Август 2016

08/02/2016 - 11:03

Администрация Владимира согласовала митинг «Справедливой России» против поправок в антиэкстремистское и антитеррористическое законодательство, получивших название «пакет Яровой», который должен пройти 3 марта. Однако пройдет он не в том месте, где планировали организаторы, и с запретом на использование автомобилей с портретом члена Совета Федерации, лидера местного отделения СР Антона Белякова. Об этом сообщает издание «ПроВладимир».

Отделение «Справедливой России» планировало провести митинг на Соборной площади, однако, по словам пресс-секретаря мэрии Александра Карпиловича, которого цитирует издание, там «запланированы иные акции». При этом эти «иные акции» в плане работы администрации не отмечены. В итоге митинг против «пакета Яровой» согласовали в Центральном парке, имеющем статус «гайд-парка». Представители СР заявляют, что согласование акции в администрации очень затягивали.

Что касается партийных «газелей» с портретом Антона Белякова, то их на митинге использовать не разрешили — чтобы не испортить плиточное покрытие в парке, сообщает издание со слов Карпиловича. Сами члены отделения «Справедливой России» заявляют, что об этом запрете не слышали. Ранее использование «газели» с Беляковым (так называемого «антонобиля») на Всероссийском Фатьяновском празднике поэзии и песни в Вязниках привело к тому, что автомобиль был эвакуирован. Полиция объясняла, что он был неправильно припаркован, а сам Беляков утверждал, что «газель» с его портретом «вызвала у сотрудников правоохранительных органов подозрение в пропаганде экстремизма».

Источник: ovdinfo.org

http://article20.org/ru/news/na-mitinge-vo-vladimire-ne-razreshili-ispolzovat-avtomobili
08/02/2016 - 12:32

На лидера новосибирского отделения «Парнаса», кандидата в депутаты Госдумы Егора Савина завели административное дело за «публичную демонстрацию нацистской символики».

Поводом для возбуждения дела, заявил Савин, стала публикация изображения со свастикой на странице в сети «ВКонтакте», которая заведена якобы от его имени.

«Я нашел эту страницу, она называется „Поддержим Савина“. Там всего 5 постов и 15 фотографий — и одна из них содержит свастику. Вся страница была создана 4 июля, буквально за 15 минут, это можно проследить по времени публикаций. Как известно, такой фейковый аккаунт делается очень легко, но теперь его пытаются ко мне привязать», — заявил Савин.

Административное дело, по мнению лидера новосибирского «Парнаса», является попыткой не допустить его до участия в выборах.

Я думаю, меня собираются снимать с выборов. Но на меня тяжело найти что-то серьезное, поэтому устраиваются такие провокации. Достаточно вспомнить, как весной ко мне в офис подбрасывали листовки с такой же свастикой, или как в июле задерживали в аэропорту Толмачево и искали какую-то запрещенную литературу.

В апреле 2016 года в новосибирском офисе «Парнаса» проходили обыски, связанные с поиском экстремистской литературы. Тогда были обнаружены листовки со свастикой, которые, по словам Савина, в офис партии подбросили.
В начале июля Савин был задержан сотрудниками правоохранительных органов в новосибирском аэропорту Толмачево. По словам лидера новосибирского «Парнаса», его подозревали в перевозке запрещенной в РФ литературы. После досмотра, в ходе которого ничего подозрительного у Савина найдено не было, его отпустили.

Источник: meduza.io

http://article20.org/ru/news/na-lidera-novosibirskogo-parnasa-zaveli-administrativnoe-del
08/04/2016 - 12:11

Костромской областной суд рассмотрел апелляционную жалобу члена ПАРНАС Андрея Пивоварова на приговор по делу о взятке полицейскому и незаконном доступе к базе данных жителей Костромской области.

Как пишет Пивоваров на своей странице в фейсбуке, суд снизил назначенный ему штраф с полутора до одного миллиона рублей. Кроме того, другому обвиняемому по делу, бывшему полицейскому Алексею Никонорову, снизили срок лишения свободы на два месяца и штраф с трех миллионов до 150 тысяч рублей.

10 июня Ленинский районный суд Костромы признал Пивоварова виновным в неправомерном доступе к компьютерной информации и даче взятки должностному лицу (часть 3 статьи 272 УК и часть 3 статьи 291 УК), а экс-полицейского — в превышении должностных полномочий, получении взятки и неправомерном доступе к информации (часть 1 статьи 286 УК, часть 3 статьи 290 УК, часть 3 статьи 272 УК).

Суд первой инстанции приговорил оппозиционера только к штрафу, а полицейского — к штрафу и трем годам и девяти месяцам колонии общего режима. С учетом решения областного суда Никоноров проведет в колонии три года и семь месяцев.

По данным следователей, в ходе подготовки к выборам в Заксобрание Костромской области Пивоваров, возглавлявший избирательный штаб Демкоалиции в регионе, дал полицейскому 50 тысяч рублей в качестве вятки за доступ к базе данных полиции для проверки достоверности сведений, полученных при сборе подписей избирателей.

«Медиазона» подробно рассказывала о деле оппозиционера Пивоварова и роли в нем врача-венеролога Романа Бакина.

Источник: zona.media

http://article20.org/ru/news/sud-smyagchil-prigovor-oppozitsioneru-andreyu-pivovarovu-i-e
08/04/2016 - 12:18

Правозащитный центр «Мемориал» считает незаконным и политически мотивированным уголовное преследование заместителя председателя Меджлиса крымскотатарского народа Ильми Умерова

Ильми Рустемович Умеров родился 3 августа 1957 года, крымскотатарский общественный и государственный деятель, заместитель председателя Меджлиса крымскотатарского народа, житель города Бахчисарай, пенсионер, имеющий украинское и российское гражданство. С мая 2016 года обвиняется по ч. 2. ст. 280.1 (публичные призывы к осуществлению действий, направленных на нарушение территориальной целостности Российской Федерации, совершенные с использованием сети «Интернет») УК РФ, предусматривающей наказание до пяти лет лишения свободы. С Умерова взята подписка о невыезде.

ФСБ вменяет Умерову, что 19 марта 2016 года в Киеве, принимая участие в прямом эфире телепередачи крымскотатрского украинского телеканала «ATR», он обратился к неограниченному количеству лиц с призывами к осуществлению действий, направленных на возвращение Крыма под юрисдикцию Украины, сказав, в частности, что «надо вынудить Россию выйти из Крыма и Донбасса».

Мы полагаем, что высказанное Умеровым мнение о статусе Крыма, разделяемое значительной частью международного сообщества и российских граждан, не содержащее призывов к насильственным действиям, не может быть основанием для уголовного или иного преследования.

Мы считаем противоречащими Конституции и международным обязательствам РФ саму ст. 280.1 УК РФ, устанавливающую ответственность за выражение мнения по поводу территориальной целостности РФ, и все известные нам вынесенные по ней судебные решения: в отношении Дарьи Полюдовой, Рафиса Кашапова, Алексея Морошкина и Владимира Заваркина.

На наш взгляд, преследование Умерова политически мотивировано и направлено на прекращение его легальной публичной общественной деятельности, а также в целом на устрашение крымских татар и других людей, высказывающих противоречащую официальной позицию по вопросу статуса Крыма, событий на Украине и российской политики в отношении этой страны. Оно находится в одном ряду репрессивных действий российской власти с незаконным запретом Меджлиса крымскотатарского народа и многочисленными уголовными делами против граждан Украины, а также российских граждан, осуждающих российскую политику в отношении Украины.

Несмотря на то, что в отношении страдающего несколькими серьезными заболеваниями Умерова не избрана мера пресечения в виде содержания под стражей или домашнего ареста, мы считаем необходимым привлечь внимание к незаконности и политической мотивации его уголовного преследования. Это связано как с неправовым характером самой ст. 280.1 УК РФ, так и с тем, что преследование за не связанное с призывами к насилию несогласие с присоединением Крыма к РФ имеет особенно вопиющий характер в случае, когда ему подвергаются не признавшие присоединение Крыма к России жители полуострова, права которых были непосредственно нарушены его присоединением к РФ вопреки их воле, в частности, крымские татары.

Мы считаем уголовное преследование Умерова незаконным и политически мотивированным и требуем его немедленного прекращения. Признание лица политзаключенным или преследуемым по политическим мотивам не означает ни согласия ПЦ «Мемориал» с его взглядами и высказываниями, ни одобрения его высказываний или действий.

Яндекс-кошелек Фонда помощи политзаключенным Союза солидарности c политзаключенными 410011205892134.

Источник: memohrc.org

http://article20.org/ru/news/pts-memorial-schitaet-politicheski-motivirovannym-ugolovnoe
08/04/2016 - 15:23

Перовский районный суд Москвы рассматривает новое дело в отношении оппозиционера Сергея Мохнаткина по гражданскому иску ФСИН. Архангельская исправительная колония № 4, расположенная в городе Котлас, обвинила Мохнаткина в поломке рации сотрудника учреждения 4 марта этого года. По словам самого оппозиционера, в тот день его избили сотрудники колони.

О новом деле Мохнаткин сообщил 20 июля своей знакомой Людмиле Вербовецкой. Оппозиционер позвонил ей из больницы Архангельска и рассказал, что в 11:00 ему принесли повестку в Перовский суд Москвы на заседание, назначенное на 10:30.

По данным RFI, колония подала иск на 10 050 рублей. Первое заседание по этому делу началось только 1 августа. В суде присутствовал общественный защитник Мохнаткина Владимир Степанов, по ходатайству которого к делу приобщили заключение судебно-медицинской экспертизы о повреждении у оппозиционера двух поясничных позвонков. Кроме того, защитник ходатайствовал об этапировании Мохнаткина в Москву, но судья ответил отказом.

«Степанов спросил, не может ли Мохнаткин участвовать в процессе по видеосвязи, на что московский Перовский суд заявил, что в их помещении нет необходимого оборудования для того, чтобы проводить видеоконференцию», — добавила знакомая оппозиционера Вербовецкая.

Она отметила, что в документах ИК-4, предоставленных в суд, говорится, что сотрудники колонии не били Мохнаткина, а только надели на него наручники, завели в автобус и увезли. «Тогда вообще непонятно, как он мог разбить эту рацию уже с наручниками на руках», — недоумевает Вербовецкая.

Следующее заседание назначено на 15 августа. Тогда в суде должны выступить представители ФСИН.

В декабре 2014 года Сергея Мохнаткина приговорили к четырем годам и шести месяцам колонии строгого режима за нападение на двоих полицейских на акции «Стратегии 31» на Триумфальной площади 31 декабря 2013 года.

Защитник Мохнаткина Владимир Степанов весной рассказал, что оппозиционер сообщил об избиении сотрудниками колонии. После этого на Мохнаткина завели дело по статье 321 УК (дезорганизация) и осудили на 11 месяцев колонии. По мнению Степанова, таким образом сотрудники исправительного учреждения пытались избежать ответственности за свои действия.

В июне Мохнаткина также осудили за оскорбление сотрудника колонии еще на 11 месяцев колонии.

Источник: zona.media

http://article20.org/ru/news/fsin-potrebovala-v-sude-oshtrafovat-oppozitsionera-sergeya-m
08/05/2016 - 11:25

Областной суд Ульяновской области утвердил решение, вынесенное ранее Железнодорожным судом Ульяновска — оштрафовать активиста Революционной Рабочей Партии Виктора Гуся на 50 тысяч рублей по статье 20.18 КоАП (блокирование транспортных коммуникаций).

