerstreik trat, sei der Direktor des Straflagers persönlich mit weiteren Mitarbeitern in seine Zelle gekommen.

„Sie fingen an, mich zusammen zu verprügeln. An diesem Tag wurde ich vier Mal geschlagen, von zehn oder zwölf Menschen gleichzeitig, sie traten mich mit Füßen. Nach dem dritten Mal steckten sie meinen Kopf in die Toilette“, steht im Brief. Am Tag danach habe man seine Hände hinter dem Rücken gefesselt und ihn an den Handschellen für eine halbe Stunde aufgehängt. Danach habe man ihm die Unterhose runtergezogen und gedroht, ein anderer Häftling werde ihn gleich vergewaltigen, wenn er nicht seinen Hungerstreik beende. Der Direktor des Straflagers habe Dadin damit gedroht, ihn zu töten, falls er sich beschweren werde.

Den Text diktierte er seinem Anwalt, er wurde auf der Nachrichtenseite „Meduza“ veröffentlicht. Anfang September wurde Dadin in ein Straflager in der nordrussischen Region Karelien gebracht. Dadin ist der erste Aktivist in Russland, der für die Teilnahme an friedlichen Protesten ins Gefängnis gesperrt wurde. 

Der Skandal erreichte auch den Kreml

Im vergangenen Jahr wurde er für „mehrfachen Verstoß“ gegen das Versammlungsrecht zu drei Jahren Straflager verurteilt. Die Strafe wurde in einer weiteren Instanz auf zweieinhalb Jahre reduziert. Sein Hilferuf sorgte für öffentliche Empörung. In Moskau kamen Menschen mit Plakaten zur Zentrale der Strafvollzugsbehörde und forderten Aufklärung. Der Skandal erreichte auch den Kreml. Dmitri Peskow, der Sprecher des russischen Präsidenten, erklärte, dass Wladimir Putin über den Fall informiert werde.

Die Straflagerleitung bestreitet alle Vorwürfe. Die russische Strafvollzugsbehörde erklärte, Dadin habe in einem Video seine Worte über Folter zurückgenommen. Das Video wurde allerdings nicht veröffentlicht. Die Frau des Oppositionellen, Anastassia Sotowa, glaubt nicht daran, dass er das freiwillig getan haben könnte. „Wenn er seine Worte zurücknimmt, bedeutet es, dass er Angst hat“, sagte sie im Fernsehsender RBK. 

Die Behörde erklärte auch, Dadin sei von einer unabhängigen Kommission der Ärzte untersucht worden, die keine Spuren der Folter an seinem Körper entdeckt hätte. Die regionale Ermittlungsbehörde begann, den Fall zu überprüfen, erklärte aber bereits am Donnerstag, man habe keine Beweise für Folter gefunden. Der Direktor des Straflagers wurde aber für die Zeit der Überprüfung seines Amtes enthoben. Die russische Menschenrechtsbeauftragte besuchte Dadin und schlug vor, ihn in ein anderes Gefängnis zu verlegen.

Gewalt ist an der Tagesordnung

Gewalt in russischen Gefängnissen ist ein verbreitetes Problem, doch die Fälle sind schwer zu untersuchen. „Häufig erzählen Häftlinge nichts über die Verbrechen“, sagt der Anwalt Pawel Tschikow. „Im Gefängnis können sie sich an niemanden wenden.“ Für eine Untersuchung brauche man objektive Beweise wie Aufnahmen von Überwachungskameras oder Zeugenaussagen von anderen Häftlingen.

Doch die Straflagerleitung habe oft viele Möglichkeiten, eine Untersuchung zu verhindern. „Straflager sind eine geschlossene Zone nicht nur für Menschenrechtler und Journalisten, sondern auch für die Ermittlungsbehörde und Staatsanwälte. Die Straflagerleitung kann zum Beispiel Häftlinge, die als Zeugen aussagen könnten, schnell in ein anderes Lager verlegen.“

Die Zustände in russischen Gefängnissen werden schon lange von Menschenrechtlern kritisiert. Die Frauen aus der Punkband Pussy Riot, die für ihren Auftritt in der Christus-Erlöser-Kathedrale in Moskau verurteilt wurden, berichteten über die unmenschlichen Haftbedingungen. Gewalt, Erniedrigungen und Rechtlosigkeit im Straflager gehören laut ehemaligen Häftlingen zum Alltag.

Mit Stöcken verprügelt, von Hunden gejagt

Das Straflagersystem mit über 650.000 Insassen und rund 300.000 Wächtern sei „ein eigener Staat im Staate, in dem Menschen nicht selten erniedrigt und gefoltert werden“, schrieb Sergej Petrjakow, Leiter der Menschenrechtsorganisation Rechtszone, in einem Gastbeitrag für die Internetseite „Slon“. Im Fall von Dadin sei die Reaktion der Gesellschaft bezeichnend – es gebe eine „massenhafte Unzufriedenheit mit der allgegenwärtigen Gewalt“.

In der Vergangenheit blieb die öffentliche Empörung über grausame Haftbedingungen oft aus, auch in den Fällen, in denen sadistische Gewalt von Ermittlern bewiesen wurde. Der wohl bekannteste Fall ist die Misshandlung von Insassen im Straflager von Kopejsk im Gebiet Tscheljabinsk. Nachdem eine neue Gruppe von Häftlingen ins Lager gebracht wurde, wurden sie von den Wächtern brutal verprügelt. Sie mussten nackt durch die Gänge des Lagers kriechen, Toiletten mit ihren Zahnbürsten putzen, einige mussten Gummistöcke küssen, mit denen sie verprügelt wurden. Vier Häftlinge wurden dabei zu Tode geschlagen. 

In Russland sorgt ein Handyvideo derzeit für Furore. Darauf zu sehen: erniedrigende Szenen, Misshandlung, Folter. Es soll vermeintliche Übergriffe der Wachen in einem Gefängnis im Ural zeigen. 

Danach erklärten die Wächter, sie hätten auf diese Weise einen Aufstand im Straflager gestoppt, und wurden sogar belohnt. Erst später wurde in dem Fall ermittelt, die Wächter wurden zu Haftstrafen verurteilt. In einem anderen ermittelten Fall kamen Wächter des Straflagers in der sibirischen Stadt Krasnokamensk nur mit Bewährungsstrafen davon, nachdem sie auf brutalste Weise mit Stöcken und Elektroschocks Häftlinge verprügelten und Wachhunde auf sie hetzten.

Ein Ort, „an dem Menschen gebrochen werden“

Für einen öffentlichen Schock sorgten vor vier Jahren auch Berichte über Zustände auf einer Polizeistation in der Stadt Kasan in der Republik Tatarstan. Dort starb ein festgenommener Mann, nachdem er von Polizisten mit einer Sektflasche vergewaltigt wurde. Auch weitere Opfer meldeten sich zu Wort und erzählten, wie sie auf derselben Polizeistation mit Folter zu Zugeständnissen gezwungen wurden.

Um die Zustände in Straflagern und Haftanstalten zu überprüfen, wurden in Russland 2008 „zivile Beobachterkommissionen“ gegründet. Doch ob sie tatsächlich den Beschwerden der Häftlinge nachgehen, hängt vor allem von der Zusammensetzung dieser Gruppen ab. 

Unabhängige Menschenrechtler können mehr bewirken als ehemalige Polizisten. Im Oktober wurden diese Kommissionen – in ganz Russland gibt es 43 davon – neu besetzt. Dabei wurden viele renommierte Menschenrechtler nicht in die Kommissionen gewählt, dagegen aber mehrere ehemalige Mitarbeiter der Strafvollzugsanstalten. 

So darf in Moskau der Ex-Leiter der Untersuchungshaftanstalt Butyrka, Dmitri Komnow, ab jetzt als „ziviler Beobachter“ die Haftanstalten überprüfen. Er führte die umstrittene Haftanstalt, in der auch der Anwalt Sergej Magnitski einsaß und starb. Er hatte sich mehrmals über seine Haftbedingungen in Butyrka, wo ihm medizinische Hilfe verweigert wurde, beschwert.

„Wir haben diejenigen gestört, die wollen, dass russische Gefängnisse die Hölle auf Erden bleiben“, schrieb dazu die Journalistin Soja Swetowa, die acht Jahre lang Beobachterin in der Moskauer Kommission war. In diesem Jahr kandidierte sie für eine ähnliche Kommission in der Region Mordwinien und scheiterte. „Das russische Gefängnis ist nicht einfach ein Ort, an dem Häftlingen ihre Freiheit entzogen wird. In Russland sind Gefängnisse immer noch ein Ort, an dem Menschen gebrochen werden.“

welt.de

http://article20.org/ru/node/6572
11/14/2016 - 12:01

Апелляционный арбитражный суд Челябинской области отказал в удовлетворении искового заявления налоговой службы о взыскании почти 2 миллионов рублей с Межрегионального общественного фонда содействия развитию гражданского общества «ГОЛОС-Урал». Об этом сообщает адвокат Андрей Лепехин, представляющий интересы некоммерческой организации.

Таким образом, суд отменил решение Арбитражного суда области, который 20 июля в полном объеме удовлетворил иск межрайнной ИФНС № 21 к «ГОЛОС-Урал». Тогда НКО обязали выплатить 1 миллион 936 тысяч рублей в качестве задолженности (НДС — 1,4 миллиона рублей, остальное — пени). Налог был начислен на пожертвования, которые «ГОЛОС-Урал» получил в 2011-2012 годах на программу наблюдения за выборами.

Представители «ГОЛОС-Урал» отмечали, что в 2013 году налоговики провели проверку их организации и никаких требований не предъявили. Давление со стороны ИФНС гражданские активисты связывают с проведением независимого мониторинга выборов.
Отмечается, что «ГОЛОС-Урал» получил деньги от российской организации фонда поддержки демократии «ГОЛОС», которая, в свою очередь, получила иностранный грант и позднее заплатила 9 миллионов рублей налога.

Фонд поддержки демократии «Голос» прекратил свою работу в 2012 году после принятия закона об иностранных агентах. При этом в 2015 году Минюст внес организацию в реестр некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента.

Источник: novayagazeta.ru

http://article20.org/ru/news/v-chelyabinske-sud-otmenil-vzyskanie-s-golos-ural-nalogovika
11/14/2016 - 13:55

The wife of imprisoned Russian activist Ildar Dadin has spoken to the BBC about his claims to have been tortured in prison. Anastasia Zotova spoke to Sarah Rainsford after visiting Mr Dadin for the first time since the allegations surfaced earlier this month.

Mr Dadin said he had been beaten, and threatened with rape when he was transferred to a prison in north-western Russia in September.

A Kremlin spokesman said the case required "close attention" but the prison service has stressed that so far medical checks have not revealed any injuries.

bbc.com

http://article20.org/ru/node/6574
11/15/2016 - 07:52

The Moscow City Property Department changed the locks in the office of the human rights organization Amnesty International due to the fact that it had violated the terms of paying the rent for the premises. The Department said that the organization had been informed of the necessity to pay the debt within one month, and that otherwise the contract, initially signed for a period of three months, would be terminated. 'The dishonest tenant ignored the claim', - said the agency. Also, the Department reported that within two weeks Amnesty International should send an official request for the removal of its possessions from the property. As the head of the Russian branch of AI, Sergei Nikitin, said, the organization would appeal to the city authorities for an explanation, and its staff would temporarily work from home.

At the same time, Sergei Nikitin says on his page in Facebook, that the organization has paid all its debts and paid the rent of the premises through October.

Commentary from Alexey Kozlov, the expert of the project Inside Russia

The authorities use a variety of tactics to put pressure on non-governmental organizations. Some actions are related to sealing of offices or regular threats to evict for non-payment (a real or a fake one). This is what happened with the movement "For Human Rights", with the Voronezh House of Human Rights and others. Naturally, sealing the office would paralyze the work of an organization, especially a large one because not all employees can work from home.

In many cases, these situations arise because of the reluctance of the authorities to sign specific and clear contracts on the lease of offices that would lead to penalties in case of breach with "undesirable" NGOs Although it is done not only with NGOs, it is used as such only against NGOs.

Unfortunately there are no specific countermeasures except buying an office in the property, but it can be affordable for very large organizations only.

http://article20.org/ru/node/6575
11/15/2016 - 14:25
  1.  1 ноября — Москва, Россия, ул. Житная, 14, Министерство Юстиции РФ, 17:00
  2.  1 ноября — Дюссельдорф, Германия, Düsseldorf Hbf, 40210, 8 PM
  3.  2 ноября — Вильнюс, Литва, Latvių g. 53, 12 PM
  4.  2 ноября — Киев, Украина, Воздухофлотский проспект, 27, 3PM
  5.  3 ноября — Санкт-Петербург, Россия, Малая Садовая, 19:00
  6.  5 ноября — Берлин, Германия, Unter den Linden 63-65, vor der Russischen  Botschaft, 12 PM
  7.  4, 6, 8 ноября — Прага, Чехия.
  8. 6 ноября — Вашингтон, США, 2650 Wisconsin Ave NW, Washington, District of Columbia 20007, 1 PM
  9. 6 ноября —  Колонь, Германия, Siegburgerstr. 110, 50679, 6PM
  10. 6 ноября —  Вильнюс, Литва, Pilies, 28, Vilnius City Centre, 1 PM
http://article20.org/ru/news/aktsii-v-podderzhku-ildara-dadina-0
11/15/2016 - 14:54

Следствие прекратило уголовное дело в отношении петербуржского архитектора Сергея Ахметова, обвиняемого в том, что он сорвал погон с полицейского на акции в поддержку Алексея Навального, написал в твиттере его адвокат Сергей Бадамшин.

Ахметова задержали в ноябре 2015 года, а в августе 2016 года его отпустили из СИЗО под подписку о невыезде.

Архитектора подозревали по статье 319 УК (оскорбление представителя власти). По версии следствия, 18 июля 2013 года на акции в поддержку Алексея Навального после приговора по делу «Кировлеса» он "не позволял полицейским задержать женщину, схватил полицейского за погон и тем самым причинил боль руке», рассказывал «Медиазоне» адвокат Василий Дребот.

Сам Ахметов отрицал вину и настаивал на том, не находился в Москве в то время. После задержания правоохранительные органы показывали фотографии, человека, предположительно сорвавшего погоны (на фото Ахметов слева, а тот, кого искали за акцию — справа).