11 апреля 2016 года около 300 жителей Ульяновска вышли на народный сход, было перекрыто движение у остановки «Речной порт». Граждане протестовали против очередного бизнес-строительства«Пионер-парка», которое вызвало оползень, разрушивший крупную транспортную развязку Ульяновска и поставивший под угрозу обрушения жилые дома, расположенные ниже по склону. Благодаря действиям ульяновцев глава МЧС России Владимир Пучков принял решение о приостановке строительства.

Источник: ovdinfo.org

http://article20.org/ru/news/v-ulyanovske-utverdili-50-tysyachnyi-shtraf-aktivistu-za-uch
08/05/2016 - 11:30

Обзор нарушений права на свободу собраний и свободу объединений в июле 2016

Соблюдение права на свободу объединений

В июле  организации были внесены в реестр «иностранных агентов»:

  1. Некоммерческая организация Фонд «Институт экономического анализа»,
  2. Автономная некоммерческая организация «Свободное слово»,
  3. Алтайская региональная спортивно-патриотическая молодежная общественная организация «Арктика».

Штрафы:

  1. Школа экологии «Тенгри» — 150 000 рублей.
  2. Межрегиональная общественная организация «Человек и закон» — 150 000 рублей.
  3. Краснодарская краевая общественная организация выпускников вузов Ирина Дубовицкая — 50 000 рублей.

19 июля судья Московского городского суда Анна Селиверстова отменила постановление Пресненского районного суда Москвы и прекратила административное дело в отношении Ассоциации «Голос».

4 июля в офис партии "Яблоко" с проверкой пришли без какого-либо уведомления работники прокуратуры, министерства юстиции и МВД. В партии предполагают, что проверка началась в связи с грядущими выборами.

Трое членов Самарского отделения ПАРНАС вызваны на допрос в правоохранительные органы. Сопредседатель самарского отделения ПАРНАС Андрей Балин должен явиться на допрос в региональный Следственный комитет 14 июля.

18 июля городской суд Йошкар-Олы рассмотрел дело об административном правонарушении, допущенном, по мнению чиновников регионального управления Роскомнадзора, межрегиональной общественной организацией «Человек и Закон». Поводом к административному преследованию старейшей правозащитной организации Марий Эл послужили три публикации сопредседателя «Человек и Закон» Сергея Подузова в его личном блоге на «7x7». Штраф – 150 000 рублей.

Минюст прекратил дело фонда «Общественный вердикт» о непредставлении отчета. «Чиновники Минюста сообщили правозащитникам, что после того, как судья судебного участка № 423 Тверского района Москвы вернул протокол об административном правонарушении обратно в Минюст, а фонд повторно отправил отчетные документы в ведомство, протокол в отношении "Общественного вердикта" не будет направлен в суд», — говорится в сообщении фонда.

Арбитражный суд Нижегородской области завершил конкурсное производство в отношении правозащитной организации "Комитет против пыток". Тем самым суд удовлетворил ходатайство конкурсного управляющего, который сообщил, что установлена и включена во вторую очередь реестра требований кредиторов задолженность в размере 640 тысяч рублей, в третью - 900 тысяч рублей, а всего - 1,5 миллиона рублей.

Региональное управление министерства юстиции завершило проверку Саратовского областного Союза солдатских матерей и предписало до января 2017 года устранить выявленные нарушения. По расчетам главы реготделения Лидии Свиридовой, на устранение обнаруженных недочетов уйдет около 300 тысяч рублей, что эквивалентно штрафу.

Пресненский суд Москвы вынес решение о ликвидации некоммерческой ассоциации "Голос" за грубые нарушения закона об НКО. "Удовлетворить административный иск Министерства юстиции в полном объеме", — говорится в решении суда. В нем подчеркивается, что ассоциация "Голос" будет ликвидирована и исключена из Единого государственного реестра юридических лиц.

Оренбургский областной суд отклонил две жалобы представителей межрегиональной общественной организации "Комитет по предотвращению пыток" на постановления судов о наложении штрафов на организацию и ее бывшего председателя.

 

Соблюдение права на свободу собраний

Задержанных активистов, минимум — 22
Административные дела — 7
Ограничение или лишение свободы — 7 суток
Штраф — 10 000

1 июля на участников движения «Очередники Москвы», которые решили объявить голодовку около приемной партии «Единая Россия» в Москве, составили административные протоколы по статье о нарушении порядка проведения митинга. А 4 июля, в продолжении акции «Голодовка на ногах», произошло грубое задержание участницы голодовки в обморочном состоянии.

С осужденной по «Болотному делу» Александры Наумовой (Духаниной) сняли судимость и условный срок — на полгода раньше, чем у нее завершалось наказание. Это стало возможным, так как она отбыла большую часть условного наказания.

4 июля Тверской суд Москвы признал еще одного музыканта, Ивана Харьковского, виновным в «организации массового одновременного пребывания и (или) передвижения граждан в общественных местах» и приговорил к штрафу в 10 тыс. руб.

Европейский суд по правам человека коммуницировал жалобы 15 задержанных на публичных мероприятиях в Москве 21 февраля и 30 декабря 2014 года. 21 февраля у Замоскворецкого суда были задержаны около 200 человек, пришедших поддержать узников Болотной — в этот день началось оглашение приговора по «Делу восьми». Среди задержанных оказались и десять человек, позднее подавшие жалобу в ЕСПЧ, в том числе Павел Бардин, братья Дмитрий и Алексей Карельские, Сергей Пархоменко. Михаил Кригер, Лев Пономарев и еще трое заявителей оказались 30 декабря на Манежной площади среди 255 человек задержанных за сход в поддержку Алексея и Олега Навальных в связи с приговором по «Делу „Ив Роше“».

5 июля сотрудники ФСБ явились на «Эхо Москвы» в рамках расследования уголовного дела о публикации на сайте радиостанции статьи Андрея Пионтковского, якобы призывающей к нарушению территориальной целостности России и разжигающей ненависть и вражду по признаку национальности.

Таганский суд Москвы постановил выплатить компенсацию морального вреда четверым бейсджамперам, которые проходили обвиняемыми по делу о покраске звезды на сталинской высотке, но были оправданы. Каждый из них получит около 90 тысяч рублей.

Четверо участников «дачинга», устроенного 3 августа 2014 г. Фондом борьбы с коррупцией (ФБК), подготовили жалобу в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ). В тот день активисты на автобусе и машинах выехали в деревню Акулинино, где проживают, в частности, гендиректор «Ростеха» Сергей Чемезов и экс-президент РЖД Владимир Якунин, но у въезда на охраняемую территорию были избиты неизвестными. Всего в полицию обратились 11 человек с телесными повреждениями, однако полиция шесть раз отказывала в возбуждении уголовного дела. Не реагировал на обращения и Следственный комитет, а суд встал на сторону правоохранителей. В итоге нападения не расследовались, несмотря на наличие видеозаписей.

8 июля создателя и руководителя «Правозащитного совета», известного гражданского активиста Темура Кобалия судебные приставы задержали в Международном аэропорту Волгограда. Более десяти человек встретили Темура с фотоаппаратами и видеокамерами, чтобы узнать об имеющейся задолженности по уплате штрафа АНО "Молодёжный центр консультации и тренинга", директором которой является Кобалия. Позже Темура отпустили.

Организаторы традиционного московского RAW-Fest, который должен был состояться 9-10 июля, объявили о его отмене из-за давления властей. «Мы провели долгий день в обществе правоохранительных органов. Нам озвучили много причин, по которым фестиваль не состоится. Органы обещают и нам, и вам проблемы в любом месте, куда бы мы всё ни перенесли. Альтернативного решения, кроме отмены, нет», – говорится на официальной странице мероприятия во «ВКонтакте».

Осужденный по делу о беспорядках на Болотной площади 6 мая 2012 года Сергей Кривов освобожден из колонии, сообщает активистка Мария Архипова.

17 июля на улице Малой Садовой житель Петербурга устроил одиночную акцию, протестуя против пакета антитеррористических и антиэкстремистских законов депутата Государственной Думы Ирины Яровой. Пикет был прерван полицией, а его организатора и единственного участника задержали и доставили в ОВД.

Конституционный суд РФ разрешил митингующим заклеивать рот скотчем, делать на лице рисунки или клеить стикеры. Такие методы суд счел выражением мнения участников акций. В то же время суд напомнил, что использование в ходе пикетов масок, балаклав или предметов, намеренно скрывающих лицо митингующего, является нарушением закона и влечет административную ответственность

Активный участник московских протестных акций Василий Недопекин 26 июля был задержан полицией в своей квартире. Около 9:30 его разбудил пришедший домой участковый, который сообщил, что он поставлен на профилактический учет и должен немедленно проехать в ОВД. После того, как Недопекин отказался, за ним приехал наряд полиции. В ОВД активисту предложили «сотрудничать», а когда он отказался, заявили, что тогда «разговор будет другой». Ему задавали множество вопросов, в том числе о том, в какой партии он состоит и за какой футбольный клуб болеет. Затем ему показали распечатки протоколов по статье 20.2 КоАП (о нарушении правил проведения публичного мероприятия) и начали угрожать возбуждением уголовного дела о «неоднократном» нарушении — по статье 212.1 УК, максимальное наказание по которой составляет пять лет лишения свободы. Между тем число обвинительных судебных решений по статье 20.2 КоАП, вступивших в законную силу за последние полгода у Недопекина, возможно, меньше трех, необходимых для возбуждения уголовного дела.

 

Нарушение прав человека в Республике Крым

Госсовет Крыма призвал "мировое сообщество" не финансировать Меджлис крымских татар, деятельность которого запрещена в РФ. В заявлении Госсовета Крыма говорится, что членами этой организации ведутся "систематические экстремистские действия" и создаются вооруженные формирования на границе с РФ. В Меджлисе заявление назвали "пустым документом", который станет "основанием для преследования активистов организации".

 

Политическая эмиграция

В начале июля куратор проекта «Открытая библиотека», в рамках которого в библиотеке имени Маяковского в Санкт-Петербурге проводились ежемесячные «Диалоги», Николай Солодников покинул Россию. «Как только станет известен мой статус и в каком состоянии находится дело, которое ведет отдел по борьбе с терроризмом, в этот момент я готов вернуться. Но не для того, чтобы сесть», — сказал Солодников.

Против публициста из города Усолье-Сибирское в Иркутской области Светланы Синьковой было возбуждено уголовное дело по статье 205.2 УК («публичные призывы к терроризму или его публичное оправдание»), из-за чего она в июле бежала в Финляндию.

76-летний российский политический активист Владимир Ионов получил убежище в Украине. Владимир покинул Москву и уехал в Украину в декабре 2015 года в связи с возбужденным в его отношении уголовным делом. В январе 2016 он подал заявление на статус беженца в Киеве.

http://article20.org/ru/content/obzor-narushenii-prava-na-svobodu-sobranii-i-svobodu-obedin-22
08/05/2016 - 14:14

Аппарат уполномоченного по правам человека в РФ Татьяны Москальковой подал кассационную жалобу на приговор активисту Ильдару Дадину, осужденному за нарушения правил проведения митингов. Об этом сообщил адвокат заключенного Алексей Липцер. 

По словам юриста, приговор Дадину обжаловали после того, как защита осужденного обратилась к омбудсмену за поддержкой, пишут "Новые известия".

Двумя неделями ранее стало известно, что активист стал фигурантом нового уголовного дела. Статус Дадина по новому делу не назывался. 

Позже выяснилось, что дело возбуждено по статье 282 УК РФ ("Экстремизм") по итогам мониторинга Басманной прокуратуры. Сотрудники надзорного ведомства обнаружили признаки нарушения закона в записях от 2014 года одного из аккаунтов сети Facebook, зарегистрированного на имя Ильдара Дадина. 

При этом супруга активиста Анастасия Зотова отмечала, что доподлинно не известно, является ли ее муж владельцем аккаунта, в котором прокуратуру обнаружила нарушения. "Пока что дело выглядит так: некто пока неизвестный заводит аккаунт, называет себя Ильдаром Дадиным, пишет посты, а потом часть из них удаляет в то время, пока настоящий Ильдар находится в СИЗО без доступа к интернету", - рассказала жена заключенного. 

В апреле 2016 года Дадина этапировали из московского следственного изолятора N4 в следственный изолятор Санкт-Петербурга N1 "Кресты". В конце июня осужденного снова доставили в Москву для дачи показаний по некоему делу, а во время допроса 7 июля следователи интересовались его активностью в социальных сетях.

Ильдар Дадин по сей день остается единственным осужденным по статье 212.1 УК РФ ("Неоднократное нарушение установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования") после ее появления в новой редакции Уголовного кодекса РФ летом 2014 года. 7 декабря 2015 года судья Басманного суда Наталия Дударь приговорилаактивиста к трем годам колонии общего режима. Это оказалось строже, чем два года, о которых просила прокурор. 

Судья Московского городского суда Наталья Борисова, рассмотрев 31 марта 2016 года апелляционную жалобу на приговор, сократила Дадину срок лишения свободы с трех лет до двух лет и шести месяцев.

Источник: newsru.com

http://article20.org/ru/news/ombudsmen-rf-obzhalovala-prigovor-ildaru-dadinu
08/08/2016 - 12:50

В центре Москвы у офиса «Единой России» 39-й день голодают многодетные матери. Они стоят в очереди на льготное жилье. Некоторые — больше 20 лет. Женщины протестуют из-за объединения нескольких очередей на жилплощадь в одну. Выбор места для голодовки объясняют так: очереди объединили при мэре Собянине, а он — один из лидеров «Единой России».

Раньше те, кто подал заявку на бесплатную квартиру до 2005 года, были в одном списке. Остальных поделили еще на две очереди: за бесплатным жильем и за субсидией. После их объединения в 2014 году многие очередники были отодвинуты на несколько тысяч позиций назад.

Кто только не приезжает к матерям (их было десять, сейчас голодают четверо, остальные сделали перерыв и вернутся в ближайшие дни). В Банный переулок тянутся волонтеры, члены Совета по правам человека, уполномоченная по правам человека при президенте, депутаты нынешней Госдумы, оппозиционные кандидаты в Госдуму следующего созыва. И только из «Единой России», из департамента городского имущества, из мэрии — до сих пор никого.

Единственные представители власти, которые жалуют голодающих матерей постоянным вниманием, — это полицейские.

Банный переулок, пятница. Сквер, где располагался лагерь многодетных матерей, окружен металлическими заграждениями, как на митингах. Входа нет. Огорожена даже площадка с тренажерами. Земля укрыта белой пленкой. На ограде объявление: «Ведутся работы по благоустройству и посеву газона». И безымянная подпись: «Администрация».

Шатер, в котором голодали матери, зачистили накануне. Женщины уехали на встречу с уполномоченной по правам человека в Москве Татьяной Потяевой. Сторожить лагерь остались шесть человек из «группы поддержки», тоже очередники. Через два часа они позвонили матерям и сообщили, что шатер сносят «какие-то копатели с лопатами», а полицейские стоят рядом и фотографируют.

Лариса Дроздова и Надежда Соболькова вернулись в лагерь быстрее остальных. И тут же были задержаны за «неповиновение сотрудникам полиции».

— Еще нам в протоколе написали, что мы бегали по газону, пытались скрыться от полиции и зачем-то разбрасывали свои вещи, — смеется Лариса.

«Группу поддержки» в полном составе тоже увезли в ОВД «Мещанский». Всем вручили повестки в суд.

У сквера дежурит наряд полиции. Окно в машине открыто. Спрашиваем полицейских про голодающих матерей.

— Здесь их нет. Ушли они, — сотрудник за рулем разговаривает с нами, не отрываясь от игры в смартфоне. — Дежурим, чтоб их больше не было. Если руководство посчитает, что нам здесь делать нечего, мы уедем.

Полицейский вылезает из автомобиля, отходит на пару метров и молча смотрит в сторону офиса «Единой России». Потом признается:

— Не хочу вдаваться в эти политические прения. Часто бываем на митингах, слышим многое и с той, и с другой стороны. Потом обдумываешь это, и смешно становится. Ладно, — мужчина отмахивается, — эта полемика не в рамках нашей деятельности.

В управе Мещанского района, расположенной в десяти минутах отсюда, о «посеве газона» в Банном переулке не знают.

— Да, это моя территория. Но я никаких работ не согласовывал, — говорит нам замглавы управы по вопросам благоустройства Сергей Дуюн. — Скорее всего, трава там взошла, вот и прикрыли пленкой. Это вам в «Жилищник» надо. Они обслуживают дворовые территории.

В «Жилищнике» (проще говоря — в ЖЭКе), в отделе благоустройства, сидят три женщины.

— Ну, конечно, все работы согласованы, — грубо отвечают они, уткнувшись в телефоны, как и полицейские. — А с какой целью вы интересуетесь? Ваша работа какая? Проверять благоустройство?

Директор организации Анна Колесникова тоже отказывается с нами общаться. Секретарша решительно указывает на дверь:

— Ничем вам не могу помочь. Рабочий день закончился. — На часах 15.45. — Покиньте помещение!

Матери прячутся от жары в библиотеке по соседству, где им по-прежнему дают заряжать телефоны и пользоваться уборной. Восстанавливать шатер в другом месте женщины не стали. Голодать продолжают Лариса Дроздова, Светлана Вдовина, Надежда Соболькова и Светлана Демина. Пока их четверо, они ночуют в «жигулях» Деминой. Там даже теплее и безопаснее, «закрылся — и дежурных дергать не надо». Но скоро к ним присоединятся остальные активистки, они временно прервали голодовку по медицинским показаниям.

— Они вернутся, только здоровье подправят, умирать же не хочется, — говорит Лариса. — Мы когда сухую голодовку вели несколько дней, совсем плохо было. Сахар упал, давление подскочило. Кожа такая сухая-сухая стала. Вот у Светы почки второй день ноют.

Сама Лариса (пятеро детей) за 39 дней голодовки потеряла 17 килограммов. Остальные — от семи до десяти.

На прошлой неделе матери посетили встречу с единороссом Николаем Гончаром. Он идет кандидатом в депутаты Госдумы по Центральному административному округу Москвы.

— Это надо было видеть, — вспоминает Демина. — Мы ему все высказали. Он даже очки снял, так на нас смотрел. Потом прогонял: «Уйдите, я здесь с избирателями общаюсь». А люди там сидели, молчали, слушали нас.

Женщины словно бы сами участвуют в избирательной кампании — принимают кандидатов в депутаты. Первой приезжает Юлия Галямина, идущая на выборы от «Яблока».

— У меня уже пять знакомых кандидатов хотят с вами тут дежурить. Можем график сделать. Когда рядом кандидат, полиция не имеет права никого задержать, — говорит Галямина. — Вы только поймите, для вас выгоднее в этой пиар-истории говорить о том, что вы боретесь с коррупцией. А не за свое жилье. Извините за цинизм, но это выглядит не так интересно. Потому что некоторые думают: «Ах, бесплатное жилье хотят, вот нахлебники».

Лариса соглашается, кивает:

— Это правда. Мы бы успокоились, если бы к нам вышли и честно сказали: «Граждане, нужно Крым восстанавливать, вооружение поднимать, а вы как-нибудь сами». Это хоть было бы честно.

Галямина уезжает на встречу с жителями своего района.

— Мы когда поборем эту стену, будем очень активными гражданами, — говорит ей вслед Лариса.

Следующий посетитель — Николай Ляскин, кандидат от Партии прогресса. Он обещает очередникам, что будет рассказывать о них на каждой своей встрече с избирателями. Женщины благодарны за любое упоминание, лишь бы больше людей узнали об их проблеме.

Матери возвращаются к машине, достают из нее раскладные табуретки и направляются к офису «Единой России». Голодающие устраиваются на тротуаре напротив партийного штаба. Рядом ставят бутылку воды. Мимо идет местная жительница с пакетами продуктов из магазина.

— Вас все-таки выгнали! — восклицает сочувственно.

— Вы уж извините, если мы вас стесняли, — говорит Лариса.

— Никого вы не стесняли, даже не выдумывайте!

Мы уезжаем. А через полчаса приходит смс от Светланы: их снова задержали, Надежду и Ларису везут в Мещанский районный суд, а Свету — в ОВД.

— Как только вы уехали, я пошла в машину за кофтой, — рассказывает мне по телефону Демина. — Подошел человек в штатском и схватил меня за руку. Потребовал документы и ни с того ни с сего поволок в полицейскую машину. Девочек, Надю и Свету, тоже забрали. Но их повезли в суд из-за вчерашнего задержания. А мне вменяют, что я мешала проходу пешеходов по тротуару.

«Человеком в штатском» оказался начальник ОВД «Мещанский» Игорь Морковник. Когда я приезжаю в суд с водой для Ларисы и Надежды, он сторожит их у скамейки. Спрашиваю, сколько еще женщинам ждать своего заседания. В ответ Морковник скрещивает руки на груди и демонстративно смотрит в потолок.

Лариса, смеясь, пересказывает мне диалог одного из задержанных с приставом:

— Когда уже наша очередь?

— Сначала политические, — пристав кивнул на матерей, — потом вы.

Женщины просидели в суде шесть часов. Заседание началось в 21.00, но продлилось 15 минут — перенесли на 18 августа. А у Светланы Деминой в ОВД поднялось давление, ей вызывали «скорую».

http://article20.org/ru/news/lager-mnogodetnykh-materei-golodayushchikh-u-ofisa-edinoi-ro
08/08/2016 - 12:58

В июне история с реестром иностранных агентов преподнесла гражданским активистам новые резонансные сюжеты: Министерство юстиции обратило внимание на здравоохранение и клеймило печатью позора организации, борющиеся со СПИДом и наркофобией. Между тем официальный реестр иностранных агентов пополняется регулярно, а многие НКО уже успели проработать с этим клеймом не один год. Некоторые из них говорят «ничего страшного», другие описывают чудовищные сокращения объемов работы, третьи лишились финансирования и работают бесплатно, а кто-то ликвидировал организации и ушёл в нерегистрируемое подполье. Закон один, а последствия для всех разные. Как и методы борьбы. В этом материале мы собрали пять историй организаций — иностранных агентов.

Иван Павлов,
адвокат, кандидат юридических наук, капитан «Команды 29»:

Мы работаем на острие общественных проблем: проблем чрезмерной закрытости власти, доступа граждан к социально значимой информации — всё это очень чувствительные сферы для нашего государства. Поэтому мы, конечно, понимали, что все процессы давления на гражданское общество, в том числе на НКО, могут коснуться и нас. В Санкт-Петербурге мы вместе с организацией «Солдатские матери» были первыми включены в реестр иностранных агентов.

У прокуратуры к нам было пять претензий, пять пунктов, которые назвали «политической деятельностью». Моя встреча с Обамой в 2013 году; поездка нашего сотрудника в Лондон на саммит Open Government Partnership; публикация на нашем сайте аналитического обзора изменений в законодательстве, касающихся обработки персональных данных; проведение нами исследования сайтов правоохранительных органов, прокуратуры, судов и публикация его результатов. Ещё мы проводили премию «Права знать» и определяли там не только героев, но и антигероев, и в качестве антигероев участники голосования выбрали Госдуму за антипиратский закон (этот же закон выиграл в номинации «Провал года»). Мы неоднократно спорили с прокуратурой по поводу этих обвинений. В результате первые два пункта отпали, а все остальные так и остались «политической деятельностью».