Источник: zona.media

http://article20.org/ru/news/zakryto-ugolovnoe-delo-obvinyaemogo-v-sryve-pogona-na-aktsii
11/15/2016 - 19:49

Anfang September wurde das unabhängige Meinungsforschungsinstitut „Lewada Zentr“ zum „Ausländischen Agenten“ ernannt. Es stellte daraufhin seine Tätigkeiten ein.

http://www.faz.net/aktuell/politik/ausland/europa/russisches-meinungsfor... (faz online, 05.09.)

http://www.dw.com/de/lewada-zentrum-endg%C3%BCltig-vor-dem-aus/a-19529743 (Deutsche Welle, 06.09.)

http://www.zeit.de/politik/ausland/2016-09/lewada-zentrum-russland-moska... (Zeit online, 07.09)

Swetlana Gannuschkina, die sich in Moskau für die Rechte für Geflüchtete einsetzt und die Organisation „Bürgerhilfe“ gegründet hat, wird mit dem alternativen Nobelpreis ausgezeichnet.

http://www.spiegel.de/panorama/gesellschaft/alternativer-nobelpreis-waru... (Spiegel online, 22.09.)

http://www.dw.com/de/swetlana-gannuschkina-von-der-mathematik-zur-fl%C3%... (Deutsche Welle, 22.09.)

http://www.deutschlandfunk.de/russische-menschenrechtlerin-das-mit-der-u... (Deutschlandfunk, 13.10.)

Anfang Oktober wird auch Memorial International zum „Ausländischen Agenten“ und ist somit die 145. Organisation, die in die Liste eingetragen wurde. Memorial kündigte an, Rechtsmittel gegen die Entscheidung des Justizministeriums einzulegen.

http://www.tagesschau.de/ausland/memorial-agenten-101.html (tagesschau online, 04.10.)

http://www.sueddeutsche.de/politik/russland-nr-auf-der-agentenliste-1.31... (Süddeutsche online, 05.10.)

http://www.dw.com/de/russland-stuft-menschenrechtsgruppe-memorial-als-ag... (Deutsche Welle, 04.10.)

Dazu auch ein Interview mit Irina Scherbakowa im Deutschlandfunk:

http://www.deutschlandfunk.de/ngo-memorial-in-russland-das-wirkt-zerstoe...

Zum zehnten Mal wurde am 29.10, am Vortag des Gedenktags der Opfer politischer Repressionen in Moskau bei der von Memorial organisierten Aktion „Rückkehr der Namen“ an die Ermordeten des Großen Terrors der Jahre 1936-1938 gedacht.

http://www.deutschlandfunk.de/moskau-buergerrechtler-erinnern-an-die-opf... (Deutschlandfunk, 29.10.)

Aleksej Gaskarow, Antifaschist und Anarchist, der wegen der Proteste auf dem Bolotnaja-Platz 6. Mai 2012 zu dreieinhalb Jahren Haft verurteilt wurde, wurde nun entlassen.

https://www.neues-deutschland.de/artikel/1030477.russischer-oppositionel... (neues deutschland, 30.10.)

http://article20.org/ru/node/6577
11/16/2016 - 08:33

На Владимира Гречанинова, защитника парка «Торфянка», составили протокол об административном правонарушении по статье 19.3 КоАП (неповиновение требованию полицейского) за то, что он без разрешения разговаривал с супругой и ходил из комнаты в комнату во время обыска, сообщается со ссылкой на адвоката Анастасию Георгиевскую.

Супруга Гречанинова — юрист Марина Вергинина, которая консультировала активистов, протестовавших против строительства православного храма в парке.

Накануне у супругов более 13 часов шел обыск в квартире. Предположительно, следственные действия были связаны с делом об оскорблении чувств верующих.

Сегодня же Бабушкинский районный суд не стал рассматривать административное дело в отношении Гречанинова и вернул материалы в полицию на доработку. Мужчину вызвали в суд на 10:00 17 ноября.

Вчера полицейские рано утром пришли с обысками к семьям нескольких защитников парка «Торфянка», после чего их доставили в управление СК по Северо-Восточному административному округу Москвы. Там задержанных продержали несколько часов, а затем отпустили без каких-либо протоколов. Четверо из них получили повестки на допрос по уголовному делу об оскорблении чувств верующих и воспрепятствовании проведению богослужений (части 1 и 3 статьи 148 УК). При этом никому из задержанных обвинений по этому делу не предъявили.

Источник: zona.media

http://article20.org/ru/news/politsiya-obvinila-zashchitnika-parka-torfyanka-v-nepovinove
11/16/2016 - 09:18

Видеоблогеру Руслану Соколовскому, арестованному за ловлю покемонов в екатеринбургском храме, угрожают в СИЗО. Об этом сообщает Znak.com со ссылкой на мать молодого человека Елену Чингину. По информации собеседника издания, в блок, где находится Соколов, приходят послания с угрозами от арестантов-рецидивистов, содержащихся в другом отделении.

Отмечается, что женщина узнала об этом во время посещения Соколовского в СИЗО.

«Говорит, шлют „малявы", пишут, чтобы его били. Что им надо-то от него? Он, конечно, успокаивает меня, говорит, что он вряд ли с ними пересечется. Но все равно очень неприятно. <...> Ой, а мне как угрожают через интернет. Говорят, Руслана твоего убьют, делай тест на ДНК, чтобы его опознать, сматывайся в США... Чего только не пишут», — рассказывает Чингина.

Соколовского задержали 2 сентября из-за ролика, в котором он играл в Pokémon Go в храме. На следующий день его арестовали на два месяца. Несколько дней после ареста он провел в СИЗО, но затем областной суд поместил его под домашний арест. Соколовского обвиняют в возбуждении ненависти по религиозному признаку (часть 1 статьи 282 УК) и оскорбление чувств верующих (часть 2 статьи 148 УК).

28 октября блогеру изменили меру пресечения с домашнего ареста на пребывание в СИЗО сроком до 23 января 2017 года. Причиной послужило то, что молодой человек открыл дверь своей девушке, которая приехала поздравить его с днем рождения. Инспекторы ФСИН расценили это как нарушение условий домашнего ареста.

Защита блогера обжаловала лингвистическую экспертизу по его делу и просила признать ее незаконной из-за личной заинтересованности эксперта Юлии Тагильцевой в ее результатах. Сообщалось, что Тагильцева публиковала совместные статьи с руководством регионального центра по противодействию экстремизму МВД.

Источник: openrussia.org

http://article20.org/ru/news/videoblogeru-ruslanu-sokolovskomu-ugrozhayut-v-sizo
11/16/2016 - 10:16

The Human Rights Council members finished working in the Karelian colony where an opposition member, Ildar Dadin, is kept. The acts of violence he had described were confirmed, as reported by a member of the HRC, Igor Kalyapin, on Tuesday.

"We have completed the work in Segezha, now we are going to write a memo and give it to the head of the HRC, Mikhail Fedotov. We will carefully analyze and calculate the evidence base and present the findings as lawyers do", - he said.

"To describe my impression as that of a person who communicated with the convicts, examined what was possible to see, looked at the rooms where it all happened, I formed the opinion that Dadin had described the events correctly", - he stressed.

The member of the HRC noted that some points might have been exaggerated by Dadin due to the fact that he is in prison for the first time, however, the events of which he spoke, "did take place."

Kalyapin said, that his colleague Pavel Chikov and him were not given any opportunity to read the documents from the personal file related to calling Dadin to disciplinary liability.

"He was called to disciplinary liability seven times, was put in a punishment cell several times, and for each of these cases there had to be a report from the staff who had identified the violations, there had to be explanations from Dadin himself, resolutions, reports and acts on the use of force and non-lethal weapons", - he added.

The human rights activists were planning to study these documents, because after Dadin had been questioned, there was a number of inconsistencies with the explanations that had been provided by the prison staff.

"These inconsistencies are easy to sort out - it was necessary to see the documents. We were told this morning that we wouldn't be given the documents, and that it was an order from the Moscow FPS. And this was done in violation of the original agreement", - said a member of the HRC.

The videos given were incomplete. Those records that HRC members hoped to see had been erased due to the fact that the video storage time is only 30 days.

Earlier Dadin's wife said that her husband was beaten, tortured and threatened to be killed in prison. The Human Rights Ombudsman, Tatiana Moskalkova, came to audit the situation in Karelia, where the convict is serving his sentence. She suggested transferring Dadin to another colony, but the Federal Penitentiary Service has not yet made that decision.

Ildar Dadin is the first and only person convicted for the violation of the law on rallies. In 2015, he was sentenced to three years in a penal colony, later the term was reduced to two and a half years.

Commentary from Alexey Kozlov, the expert of the project Inside Russia

Torturing detainees and prisoners has long become routine in Russia. But although it can be understood (but not accepted) in the case of detainees or convicted - to break the man, to make them confess on a fabricated case - the tortures in detention centers apparently are systemic in nature.

It should be noted that torture may be either direct or indirect. The indirect one we could see during trials on Bolotnaya case, when the accused were in a stuffy aquarium during the trial, almost did not sleep and did not eat.

Attention to Dadin's case and the current situation with him as to an obviously political case is very high both in Russia and in Europe. It is very important for raising the problem, because Dadin is not the only one who is tortured or was tortured in detention. Only constant informational and public pressure can reverse the situation.

http://article20.org/ru/node/6580
11/17/2016 - 13:43

Иркутский политолог, координатор фонда «Голос-Сибирь» Алексей Петров уволен с должности заместителя декана исторического факультета Иркутского государственного университета (ИГУ). Официальной причиной увольнения, написал Петров в своем фейсбуке, стало нарушение им трудовой дисциплины.

Как сообщил Петров агентству «Интерфакс», на него написал жалобу в прокуратуру координатор иркутского отделения Национального освободительного движения (НОД) Сергей Позников. В жалобе Позников указал на якобы многочисленные прогулы Петрова и потребовал привлечь его к ответственности.

«На основании этого заявления прокуратура провела проверку в ИГУ, по итогам которой выдала предписание устранить нарушения трудового законодательства. Насколько мне известно, в предписании мое имя не фигурировало, однако они [руководство вуза] решили поступить так, как поступили», — сказал он.

По данным иркутских СМИ, против увольнения Петрова выступал профсоюз, а руководство вуза предлагало замдекана написать заявление по собственному желанию, от чего он отказался. Уполномоченный по правам человека в Иркутской области Валерий Лукин в начале ноября объявил, что нарушений трудовой дисциплины в работе Петрова не выявлено, сообщало ИА «Байкал24».

Поздников, в свою очередь, заявил в интервью ИА «Иркутск онлайн», что Петров «промывает студентам мозги враждебной идеологией».  «Промытые мозги приводят к нарушению законности. Вот, в частности, ситуация с Петровым это показала», — сказал он.

В Иркутске, сообщает ИА «БайкалПост», прошел пикет в защиту Петрова, в котором приняли участие около 200 человек, в том числе, сотрудники, студенты и выпускники ИГУ.

Межрегиональный общественный фонд содействия развитию гражданского общества «Голос-Сибирь» занимается, в числе прочего, защитой прав избирателей и подготовкой наблюдателей для выборов разного уровня.
Источник: meduza.io

http://article20.org/ru/news/koordinatora-fonda-golos-sibir-uvolili-iz-universiteta-posle
11/18/2016 - 08:17

17 ноября судья Сосновоборского городского суда города Сосновый Бор, Ленинградской области Н.П. Воронина приняла решение о прекращении производства по делу об административном правонарушении МОБЭО "Зеленый Мир" – иностранного агента по версии Минюста России.

Прекращение административного дела, инициированного Минюстом, обусловлено отсутствием события административного правонарушения. Интересы организации в суде представлял защитник Сергей Голубок при поддержке общественного правозащитного центра "Гражданский Контроль".

14 ноября в Минюсте РФ в Москве составлен новый, 5-й с начала 2016
года, протокол об административном правонарушении Зеленого Мира
"иностранного агента" с декабря 2015 года. Новое судебное заседание по
этому протоколу будет в ближайшее время.

Источник: Олег Бодров

http://article20.org/ru/news/organizatsiya-zelenyi-mir-vyigrala-sud-u-minyusta
11/18/2016 - 08:52

Замоскворецкий суд Москвы признал законной проверку Минюста РФ, по итогам которой некоммерческая организация "Левада-Центр" была внесена в реестр "иностранных агентов". Таким образом, жалоба "Левады-Центра" отклонена.

По словам представителей административного истца, при составлении акта были допущены грубые нарушения. "Акт составлен небрежно, не говоря уже о том, что в нем отсутствуют указания на политическую деятельность организации", - сказал суду защитник интересов "Левада-Центра".

В иске заявитель указывает четыре довода: во-первых, по мнению центра, в акте Минюста отсутствуют факты, свидетельствующие об участии НКО в политической деятельности. 'Этот вывод основан на заявлениях директора АНО, комментариях в прессе, а не на основе деятельности центра. Во-вторых, Минюст ссылается на новую редакцию закона, хотя проверка проводилась во время действия предыдущей редакции", - сказал представитель "Левада-Центра". Также, по словам административного истца, до оспариваемого акта Минюст проводил аналогичную проверку, по результатам которой пришёл к выводу об отсутствии признаков политической деятельности НКО.

"Распоряжение Минюста, вынесенное на основании этого акта, вообще не мотивировано ничем. Не ясно, какие доводы приняты или отвергнуты. Оно незаконное", - заключил административный истец.

В свою очередь ответчик доводы истца посчитал необоснованными и попросил отказать ему в удовлетворении требований.

О внесении "Левада-Центра" в реестр стало известно 5 сентября. Позже организация направила обращение министру юстиции РФ Александру Коновалову, в котором привела доводы о неправомерности принятого решения. В свою очередь ведомство, сообщив, что обращение находится на рассмотрении, напомнило организации  об уголовной и административной ответственности за нарушение законодательства о некоммерческих организациях, выполняющих функции «иностранного агента».

Тверской суд Москвы оштрафовал организацию на 300 тысяч рублей за отказ добровольно внести себя в реестр НКО-иноагентов.

Автономная некоммерческая организация Аналитический Центр Юрия Левады (АНО Левада-Центр) – российская негосударственная исследовательская организация. Центр регулярно проводит собственные и заказные социологические и маркетинговые исследования, являясь одной из крупнейших российских организаций в своей области. Коллектив центра – специалисты  в области социологии, политологии, экономики, психологии, маркетинговых исследований, организации массовых опросов и обработки данных. Ведущие сотрудники прошли стажировку в исследовательских компаниях США и Западной Европы. Исследовательский коллектив центра первым начал проводить регулярные опросы общественного мнения в масштабах всей страны, начиная с 1988 года.

Левада-Центр располагает интервьюерской сетью из 67 региональных партнеров и поддерживает партнерские связи с центрами изучения общественного мнения в странах СНГ и Балтии.

Источник: rapsinews.ru

http://article20.org/ru/news/sud-ostavil-levada-tsentr-v-reestre-inoagentov
11/18/2016 - 12:22

Администрация карельской ИК-7 общего режима в Сегеже направила в полицию материалы для открытия против Ильдара Дадина дела по статье 116 УК (побои), предусматривающей до двух лет колонии. Об этом сообщила на своей Facebook-странице жена политзека Анастасия Зотова.