История не знает ни одного успешного оспаривания организациями статуса иностранного агента, потому что сам закон не правовой — он политический. Вот принято такое политическое решение, как можно с ним спорить? Его можно только исполнять, а все, кто против, могут расслабиться. Это не лежит в плоскости судебного оспаривания.

Ведь все эти законы принимались для того, чтобы создалась атмосфера, которая парализует работу независимых некоммерческих организаций, и не только тех, кто в списке, но и всех остальных. Они смотрят на всё происходящее вокруг, пребывают в шоке и думают, как бы им не попасть в этот список. Может, отказаться от финансирования вот этого? Может, не заниматься этим проектом? В любом случае организации стали урезать свою деятельность. Даже если они просто руководствуются какой-то самоцензурой, это тоже сокращает эффективность организации. Работать в качестве НКО в России стало просто невыносимо: слишком дорого, неэффективно и ресурсоёмко. И мы просто ушли из этой сферы, поняв, что здесь уже невозможно вести независимую гражданскую активность. 

Мы заранее подготовили план Б, реализовали его и выяснили сами для себя, что мы стабильная команда и можем проходить через кризисы. Можно сказать, мы даже благодарны за развязанную против нас кампанию, потому что она помогла нам мобилизоваться, перестроиться, и теперь мы совершенно независимы от того, что происходит в сфере НКО. Работаем мы как раньше, но законодательство об НКО и иностранных агентах на нас не распространяется. Ведь мы не организация, у нас нет регистрации, уставов, мы просто некое сообщество, коллектив, команда единомышленников. В таком виде мы практически неуязвимы. 

Конечно, мы все бьём себя в грудь и говорим, что мы в хорошей компании, я сам горжусь соседями по «агентскому» реестру. Иногда даже смеюсь, что пора бы позаботиться о чистоте рядов, чтобы туда не попали какие-нибудь самозванцы. Это, знаете, такая ирония, без которой очень сложно сейчас выживать в России. И, между прочим, эта ирония, а иногда и сарказм — самое действенное оружие против тех средств, которые против нас применяют. Власть делает всё, чтобы дискредитировать нас, подвести к черте. Поэтому нужно не терять оптимизм, но всё-таки осторожно относиться ко всем процессам в этой сфере. Вот уже начали уголовное преследование в отношении руководителя «Женщин Дона» Валентины Череватенко. И это, к сожалению, не самое опасное, что может с нами произойти. 

Елена Срапян,
пресс-секретарь комитета: Комитет «Гражданское содействие»

внесли в реестр иностранных агентов 20 апреля 2015 года, вскоре после того, как мы выиграли дело в Конституционном суде о немотивированных проверках прокуратуры. Тогда суд признал внеплановые проверки некоммерческих организаций незаконными, и сразу после этого прокуратура стала наведываться к нам все чаще. Когда к нам пришли с очередной проверкой, мы должны были передать прокуратуре отчётность — наш бухгалтер чуть не умерла: надо было отксерокопировать тысячи страниц документов в совершенно нереальные сроки, приходилось заниматься этим сутками. Кажется, в нашей истории с «иностранными агентами» всё абсурдно: начиная с полного игнорирования постановления КС и заканчивая тем, что нам вменялось как политическая деятельность. Например, участие в антикоррупционной экспертизе, которая была выполнена юристами, аккредитованными в Минюсте, на деньги президентского гранта. То есть проект, выполненный на российские деньги по заказу российского государства, был назван политической деятельностью иностранного агента. Или пикет 9 октября 2014 года у посольства Республики Азербайджан, в котором «Гражданское содействие» как организация вообще не принимала участия. В нём участвовали частные лица, которые выступали против политики Азербайджана по отношению к правозащитникам в Баку. Как это связано с влиянием «Гражданского содействия» на политику России — непонятно. Тогда нашему руководителю Светлане Ганнушкиной сказали: «Вы можете даже сами не сознавать, что своими действиями меняете государственную политику». 

В качестве иностранных были признаны в том числе деньги Управления верховного комиссара ООН по беженцам, которое финансирует нашу общественную приемную. Несмотря на то что Россия ратифицировала конвенцию о беженцах и является частью ООН, так что это фактически не иностранная, а международная и частично российская организация.

Мы не стали отказываться от иностранных грантов, хотя их количество значительно уменьшилось после внесения нас в реестр иностранных агентов и принятия закона о нежелательных иностранных организациях. Например, пострадала школа для мигрантов, где мы учили их русскому языку, основам компьютерной грамотности и российского законодательства — для мигранта из Африки разобраться в нём практически невозможно. У нас был проект, в котором мы пытались объяснить людям их права и обязанности, процедуру убежища и другие минимально необходимые вещи. Этот проект финансировался американским фондом National Endowment for Democracy (NED), и когда фонд запретили, мы этого финансирования лишились моментально. Аналогичная ситуация произошла с внесением в список нежелательных иностранных организаций фонда Сороса, в частности его подразделения «Открытое общество», которым финансировался проект «Правовая и социальная помощь трудовым мигрантам». В рамках этого проекта мы добивались возврата долгов от людей, которые кидали мигрантов на деньги (это бывали крупные суммы), занимались запретами на въезд. У нас очень много ведомств, которые могут внести человека в чёрный список, и это закрывает въезд в Россию, что для многих людей, у которых здесь работа, ставит крест на ближайшем будущем. Очень часто люди попадают в этот чёрный список по ошибке: по неснятым обвинениями или из-за правонарушений, которых они никогда не совершали. Сам человек эту ситуацию разрешить не может — с ним просто никто не будет общаться. А мы шли в суды и умудрялись доказывать, что внесение в чёрный список ошибочно.

Большим ударом стало лишение помещения нашего Центра адаптации детей беженцев.

Третий важный вид деятельности в рамках трудового проекта — мониторинг административных выдворений. По сути, это такой депортационный конвейер, из-за которого сотни тысяч мигрантов изгоняются из России, без соблюдения каких-либо прав, с последующим запретом на въезд. И когда в конце года Сорос оказался незаконным в РФ, эти проекты остались без финансирования. Причём они функционируют и сейчас, но люди в них работают без зарплаты. Мы просто не можем взять и бросить то, чем мы занимаемся, и объявить трудовым мигрантам, что мы им больше не помогаем.

Большим ударом стало лишение помещения нашего Центра адаптации детей беженцев. Это помещение, которое было предоставлено нам на условиях бессрочной аренды горимуществом, мы его арендовали с 1998 года. И буквально весной, как только мы были внесены в реестр, нас уведомили о расторжении договора. Ещё какое-то время мы там работали, пока туда просто не пришли и не поменяли замки. Теперь детский центр ютится на временных площадках, и это очень неудобно. А в условиях очень ограниченного финансирования эту проблему решить почти невозможно.

Мы, безусловно, ощутили совсем другое отношение к нам бюджетных учреждений. Например, в одном из проектов наши сотрудники проводили в московских школах выставку памяти Анны Франк, и если до 20 апреля на эти выставки стояла очередь из желающих школ, то после ситуация резко изменилась. У нас произошла неприятная ситуация с фондом United Way, который хотел финансировать наш детский центр, но передумал, когда нас внесли в реестр.

Оказалось, что «иностранный агент» — это такое клеймо, после которого с тобой боятся работать не только «чужие», но и относительно «свои»: никто не понимает, к чему это может привести, все боятся, атмосфера очень напряжённая. В прошлом году мы предложили организации, в которой работают наши бывшие сотрудники, принять участие в составлении доклада «Россия как страна убежища» (в рамках проекта «Право на убежище» на деньги президентского гранта). Они не только отказались, но и попросили их вообще никак не упоминать именно потому, что мы внесены в реестр. Конкретно нам это клеймо доставляет действительно много неудобств, потому что мы работаем, в том числе со многими бюджетными учреждениями и всегда плотно сотрудничали с государством, пытаясь устанавливать доверительные отношения с чиновниками. Менять структуру организации, ликвидироваться, а потом появляться в какой-то другой форме мы не можем: наша организация очевидно более консервативная и менее гибкая, чем, например, ассоциации юристов. Поэтому продолжать работать приходится в таких условиях. 

 

Глеб Гавриш,
руководитель отдела по связям с общественностью «Трансперенси Интернешнл — Россия»

Когда эта история с иностранными агентами только началась, мы понимали, что рано или поздно нас она тоже коснётся, потому что примерно представляем логику, которой руководствовались создатели закона. Это был вопрос времени, и когда Минюст внёс нас в реестр, мы нарвались на штрафы, довольно серьёзные по нашим меркам.

Первой реакцией, конечно, было отторжение — мы не считаем себя иностранными агентами. Да, мы получали финансирование от секретариата Transparency International в Берлине (и вся отчётность есть у нас на сайте), но политической деятельностью на иностранные деньги не занимались. Сначала нам настойчиво рекомендовали войти в этот список самостоятельно — мы этого не сделали, потому что тогда думали, что это позволит нам избежать этой жёлтой звезды на рукаве. Потом вышла поправка к закону, по которой Минюст смог вносить организации в реестр без их согласия — тогда у нас уже не осталось другого выхода.

Политической деятельностью тогда посчитали даже выступление нашего генерального директора на радио. То есть если «Эхо Москвы» приглашает Елену Панфилову в эфир, и там она отвечает на какие-то вопросы о событиях в нашей стране, она таким образом, по мнению прокуратуры, занимается политической деятельностью. При этом на тот момент в законе не было даже определения политической деятельности. Совершенно кафкианская ситуация. 

Мы неоднократно подавали апелляции в разные инстанции — районный суд, городской суд, везде проиграли и вынуждены сейчас выполнять требование закона и везде писать — на сайте, на всех раздаточных материалах, — что мы внесены в этот реестр. Это, в общем, довольно позорная необходимость, да и формулировка подобрана совершенно фантастическая: когда говорят слово «агент», сразу представляешь вражеского шпиона с усами и в очках, который лазит по подворотням какого-нибудь министерства и выведывает секреты. На деле всё оказалось не так уж плохо, только вот львиная доля нагрузки пала на административный и юридический отделы. Последний отчёт, который мы подали в Минюст, содержал полторы тысячи листов, которые коллеги собирали в течение долгого времени. А на днях мы ещё довозили какие-то бумажки, то есть в Минюсте это всё действительно читают. Соответственно, когда коллеги собирают документы для госорганов, они не могут заниматься своей работой — борьбой с коррупцией.

Мы не должны никак отчитываться по зарубежным грантам, помимо детального рассказа с доказательствами о том, что мы сделали. А Минюст требует акт о выполненных работах. Мы этот акт предоставить не можем, поэтому вынуждены по каждому из проектов получить сопроводительное письмо, что жертвователь претензий не имеет. Пока эти истории касаются довольно скучных бюрократических вещей, но понятно, что в любой момент может произойти что-то, что остановит нашу работу, могут амбарный замок на дверь повесить, и всё.

Что касается репутации, с нами отказался работать только один партнёр, в остальном люди видят, что мы в этом реестре в хорошей компании, и относятся с пониманием. Не будет преувеличением сказать, что все российские НКО, которые занимаются чем-то полезным и хорошим: правозащитой, защитой детей, экологическими проектами, борьбой с коррупцией — все в этом списке есть, и люди понимают, что «иностранный агент» — это не клеймо зла, а просто такая игра с государством. Те граждане, которые и до возникновения этого реестра были уверены, что все НКО едят печеньки Госдепа, просто получили этому подтверждение. А те люди, которые видят наши реальные дела, понимают, что мы не жируем, что мы патриоты, пропустили эту историю мимо ушей. Как доверяли, так и доверяют, и это очень здорово.

Пока я не готов говорить, будем мы подаваться на выход из реестра или нет, но от иностранного финансирования полностью, наверное, не откажемся, потому что не видим в этом смысла. Мы занимаемся теми проектами, которые помогают стране, и если иностранные грантодатели готовы давать на это деньги, то почему нет. 

 

Елена Герасимова,
директор Центра Социально-трудовых Прав

Мне кажется, что в случае Центра социально-трудовых прав история с включением в реестр иностранных агентов получилась совсем курьёзная. Это связано с тем, что под «политическую деятельность», которая в рамках этого закона может трактоваться как угодно, в нашей ситуации попали действия, которые в законе прямо прописаны как не считающиеся политической деятельностью: научная публикация, мероприятие, посвящённое ликвидации детских садов, и участие в форуме по защите трудовых прав. ЦСТП действительно получал иностранные гранты, но не потому, что это наша принципиальная позиция, а лишь потому, что мы никогда не могли найти достаточное количество российских денег, чтобы поддерживать сколько-нибудь значительную работу организации. Поскольку с принятием закона об иностранных агентах даже очень далёкие от политики организации попали в реестр, мы понимали, что нам это тоже может грозить, но всё же надеялись, что нас эта участь минует, так как везде и всегда в государственных органах нас поддерживали, высоко оценивали нашу работу и утверждали, что защита трудовых прав — это очень важно и нужно государству. В этом плане наша совесть чиста, но это не отменяет всех тех проблем, которые уже успели свалиться на нас в связи с этим законом.

Несмотря на то что мы намерены оспаривать внесение нас в реестр в суде и это дело еще не рассмотрено, на нас уже успели наложить штраф в 300 тысяч за то, что мы отказались войти в реестр самостоятельно. Буквально сегодня мы узнали, что этот вопрос был поднят без нашего участия (мы просили отложить его рассмотрение на время сбора доказательств для опротестования), но никакие наши ходатайства об отложении дела не рассмотрены. Боюсь, такая же ситуация может быть и с предстоящим заседанием. Суд может просто проигнорировать все аргументы: если есть установка на то, чтобы внести организацию в реестр, возражения не принимаются. Такое ощущение, что просто существует механизм, люди работают, у них есть параметры отчётности, поэтому надо находить кого-нибудь и вносить в этот реестр. Штраф мы тоже будем обжаловать — для нас это очень большая сумма. 

Мне кажется, у этого закона была двоякая цель. Во-первых, просто навесить нелицеприятное клеймо, потому что сочетание «иностранный агент» точно несет негативную коннотацию. Хотя пока мы не столкнулись ни с какими репутационными потерями: никто не отказался с нами работать, все поддерживают — и в академических кругах, и в госорганах, и в профсоюзах. Это единственное, что радует в этой ситуации, общество ещё не совсем сошло с ума. Во-вторых, закон создал страшный механизм привлечения к административной ответственности. Если нас внесли в реестр, мы обязаны на сайте и на всех материалах писать, что мы иностранные агенты. Но штраф могут дать даже за то, что какая-то другая организация из другого региона распространила нашу книжку или какую-нибудь брошюру, выпущенные задолго до принятия закона. Или если кто-то делает репост наших материалов без указания, что мы иностранный агент, это тоже повод повесить на нас штраф. Так, с привлечением третьих лиц, очень просто провоцировать искусственные ситуации, за которые можно дать штраф, и так уничтожить любую организацию. Кроме того, в конце года нам придётся проводить аудит, а это значительная финансовая нагрузка. 

Несмотря на то что наша совесть абсолютно чиста и мы пройдем этот путь опротестования до конца, ЦСТП уже принял решение отказаться от иностранных денег. Ликвидировать организацию нам жалко — мы десять с лишним лет работали над созданием себе репутации и доброго имени. Скорее всего, нам придётся значительно сократить свою деятельность. Кроме того, непонятно, как сейчас будут действовать российские грантодатели: здесь тоже может быть политика отказа давать деньги организациям из реестра. Но риски, связанные с нахождением в реестре, и все отсюда вытекающие штрафы для нас слишком велики. 

 

Асхат Каюмов,
директор экоцентра «Дронт»

В нашей стране есть ещё наивные люди вроде нас, которые считают, что если они делают что-то полезное для России и её жителей, то они молодцы. У нас внутреннего ощущения, что мы относимся к категории иностранных агентов, не было. Были контакты с иностранными организациями, но мы всегда выполняли только то, что было прописано в грантах, и не чувствовали себя агентами влияния. А когда первые экоцентры попали в реестр, стало понятно, что это просто механизм давления на неудобные организации. Госструктуры и бизнес-структуры слились, и экологи им мешают. Дальше мы просто ждали, когда к нам придут.

Дело дошло до стадии «маразм крепчал», когда нам в качестве политической деятельности повесили участие во Всероссийском съезде по охране окружающей среды, организованном Минприроды России, и мы поняли, что здравый смысл не работает, а закон написан так, что мы все с вами иностранные агенты. Взять, например, историю с Комитетом по предотвращению пыток: у них там все деньги — пожертвования от российских граждан. Но некоторые из них работают в организациях, у которых есть иностранные деньги, значит, комитет получает иностранное финансирование. А бюджет России вообще-то тоже базируется на получении денег из-за рубежа — за нефть, газ, металлы и прочее. Получается, что все бюджетные организации страны получают деньги из иностранных источников… 

В связи с тем, что у нас действительно не было денег от зарубежных организаций, мы подали об этом заявление. Они исследовали эту тему и после повторной проверки признали иностранным финансированием грант конкурса «Православная инициатива», то есть деньги Русской православной церкви. А иностранные они потому, что РПЦ создала специальную структуру — фонд «Соработничество», который раздаёт эти гранты. И у этого фонда были какие-то поступления из-за рубежа. С этого момента все деньги фонда иностранные. Патриарх Кирилл лично отбирает проекты, наблюдательный совет, в составе которого министр юстиции Коновалов, одобряет реализацию проектов «за счёт иностранных источников». Вот это как? Похоже на какую-то нехорошую провокацию. Мы сказали, что не собираемся работать в статусе иностранного агента, потому что нас пытаются опозорить, в то время как мы для страны гораздо полезнее Минюста. И как только мы выполнили обязательства, которые у нас оставались перед другими субъектами, мы официально остановили деятельность организации.   

А ко мне пришли из партии «Яблоко» и предложили баллотироваться в депутаты, так что я осенью буду кандидатом в Государственную думу и в областное Законодательное собрание.

В процессе всех этих разбирательств мы не получили ни одного негативного отзыва, ни одной негативной публикации в СМИ. Реагировали в основном в духе «смотрите, они совсем офигели, они „Дронт“ объявили иностранным агентом». Но всех интересней и неожиданней отреагировало городское сообщество. Во-первых, нам скинулись на штраф — за три недели собрали 300 тысяч рублей, а во-вторых, в качестве формы протеста устроили благотворительный концерт в поддержку экоцентра «Дронт». Это был официально зарегистрированный, согласованный с администрацией концерт на центральной улице города. Вместо митингов и пикетов люди подарили праздник жителям. Естественно, это разозлило соответствующих людей, и на нас наслали Роскомнадзор. И те нам написали новый протокол, в котором говорилось, что в ленте новостей на сайте в первых строчках публикаций не указано, что организация внесена в реестр. То есть в самих новостях есть, а в ленте, где одни заголовки, нет. Это говорит о том, что система не готова к разумности. Поэтому мы отказались от своего сайта, и его сейчас ведёт группа экологических активистов. Они рассказывают о нашей деятельности, но при этом не являются организацией, включённой в реестр, и поэтому вообще ничего не должны.

В итоге экоцентр «Дронт» теперь существует в качестве нижегородского общественного движения без юридического лица. Соответственно, и финансирования у него нет. А в остальном наша деятельность никак не изменилась. Как мы заставляли не загаживать регион, так и заставляем. Только происходит это, грубо говоря, на общественных началах. 

А ко мне пришли из партии «Яблоко» и предложили баллотироваться в депутаты, так что я осенью буду кандидатом в Государственную думу и в областное Законодательное собрание. Минюст упорно пытается доказать, что мы занимаемся политической деятельностью, ну мы должны как-то соответствовать. Не на баррикады же? А в парламент. Грамотным законным путём. Раз вы хотите, чтобы мы занимались — ради бога. 

Источник: furfur.me

http://article20.org/ru/news/kak-zhivetsya-inostrannym-agentam-v-rossii
08/08/2016 - 13:02

18 августа мировой суд рассмотрит исковое заявление «Гражданского контроля» к Минюсту. Организация просит взыскать расходы на оплату услуг адвоката Сергея Голубка, отстоявшего невиновность «Гражданского контроля» в деле о привлечении ее к административной ответственности за невыполнение требований закона об отчётности.

Получив около полугода назад исковое заявление «Гражданского контроля», мировой судья вернула его, посчитав неподсудным. «Гражданскому контролю» пришлось подать апелляционную жалобу и дойти до кассации – Президиума городского суда Санкт-Петербурга, который отменил решения нижестоящих судов и вернул исковое заявление мировому судье. Теперь дело будет рассмотрено в предварительном судебном заседании.

Напомним, что в апреле прошлого года Главное управление МинЮста по Санкт-Петербургу обратилось в суд с заявлением о нарушении «Гражданским контролем» правил предоставления отчетности. Спустя месяц суд прекратил административное дело в отношении правозащитной организации. По мнению суда, достаточных доказательств состава административного правонарушения МинЮстом представлено не было.

Источник: citwatch.org

http://article20.org/ru/news/grazhdanskii-kontrol-vzyshchet-s-minyusta-raskhody-na-advoka
08/09/2016 - 07:35

Адвокаты одного из фигурантов "болотного дела" Максима Панфилова сообщили о резком ухудшении состояния их подзащитного, передает "Эхо Москвы". Накануне его перевели из СИЗО в Институт имени Сербского для прохождения психолого-психиатрической экспертизы. Правозащитник Зоя Светова рассказала, что адвокаты обратились к уполномоченному по правам человека Татьяне Москальковой по поводу незаконного содержания Панфилова под стражей и получили издевательский ответ от ее подчиненных. По мнению защитников, содержание Панфилова под стражей может расцениваться как нарушение статьи 3 Конвенции по правам человека и основных свобод. 25 мая врачи пришли к выводу, что Панфилова, обвиняемого по делу о массовых беспорядках на Болотной площади 6 мая 2012 года в Москве, нужно направить на стационарную судебно-психиатрическую экспертизу в Институт имени Сербского. До этого выяснилось, что у Панфилова есть хроническое заболевание - синдром Туретта (расстройство ЦНС, характеризующееся непроизвольными нервными тиками и иногда произнесением больным нецензурных выражений. - Прим. NEWSru.com). Тогда родственники арестованного назвали его состояние "ужасным". Панфилов, находящийся под стражей в СИЗО-5, не может получать необходимые ему для лечения болезни препараты, заявили они. Максим Панфилов стал 36-м по счету фигурантом дела о массовых беспорядках на Болотной площади. В апреле 2016 года суд постановил арестовать его до 7 июня. Он обвиняется в препятствовании задержанию "агрессивно настроенных граждан" и в том, что пытался сорвать с сотрудников полиции каски. На допросе Панфилов признал, что сорвал каску с омоновца, но подчеркнул, что не причинил полицейскому боли.
Источник: newsru.com

http://article20.org/ru/news/u-figuranta-bolotnogo-dela-maksima-panfilova-rezko-ukhudshil
08/09/2016 - 07:48

Уже пятую российскую НКО, помогающую бороться с ВИЧ, требуют признать иностранным агентом. На этот раз под ударом оказалась "Панацея" из Кузнецка (Пензенская область) — городская прокуратура считает, что ее работа на самом деле является "насаждением порядков, противоречащих интересам России". Областные медики предупреждают, что ситуация с ВИЧ в Кузнецке близка к критической и закрытие "Панацеи" может привести к катастрофе. В президентском Совете по правам человека призывают немедленно изменить законодательство об иностранных агентах.