О драке с участием Дадина карельское УФСИН сообщило накануне. Как утверждалось, утром в среду между политзеком и его сокамерником произошла на бытовой почве словесная перепалка, перешедшая в потасовку. Дадин, по словам тюремщиков, получил лишь "ссадину в области губы", тогда как его противника направили на медобследование в связи с "многочисленными травмами головы".

Как утверждалось, фсиновцы развели заключенных по разным помещениям.

РИА "Новости" тогда же передавало, будто противником Дадина был гражданин Узбекистана, конфликт случился из-за кипятильника, а драку начал сам политзек.

Между тем активисты, знакомые с политзеком, заметили "Граням", что он совершенно не агрессивен. Несмотря на то что Дадин раньше занимался боксом, рассказали оппозиционеры, не было ни одного случая, чтобы он разрешал споры драками.

Вечером в четверг Зотова передала со ссылкой на сообщение мужа, что драку начал именно сокамерник. "Посадили к нему какого-то узбека, осужденного черт разберет за что, возможно "активиста" (осужденного, сотрудничающего с администрацией. - Ред.), - говорилось в публикации. - И в какой-то момент данный товарищ начинает на Ильдара бычить, рассекает ему губу, хватает за шею, пытается завалить на пол... Администрация ничего не предпринимает, пока Ильдар не начинает отбрыкиваться - видимо, чтобы была видеозапись для очередного взыскания".

"А этого узбека от моего мужа даже не отселили!!!" - добавила Зотова. Таким образом, даже если фсиновцы действительно развели участников драки по разным камерам, как это говорилось в сообщении тюремного главка, в дальнейшем сокамерника вернули к политзеку.

В пятницу Зотова также сообщила, что адвокаты Дадина направляют во ФСИН требование обеспечить политзеку исследование на полиграфе для проверки его свидетельств о пытках в ИК-7. О готовности пройти полиграф Дадин заявил еще 3 ноября на встрече с омбудсменом Татьяной Москальковой. Однако адвокаты убедили его не соглашаться на исследование, если оно будет проводиться в их отсутствие. Тогда же они подали ходатайство о допуске к проверке. С тех пор, заключила Зотова, "полиграф Ильдару больше не предлагают - ФСИН выгоднее распространять ложь о том, что Ильдар "отказался".

Источник: graniru.org

http://article20.org/ru/news/ik-7-napravila-materialy-dlya-otkrytiya-protiv-dadina-dela-o
11/18/2016 - 13:53

Moscow police closed the case of the pogrom on Vadim Sidur's exhibition at the Manezh in August 2015. It is reported that the case was closed on September 23, "due to the lack of evidence." Polina Yesipenko, a former suspect in the case, announced the decision on Monday on her Facebook page.

The mayhem at the exhibition "Sculptures that we do not see" at the Manezh was organized by the leader of the movement "God's will" Dmitry Tsorionov (Enteo) and several of his supporters, including Enteo's girlfriend Polina Yesipenko who is always involved in all the actions. The rioters damaged four of Sidur's lino cuts, saying these works offended the feelings of the faithful. Two of the works were damaged very seriously. According to the experts of the Center named after Grabar, they required a long-term restoration with the use of some individual techniques.

On September 7, 2015, the Tversky District Court of Moscow fined Yesipenko and one more of the rioters - Pavel Timonin - for the amount of 1,000 rubles each, according to Article 20.1, Part 1, of the Administrative Code (namely, disorderly conduct). On September 15, the same court arrested a third pogrom participant, Georgy Soldatov, for five days, and on September 22, Tsorionov was sentenced to ten days in the detention center.

In addition, police opened the case under Article 214 of the Criminal Code (vandalism). However, on September 7, the prosecutor's office refused to approve the corresponding resolution. One week later, on September 14, a new case was initiated under Article 243 Part 1 (damage to cultural values), which prescribes up to three years in prison.

Yesipenko was the only supernumerary in this case. On March 16, 2016, she was detained and then charged. On March 18, the Simonovsky District Court of Moscow placed the rioter under house arrest. There she remained until August 8, when it became known that the police investigator, who was in charge case Yesipenko's case, released the accused from house arrest on her own recognizance.

The matter was referred to the Tversky District Court of Moscow, but on July 15 during the first hearing on the merits, the court judge, Alexander Merkulov, returned the case to the prosecutor's office to eliminate the violations in the indictment. In September, the case was completely closed. As Yesipenko fairly wrote, 'There will be no precedent in the post-Soviet history of our country, where an Orthodox Christian would be sentenced, and this is very important'.

Commentary from Alexey Kozlov, the expert of the project Inside Russia

Closing of criminal and administrative cases against "pro-government" activists, or simply against those who attacked the objectionable, is a regular practice of law enforcement bodies of the Russian Federation.

For example, after the violent dispersal of the LGBT rally in Voronezh on 20.01.2013, only one attacker was arrested (dozens or hundreds of people took part in the dispersal, and in the counter-rally - hundreds of people with far-right or extreme orthodox views). And the attacker was sentenced to only 40 hours of hard labor, and was eventually released even of this ridiculous punishment by the prosecutor's office.

Numerous right-wing radicals' attacks on opposition and LGBT events were usually not prosecuted at all, at best with an administrative fine. The situation with the closure of the case against the rioters at the exhibition of Vadim Sidur is characterized by the fact that real material damage was done, which will have to be compensated by the owners of the exhibition hall, the insurers, but not by those who really caused it. Thus, there is a clear stimulation of impunity. And we will see more than one attack on activities objectionable to Orthodox radicals.

http://article20.org/ru/node/6585
11/18/2016 - 14:49

Финансирование более ста некоммерческих организаций существенно сократилось, их репутации был нанесен ущерб, а сотрудники подверглись давлению и запугиванию вследствие принятия четыре года назад драконовского закона об некоммерческих организациях-«иностранных агентах», заявила Amnesty International в преддверии очередной годовщины вступления закона в силу 21 ноября.

В новом докладе «Агенты народа»: четыре года действия закона «об иностранных агентах» – последствия для общества» Amnesty International отмечает, какую высокую цену заплатило российское общество: как закрывались независимые критически настроенные по отношению к властям некоммерческие организации, как ограничивался перечь услуг, которые они могли предоставить обществу, как фактически была запрещена экспертиза по целым направлениям государственной политики, что можно приравнять к преднамеренной атаке на свободу слова.

«Закон об «иностранных агентах» был разработан, чтобы сковать, заклеймить, и в конечном итоге заставить замолчать критические НКО. Под его действие подпал широкий круг НКО, его применение связано со значительными издержками для качества общественной дискуссии в России и с нарушениями индивидуальных прав. Конечным проигравшим являются не столько НКО, сколько российское общество в целом», – заявил Сергей Никитин, глава представительства Amnesty International в России.

  
За последние четыре года 148 организаций были включены в список «иностранных агентов», из них 27 были вынуждены закрыться. Эти НКО выполняли важную роль в защите прав простых граждан. Во многих случаях они предоставляют услуги, которые государство не в состоянии обеспечить, например, юридическая защита или психологическая поддержка жертв дискриминации или насилия, а также экологический мониторинг. Работа этих организаций, вносящих жизненно важный вклад в благополучие населения России, в настоящее время либо заблокирована или находится под угрозой блокирования, поскольку они рискуют получить обвинения – если уже их не получили, – в том, что они занимаются «политической деятельностью».

Поправки к закону об «иностранных агентах», принятые в июне этого года, послужили только расширению понятия «политической деятельности», которой теперь может считаться любой комментарий относительной государственной политики в той или иной сфере или действий должностных лиц.

Amnesty International изучила случаи более десятка общественных организаций, включенных в список «иностранных агентов», и провела интервью с их руководством и сотрудниками. Это были организации, работающие по широкому кругу вопросов, включая: дискриминация, защита прав женщин и ЛГБТИ, сохранение исторической памяти, научные исследования, реформа уголовного правосудия и пенитенциарной системы, права потребителей, а также охрана окружающей среды. Их всех объединяет то, что они стремились привлечь общественность к критическому обсуждению государственной политики.   

Хотя финансирование НКО за счет частных лиц и компаний в России всегда было ограничено, доступ к нему стал еще труднее благодаря агрессивной демонизации НКО в российских СМИ. Что касается закона об «иностранных агентах», то его цель заключалась в том, чтобы финансирование из-за рубежа – фактический единственный альтернативный источник средств для НКО – приносило значительные репутационные и юридические риски.

«Вполне понятно, что главной целью российских властей было задушить рост критически настроенных организаций гражданского общества и заменить их покорными и зависимыми сторонниками государственной политики. Такая стратегия выжженной земли в отношении гражданского общества – совсем не в долгосрочных интересах России», – считает Сергей Никитин.

Закон об «иностранных агентах» четко прописывает, что деятельность по защите растительного и животного мира не рассматривается как «политическая», и тем не менее по крайней мере 21 экологическая организация была включена в реестр «иностранных агентов».

lБазирующийся в Нижнем Новгороде экологический центр «Дронт», например, был включен в список на том основании, что он получил финансирование из трех «иностранных» источников. Это были 500 рублей за подписку на его газету «Берегиня» от другого «иностранного агента», «Беллона-Мурманск», уже погашенный к тому времени кредит от еще одной экологической НКО-«иностранного агента», петербургской организации «Зеленый Мир», но что удивительнее всего, в источники иностранного финансирования был включен и грант от фонда Русской Православной Церкви «Соработничество».   

«Оказалось, [церковь] получает некоторый приток денежных средств с Кипра, и именно поэтому наше региональное министерство юстиции (в строгом соответствии с законом, заметьте) посчитало эти деньги «иностранными». Это странная, сюрреалистическая ситуация», - заявил Amnesty International глава «Дронта» Ашкат Каюмов.   

После наложения на «Дронт» штрафа в размере 300 000 рублей 1 февраля 2016 года руководство организации приняло решение временно приостановить свою деятельность до тех пор, пока она не будет удалена из списка «иностранных агентов». «Дронт» продолжил работу как незарегистрированное общественное движение.   

Если дело «Дронта» служит примером медленного удушения организации, то нападки на «Союза женщин Дона» показательны как кампания упорного преследования отдельной взятой НКО властями. Это была одна из первых организаций, которая подпадала под действие закона об «иностранных агентах» в 2014 году, когда Министерство юстиции получило право включать организации в свой реестр самостоятельно. Чтобы продолжить работу без ограничений, активисты создали новую организацию, «Фонд женщин Дона», но и она в октябре 2015 года была объявлена «иностранным агентом». Более того, 24 июня 2016 года руководитель фонда Валентина Череватенко была проинформирована о том, что в отношении нее возбуждено уголовное дело по статье 330.1 УК РФ, «злостное уклонение от исполнения обязанностей, определенных законодательством Российской Федерации о некоммерческих организациях, выполняющих функции иностранного агента». Если ее признают виновной, Череватенко может грозить до двух лет лишения свободы   

Amnesty International призывает российские власти отменить закон об «иностранных агентах» и отменить произвольно наложенные ограничения на деятельность НКО. 

«Российские власти должны найти в себе силы, чтобы принять конструктивную критику со стороны организаций гражданского общества и научиться работать с ними – а не против них. Первым шагом на этом пути является отмена закона об «иностранных агентах» и других ограничений работы НКО», – считает Сергей Никитин.

Источник: amnesty.org.ru

http://article20.org/ru/news/ai-zakon-ob-inostrannykh-agentakh-za-chetyre-goda-skoval-nek
11/18/2016 - 20:15

18 ноября Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) коммуницировал России жалобу осужденного активиста Ильдара Дадина о пытках в колонии. Об этом в Facebook сообщает юрист, Николай Зборошенко.

Кроме применения самих пыток, активист жалуется на неэффективное расследование факта пыток (ст. 3 Конвенции), а также нарушение права на индивидуальное обращение в Суд. Как считают заявители, Россия не исполнила в полной мере наложенных Судом обеспечительных мер: медицинское освидетельствование проводилось медиками ФСИН России, а представителю Дадина было отказано в допуске к своему подзащитному.

Уголовное дело по статье 212.1 УК (неоднократные нарушения на митингах) было возбуждено на Дадина 2 февраля 2015 года, после того, как он отбыл 15 суток административного ареста после задержания на Манежной площади 15 января. 7 декабря 2015 года Дадин был приговорен к трем годам реального лишения свободы.

Статья 212.1 УК, предусматривающая наказание до пяти лет лишения свободы после четырех вынесенных за полгода решений по статье 20.2 КоАП, была включена в Уголовный кодекс летом 2014 года.

http://article20.org/ru/news/espch-kommunitsiroval-rossii-zhalobu-ildara-dadina
11/20/2016 - 10:07

Суд в Челябинске отменил крупный штраф, назначенный общественному движению "За природу" по обвинению в нарушении закона о так называемых НКО – "иностранных агентах".

Адвокат Андрей Лепихин сообщил в пятницу, что мировой суд, рассматривавший это дело ранее, нарушил подсудность, и Центральный районный суд Челябинска отменил его решение.

20 октября мировой судья признал движение "За природу" виновным в том, что оно распространяло в интернете материалы без пометки о своем статусе "иноагента". Поводом послужил личный пост, опубликованный в "Живом журнале" лидером НКО Андреем Талевлиным. Его оштрафовали на 50 тысяч рублей, а организацию – на 400 тысяч.

Челябинское региональное экологическое общественное движение "За природу" и одноименный благотворительный фонд были внесены в реестр НКО – "иностранных агентов" 6 марта 2015 года решением Министерства юстиции России.

Источник: svoboda.org

http://article20.org/ru/news/v-chelyabinske-sud-otmenil-shtraf-dlya-nko-priznannoi-inoage
11/20/2016 - 10:16

В проект «ОВД-Инфо» поступает дезинформация от человека, представляющегося сотрудником ФСБ, сообщается на сайте проекта. Проект поясняет, что получает множество неправдивых сообщений о задержаниях оппозиционеров и активистов в Краснодарском крае. Когда сотрудники «ОВД-Инфо» решили перезвонить по одному из номеров, который оставил отправитель недостоверной информации, им ответил предположительно нетрезвый мужчина.

Собеседник «ОВД-Инфо» сначала назвал себя сотрудником ФСБ под прикрытием, потом — диверсантом и террористом, назвал имена людей, фигурирующих в деле блогера Сергея Резника (Андрей Солодовников и Виктор Скобелев), а затем объявил, что «органы ФСБ по Ростовской области продолжают совершать свои незаконные, противоправные действия».

Член краснодарского отделения «Солидарности» Виктор Чириков в разговоре с «ОВД-Инфо» заверил, что именно Солодовников и Скобелев ответственны за недостоверные сообщения о нем, которые получал проект.

О Солодовникове член регионального отделения «Партии 5 декабря» Борис Батый говорил, что тот «всегда трется вокруг всех оппозиционных движений, его все знают и давно гонят».