Региональная молодежная общественная организация "Панацея" работает в Кузнецке с 2012 года. Первоначально она занималась просветительской работой в школах и колледжах города — активисты проводили открытые уроки о важности правильного питания и здорового образа жизни. Позже "Панацея" занялась помощью страдающим наркоманией. В 2013 году НКО получила грант в 1 млн руб., на эти деньги "Панацея" закупила 100 тыс. шприцев и 10 тыс. презервативов, которые передала врачу СПИД-кабинета одной из больниц Кузнецка. За год медик бесплатно раздал их пациентам из группы риска — в основном потребителям инъекционных наркотиков. "Это обычные противоэпидемические мероприятия, других средств профилактики просто нет,— пояснила руководитель "Панацеи" Дарья Антонова.— Такой подход принят во всем мире: раз мы не можем заставить людей изменить свое поведение, то хотя бы снизим вред для окружающих. Если наркозависимые каждый раз будут пользоваться стерильным шприцем, это затормозит распространение инфекции".

Как сообщили в пензенском Центре СПИД, именно в Кузнецке и Кузнецком районе сложилась наиболее критическая ситуация с ВИЧ-инфекцией. Если в области на 100 тыс. человек приходится в среднем 179 заболевших, то в Кузнецке — 442. Кузнецк же занимает второе место в области по числу новых случаев заболевания ВИЧ, уступая лишь Пензе. Врачи подчеркивают, рост происходит именно за счет больных наркоманией.

Заместитель главы Пензенской области Владимир Мальцев в 2013 году официальным письмом поблагодарил сотрудников НКО, заявляя, что их проект "органично вписывается" в утвержденный вице-губернатором "План мероприятий по ограничению распространения ВИЧ-инфекции". "Гарантируем создание режима наибольшего благоприятствования работе со стороны учреждений и ведомств Кузнецка",— пообещал тогда господин Мальцев. Но уже в июле 2016 года прокурор Кузнецка Алексей Аношин обратился в суд с требованием признать "Панацею" иностранным агентом, заявив, что она получает иностранное финансирование, чтобы "насаждать порядки, противоречащие интересам России".

В 2013 году грант "Панацее" выделило некоммерческое партнерство "Эсверо" (объединение 14 российских НКО, занимающихся профилактикой распространения ВИЧ-инфекции). На сайте "Эсверо" указано, что его деятельность финансируют Европейская комиссия, M.A.C AIDS Found и международный Глобальный фонд для борьбы со СПИДом, туберкулезом и малярией. Организация успешно работала 12 лет, но в 2016 году ей поставили в вину иностранное финансирование. Сначала в апреле прокуратура Энгельса (Саратовская область) потребовала признать иностранным агентом организацию "Социум", которая получила от "Эсверо" 1,5 млн руб. также для раздачи шприцев и презервативов. "В мае меня вызвал прокурор Кузнецка Алексей Аношин и показал решение суда по "Социуму",— рассказала "Ъ" Дарья Антонова.— Сказал, есть установка на выявление иностранных агентов". В июне Минюст признал "Эсверо" иноагентом, а через месяц прокуратура Кузнецка обратилась с иском о принуждении "Панацеи" встать на учет в качестве иностранного агента.

В исковом заявлении прокурор Аношин указал, что деятельность НКО по раздаче презервативов и шприцев "не только не согласовывается с российскими властями, но и вступает в серьезное противоречие с государственной политикой в сфере профилактики наркомании и СПИДа". "Следовательно, это не гуманитарный, а идеологический и даже политический проект",— сделал вывод прокурор Кузнецка. В поддержку своей позиции он приложил экспертизу, выполненную деканом юрфака Пензенского госуниверситета Виталием Гошуляком. Тот заявил, что деятельность НКО базируется на "принципах идеологии постлиберализма". А раздачу презервативов и шприцев он назвал "косвенной, а подчас и прямой пропагандой наркотиков и гей-культуры". "Получается, что борьба международных фондов с эпидемией СПИДа — это всего лишь ширма для продвижения собственных интересов на еще неосвоенные территории",— уверен декан пензенского вуза.

Первое судебное заседание по иску прокуратуры состоится сегодня, 9 августа. Руководитель "Панацеи" Дарья Антонова заявила "Ъ", что уже приняла решение ликвидировать организацию и прекратить социальную работу в городе.

"Интерес прокуратуры к "Панацее", на мой взгляд, вызван примитивным желанием кузнецкого прокурора шагнуть по карьерной лестнице,— прямо заявил "Ъ" замглавврача Пензенского областного клинического центра Сергей Олейник (отвечает за противодействие ВИЧ в регионе).— Заявлять, что деятельность "Панацеи" была политической, может лишь человек с больным воображением". Он предупредил, что прекращение работы НКО может обернуться для Кузнецка катастрофой.

В законе об иностранных агентах прямо указано, что деятельность "в области здравоохранения, профилактики и охраны здоровья граждан" не относится к политической, даже если ведется на иностранные средства. Прокурор Кузнецка Алексей Аношин отказался объяснить "Ъ", почему он проигнорировал эту норму, прокурор области Наталья Канцерова не разрешила ему дать интервью.

"Я вижу единственный выход — изменить этот закон,— заявил "Ъ" глава президентского Совета по правам человека Михаил Федотов.— Потому что любые попытки его улучшить делают все только хуже и хуже. Нужно пересмотреть этот закон, уточняя все понятия, которые там есть". Если этого не сделать, предупреждают медики, эпидемию ВИЧ невозможно будет остановить. "Прокуратура ведет себя в этой ситуации крайне недостойно,— считает Сергей Олейник.— Боюсь, что, если кузнецко-энгельсские прецеденты будут растиражированы по России, в России вообще не останется специализированных НКО".

Источник: kommersant.ru

http://article20.org/ru/news/eshche-odna-organizatsiya-rabotayushchaya-s-vich-mozhet-byt
08/09/2016 - 11:23

Президент РФ Владимир Путин утвердил перечень основных направлений деятельности социально ориентированных некоммерческих организаций, сообщается 8 августа на официальном портале правовой информации.

В перечень входят 20 направлений деятельности НКО, оказывающих общественно полезные услуги.

В их числе: оказание услуг по организации оказания паллиативной помощи; социальная помощь детям, инвалидам, гражданам пожилого возраста и людям, оказавшимся в трудной жизненной ситуации;

содействие социальной адаптации детей; услуги в сфере дошкольного образования, а также социальная реабилитация граждан с алкогольной и наркотической зависимостью.

Как отмечается в документе, правительство в трехмесячный срок должно установить перечень общественно полезных услуг и критерии оценки качества их оказания.

Ранее сообщалось, что в России впервые возбудили уголовное дело по статье о злостном уклонении от исполнения требований закона об иностранных агентах.

Источник: kasparov.ru

http://article20.org/ru/news/utverzhden-perechen-osnovnykh-napravlenii-deyatelnosti-obshc
08/09/2016 - 11:26

Сотрудники мэрии Йошкар-Олы на 10 августа запланировали осмотр помещения, которое занимает офис общественной организации «Человек и Закон», сообщили правозащитники. Для проведения осмотра, как говорится в распоряжении за подписью начальника управления архитектуры и градостроительства Анатолия Михайлова, создается временная комиссия. Она осмотрит и прилегающую к помещению офиса территорию.

Поводом для проведения проверки стало обращение, поступившее в управление МВД по Марий Эл. Как пояснил сопредседатель правозащитной организации Сергей Подузов, речь идет о том же самом анонимном заявлении, на основании которого ранее общественная организация была уведомлена о совместной проверке МЧС и прокуратуры.

Поводом для начала проверки 28 июля послужила, по словам правозащитников, анонимная жалоба. Контролирующие ведомства обратили внимание на исполнение требований пожарной безопасности. Результаты проверки неизвестны.

Правозащитная организация «Человек и Закон» существует с 1999 года. В декабре 2014 года Минюст России внес ее в реестр НКО, выполняющих функции «иностранного агента».

18 июля городской суд Йошкар-Олы оштрафовал организацию за то, что ее сопредседатель Сергей Подузов опубликовал в личном блоге на «7x7» информацию без маркировки, подтверждающей внесение «Человек и Закон» в реестр «иноагентов».

Источник: 7x7-journal.ru

http://article20.org/ru/news/pravozashchitnuyu-organizatsiyu-chelovek-i-zakon-proverit-io
08/09/2016 - 19:04

В Сокольниках задержан кандидат в депутаты Государственной Думы от ПАРНАС Николай Ляскин. Об этом по телефону горячей линииОВД-Инфо сообщили сотрудники его штаба.

По их словам, полицейские потребовали убрать агитационный куб, установленный соратниками Ляскина в рамках предвыборной кампании, а потом задержали его самого и увезли в ОВД. После беседы, Николай Ляскин был отпущен.

Источник: ovdinfo.org

http://article20.org/ru/news/zaderzhan-kandidat-v-deputaty-gosudarstvennoi-dumy-nikolai-l
08/10/2016 - 06:52

9 августа 2016 года Верховный суд России удовлетворил заявление Минюста о ликвидации партии "Воля" в связи с осуществлением экстремистской деятельности. Имущество партии, оставшееся после удовлетворения требований кредиторов, подлежит обращению в собственность государства, решил суд. В части прекращения деятельности партии решение подлежит немедленному исполнению. Это первый случай запрета зарегистрированной политической партии как общественного объединения, нарушающего антиэкстремистское законодательство.

Минюст просил признать "Волю" экстремистской организацией на том основании, что она распространяла запрещенные материалы, такие как листовки "Мы не доверяем этой власти!" и "Обращение к военнослужащим Российской армии". В сентябре 2015 года Минюст объявил "Воле" предупреждение о недопустимости распространения экстремистских материалов, обжаловать которое члены партии не смогли. Кроме того, должностные лица отделений партии получали предостережения о недопустимости нарушений экстремистского законодательства. По утверждению ведомства, уже после этого на сайте "Воли" был размещен материал, признанный экстремистским. Кроме того, в офисе партии в Орле летом 2016 года сотрудники ФСБ нашли "материалы экстремистского содержания", в том числе книгу Бориса Миронова (в Федеральный список экстремистских материалов внесен целый ряд трудов этого автора).

Юристы партии просили приостановить производство по делу, аргументируя это тем, что решения судов о признании материалов экстремистскими в настоящее время обжалуются, а одно из них - решение о запрете листовки "Обращение к военнослужащим Российской армии", принятое судом в Ульяновске - было отменено (26 июля 2016 года областной суд направил дело на новое рассмотрение). Кроме того, представители партии указывали, что результаты экспертизы ФСБ, которые послужили основанием для вынесения одного из предупреждений, недостоверны. Они также просили провести экспертизу комплексную экспертизу "Выбери открыто!", которая в 2015 году была запрещена Ялуторовским районным судом Тюменской области. Суд не поддержал ходатайства ответчика.

Мы полагаем, что листовка "Обращение к военнослужащим Российской армии" в 2015 году была в целом правомерно признана экстремистской (причем дважды - Ленинским районным судом Ульяновска и Ленинским районным судом Екатеринбурга), так как она содержит недвусмысленный призыв к военному перевороту.