Оба упомянутых нетрезвым собеседником «ОВД-Инфо» человека в первом уголовном деле Резника утверждали, что он предлагал им за деньги звонить ему и угрожать, представляясь сотрудниками Центра «Э» МВД.

«Ростовские активисты утверждают, что Скобелев и Солодовников действовали по указанию сотрудников ЦПЭ и ранее участвовали в других провокациях, направленных против оппозиции; более того, одна из точек, откуда производились звонки Резику согласно биллингу, находится в непосредственной близости от здания областного ЦПЭ», — писал о них «Мемориал».

Резника дважды осудили по статьям о заведомо ложном доносе и оскорблении представителя власти (один раз он назвал судью «крокодилицей-мымрой»), 25 октября он вышел на свободу.

«ОВД-Инфо» работает с конца 2011 года. В рамках проекта действует «горячая линия», по которой можно сообщить о чьем-либо задержании.

Источник: zona.media

http://article20.org/ru/news/ovd-info-rasskazalo-o-telefonnykh-provokatsiyakh-so-storony
11/20/2016 - 10:20

Московская полиция на протяжении нескольких последних дней проводит следственные действия, в том числе обыски с изъятием компьютерной техники, в отношении сотрудников «Открытой России» Михаила Ходорковского, пишет «Новая газета».

По данным издания, «многочисленные обыски» проходят в квартирах сотрудников организации, «изымаются компьютеры и другая техника».

Координатор «Открытой России» Мария Баронова в беседе с «Медиазоной» проведение обысков не подтвердила. По ее данным, сотрудников допрашивают по тем же делам, по которым в организации проходили обыски в апреле прошлого года: допросы должны были проводиться летом 2015 года, но следственные действия отложили на ноябрь. Баронова считает, что эти действия нужны для создания информационного фона, препятствующего сотрудничеству с организацией.

Проведение допросов подтвердили на условиях анонимности несколько источников, близких к «Открытой России». Один из них рассказал, что после допросов бывшим и действующим сотрудникам предлагают подписать подписку о неразглашении материалов предварительного расследования и предупреждают об уголовной отвественности за разглашение. По его данным, на повестках указан номер уголовного дела 18/41-03 — «материнского» дела ЮКОСа, возбужденного в 2003 году.

По информации другого источника, часть сотрудников «Открытой России» получили повестки на допрос около полутора недель назад, при этом от остальных сотрудников этот факт скрывали. Третий источник знает, что «в фокусе внимания люди, которые работали в начале, а сейчас нет».

Главный редактор сайта «Открытой России» Вероника Куцылло комментировать происходящее не стала. Представляющий интересы «Открытой России» адвокат Сергей Бадамшин предложил связаться с ним в понедельник.

Источник: zona.media

http://article20.org/ru/news/politseiskie-doprosili-sotrudnikov-otkrytoi-rossii
11/22/2016 - 06:36

По сообщению источников из правозащитных организаций Санкт-Петербурга,МВД проводит проверки местных НКО. По их данным, проверки проходят по поручению прокуратуры и затрагивают организации, имеющие иностранное финансирование. По мнению юриста одной из организаций, эта проверка имеет своей целью получение материалов для возможности последующего преследования.

В нашем распоряжении оказалось письмо УМВД с запросом фактически всех документов одной из НКО. По мнению правозащитников, здесь усматривается произвольное использование МВД своих полномочий, так как подобный запрос должен быть мотивирован только в связи с конкретным делом, а этого в запросах МВД нет. В своих письмах МВД ссылается на некий «МПОП», однако значение этой аббревиатуры в документе не расшифровывается. 

При этом  НКО должны предоставлять МВД информацию и, в том числе, документацию, но процедура и регламент таких проверок НКО у полиции отсутствует. Кроме того, согласно позиции Конституционного Суда, выраженной в постановлении от 17 февраля 2015 года № 2-П, проверяющие органы не вправе требовать у НКО документы, которыми та не обязана обладать (например, список волонтеров), а также общедоступную информацию, или уже находящуюся в распоряжении других государственных органов (сведения о направлении деятельности из устава и др).

На данный момент о получении подобных запросов сообщили уже три организации; все они пожелали не афишировать факт проверки публично.

Сегодня, 21 ноября, в Санкт-Петербурге состоялось собрание Правозащитного Совета, на котором обсуждалась сложившаяся ситуация. Ответственный секретарь Правозащитного совета Наталья Евдокимова отметила, что хотя на данный момент достоверно известно о проверках в отношении уже трёх НКО, их число может быть больше. 

«Пока что мы пытаемся разобраться, откуда ветер дует. Документы запрашивает МВД, — как нам признались, по поручению прокуратуры, — но запрошенные документы наверняка окажутся в Минюсте. Судя по всему, это снова история с «иностранными агентами», — прокомментировала Наталья Евдокимова.

Правозащитники обратились к председателю Совета по Правам Человека при Президенте Михаилу Федотову с предложением направить запрос в адрес ГУВД Санкт-Петербурга с целью выяснить основания и уточнить процедуру проверок.

Источник: hrdco.org

http://article20.org/ru/news/nko-peterburga-soobshchayut-o-proverkakh-mvd
11/22/2016 - 11:49

В Петербурге из-за преследований Минюста закрывается старейшая экологическая организация "Зеленый мир", которая занималась мониторингом ситуации на атомной электростанции в Сосновом Бору. "Зеленый мир" называл небезопасными проекты "Росатома" – строительство рядом с Петербургом пункта захоронения радиоактивных отходов и второй очереди атомной электростанции.

В частности, экологи привлекали внимание депутатов и общественности к тому, что на ЛАЭС-2 будет установлена устаревшая система охлаждения реактора. Теперь некому будет говорить об этом правду, сообщает корреспондент Радио Свобода Татьяна Вольтская. 

Общественная благотворительная экологическая организация "Зеленый мир", работающая в Сосновом Бору под Петербургом уже 28 лет, самостоятельно приняла решение о ликвидации. Причиной послужили постоянные судебные процессы, инициируемые Минюстом с 2016 года, когда организация была признана иностранным агентом. По словам председателя совета организации Олега Бодрова, "Зеленый мир" уже выплатил при поддержке граждан России и других стран штраф в 400 тысяч рублей, но в перспективе у него еще 6 новых административных дел. По словам эколога, в этом года у сотрудников организации уже было 12 судебных заседаний в Петербурге и Сосновом Бору, так что практически половину времени люди вынуждены тратить на взаимодействие с чиновниками и на судебные процессы. Поэтому дальнейшая уставная деятельность организации стала невозможной.

В результате собрание "Зеленого мира" – члена международной коалиции "Чистая Балтика" и международной сети неправительственных организаций "Декомиссия" – приняло решение о ликвидации. Это не значит, что экологи готовы сложить руки: по словам Олега Бодрова, они живут в атомном городе, в 5 километрах от крупнейшего в Европе ядерного кластера, рядом с ценнейшими международными заказниками, они любят свой дом и поэтому, как и раньше, будут стараться сделать его чище и безопаснее. Они собираются и после ликвидации "Зеленого мира" продолжать мониторинг ЛАЭС и других предприятий Соснового Бора, но еще не знают, в какой форме. Это должно решить специальное собрание организации, намеченное на конец года. 

С 1980-х годов "Зеленый мир" занимался мониторингом атомных электростанций, критиковал проекты "Росатома", привлекал внимание общественности к строительству ЛАЭС-2, которую экологи считали небезопасной.

Источник: svoboda.org

http://article20.org/ru/news/v-peterburge-organizatsiya-ekologov-zelenyi-mir-zakryvaetsya
11/22/2016 - 11:54

Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) готов коммуницировать несколько десятков жалоб российских некоммерческих организаций (НКО), признанных иностранными агентами. Секретариат суда направил адвокатам, представляющим интересы этих НКО, письма с просьбой сверить фактическую информацию, необходимую для постановки вопросов перед российским правительством.

Коммуникация пройдет в конце 2016 г. или начале 2017 г., а решения можно ожидать в течение 2017 г., говорит один из адвокатов, получивших письмо: «Есть вероятность, что ЕСПЧ признает, что сам закон об агентах в силу неопределенности формулировок и репрессивной практики применения противоречит Конвенции по правам человека». ЕСПЧ в своем решении может потребовать от России пересмотреть этот закон в качестве меры общего реагирования, говорит другой адвокат: «Могут быть меры индивидуального реагирования: признать нарушения по отношению к конкретному заявителю, выплатить компенсацию ущерба – например, за штрафы, которые заплатили организации. А меры общего реагирования – изменить законодательную и правоприменительную систему, которая способствует таким массовым нарушениям».

Всего в ЕСПЧ находится около 50 жалоб от НКО на закон об иностранных агентах, письмо касается 28 из них (см. врез), в ближайшее время ожидается аналогичное письмо по оставшимся жалобам.

Как сообщили «Ведомостям» собеседники в Комитете гражданских инициатив (КГИ) Алексея Кудрина и в администрации президента, до конца года в администрации пройдет совещание, на котором будет обсуждаться закон об агентах и, в частности, вопрос о том, чтобы под него не подпали университеты. Эту информацию подтверждает председатель Совета по правам человека (СПЧ) Михаил Федотов: «Закон надо корректировать и приводить в соответствие с позицией президента – он должен быть направлен против вмешательства иностранных государств во внутреннюю политику России, а сейчас он бьет мимо цели». Можно вводить признаки систематичности политической деятельности, определять перечни ее видов, а не сфер, прописать исключения, куда включить социологические исследования (но не их трактовку в политических целях), перечисляет варианты собеседник в одном из околокремлевских экспертных центров: «Можно также различать высказывания и действия руководителей НКО как частных лиц и как представителей организаций с четкой фиксацией этой позиции».

Среди НКО, которых касается письмо, – ЛГБТ-организация «Выход», «За права человека», Сахаровский центр, «Гражданское содействие», «Пермь-36», «Голос», правозащитный центр «Мемориал», Комитет по предотвращению пыток.

Руководитель «Общественного вердикта» Наталья Таубина относится к вопросу об изменении закона настороженно: «История сильно раскручена, а система не может в массовом порядке пойти на признание своих ошибок». Веры в изменение законодательства нет, поскольку с каждой такой попыткой закон становился все хуже, говорит она: «Если произойдет коммуникация, то это как минимум приведет к необходимости выплачивать компенсации, поэтому, возможно, в отношении некоторых организаций ситуация будет откатываться назад постепенно несколько лет». Скорая коммуникация жалоб совпадает с разговорами о необходимости смягчения закона, отмечает правозащитник Павел Чиков: «Дело сложное, касается десятков НКО со схожей в целом, но разной по деталям ситуацией, поэтому производство требует аккуратности и четкости». Председатель Комитета по предотвращению пыток Игорь Каляпин согласен, что закон противоречив и не вписывается в законодательную систему России, так же как и его последствия: «Конституционный суд говорит, что этот статус не дискриминационный – Госдума принимает законы, которые запрещают агентам учреждать СМИ или быть членами наблюдательных комиссий. Возможно, новый куратор внутренней политики [Сергей Кириенко], если вникнет в проблему, действительно сможет что-то поменять, но мы уже столько надеялись на изменения, что боюсь говорить о них сейчас».

Оптимизма насчет изменения закона нет, признается политолог Борис Макаренко: «Пусть хотя бы из него будет больше исключений – университеты, благотворители. Хотя неправового статуса закона это не отменит». Многое зависит от того, насколько лоббисты этого закона изменили свою позицию или влияние, считает политолог Михаил Виноградов: «Общественный запрос на коррекцию закона возрастает, размытость его формулировок была возможной запретительной мерой в период политической турбулентности, а сейчас выглядит избыточной и вызывающей раздражение у разных общественных групп. Предпосылки для коррекции созрели – вопрос в том, доведут ли это до конца или ограничатся техническими изменениями».

Источник: vedomosti.ru

http://article20.org/ru/news/espch-gotovitsya-kommunitsirovat-srazu-polsotni-zhalob-ot-nk
11/22/2016 - 12:00

В Межрегиональной общественной организации «Человек и закон» с 22 ноября проходит плановая проверка прокуратуры города Йошкар-Олы. Сотрудников прокуратуры интересует исполнение организацией законодательства о НКО и противодействию терроризму.

Источник: Сергей Подузов

http://article20.org/ru/news/v-organizatsii-chelovek-i-zakon-prokhodit-proverka-prokuratu
11/22/2016 - 12:05

His legal representative Vyacheslav Ivanets called the actions of the university administration illegal, and the historian applied to the Labour Inspectorate. This information published on the Facebook page of Vyacheslav Ivanets was confirmed by "IrkSib" and Alexey Petrov himself, but the latter refused to comment on it.

Ivanets believes that what is happening is purely political in nature.

"At this point, it can be concluded that the denunciation from the "Trade Union of Independent Citizens" played its role as the ISU administration offered Petrov the opportunity to resign without waiting for any reply from the prosecutor's office. As an alternative he was offered to be "fired with cause", - Vyacheslav Ivanets wrote in the social network.

In his interview to "IrkSib" the human rights defender said that he considers this requirement illegal, since Petrov committed no violations of labor discipline within the framework of the obligations which he had to the university: individual plans on the work with students, teaching and research work were completed. "There is no reason to raise the issue of his dismissal from the university, and the attempts to force him to quit on his own will are, at least, premature," - said Ivanets.

According to the latest information, Alexey Petrov made a request to the university administration for the provision of copies of documents, and asked the Labour Inspectorate to verify the legality of the expressed claims for his dismissal.

Let us remember that the information on prosecutor's office inspections in ISU appeared on October 24th. Later it became known that it concerned only the Deputy Dean of the History Faculty, and candidate for historical sciences, associate professor Alexey Petrov. A representative of the "Trade Union of Independent Citizens" submitted a statement where he accused Petrov of truancy. The public activist does not exclude that the "informer" was only the executor of someone's political will.

Holding a PhD in Political Science, Petrov is the coordinator of the regional branch of the movement for fair elections "Voice", co-organizer of the popular education project "Walking through the old Irkutsk", the president of the club of young scientists "Alliance" and Deputy Dean of the History Faculty of ISU, associate professor of political science, history and regional studies. In addition, he remains one of the most popular political experts in the local media for his objective assessment and the absence of complementarity in addressing any participants of political processes.

Commentary from Stanislav Andreychuk, the expert of the project

The pressure put on Alexey Petrov can be seen in a series of events that have recently occurred. These are according to the information on the monitoring of "reliability" of teaching staff, and tracking the movements of these "unreliable" experts and public figures by law enforcement agencies which became known to public.

I am convinced that the event in Irkutsk is taking place at the direction of law enforcement agencies - no one in the city would not try to get even with Petrov, who is highly respected there. And, of course, of great concern is the readiness with which people started to write denunciations on people familiar and unfamiliar to them at the request of the authorities. Even if it is mainly done by marginals like activists of the National Freedom Movement, today we can see a light version of how political repressions and whistle-blowing become possible.

It is unfortunate that the university administration has already followed the organizers of this action and is willing to sacrifice its own reputation among the staff in order to dismiss a teacher disagreeable to the authorities.

insiderussia.today

http://article20.org/ru/node/6595
11/22/2016 - 12:07

Его правовой представитель Вячеслав Иванец назвал действия ректората незаконными, историк обратился в Трудовую инспекцию. Данную информацию, опубликованную на странице в facebook у Вячеслава Иванца, подтвердил «ИркСибу» и сам Алексей Петров, однако на сегодняшний день от комментариев он отказался.

Иванец считает, что происходящее носит исключительно политический характер.

«На данном этапе можно считать, что донос «Профсоюза независимых граждан» сыграл свою роль - не дожидаясь ответа прокуратуры, ректорат ИГУ сегодня предложил Петрову уволиться по собственному желанию. В качестве альтернативы предложено увольнение «по статье»», - написал Вячеслав Иванец в соцсети.

В беседе с корреспондентом «ИркСиба» правозащитник добавил, что считает данное требование незаконным, так как никаких нарушений трудовой дисциплины в рамках тех обязательств, которые у него были перед университетом, Петров не совершал: индивидуальные планы по работе со студентами, преподавательской деятельности и научной работе были выполнены. «Никаких оснований ставить вопрос о его увольнении у университета нет и навязывать ему увольнение по собственному желанию, как минимум, преждевременно», - отметил Иванец.

По последней информации, Алексей Петров сделал запрос в ректорат на предоставление копий документов, а также обратился в Трудовую инспекцию по проверке законности высказанных к нему требований об увольнении.

Напомним, что информация о проверках прокуратуры в ИГУ появилась 24 октября. Позже стало известно, что она касалась только заместителя декана исторического факультета, кандидата исторических наук, доцента Алексея Петрова. Представитель «Профсоюза независимых граждан» написал на него заявление, обвинив в прогуле занятий. Общественник не исключает, что «доносчик» - только исполнитель чьей-то политической воли.

Кандидат политических наук Петров является координатором регионального отделения движения за честные выборы «Голос», соорганизатором популярного просветительского проекта «Прогулки по старому Иркутску», президентом клуба молодых ученых «Альянс» и заместителем декана исторического факультета ИГУ, доцентом кафедры политологии, истории и регионоведения. При этом он остается одним из самых востребованных политических экспертов в местных СМИ за объективные оценки и отсутствие комплиментарности в адрес любых участников политических процессов.

Комментарий эксперта проекта Станислава Андрейчука

Давление на Алексея Петрова укладывается в целый ряд событий, которые недавно произошли. Это и появившаяся информация о мониторинге «благонадежности» профессорско-преподавательского состава, и ставшая публичной тема отслеживания правоохранительными органами перемещений все тех же «неблагонадежных» экспертов и общественных деятелей.

Я убежден, что случай в Иркутске происходит по указанию силовых органов – никто в городе не стал бы пытаться сводить счеты с Петровым, которого там очень уважают. И, конечно же, большое беспокойство вызывает та готовность, с которой люди начали по просьбе органов писать доносы на знакомых и незнакомых им людей. Пусть даже этим пока занимаются маргиналы типа активистов НОДа, но мы сегодня можем посмотреть на несколько облегченный вариант того, как становятся возможны политические репрессии, как становится возможным доносительство.

Очень жаль, что ректорат ВУЗа уже пошел на поводу у организаторов этой «акции» и готов пожертвовать собственным авторитетом среди своего же коллектива ради того, чтобы уволить неугодного органам преподавателя.

Источник: insiderussia.today

http://article20.org/ru/news/alekseyu-petrovu-predlozhili-uvolitsya
11/22/2016 - 12:11

Международное историко-просветительское правозащитное и благотворительное общество «Мемориал» обжаловало в суде решение Минюста о признании организации НКО, выполняющей функции иностранного агента. Как сообщила ТАСС исполнительный директор «Мемориала» Елена Жемкова, административный иск подан в Замоскворецкий суд Москвы. До сих пор организация ждала ответа Минюста на свои возражения.

В ответе Минюст указал, что «Мемориал» неправильно трактует понятие «международная организация», объяснила Жемкова. «Поскольку "Мемориал" зарегистрирован в России и российским Минюстом, то это организация российская, а международными они считают только иностранные организации», – передала она мнение министерства.

4 октября Минюст признал международное историко-просветительское правозащитное и благотворительное общество «Мемориал» иностранным агентом. Руководитель общества Арсений Рогинский заявил, что, по мнению Конституционного суда, закон об иностранных агентах на международные организации не распространяется, следовательно, решение министерства незаконно.

Как объяснила тогда «Медузе» руководитель образовательных программ организации Ирина Щербакова, ведомство сочло политической деятельностью заявления «Мемориала» с критикой закона об иностранных агентах и заявление о том, что ответственность за убийство Бориса Немцова несет власть, и заявление по поводу событий на востоке Украины в 2014 г. «Интерфаксу» пресс-служба Минюста сообщала, что установлено, что «Мемориал» получал финансирование из иностранных источников, в том числе от организаций, деятельность которых в дальнейшем признана нежелательной на территории Российской Федерации (Osi Assistance Foundation, The National Endowment for Democracy).

Источник: vedomosti.ru

http://article20.org/ru/news/memorial-obzhaloval-reshenie-minyusta-o-statuse-inostrannogo
11/23/2016 - 10:56

On 16 November 2016, the Obninsk Interrogation Department of the Ministry of Internal Affairs issued an indictment against human rights defender, Ms Tatiana Kotlyar, which accuses her of ‘fictitious’ registration of foreign citizens under Article 322.3 of the Criminal Code of the Russian Federation.

Tatiana Kotlyar is the Chair of the Kaluga Movement For Human Rights, which defends the rights of minority groups and migrants, as well as a member of the Migration Rights Network of the Memorial Human Rights Centre (Memorial), an organisation that focuses on the protection of labour migrants’ rights, the rights of stateless persons, asylum seekers and refugees in the Russian Federation. Tatiana Kotlyar actively campaigns for the improvement of the Federal Law Number 376, article 3, which the human rights defender argues is insufficient and has a discriminatory effect onmigrants and refugees resettling in the Russian Federation.

On 16 November, Tatiana Kotlyar was issued an indictment by the Obninsk Interrogation Department of the Ministry of Internal Affairs. In the indictment, Tatiana Kotlyar is accused of the deliberate ‘fictitious’ registration of foreign citizens at her address, without the intention of using her flat as a place of temporary or permanent residence for foreign residents. Tatiana Kotlyar will be filing an appeal against the indictment before the General Prosecutor’s Office. 

On 4 November 2016, the Obninsk Department of the Ministry of Internal Affairs interrogated Tatiana Kotlyar on the basis of an accusation of violating Federal Law on Migration registration 376.3 (21. 12. 2013). During the interrogation the migrant rights defender was given a ‘notice of suspicion’ regarding the ‘fictitious registration’ of 185 citizens of Ukraine and two citizens of Kyrgyzstan at her apartment during 2015. On 3 November, 2016 the husband of Tatiana Kotlyar was also brought in for an interrogation, though he refused to give any testimony regarding this criminal case. In the three months prior to filing this accusation, the Interrogation Department of the Obninsk police summoned Tatiana Kotlyar multiple times as a ‘witness’, and she has been subjected to pre-trial restrictions such as obligatory attendance for interrogations. Tatiana could face up to three years of imprisonment or anadministrative fine if convicted. 

The Federal Law on Migration obliges migrants and refugees resettling in the Russian Federation to register at a place of residence within a week of arrival in order to legalize their status, and to have access to public services, social assistance and support. Tatiana Kotlyar has campaigned to expose the discriminatory nature of this law, which places criteria that are nearly impossible to comply with forapplicants, and complicates their settlement. Since 2013, Tatiana Kotlyar has registered foreigners under her own address, in accordance with the law, so that their status could be legalised. The law does not stipulate a limit for the number of individuals who can be registered at a given address, nor does it define ‘fictitious registration’, the case under which she is indicted. The human rights defendermade her actions known to the migration authorities during the process of organizing the migrants’ registration. 

In March and October 2014 two criminal cases under Articles 322.2 and 322.3 of the Criminal Code of the Russian Federation (criminal liability for fictitious registration at the place of stay or at the place of residence of citizens or foreigners of the Russian Federation) were initiated against Tatiana Kotlyar by the Obninsk Investigative Committee for “the fictitious registration of migrants and refugees” in her flatduring 2013 and 2014. Although Tatana Kotlyar informed the Russian authorities about every registration being made by her, the Court disregarded her voluntary surrender which is considered as an exculpatory ground according to Article 322.3. On 9 November 2015 the Magistrate court of Obninsk found Tatiana Kotlyar guilty, but immediately granted her amnesty.

Front Line Defenders expresses concern over the repeated judicial harassment of human rights defender Tatiana Kotlyar and calls on Russian authorities to drop the charges against her, as it believes that she is being targeted as a result of her legitimate human rights work.

Front Line Defenders urges the authorities in the Russian Federation to:

  • Immediately drop all charges against Tatiana Kotlyar as it is believed that it is solely motivated by her legitimate and peaceful work in defence of human rights;
  • Cease all harassment of the human rights defender;
  • Guarantee in all circumstances that all human rights defenders in the Russian Federation are able to carry out their legitimate human rights activities without fear of reprisals and free of all restrictions.
http://article20.org/ru/node/6598
11/23/2016 - 10:56

16 ноября 2016 Следственный отдел УМВД по г. Обнинску составил обвинительный акт по делу правозащитницы Татьяны Котляр, в котором ее обвиняют в нарушении статьи 322.3 УК Российской Федерации.

Татьяна Котляр возглавляет Калужское региональное общественное движение «За права человека», отстаивающее права мигрантов и меньшинств, а также является членом сети «Миграция и право» Правозащитного центра «Мемориал», ведущей защитой трудовых прав мигрантов, прав беженцев, прав лиц без гражданства и прав лиц, ищущих убежища, в Российской Федерации. Татьяна Котляр активно добивается внесения дополнений в статью 3 Федерального закона № 376 от 21.11.16, который, с ее точки зрения, неэффективен и способствует дискриминации в отношении мигрантов и беженцев в Российской Федерации.

Согласно обвинительному акту, Татьяну Котляр обвиняют в преднамеренной «фиктивной» регистрации иностранных граждан в своей квартире в отсутствии намерения предоставлять зарегистрированным квартиру для временного проживания. Татьяна Котляр собирается оспорить обвинения в Генеральной прокуратуре. 

4 ноября 2016 года Татьяну Котляр допросили в Следственном отделе УМВД по г. Обнинску в связи с выдвинутыми против нее обвинениями в нарушении Федерального закона о регистрации мигрантов 376.3 от 21.11.2016. В ходе допроса защитницу прав мигрантов уведомили о том, что ее подозревают в «фиктивной постановке на учет» в своей квартире 185 граждан Украины и двух граждан Казахстана в 2015 году. 3 ноября 2016 года на допрос вызвали и супруга Татьяны Котляр, но он отказался давать показания по данному уголовному делу. За три месяца до предъявления обвинений Татьяну Котляр несколько раз вызывали в следственный отдел как «свидетельницу», и в отношении нее были приняты меры пресечения, в виде обязательно появления на допросах. Если Татьяну осудят, ей грозит тюремное заключение на срок до трех лет или административный штраф. 

В соответствии с Федеральным законом о миграции, мигранты и беженцы, переселяющиеся в Российскую федерацию, обязаны встать на учет по месту жительства в течение недели после прибытия, чтобы легализовать свой статус, получать социальную помощь и пользоваться льготами. Татьяна Котляр многократно указывала на дискриминационную суть закона, который предъявляет невыполнимые требования к переселенцам и затрудняет их переезд. С 2013 года Татьяна Котляр регистрирует иностранцев в своей собственной квартире, чтобы легализировать их статус на территории России, соблюдая при этом все требования и положения закона о регистрации мигрантов. В законе нет ограничений на количество людей, которых можно зарегистрировать по тому или иному адресу, а также не дается четкого определения «фиктивной постановки на учет», в которой ее в данный момент обвиняют. Правозащитница уведомляет органы по миграции о своих действиях по постановке мигрантов на учет.

В марте и в октябре 2014 года в отношении Татьяны Котляр были возбуждены два уголовных дела по статье 322.2 и 322.3 Уголовного кодекса Российской Федерации (фиктивная регистрация иностранного гражданина или лица без гражданства по месту жительства в жилом помещении в Российской Федерации). Следственный комитет по г. Обнинск обвинял ее в «фиктивной постановке на учет» в своей квартире иностранных граждан в 2013 и 2014 гг.. И хотя Татьяна Котляр уведомляла российский власти о каждом зарегистрированном иностранце, суд не принял в расчет ее добровольное признание, когда как это то считается основанием для оправдания по статье 322.3. 9 ноября 2015 года Обнинский городской суд признал Татьяну Котляр виновной, но тут же ее амнистировал.

Организация Front Line Defenders обеспокоена непрекращающимся судебным преследованием Татьяны Котляр, и призывает власти России снять с нее все обвинения, поскольку есть основания полагать, что ее преследуют исключительно за мирную работу в защиту прав других людей.

Организация Front Line Defenders призывает власти Россйиской Федерации:

  • Незамедлительно снять с Татьяны Котляр все обвинения, поскольку есть основания полагать, что ее преследуют исключительно за мирную работу в защиту прав других людей;
  • Прекратить преследование правозащитницы;
  • Сделать все возможное, чтобы правозащитники Российской Федерации могли вести свою законную работу в защиту прав других людей, не опасаясь мести, и без ограничений.
http://article20.org/ru/news/pravozashchitnitse-tatyane-kotlyar-predyavleno-obvinenie
11/23/2016 - 11:25

На Ямале действуют иностранные силы, которые пытаются настроить местное население против власти, чтобы расшатать ситуацию в стране. Об этом пишет Ura.ru со ссылкой на мнение местного политолога Евгения Забродина и директора департамента внутренней политики Ямала Сергея Климентьева.

По их мнению, протестные настроения в среде ямальских оленеводов подогреваются через группу "Голос тундры", созданную в соцсети "ВКонтакте". В этом сообществе рассуждают о сокращении поголовья оленей, последствиях вспышки сибирской язвы, работе санавиации в тундре и трудностях, с которыми сталкиваются кочевники.

Поскольку раньше такой активной позиции оленеводы никогда не высказывали, чиновники начали изучать поведение членов сообщества и их высказывания. Выступая с докладом перед депутатами регионального Заксобрания, директор департамента внутренней политики Сергей Климентьев продемонстрировал видеоролик, в котором администраторов группы в открытую называют провокаторами, нарочно раздувающими скандал из обычной бытовой ситуации, пишет Ura.ru.