Однако основания, на которых Рудничный районный суд Прокопьевска в 2011 году признал листовку "Мы не доверяем этой власти!" экстремистской, мы находим недостаточными. Листовка не содержала призывов к насилию, а "резко отрицательные оценки и характеристики" власти, обнаруженные в тексте привлеченным к следствию экспертом, не могут свидетельствовать о его экстремистском характере, тем более что власть не является группой, требующей защиты в виде экстремистского законодательства.

В феврале 2016 года правоохранительные органы провели обыски в домах учредителя АНО "Академия развития" и лидера "Воли" Светланы Лада-Русь, ранее известной как Пеунова, а также ее соратницы Марины Герасимовой. Последней было предъявлено обвинение по ч. 3 ст. 159 УК (мошенничество в крупном размере): следствие полагает, что руководство "Воли" обманом завладело личным автомобилем одной из бывших сторонниц партии. Аналогичное обвинение позже было предъявлено и самой Пеуновой в связи с завладением помещением, которое принадлежало одной из ее последовательниц, был проведен обыск еще в одном доме лидера "Воли". Сама Лада-Русь в июне 2016 года была объявлена в федеральный розыск, а в июле - в международный розыск. Помимо этого, в июле в отношении Пеуновой и Герасимовой было возбуждено второе уголовное дело по статье 111 УК (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, совершенное группой лиц): по данным следствия, женщина, вступившая в "Академию развития" и проходившая в ней психологические тренинги, из-за действий руководства приобрела психическое расстройство. Партия "Воля" намеревалась участвовать в выборах в Госдуму, однако ЦИК не зарегистрировал ее федеральный список, так как партия предоставила недостаточно подписей.

Источник: sova-center.ru

http://article20.org/ru/news/verkhovnyi-sud-prinyal-reshenie-o-likvidatsii-partii-volya
08/10/2016 - 06:55

В Пензенской области некоммерческая организация "Панацея", которая занималась помощью наркозависимым и борьбой с распространением ВИЧ, закрывается из-за требований прокуратуры признать ее иностранным агентом.

Руководитель "Панацеи" Дарья Антонова рассказала Интерфаксу, что уже подала в органы минюста заявление о самоликвидации. Ранее она сообщила о намерении закрыть НКО газете "Коммерсант".

Прокурор города Кузнецка, в котором организация работала с 2012 года, в июле этого года направил в суд заявление с требованием признать "Панацею" иностранным агентом.

В 2013 году "Панацея" получила грант от некоммерческого партнерства "Эсверо", которое объединяет российские НКО, занимающиеся профилактикой распространения ВИЧ-инфекции. 

"Эсверо", как указано на ее сайте, получает финансирование от Европейской комиссии и Глобального фонда для борьбы со СПИДом, туберкулезом и малярией. Фонд "Эсверо" в этом году был признан иностранным агентом.

"Панацея" занималась распространением в Кузнецке бесплатных шприцов и презервативов.

В прокуратуре посчитали, что деятельность "Панацеи" противоречит государственной политике в сфере профилактики ВИЧ и наркомании. Они сочли "Панацею" политическим проектом. 

В 2012 году Госдума приняла закон "О некоммерческих организациях", в соответствии с которым НКО, получающие финансирование из-за рубежа и занимающиеся политической деятельностью, считаются иностранными агентами. НКО, получающие иностранное финансирование, но занимающиеся деятельностью в сфере здравоохранения, по закону, не считаются иностранными агентами.

В России число ВИЧ-инфицированных с каждым годом растет. О грозящей России эпидемии ВИЧ предупреждал ранее руководитель Центра по профилактике и борьбе со СПИДом Вадим Покровский.

Источник: bbc.com

http://article20.org/ru/news/organizatsiya-po-borbe-s-vich-zakryvaetsya-iz-za-iska-prokur
08/10/2016 - 13:31

Жители Махачкалы вечером 9 августа на два часа перекрыли проспект Акушинского, одну из основных улиц города, они требовали обеспечить бесперебойную подачу питьевой воды в их дома. По словам митингующих, в акции участвовали около 130 человек, они были разогнаны полицией.

В перекрытии приняли участие жители «Научного поселка№, дачного общества «Ватан», проспекта Акушинского, улиц Кулиева и Орлова — в основном женщины с детьми. По словам участников акции, уже несколько месяцев в их домах не решается проблема с водоснабжением.

Участница акции Саида Магомедова рассказала изданию, что она ежедневно возит своих трех маленьких детей через весь город к родителям или брату, чтобы там их искупать, а также постирать вещи. «При такой жаре мы остались без воды, это терпеть больше невозможно. Пусть чиновники, которые отмахиваются от нас, хоть один день так поживут, а мы так уже четвертый месяц живем», — говорит Магомедова.

Как отмечает издание, из-за перекрытия образовалась большая пробка, что вызвало возмущение среди водителей, которые даже пытались устроить драку с участвующими в акции мужчинами. Кто-то из водителей даже выстрелил в воздух.

Примерно через 40 минут после начала акции на место приехали сотрудники полиции, которые разогнали митингующих и освободили проезжую часть. К участникам акции были применены газовые баллончики и электрошокеры, рассказали «Кавказскому узлу» участники акции.

«С нами обращаются, как со скотом, ни полиция, ни водители, которые стоят в пробке, не хотят понимать, что мы пошли на это от безысходности. Мы с начала мая месяца практически без воды, у нас постоянно бывают перебои с водой, но с мая месяца — это какой-то кошмар. Воду нам обычно дают по часам – с двух-трех часов она может пойти и будет идти час, а иногда два часа. За это время мы должны все успеть сделать: и набрать воду, и постирать, и помыться, а чаще всего — напора нет, и мы даже не успеваем все необходимое сделать», — рассказала участница акции Аминат Садрудинова. По словам Садрудиновой, в ее семье восемь человек, не все из которых даже успевают помыться в короткие сроки подачи воды.

«Черновик» отмечает, что месяц назад после угроз жильцов перекрыть улицу к ним был организован временный подвоз воды, однако ситуация с водоснабжением не поменялась, и воду в район подают только с 2 ночи до 5 утра. По информации издания, сегодня жители намерены организовать акцию протеста у Горводоканала в Махачкале.

Источник: zona.media

http://article20.org/ru/news/v-makhachkale-razognali-miting-zhitelei-perekryvshikh-dorogu
08/11/2016 - 07:19

10 августа Тульский областной суд отклонил апелляционную жалобу Алексея Гаскарова на решение об условно-досрочном освобождении (УДО) фигуранту «Болотного дела» Алексею Гаскарову.

Ранее, 17 июня, Новомосковский городской суд Тульской области отказал Гаскарову в УДО. Хотя колония предоставила в суд положительную характеристику на Гаскарова, в заключении администрация учреждения сделала вывод о нецелесообразности досрочного освобождения из мест лишения свободы в связи с наличием взысканий.
Напомним, Замоскворецкий районный суд Москвы по «болотному делу» приговорил Алексея Гаскарова к 3,5 годам колонии.
Источник: ovdinfo.org
 

http://article20.org/ru/news/alekseyu-gaskarovu-snova-otkazali-v-udo
08/11/2016 - 07:22

В Ставрополе напали на председателя партии «Парнас» Михаила Касьянова. Об этом телеканалу «Дождь» сообщил кандидат в депутаты Госдумы от «Парнаса» Андрей Зубов, находившийся вместе с Касьяновым во время нападения.

Как утверждает Зубов, группа из 30 человек дождалась оппозиционеров около отеля «Континент». По его словам, сначала они кричали и пытались провоцировать оппозиционеров, а затем «стали избивать» Касьянова. «Несколько раз его пытались ударить, и даже ударили, порвали рубашку, ногами и руками, хотя охрана как-то пыталась сдержать все это», — сообщил Зубов.

Он также заявил, что знает нападавших в лицо, поскольку одних и тех же людей «возят из города в город», преследуя оппозиционеров. Зубов назвал нападавших «группой казаков и НОДовцев». 

В НОД отрицают причастность к нападению на Касьянова.

Источник: meduza.io

http://article20.org/ru/news/v-stavropole-napali-na-kasyanova
08/11/2016 - 07:26

В понедельник, 8 августа, московская полиция задержала в почтовом отделении пожилую пару, пытавшуюся перевести деньги осужденному анархисту Илье Романову. Внимание на инцидент 10 августа обратило издание «Медиазона», которое ссылается на сообщение в Facebook дочери задержанных, члена «Комитета за гражданские права» Ларисы Романовой.

«Узнала, что в понедельник моих пожилых маму и отчима задержали мусора в почтовом отделении. За то, что они отправляли денежный перевод 1500 руб. пзк Илье Романову, который, как все осужденные по 205-й, 282-й и подобным статьям УК, находится в Перечне террористов Росфинмониторинга», — написала Лариса Романова.

По ее словам, пожилых людей отвезли в ОВД Центральное Чертаново, где их заставили написать имена родственников под угрозами, что иначе ими займется «комитет по терроризму МВД».

Дело на анархиста Илью Романова было возбуждено после взрыва в ночь на 26 октября 2013 года в сквере в Нижнем Новгороде. В результате взрыва Романов лишился руки. По его словам, у него в руках взорвалась петарда. Обвинение, в свою очередь, утверждало, что он готовил теракт. Суд признал его виновным и приговорил к штрафу в 110 тысяч рублей и девяти годам лишения свободы.

Источник: ovdinfo.org

http://article20.org/ru/news/dva-pensionera-byli-zaderzhany-v-moskve-za-popytku-perevesti
08/11/2016 - 07:29

В Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) подана жалоба анархиста и фигуранта "болотного дела" Дмитрия Бученкова. Главным доказательством его участия в беспорядках, в которые вылился санкционированный "Марш миллионов", стала фотография с Болотной площади. Однако и он сам, и его знакомые, и независимые эксперты утверждают, что на ней изображен другой человек, а сам господин Бученков 6 мая 2012 года находился в Нижнем Новгороде у родителей. 

О том, что жалоба Дмитрия Бученкова направлена в Страсбург, сообщил адвокат анархиста Дамир Гайнутдинов из международной правозащитной группы "Агора". По его словам, господин Бученков жалуется на нарушение права на личную неприкосновенность и на политически мотивированное преследование.

Дмитрий Бученков пополнил списки фигурантов "болотного дела", где насчитывается уже более 30 ,имен в декабре 2015 года. Согласно фабуле уголовного дела, 6 мая 2012 года господин Бученков пришел на "Марш миллионов" в колонне анархистов, а когда акция переросла в стычки с полицией и массовые беспорядки (так квалифицировало происшедшее следствие), принял в них активное участие: "уничтожал кабинку биотуалета" и бил полицейских.

Дмитрию Бученкову 38 лет, он анархист, родом из Нижнего Новгорода. Как следует из его жалобы в ЕСПЧ, с 2003 года он работал доцентом кафедры философии Волжского государственного педагогического университета, преподавал историю и политологию.

Параллельно он занимался уличной политикой: проводил пикеты, митинги, издавал антифашистские журналы. После антимилитаристской акции "День дезертира", которую он организовал 23 февраля 2009 года, господина Бученкова уволили из университета, и он перебрался в Москву. Здесь он преподавал на кафедре истории медицины и социально-гуманитарных наук университета им. Н. И. Пирогова, а с 2014 года — стал заместителем заведующего кафедрой этого вуза.

В жалобе Дмитрия Бученкова говорится, что незадолго до "Марша миллионов" он на автомобиле поехал в Нижний Новгород проведать родителей. Вернулся спустя день после того, как на Болотной площади закончились задержания. Тем не менее спустя почти четыре года Дмитрия Бученкова задержали. Одним из главных доказательств стала фотография, сделанная на площади. На ней запечатлен человек в бейсболке и капюшоне — следствие считает, что это именно Дмитрий Бученков. На очных ставках с анархистом это подтвердили и признанные потерпевшими по "болотному делу" сотрудники МВД.