Также в видео говорится о якобы имеющейся связи между сообществом "Голос тундры" и общественной организацией "Батани", которая недавно была признана иностранным агентом. Возглавляет ее известный на Ямале борец за права коренных народов Павел Суляндзига. В разговоре с СМИ он заявил, что в организации "могли бы поддержать это сообщество, но мы их не знаем".

Между тем журналистам удалось связаться с самим создателем сообщества "Голос тундры" на условиях анонимности. Он рассказал, что является жителем Ямала, а группу в соцсети создал, чтобы привлечь внимание СМИ и властей, как окружных, так и муниципальных, к проблемам экологии и коренных жителей Севера.

Обвинения Климентьева создатель сообщества считает необоснованными. "Мне кажется, у них больное воображение! Какие могут быть иностранные агенты? Они просто хотят запугать нас, потому что мы говорим правду", - рассказал собеседник агентства.

Между тем ямальский политолог Евгений Забродин мнение Климентьева разделяет. По его мнению, "на Ямале нет противостояния власти и оленеводов, однако его искусственно создают". "Есть интересанты "раскачивания" ситуации внутри и снаружи. Первая группа - это люди, у которых есть бизнес в сфере оленеводства. Вторая группа - это иностранные фонды. Аналогичная пропаганда велась в республиках накануне распада СССР", - сказал политолог.

Он сравнил ситуацию с конфликтами в ХМАО. По словам Забродина, там есть разногласия между нефтяниками и коренными жителями, но это противостояние не затрагивает отношения аборигенов и власти. На Ямале ситуация немного другая: это попытка воздействовать на национальную интеллигенцию и раздразнить власть. Фактически создать конфликт. А это может негативно сказаться на стабильности ситуации в округе и в стране в целом, так как Ямал является нефтегазодобывающим регионом.

Источник: newsru.com

http://article20.org/ru/news/na-yamale-internet-aktivistov-obvinili-v-popytke-nastroit-ol
11/24/2016 - 11:55

В офисе газеты члена Совета движения Открытая Россия Ольги Жаковой в Ангарске (Иркутская область) проходит обыск. Об этом сообщила по телефону сама Ольга Жакова

Как сообщила Открытой России Ольга Жакова, утром 23 ноября, когда она с мужем приехала в офис «Газеты Ольги Жаковой», то увидела, что там проходит обыск. Как удалось выяснить, обыск в помещении издания проводят сотрудники ГУУ УВД по Иркутской области.

«Не знаю, что происходит. Перерывают все, хотят изъять какие-то документы. Ордера у них нет. Полиция ищет документы, связанные с компанией, которая по этому адресу не зарегистрирована, и к которой мы не имеем никакого отношения — ООО „Траст Оил“», — рассказала Жакова.

Сотрудники полиции пояснили, что обыск происходит в рамках некоего расследования, в котором не хватает оснований для возбуждения уголовного дела.

Также сотрудники полиции интересовались у супруга Жаковой Игоря Шлейфера, не имеет ли он отношения к ООО «Траст Оил».

«Они настойчиво задают вопросы моему мужу про не известную нам фирму. Получается, им надо, чтобы он к ней имел отношение», — предположила Жакова.

Она подчеркнула, что офис принадлежит ее изданию «Газета Ольги Жаковой» и, по сути, полицейские пришли с обыском без ордера в СМИ. Также Жакова отметила, что при обыске присутствуют двое «понятых», которые снимают все происходящее на видеокамеры.

Источник: openrussia.org

http://article20.org/ru/news/v-ofise-chlena-soveta-dvizheniya-otkrytaya-rossiya-v-angarsk
11/24/2016 - 12:08

По сообщению сайта Academ.info, новосибирский общественник Павел Подъячев умер ночью 22 ноября в тюремной больнице. По словам близких Подъячева, это произошло после того, как ему стало плохо в камере следственного изолятора в понедельник, 21 ноября, и он был помещен в реанимацию ЛИУ-10 ГУФСИН России Новосибирской области.

Павел Подъячев содержался в СИЗО с 13 марта 2015 года по обвинению в вымогательстве. Руководимая им организация «Безопасный район» выступала против коррупции в Сибирском отделении (СО) РАН, который является собственником значительного числа объектов недвижимости на территории Академгородка.

Начиная с 2014 года, «Безопасный район» выпускала листовки, в которых публиковались данные расследований о злоупотреблениях.  Речь шла о раздаче элитных квартир академическим функционерам и чиновникам, использовании федерального имущества, находящегося в ведении Академии наук, в коммерческих целях, о нарушениях в сфере ЖКХ, подконтрольной «академическим» ГУПам, и тому подобном.

Руководство СО РАН обращалось в прокуратуру с требованием возбудить против авторов листовок уголовное дело о клевете, однако, проверки показали, что сведения соответствуют действительности.

В марте 2015 года против Подъячева было сфабриковано дело примерно по той же схеме, по которой был арестован пермский губернатор Никита Белых. Подъячев приехал в приемную депутата Заксобрания и зампредседателя СО РАН Николая Похиленко, где его помощник выдал Подъячеву один миллион рублей. Деньги якобы предназначались для того, чтобы Подъячев не стал публиковать в СМИ некую информацию, содержание которой остается неизвестным до сих пор.

Сам Подъячев виновным себя не признал. В своем выступлении на судебном заседании о выборе меры пресечения он заявил: «Я буду доказывать свою невиновность. Все это спровоцировано. Мы ведем антикоррупционные общественные расследования, но только мы не угрожаем, мы пишем в правоохранительные органы, публикуем на нашем сайте, это продолжается уже не первый год. Я считаю, это ответная реакция темных сил нашего района. Мне выгодно доказать свою невиновность, тем самым доказав виновность той стороны, против которой мы стоим».

Несмотря на то, что Подъячев страдал сердечным заболеванием и гипертонией и в день ареста перенес сердечный приступ, суд отправил его в СИЗО, где и держал более полутора лет.

Смерть Подъячева случилась на другой день после похожей смерти в московском СИЗО-4 «Медведь» бывшего замминистра ЖКХ Подмосковья 52-летнего Владимира Гусева. Гусев был арестован в январе 2016 года по подозрению в хищении и растрате. О том, что здоровье Гусева не позволяет держать его в СИЗО, было хорошо известно из документов, представленных суду. Как описал врач, проводивший вскрытие, «У него сосуды и сердце как будто были хрустальными».

Подобная предвзятость суда показывает, что заключение в СИЗО стало использоваться органами не только как мера пресечения, но и просто для устранения людей, чьи уголовные дела сфабрикованы, либо чьи показания могут сделать фигурантами высокопоставленных особ.

Источник: ixtc.org

http://article20.org/ru/news/aktivist-iz-novosibirskogo-akademgorodka-umer-v-tyurme
11/24/2016 - 12:15

European Parliament resolution on the case of Ildar Dadin, prisoner of conscience in Russia

The European Parliament,

–  having regard to its previous reports and resolutions on Russia, in particular its resolutions of 23 October 2012 on common visa restrictions for Russian officials involved in the Sergei Magnitsky case(1), of 13 June 2013 on the rule of law in Russia(2), and of 13 March 2014 on Russia: sentencing of demonstrators involved in the Bolotnaya Square events(3); to its recommendation to the Council of 2 April 2014 on establishing common visa restrictions for Russian officials involved in the Sergei Magnitsky case(4); and to its resolutions of 23 October 2014 on the closing-down of the NGO ‘Memorial’ (winner of the 2009 Sakharov Prize) in Russia(5), of 12 March 2015 on the murder of the Russian opposition leader Boris Nemtsov and the state of democracy in Russia(6), of 10 June 2015 on the state of EU-Russia relations(7), and of 10 September 2016 on Russia, in particular the cases of Eston Kohver, Oleg Sentzov and Alexander Kolchenko(8),

–  having regard to the results of the EU-Russia Summit of 3 and 4 June 2013 and the human rights consultations of 19 May 2013,

–  having regard to the Russian Constitution, and in particular to its Article 29, which protects freedom of speech, and Article 31, which includes the right to peaceful assembly,

–  having regard to Rules 135(5) and 123(4) of its Rules of Procedure,

A.  whereas in early December 2015 the Russian opposition activist Ildar Dadin was sentenced to three years in jail after organising a series of peaceful anti-war protests and assemblies, being the first person in Russia to be convicted under a tough public assembly law adopted in 2014;

B.  whereas Ildar Dadin was sentenced to three years’ imprisonment, in excess of the prosecution’s recommended sentence of two years; whereas the sentence was reduced on appeal to two and a half years;

C.  whereas during his ongoing imprisonment Mr Dadin has reportedly suffered repeated torture, beatings, inhumane treatment and threats of murder at the hands of the Russian authorities, in penal colony number 7 in Karelia;

D.  whereas the European Court of Human Rights (ECHR) approved the request of Mr Dadin’s lawyer and obliged the Russian Federation to ensure an effective investigation, move Mr Dadin to a different penitentiary and ensure his communication with his legal representative;

E.  whereas the case of Ildar Dadin is not isolated, and credible human rights reports point to the systematic use of torture, ill-treatment and inhumane treatment in the Russian penal system; whereas those committing and responsible for the torture and abuse of those in prison or in penal and detention facilities often enjoy impunity;

F.  whereas on 3 November 2016 Thorbjørn Jagland, the Secretary-General of the Council of Europe, expressed his concern at the allegations of ill-treatment of Mr Dadin to Alexander Konovalov, Minister of Justice of the Russian Federation;

G.  whereas the number of political prisoners in Russia has significantly increased in recent years, now standing, according to the Memorial Human Rights Centre, at 102, among them Alexander Kostenko Fedorovic, Ivan Nepomnyaschih, Dmitry Buchenkov, Vladimir Ionov, Maxim Panfilov and others; whereas in 2015 Russia was found to have violated the European Convention on Human Rights 109 times, in other words more than any other country;

H.  whereas 197 deaths in police custody were recorded in 2015, including 109 from a ‘sudden deterioration in health conditions’ and 62 suicides, suggestive of widespread abuse, torture and mistreatment of detainees in the penitentiary system of the Russian Federation;

I.  whereas on 26 October 2016 a Moscow court imposed a fine of 300 000 roubles on the Yuriy Levada Analytical Centre (Levada Centre), one of the three main organisations studying public opinion in Russia, because it had failed to register as a ‘foreign agent’;

J.  whereas President Putin has recently signed an order under which Russia henceforth refuses to participate in the Rome Statute of the International Criminal Court (ICC); whereas in a statement, the Russian Foreign Ministry described the ICC’s work as ‘inefficient and one-sided’ and expressed concern over its investigation of the August 2008 events in South Ossetia; whereas ICC prosecutors have posted a report on the court’s website that finds that ‘the Russian occupation has been accompanied by the harassment and intimidation of the Crimean Tatars’;

K.  whereas in October 2016 the United Nations Human Rights Council decided not to re‑elect Russia as a member, after over 80 human rights and international aid organisations had signed a letter urging UN members to block Russia’s election to that body;

1.  Calls for the immediate and unconditional release of Ildar Dadin and all those detained on false or unsubstantiated charges or for using their right of freedom of expression and assembly;

2.  Is profoundly concerned that the Criminal Code of the Russian Federation has been amended by an article that places new restrictions on public gatherings and provides for such gatherings to be considered a criminal act;

3.  Urges the Russian authorities to conduct a thorough and transparent investigation of the allegations made by Ildar Dadin of torture and ill-treatment, with the participation of independent human rights experts; calls for an independent investigation into the allegations of torture, abuse and degrading and inhumane treatment on the part of state officials in Russian detention facilities, labour camps and prisons;

4.  Calls on the Russian Federation, in this regard, to carry out a thorough review of its penitentiary system with a view to undertaking a deep reform of the system, and to fully implement the standards agreed under the relevant international conventions;

5.  Expresses its solidarity with those arrested in Russia and in the temporarily occupied territories of Ukraine, including Crimean Tatars, on false and unsubstantiated charges, and calls for their immediate release;

6.  Reminds Russia of the importance of full compliance with its international legal obligations, as a member of the Council of Europe and the Organisation for Security and Cooperation in Europe, and with fundamental human rights and the rule of law as enshrined in various international treaties and agreements that Russia has signed and is party to; underlines that the Russian Federation can be considered a reliable partner in the sphere of international cooperation only if it keeps up its obligations under international law; in this regard, expresses its concern over the presidential decree withdrawing Russia from the Rome Statute of the ICC;

7.  Calls on the Government of Russia to take concrete and immediate steps to comply with all ECHR judgments against Russia; in this regard, regrets the fact that the Russian Federation, in new legislation adopted in December 2015, has empowered its Constitutional Court to overturn ECHR judgments; 

8.  Urges the Council to develop a unified policy towards Russia that commits the 28 EU Member States and the EU institutions to a strong common message concerning the role of human rights in the EU-Russia relationship and respect for international law; calls on the VP/HR, together with the EEAS and the Commission, to develop a substantive and concrete strategy supporting Russian civil society and organisations, making use of the European Instrument for Democracy and Human Rights; 

9.  Calls on the Council to adopt a series of targeted sanctions to punish those responsible for the mistreatment of Ildar Dadin and other human rights activists;

10.  Instructs its President to forward this resolution to the EEAS, the Vice-President of the Commission / High Representative of the Union for Foreign Affairs and Security Policy, the Council, the Commission, the Council of Europe, the Organisation for Security and Cooperation in Europe, and the President, Government and Parliament of the Russian Federation.

europarl.europa.eu

http://article20.org/ru/node/6603
11/24/2016 - 12:16

Европарламент (ЕП) потребовал немедленно и без условий освободить российского оппозиционера Ильдара Дадина, как и всех других лиц, находящихся в заключении по необоснованным или ложным обвинениям или за использование ими своего права на свободу выражения и собраний.

Кроме того, европейские депутаты "настоятельно просят российские власти провести всестороннее и прозрачное расследование утверждений Ильдара Дадина о пытках и плохом обращении с участием независимых экспертов по вопросам прав человека", говорится в резолюции, принятой в четверг в Страсбурге на пленарной сессии Европарламента по разделу о состоянии демократии и прав человека в мире.

ЕП попросит Совет ЕС принять ряд целенаправленных санкций для наказания ответственных за плохое обращение с И.Дадиным и другими защитниками прав человека.

Евродепутаты призвали к независимому расследованию обвинений в пытках, злоупотреблениях и бесчеловечном обращении персонала пенитенциарных учреждений с заключенными.

В связи с этим резолюция ЕП требует, чтобы Российская Федерация приступила к глубокому пересмотру своей пенитенциарной системы с целью ее радикального реформирования и приведения в соответствие с нормами международных конвенций.

Евродепутаты выразили свою солидарность с "лицами, арестованными в России и на временно оккупированных украинских территориях, включая крымских татар, на основе ложных и необоснованных обвинений" и потребовали их немедленного освобождения.

ЕП, говорится в документе, "глубоко обеспокоен тем фактом, что уголовный кодекс Российской Федерации был дополнен статьей, предписывающей новые ограничения на публичные собрания, и предусматривает определение таких собраний как уголовно наказуемых актов".

Резолюция напоминает важность полного соблюдения ее международных юридических обязательств как члена Совета Европы и ОБСЕ и подчеркивает, что Россия может рассматриваться как заслуживающий доверия партнер в области международного сотрудничества только в случае уважения ею своих обязательств в рамках международного права. В связи с этим евродепутаты выразили обеспокоенность выходом России из Римского статута Международного уголовного суда.

Европарламентарии призвали правительство РФ принять конкретные и срочные меры для выполнения всех постановлений ЕСПЧ по России и выразили сожаление, что Российская Федерация в новом законодательстве, принятом в декабре 2015 года, предоставила право Конституционному суду аннулировать постановления ЕСПЧ.

Европейские депутаты "настойчиво призывают Совет ЕС разработать единую политику в отношении России, которая обяжет 28 государств-членов выражать общую твердую позицию в том, что касается роли прав человека в отношениях между Европейским союзом и Россией и уважения международного права".

При этом глава дипломатии ЕС Федерика Могерини должна обеспечить при сотрудничестве Европейской внешнеполитической службы и Еврокомиссии разработку "конкретной и содержательной стратегии по поддержке гражданского общества и российских организаций, используя Европейский инструмент по демократии и правам человека", отмечается в резолюции ЕС.

Источник: swissinfo.ch

http://article20.org/ru/news/evroparlament-prosit-rossiiskie-vlasti-provesti-vsestoronnee
11/24/2016 - 13:00

23 ноября в межрегиональной общественной организации «Человек и Закон» прокуратура начала проверку исполнения законодательства о некоммерческих организациях и о противодействии терроризму. Корреспондент «7x7» побывал в йошкар-олинском офисе общественной организации и получил комментарии от сопредседателя «Человек и Закон» Сергея Подузова.

Проверка в офисе «Человек и Закон» началась в 8 утра 23 ноября. Йошкар-Олинская прокуратура привлекла к участию в проверке представителей налоговой инспекции по городу и министерства юстиции. Утром работали начальник отдела экономического анализа йошкар-олинской налоговой инспекции Татьяна Киселёва и помощник прокурора Йошкар-Олы Алевтина Ноарова (представилась лишь по просьбе председателя «Человек и Закон» Ирины Протасовой). Они изучали документы, получали пояснения от сотрудников правозащитной организации. Каких-либо комментариев проверяющие давать не стали. Ситуацию прокомментировал сопредседатель «Человек и Закон» Сергей Подузов.

О количестве проверок

Это у нас уже восьмая проверка. Но если исходить из того, что прокуратура привлекла Минюст и налоговую, — получается, 10-я проверка за год.

Я думаю, что нашу организацию проверяет еще и финансовая разведка. Причем эти проверки проходят без каких-либо извещений, это им разрешено по закону. Проверяются движения денежных средств, не направлялись ли они на экстремистскую или террористическую деятельность, нет ли каких-то преступных схем.

О доступе к банковским документам 

В 2016 году прокуратура уже проводила у нас проверку — по анонимному обращению. Были привлечены многие контролирующие организации. При этом ни у одной из проверяющих структур не возникло вопроса: «А откуда у третьего лица доступ к банковским документам „Человека и Закона“?» Никто этот вопрос выяснять не стал.

С точки зрения прокуратуры, нужно не выяснять объективную истину, а проверять соблюдение законодательства. Вот если НКО, то она должна соблюдать законодательство, а если правоохранительные органы или другие люди не соблюдают его — на это можно не обращать внимания.

Возможный исход

Если нас привлекут еще раз в этом году к административной ответственности [в июле городской суд Йошкар-Олы оштрафовал организацию на 150 тыс. руб. за публикацию информации в личном блоге сотрудника без маркировки «иностранный агент»], то у проверяющих и контролирующих органов появится возможность поставить вопрос о ликвидации. Получается, у нас будут систематические факты нарушений российского законодательства. А это уже является основанием для постановки вопроса о ликвидации.

В чем причина пристального внимания к организации

Наша организация — эффективная, не самоликвидировавшаяся после включения в реестр «иноагентов», работающая на территории всей страны. Мы — одна из немногих НКО, работающих в Поволжье. Так получилось, что базируемся в Марий Эл. Если бы находились в другом регионе, может быть, пристальное внимание было бы к другому региону и другой организации.

Дмитрий Любимов,
источник: 7x7-journal.ru

http://article20.org/ru/news/pravozashchitnik-iz-ioshkar-oly-sergei-poduzov-chelovek-i-za
11/26/2016 - 12:11

Сотрудники полиции пришли на семинар «Школы журналистских расследований» медиапроекта «Соль» и прервали его, мотивируя это тем, что в здании Дома культура «Делай Сам/а», где проходил семинар, может быть заложена бомба. Об этом на своей странице в социальной сети Facebook сообщила Александрина Елагина.

Участников семинара полиция попросила выйти на улицу. Через какое-то время их запустили обратно, но затем снова вывели всех на улицу. По словам Елагиной, на втором этаже того же здания беспрепятственно проходят занятия по танцам.

Семинары в рамках школы журналистских расследований должны пройти в Москве 26—27 ноября. Среди выступающих есть, например, директор Фонда поддержки расследовательской журналистики Григорий Пасько, на которого в сентябре нападали неизвестные.

http://article20.org/ru/news/shkolu-zhurnalistskikh-rassledovanii-v-moskve-evakuiruyut-iz
11/28/2016 - 07:08

People in Need’s (PIN) office in the eastern Ukraine's city of Donetsk has been visited by representatives of de facto authorities in non-government controlled areas who informed PIN’s representative that the official accreditation allowing PIN to operate in the area has been revoked. Authorities did not state any reason why they revoked the accreditation yet.

Local authorities have taken immediate actions to close PIN’s office including sealing the warehouse with humanitarian aid and ordering all international aid workers to leave the non-government controlled areas within 24 hours.

People in Need (PIN) is extremely concerned that this will have a negative impact on the most vulnerable civilians still suffering from the conflict in Eastern Ukraine. People in Need together with another major international organisation were the only two international organizations on the ground providing humanitarian aid in non-government controlled areas of Ukraine. PIN has been delivering humanitarian aid since late 2014 to hundreds of thousands of conflict victims in this area.

“Since the early days of the conflict, PIN has been assisting to civilians on both sides of the contact line, pursuing core humanitarian imperative and principles such as neutrality and impartiality, despite all challenges and problems associated to such work,” says the People in Need Director, Simon Panek. “Therefore we do not understand the steps of de-facto authorities preventing us from delivering the assistance for people, who are in dire need, especially with the winter started,” he adds.

The situation of dozens of thousand beneficiaries supported by People in Need is getting critical with the winter season.

“We’ve helped people with rehabilitation of their houses destroyed as a result of continued fighting. We are providing food to people living alongside the contact line as well as in the places affected by the lack of assistance,” says Tomas Kocian, PIN’s humanitarian Operations Coordinator. “In places, where infrastructure and especially water distribution system were destroyed, PIN regularly provides people with access to water,” he adds, describing the scope of PIN’s work in the area.

In 2016 alone PIN has distributed monthly food rations to 469,841 people, 104,879 individuals have benefited from shelter and house rehabilitation program, and more than 95 000 gained access to safe drinking water throughout PIN’s program in non-government controlled areas. “With upcoming winter we were to intensify our support to the most vulnerable. For example, now more than 500 households will not receive new windows to protect them from the winter,” explains Tomas Kocian.

People in Need has worked in Donetsk since November 2014. In July 2015 along with all other humanitarian NGOs, the organization had to interrupt its operation and waited to receive official accreditation from local authorities. 

“In October 2015 we received the accreditation together with one major international humanitarian organization. All other international NGOs have had to leave Donetsk. Since that moment we re-apply for the renewal of our accreditation on a weekly basis with the submission of our assistance plans for validation from the authorities,” Tomas Kocian explains on the working conditions in Donetsk. “Until now we fulfilled all the requirements from authorities and inform them very regularly about our operation and achievements. Authorities did not deliver us officially any reasons why they revoked our accreditation nor gave us any sign there were issues that needed to be tackled.”

People in Need has been working in government controlled as well as non-government controlled areas of Eastern Ukraine since August 2014. The organization still provides aid to people in Luhansk in non-government controlled areas and to beneficiaries in government controlled areas of Ukraine. Since November 2014, People in Need provided food aid to almost 570,000 people, more than 138,000 people benefited from house repairs and non-food item deliveries. Almost 296,000 people in non-government controlled areas gained access to water thanks to People in Need.

The help from People in Need to Eastern Ukraine is possible only thanks to the generous support of public collection SOS Ukraine and respected donors such as the European Commission’s Humanitarian aid and Civil Protection department (ECHO); the UK’s Department for International Development (DFID); Swiss Agency for Development and Cooperation (SDC), the Office of U.S. Foreign Disaster Assistance (OFDA); UN World Food Programme (WFP), The UN Refugee Agency (UNHCR), UN Children’s Fund (UNICEF), UN Development Programme (UNDP), Czech Ministry of Foreign Affairs or People in Need Club of friends.

For further information please get in touch:

Šimon Pánek, People in Need Director, +420 777 787 913

Tomáš Kocian, People in Need Humanitarian Operations Coordinator, +420 777 787 970

clovekvtisni.cz

http://article20.org/ru/node/6607
11/28/2016 - 07:10

Блогер Татьяна Безгодова рассказала в инстаграме, как ее чуть не забрала с Красной площади полиция за то, что она находилась там в русском национальном головном уборе — кокошнике. 

Муж Безгодовой — Сергей Безгодов — занимается фотографией и ведет блог, куда выкладывает снимки русской архитектуры от деревянного зодчества до купеческих особняков и советских зданий, а также портреты своей жены, которая часто появляется на них в национальных костюмах, в том числе и в различных кокошниках. Пара ведет популярный инстаграм.

По словам Татьяны Безгодовой, страж порядка подошел к ней и ее семье и сообщил, что ее наряд приравнивается к карнавальному костюму, а в таком виде находиться на Красной площади можно только по специальному разрешению. 

После отказа женщины снять кокошник, полицейский вызвал патрульную машину. Аргумент Безгодовой о том, что это просто ее личная одежда, не сработал. Не подействовали и фотографии из инстаграма, подтверждающие, что она часто ходит в кокошнике. Ситуацию помог решить только подошедший к ним сотрудник Федеральной службы охраны Российской Федерации.

Источник: daily.afisha.ru

http://article20.org/ru/news/politsiya-zapretila-zhenshchine-v-kokoshnike-nakhoditsya-na
11/28/2016 - 14:22

Премия "За правильный образ жизни", известная как альтернативная Нобелевская премия, вручена правозащитнице Светлане Ганнушкиной в Стокгольме “за многолетнюю приверженность делу защиты прав человека и справедливому отношению к беженцам и вынужденным переселенцам”.

Как сообщал “Кавказский узел”, решение о присуждении Светлане Ганнушкиной премии "За правильный образ жизни" (The Right Livelihood Award) за 2016 год было объявлено в Стокгольме в сентябре текущего года. Помимо Светланы Ганнушкиной, лауреатами премии стали неправительственные организации из Сирии и Египта и редакционный коллектив турецкой газеты "Джумхуриет".

Светлана Ганнушкина является учредителем и руководителем комитета "Гражданское содействие". В 1993 году она участвовала в создании Правозащитного центра "Мемориал". Возглавляемый Светланой Ганнушкиной комитет защищает права беженцев и вынужденных переселенцев. Глава комитета “Гражданское содействие” также занимается защитой прав жителей Чечни и других республик Северного Кавказа, отмечается в размещенной в разделе "Персоналии" на "Кавказском узле" биографии Светланы Ганнушкиной.

Награждение лауреатов премии "За правильный образ жизни" состоялось в Стокгольме 25 ноября, об этом говорится в релизе фонда Right Livelihood Award.

В релизе подчеркивается, что в Стокгольме Светлана Ганнушкина “воспользовалась случаем, чтобы привлечь внимание к сложной ситуации с мигрантами и беженцами”.

“Политические тенденции, которые мы сейчас наблюдаем в разных странах мира, вызывают большую тревогу. Риторика некоторых лидеров построена на антииммиграционных лозунгах, они себя позиционируют как защитников народа в своих странах. Их радикализм является серьезным вызовом для гражданского общества", - приводятся слова Светланы Ганнушкиной в релизе, размещенном на сайте фонда Right Livelihood Award.

По словам Светланы Ганнушкиной, полученную премию, около 80 тысяч евро, она направит на "непосредственную помощь беженцам, в частности, на еду, оплату жилья”. Об этом правозащитница заявила в день награждения.

Как подчеркнула Ганнушкина, в России “сейчас много беженцев, но ни одна их волна не получила полной интеграции”. "До сих пор не решены проблемы даже тех, кто приехал в Россию во время Карабахского конфликта", - цитирует 25 ноября Светлану Ганнушкину издание Deutsche Welle.

Как отмечает издание, врученная Светлане Ганнушкиной премия “известна как альтернатива Нобелевской премии”.

Премия "За правильный образ жизни" была учреждена в 1980 году по инициативе писателя и ученого Якоба фон Укскюлля с целью поддержать тех, кто предлагает действенные решения актуальных проблем. Каждый год премию “присуждают лицам и организациям, которые борются за сохранение и возрождение культурных ценностей, а также вносит вклад в урегулирование кризисных ситуаций”, информирует “Эхо Москвы”.

Напомним, что Светлана Ганнушкина номинировалась на Нобелевскую премию мира в 2016 году, также она номинировалась на Нобелевскую премию в 2010, 2011, 2012 годах. В ноябре 2013 года Светлане Ганнушкиной была вручена международная премия Стига Ларссона. В июле 2012 года ПЦ "Мемориал" и Светлана Ганнушкина были награждены норвежской премией Шюра Линдебреккеса за демократию и права человека. В июне 2011 года Светлана Ганнушкина стала кавалером Ордена Почетного легиона.

На выборах в Государственную думу 2016 года Светлана Ганнушкина возглавляла региональный список партии «Яблоко» в Чечне. Итоги выборов в Чечне местные власти согласовали заранее, и нельзя верить официальным результатам голосования, согласно которым "Яблоко" получило 0,03% голосов, заявила после выборов Светлана Ганнушкина. До голосования Светлана Ганнушкина предлагала Рамзану Кадырову принять участие в дебатах, в том числе, на тему репрессий в отношении жителей региона и миграции из Чечни в Европу. Ответ на предложение провести дебаты Светлана Ганнушкина, по ее словам, не получила. 

Источник: kavkaz-uzel.eu

http://article20.org/ru/news/svetlane-gannushkinoi-vruchena-alternativnaya-nobelevskaya-p
11/29/2016 - 09:41

Общественная палата (ОП) РФ потратит миллионы на подготовку доклада о правах человека в России. Однако сами правозащитники возмущены: вместо авторитетных специалистов и некоммерческих организаций исследование будет готовить фирма, специализирующаяся на пошиве одежды. Недовольны общественники и тем, что о конкурсе не было объявлено публично.

ОП выделила 4,5 млн руб. на подготовку доклада. К его разработке не допустили такие организации, как «Мемориал», Московская Хельсинкская группа (МХГ), «Комитет за права человека». Более того, как указано на сайте госзакупок, конкурс на подготовку исследования выиграла фирма, специализирующаяся на пошиве одежды.

Ее единственным конкурентом оказалось рекламное агентство, связанное с похоронными бюро. «Радует, что доклад готовит не похоронное бюро. Хотя, с другой стороны, это было бы концептуально – его победа красочно бы продемонстрировала обстановку с правами человека в России», – заявил «НГ» глава Центра антикоррупционной политики «Яблока» Сергей Митрохин. Политик уже обратился в Федеральную антимонопольную службу с заявлением о нарушении антимонопольного законодательства.

Яблочник убежден, что ни одно агентство не сможет подготовить доклад, не имея никакого представления о правозащитной деятельности. А ведь в техническом задании конкурса четко сказано: проект должен охватывать разный спектр вопросов – начиная с развития некоммерческого сектора и заканчивая «взаимодействием институтов гражданского общества с политическими партиями, контролем выборов».

Именно поэтому, говорит политик, привлекать будут людей со стороны: «И тут у меня возникает еще больше опасений, что задание поручат представителям псевдополитологических и околонаучных структур, которые легко освоят доклад, напишут поверхностный текст, соответствующий формальным требованиям конкурса и пожеланиям властей».

«Яблоко» также подготовило обращение к секретарю ОП Александру Бречалову с требованием предоставить информацию о будущих авторах доклада, в частности их имена и должности. В палате, по словам Митрохина, отвечают лаконично – мол, все действия в рамках закона. В установленном порядке «любое заинтересованное лицо имеет возможность» стать поставщиком услуг и товаров.

Зампредседателя комиссии ОП по общественному контролю Дмитрий Галочкин удивился таким обвинениям. По его словам, палата никогда не игнорировала позицию правозащитных структур. Он сказал «НГ», что доклад готовится ежегодно и в нем негласно учитываются позиции многих экспертов. Комментировать ситуацию с контрактом, впрочем, он отказался, посчитав ее очередными беспочвенными обвинениями.

А вот представитель МХГ Валерий Борщев убежден, что независимых правозащитников специально не допускают к деньгам ОП, чтобы они «не написали ничего лишнего». Он подчеркнул, что ОП с крупнейшими правозащитными НКО как раз не сотрудничает: «Мнения ведущих правозащитных организаций еще ни разу не учитывали. И к ним никогда не обращались с предложениями поучаствовать в подготовке доклада. Конечно, он не будет фундаментальным, он будет крайне поверхностным. И делается это осознанно – ОП всегда дистанцируется от сообщества. Нас однажды привлекли к работе рабочей группы палаты по формированию общественных наблюдательных комиссий, но лишь для галочки – ни одно мнение независимых правозащитников не учли».

Предыдущие доклады, подчеркнул собеседник «НГ», тоже носили скорее имитационный характер – предложения, которые в них содержались, абсолютно не затрагивали, к примеру, противоречия с Международной декларацией прав человека, упор был сделан на рядовые социальные вопросы.

«ОП была создана сверху, и с самого начала мы были против ее появления», – рассказал «НГ» глава движения «За права человека» Лев Пономарев. Он напомнил, что в 90-х годах ряд маститых правозащитников предлагали создать так называемый протопарламент – для решения тех вопросов, которые сейчас курирует ОП: «По аналогии с Францией. Предполагалось, что туда будут делегированы представители от социальных структур – предпринимательской, правозащитной и т.д.».

Однако власти предпочли создать «полностью подконтрольный аппарат», продолжил Пономарев. В результате «сейчас там один или два человека, которые действительно заинтересованы защитой прав граждан». 

Источник: ng.ru

http://article20.org/ru/news/doklad-o-pravakh-cheloveka-podgotovit-firma-po-poshivu-odezh
11/29/2016 - 11:47

Организация «Антимайдан» направила в Минюст РФ на имя главы ведомства Александра Коновалова обращение с просьбой проверить российские НКО «Правовое содействие — Астрея» и «Правовая инициатива». Представители движения просят проверить НКО «на предмет получения зарубежного финансирования», говорится на официальном сайте «Антимайдана».

По мнению представителей организации, через «Правовое содействие» и «Правовую инициативу» в России работает нидерландское НКО «Правовая инициатива по России» (SRJI), «деятельность которого запрещена на территории нашей страны». 

Бдительные представители «Антимайдана» указывают, что НКО не зарегистрированы в качестве иностранных агентов. 

Отметим, что из-за «Антимайдана» в реестр иностранных агентов был включен «Левада-центр». Организация полагала, что социологи получают иностранные гранты. 5 сентября центр по решению Минюста был включен в список «агентов». После этого центр направлял обращение министру юстиции Александру Коновалову. Директор центра Лев Гудков заявлял, что «клеймо "иноагента"» создает при проведении опросов проблемы «технического рода». «Государственные организации боятся с нами иметь дело в качестве "иноагента" и, соответственно, начинают приостанавливаться те исследования, которые уже запущены в России», - отмечал он. Решение Минюста было обжаловано в суде, однако 18 сентября Замоскворецкий суд Москвы постановил, что действия министерства были законными.

Источник: znak.com

http://article20.org/ru/news/antimaidan-potreboval-ot-minyusta-proverit-dva-nko
11/29/2016 - 15:42

Man and the Law is a regional human rights organisation based in Yoshkar-Ola in the Republic of Mari El. The organisation is involved in monitoring places of detention and in conducting investigations into human rights violations committed by government authorities, including law enforcement agencies. Man and the Law also provides legal and psychological assistance to victims of torture. Mr Sergey Poduzov is the Co-chairman of Man and the Law. Sergey Poduzov provides legal education for the public and strives to promote respect for human rights among government authorities throughout different outreach and legal education activities.

On 21 November 2016, inspectors of the Yoshkar-Ola City Prosecutor’s Office visited Man and the Law's office to conduct an inspection of its organisational documentation, on a Public Prosecutor's order. The inspectors demanded the organisation provide them with documentation relating to the organisation’s financial statements as well as to
activities undertaken. The investigation was based on the Federal Law No. 35-FZ on Counteraction of Terrorism (2006).

This is not the first time that Man and the Law and Sergey Poduzov have faced judicial harassment and intimidation in retaliation to their human rights work. Over the course of the past few months, Man and the Law has been subjected to inspections by the Ministry of Justice, the Ministry of Civil Defence and Emergency Response, the Ministry of Internal Affairs, the Labour Inspection, the State Housing Control Agency, and various city authorities. All the investigations were allegedly initiated on the basis of anonymous citizens’ reports against the organisation.

On 18 July 2016, the Yoshkar-Ola City Court, the Republic of Mari El, considered the administrative case against Man and Law, which had been charged under Article 19.34, Paragraph 2 of the Administrative Code, which refers to 'Violation of the operation of a non-governmental organisation functioning in the capacity of a foreign agent'. In particular, Sergey Poduzov was accused of having published three articles in his personal blog «7x7» without indicating that he works in a non-governmental organisation listed as a 'foreign agent'.
However, Sergey Poduzov wrote those articles in his personal capacity and shared them with the readers of his personal blog. Despite this fact, the court found that one article published on 22 April 2016 violated the Administrative Code as it contained the logo of Man and the Law and did not mention the 'foreign agent' status of the
organisation.

In 2015, following an earlier inspection of the organisation’s finances, Man and the Law was forced to pay a fine of €4,000 after the Justice of the Peace of Section 10 of Yoshkar-Ola judicial district found the human rights organisation guilty of failing to register as a 'foreign agent' .

Front Line Defenders condemns the ongoing judicial harassment of Man and the Law, as it believes that it has been targeted solely as a result of its legitimate work in defence of human rights in Russia.

Front Line Defenders urges the authorities of the Russian Federation to:

1. Immediately cease all further harassment and targeting of the human rights organisation Man and the Law, and its members;

2. Remove the human rights organisation Man and the Law from the registry of ‘Foreign Agents, and repeal the Federal Law №121-FZ, “On Introducing Changes to Certain Pieces of Legislation of the Russian Federation as Regards Regulation of Activities of Non-Commercial Organisations Performing the Functions of Foreign Agents” since the organisation does not engage in political activities;’

3. Guarantee in all circumstances that all human rights defenders in Russia are able to carry out their legitimate human rights activities without fear of reprisals and free of all restrictions.

http://article20.org/ru/node/6612
11/30/2016 - 08:57

Фонд «Общественный вердикт» выпустил краткий обзор «Давление на гражданское общество в России. Краткий обзор законов об иностранных агентах». Скачать файл в PDF можно на сайте организации. 21 ноября 2016 года исполняется четыре года закону об «иноагентах». «Эффективность» закона представлена ниже в цифрах и суммах. Основной вклад в эффективность привнес Минюст России, когда получил полномочия принудительно, без решения суда, включать организации в реестр. За это время в реестр «иностранных агентов» были включены экологические, благотворительные, правозащитные, просветительские, экспертные, медицинские и другие организации.

Клуб юристов НКО, так же выпустил краткий обзор «Иностранные агенты. 4 года спустя», доклад можно скачать в PDF на сайте организации.

http://article20.org/ru/news/fond-obshchestvennyi-verdikt-i-klub-yuristov-nko-vypustili-d
11/30/2016 - 11:31

The prosecutor's office of the city of Yoshkar-Ola has been conducting a routine investigation on the inter-regional NGO "Man and Law" (Chelovek i Zakon) since November 22. The prosecutors want to know if the organization complies with current legislation on NGOs and counter-terrorism.

Commentary from Alexey Kozlov, the expert of the project

We are witnessing a return to the strategy of thoroughly investigating all undesired NGOs (this was very common in 2012).

The investigation was launched by the prosecutor's office, taking advantage of the fact that practically nobody has authority over it, and other departments could follow suit. In 2012, for instance, our partners in Voronezh (EKSOTSIS Foundation) have undergone two inspections by the prosecutor's office, one by the tax authorities, and another one by the Ministry of Justice. These thorough inspections have two goals:
1. To find any facts that will allow authorities to suspend the organization's activities or at least seriously hamper them (as when fire safety officials decided that the International Memorial organization should add a new door in the basement as a fire escape to the street).
2. To paralyze the organization's activities while the inspection is being conducted. It is obvious that such inspections can be used to put pressure on organizations that are holding active public campaigns.

The involvement of the prosecutor's office in this process may mean that we are witnessing a new effort to eliminate whatever remains of civil society in Russia.

insiderussia.today

http://article20.org/ru/node/6614
11/30/2016 - 11:33

There are foreign forces who are trying to set up the local population of Yamal against the government to undermine the situation in the country. This information was provided by Ura.ru with reference to the opinion of the local political analyst Yevgeny Zabrodin and director of Yamal Internal Policy Department, Sergey Klymentyev.

According to them, the mood of protest among the Yamal reindeer herders is heated through the group "Voice of the Tundra", created in the social network "VKontakte". In this community people argue about reducing the number of reindeer herds, the consequences of anthrax outbreaks, the ambulance aviation in the tundra and the difficulties experienced by the nomads.

Officials have begun to study the behavior of members of the community and their statements, since herders previously never expressed such an active position. In his report to the deputies of the Regional Legislative Assembly, the director of the internal policy department Sergey Klymentyev showed a video in which a group of administrators are openly called provocateurs, and that are deliberately fanning the scandal of the usual household situation, writes Ura.ru.

Also, the supposed relationship between the community "Voice of the Tundra" and public organization "Batany", which was recently considered a foreign agent, is mentioned in the video. The leader of "Batany" is Pavel Sulyandziga, he is a well-known Yamal fighter for the rights of the indigenous peoples. Speaking to media, he said that the organization "could support this community, but we do not know them."

Meanwhile, the journalists managed to contact with the community's creator of "The Voice of the Tundra" on condition of anonymity. He said that he is a resident of Yamal, and the group in the social network was created to attract the attention of the media, as well as the attention of the county and municipal authorities, to environmental issues and indigenous people of the North.

The community creator considers Klymentyev's charges unfounded. "I think they have a sick imagination! They might be foreign agents(?) They just want to frighten us, because we speak the truth ", told the agency interlocutor.

Meanwhile, Yamal political analyst Yevgeny Zabrodin shares Klymentyev's opinion. He said that "there is no opposition between Yamal reindeer herders and authorities, however it is being artificially created." "There internal and external parties, interested in aggravating the situation. The first group includes people who run businesses in the field of reindeer herding. The second group are foreign funds. We were facing the same kind of propaganda in the USSR before the collapse of the Soviet Union", said the political analyst.

He drew an analogy between this situation and the conflicts that had taken place in the Khanty-Mansiysk Autonomous District. According to Zabrodin, there are disagreements between the oil companies and the indigenous people, but this opposition does not affect the relationship of between the indigenous people and government. In the Yamal region, the situation is slightly different: it is an attempt to influence the national intelligentsia and to tease the people in power. Actually it is an attempt to create a conflict. This may adversely affect the stability of the situation in the district and in the country as a whole, as Yamal is also an oil and gas producing region.

Commentary from Alexey Kozlov, the expert of the project

The habit of seeing a conspiracy, and the help of the West in everything, has been preserved in the Russian authorities since Soviet times. Contemporary Russian authorities can not assume that there are conscious citizens, who care and who want to discuss and solve urgent social problems.

In most cases it is happening because these authorities can only act according to instructions from their superiors. It is worth noting that the current law on the so-called "foreign agents" obligingly passes off a list of active NGOs that criticize the actions of the government and for this they were recognized as "foreign agents".

Similarly, as in this story, there is an organization that fights for the rights of indigenous "Batany" people and it is recognized as a "foreign agent." And what about the community in VKontakte called "Voice of the Tundra" fighting for the rights of indigenous peoples? Most likely they are also "agents". And, as can be expected, it has nothing to do with solving the problems the group members are talking about. No wonder this group will be closed by enforcement in the nearest future.

insiderussia.today

http://article20.org/ru/node/6615

Share this