Как говорится в жалобе, фото с площади государственные эксперты сравнивали с фотографией господина Бученкова, взятой в паспортном столе Нижнего Новгорода. Этому фото более десяти лет. Как отметил юрист Дамир Гайнутдинов, повторная экспертиза, проведенная по ходатайству защиты, показала, что на фотографиях разные люди: тот, что сфотографирован на площади, явно моложе обвиняемого. Однако суды, рассматривая ходатайства сначала об аресте, а затем и о его продлении, эту экспертизу не учитывали.

"Политический мотив преследования" Дмитрия Бученкова в жалобе обосновывается следующим образом. По мнению защиты анархиста, сотрудники правоохранительных органов давно имели претензии к господину Бученкову. "Он был известен нижегородскому центру по противодействию экстремизму (ЦПЭ), при этом за годы своей активности Бученков ни разу не привлекался ни к административной, ни к уголовной ответственности",— отметил господин Гайнутдинов. Большинство характеристик личности, имеющихся в деле, предоставлено именно ЦПЭ. Например, когда анархисту в феврале продлевали срок содержания под стражей, оперативники представили в суд справку. 

Из нее следовало: "Несмотря на задержание и последующий арест), продолжает оказывать влияние на среду неформального леворадикального движения "анархисты"... анархисты осуществляют поиск и подготовку лиц... готовых дать ложные показания с целью подтверждения алиби, заявленного Бученковым". "Есть ощущение, что сотрудники ЦПЭ просто очень давно имели претензии к Бученкову, а после 6 мая 2012 года решили воспользоваться открывшейся возможностью и начать его уголовное преследование",— считает господин Гайнутдинов.

Помимо жалобы Дмитрия Бученкова в ЕСПЧ лежат жалобы еще нескольких десятков фигурантов "болотного дела". По мнению Дамира Гайнутдинова, прежде чем суд успеет вынести какое-либо решение, дело его подзащитного успеют рассмотреть в России. "И если будет вынесен приговор, жалоба будет дополнена",— сказал юрист.

Источник: kommersant.ru

http://article20.org/ru/news/politzaklyuchennyi-anarkhist-dmitrii-buchenkov-pozhalovalsya
08/11/2016 - 09:57

Государственный музей Востока (ГМВ) подал заявление в Арбитражный суд Москвы о выселении Международного Центра Рерихов (МЦР) из строений 4 и 7 усадьбы Лопухиных, в которых располагается общественный Музей имени Н.К. Рериха, сообщили в пресс-службе ответчика.

В заявлении ГМВ требует расторгнуть договор безвозмездного пользования и выселить МЦР и его общественный музей из строений усадьбы Лопухиных, которые «ответчик занимает более 25 лет и которые отреставрированы МЦР при поддержке общественности без государственного финансирования». По информации истца, ответчик не выполняет условия договоров безвозмездного пользования. «Достаточно прочитать исковое заявление и становится понятным, что все претензии ГМВ к МЦР надуманы и не подтверждены убедительными фактами», - считает ответчик.

Заявление Музея Востока в арбитражный суд не стало неожиданностью для Центра Рерихов. «Это закономерный итог той разрушительной политики, которую руководство Министерства культуры РФ и ГМВ проводят в отношении выполнения воли младшего сына семьи Рерихов Святослава Николаевича Рериха, основателя общественного Музея МЦР в московской усадьбе Лопухиных, владельца бесценного наследия, переданного им в Россию общественной организации», - заявили в пресс-службе ответчика. Также ответчик отметил, что «никакая клевета и давление чиновников не заставят нас отступить от тех высоких нравственных принципов, которыми руководствовались основатели нашего Музея, создавая его как оплот общественной культуры нашей страны».

Источник: rapsinews.ru

http://article20.org/ru/news/muzei-vostoka-podal-isk-v-arbitrazh-o-vyselenii-mezhdunarodn
08/11/2016 - 14:21

27 июля 2016 года житель Черкесска Рашид Зитляужев обратился в республиканское МВД с просьбой привлечь к административной ответственности кришнаита, рассказывавшего о своей вере и подарившего религиозную литературу двум прохожим, с которым заявитель познакомился несколькими днями раньше. 

В отношении 25-летнего Вадима Сибирева было возбуждено дело по ст. 5.26 КоАП РФ (нарушение законодательства о свободе совести, свободе вероисповедания и о религиозных объединениях). Несмотря на то, что верующий не является представителем какого-либо религиозного объединения и не пытался вовлечь в такое объединение других людей, представитель ЦПЭ, ссылаясь на п.2 ст. 24.1. закона «О свободе совести и религиозных объединениях», утверждал, что миссионерская деятельность возможна лишь в культовых зданиях и на прилежащей к ним территории, в арендуемых религиозными объединениями зданиях и на земельных участках, в местах паломничества, кладбищах и крематориях, а в остальных местах ведение такой деятельности не предусмотрено. 

Рассмотрение дела в суде началось 4 августа. 

Напомним, поправки, ограничивающие миссионерскую деятельность, были подписаны президентом в июле 2016 года в рамках пакета законопроектов Яровой – Озерова и вызвали протесты религиозных организаций, юристов и правозащитников.
Источник: sova-center.ru

http://article20.org/ru/news/v-cherkesske-vpervye-primeneny-na-praktike-antimissionerskie
08/13/2016 - 08:26

Руководитель департамента организационной и региональной работы Фонда Кудрина Вячеслав Попов попал в полицию из-за того, что разговаривал на улице по телефону на немецком языке. В полиции Попова ударили в лицо. Пострадавший оформил справку в травматологии и подал жалобу на полицейских.

Попов рассказал, что его остановили 11 августа на Комсомольской площади в Москве, когда он шел к Казанскому вокзалу и говорил по телефону на немецком языке со своим другом. По словам Попова, сотрудник полиции проверил его российский паспорт, а затем отвел в отделение.

«В отделении меня спросили, на каком языке я разговаривал по телефону, с какой целью я разговаривал на „нерусском“ языке, где живут мои родители, супруга и дети», — рассказал Попов. Когда он сослался на 51 статью Конституции, которая позволяет не свидетельствовать против себя, полицейские пригрозили ему запретом на выезд из Москвы и России, а также вмешательством ФСБ, после чего ударили.

В Фонде Кудрина сообщили «Медузе», что Попова ударил старший сержант Михайлов из линейного отдела полиции на Казанском вокзале. Он подал рапорт о переводе в другой отдел.

Источник: meduza.io

http://article20.org/ru/news/sotrudnika-fonda-kudrina-izbili-v-politsii-za-razgovor-na-ne
08/13/2016 - 08:29

How does an organization officially declared a “foreign agent” manage? Gorod 812 asked Viktor Voronkov, director of the Centre for Independent Social Research (CISR) in Petersburg, what it has been like.

Did you expect to be declared a foreign agent?

On the one hand, after Bolotnaya Square, it was no surprise. On the other hand, we have never believed what we do is political activity.

Some Ph.D. in philosophy did the forensic examination on us for the Justice Ministry. I won’t repeat the stupid things he wrote. We have gone through four court trials. Recently, the Supreme Court reimbursed one of the fines we had to pay, in the amount of 300,000 rubles.

We were labeled a foreign agent, allegedly, for making recommendations on how to improve the work of magistrates, doing research on the political preferences of trade unions, and advertising a book (which we didn’t publish) on political movements in Russia.

Similar allegations have been made against us to this day.

What has changed in your work since you were declared a foreign agent?

Four times a year, instead of once a year, we write a financial disclosure report. We have to hire a specialist to help us write it. Any violation results in an “irredeemable” fine of 300,000 rubles from the Justice Ministry. But we don’t know we violated.

The Women of the Don Foundation, which deals with gender issues in the North Caucasus, has suffered because of us. It was declared a foreign agent only because we sent them 10,000 rubles out of a sense of professional solidarity, to help them pay a fine. Now we are trying to explain to the authorities the money was Russian in origin.

We cannot work with state universities and officials. We cannot do fieldwork in schools, hospitals, etc. Business is afraid to help us; it is afraid of reprisals. As for the populace, when people find out who we are, they are immediately put on their guard, and the conversation becomes stiff.

I once got a call from a major public radio station. They told me they were putting me on the air in two hours. I warned them that CISR was a foreign agent. They said it was not a problem. Half an hour later, a young woman called me and said her bosses had decided not to trouble me: they needed a cultural studies person, not a sociologist. All electronic media are now closed to us.

Recently, the Justice Ministry redefined political activity.

According to one part of the new definition, all sociological research is classified as political activity, while another part claims that scientific and scholarly research is not political activity. So sociology is no longer scientific and scholarly research.

So how do you do your work nowadays?

For example, we have been researching temporary сohabitation among migrant workers. They support each other while having families back home. Such research requires so-called participant observation. First, you help the migrant worker out. You take him or her to the doctor, get their kid into a kindergarten, and invite them over to your place. Only then will they tell you what they really think about the world they live in. It might take years to get to that point. Whose agent you are, in this case, matters not a whit.

As for working with officials and civil servants, now everything is based on off-the-record interviews.

Initially, when you opened in 1991, did you work with the state? Whose agents were you then?

We were the agents of Boris Yeltsin and his folk. We were interested in working on topics relevant to the country: grassroots movements, Russian nationalism, the new gender studies. A social revolution was underway, and values were being revised.

Did you get money from the government?

We would sometimes participate in grant competitions and get a few crumbs. The times allowed for completing the research were paltry, and the financial reporting was complicated. But we were not fundamentally opposed to taking money from the government. That became a hard and fast principle sometime in the early 2000s.

Why?

We ran up against corruption, against demands for kickbacks and rigged outcomes. The Smolny [Petersburg city hall] would send us invitations to grant competitions, but we quickly realized they had already picked the winners. Or they would ask us to do research on topics like “The Danger from Muslim Migrant Workers in Petersburg.” But we are researchers and don’t do appraisals. We are interested in how migrant workers integrate, in the issue of xenophobia. We gave up on public financing.

What is the size of the usual private grant, and how much time does a study take?

No less than a year or two, often as many as three years. The budget for a study of this sort comes to about three million rubles or more.

Do the foundations who subsidize you set conditions?

The foreign foundations set only one: the research has to be academic research, serious scholarship involving participant observation, and not just getting people to fill out surveys and quickly summarizing the results. By the way, I should note that [only] one out of fifty sociology department graduates goes on to become a serious researcher.

Russian foundations require self-censorship. We did work in Tatarstan: the republic’s president must not be disturbed by the research outcomes. We agreed to censor ourselves. We were interested in finding out why young people were leaving Tatarstan.

And why are they leaving?

It’s a nationwide problem: ours is an avuncular society. If you are outside this circle, you won’t get a good education and you will not be able to set up your own business. All this is highly developed in Tatarstan. There are confessional issues within Islam to boot. Given the circumstances, young people leave the republic or join “extremists.” We recommended an amnesty for certain religious groups that do not call for violence.

We had just finished this study when we were declared a foreign agent.

How have the foundations themselves reacted to your foreign agent status?

Some foundations, even ones with whom were on very good terms, have parted ways with us. They are afraid of being put on the list of undesirable organizations that will be cut off from all official contacts with Russia.

On the other hand, we have received offers of assistance from foundations we had never heard of before. That has been nice.

Why do western foundations finance academic research?

The conscience of the capitalists has awoken or they are unhappy with their own offspring.

What Soviet value has been forfeited in vain?

It’s a pity people have stopped reading. But this is a socialist value. Under capitalism, in new technological circumstances, it could not have survived.

therussianreader.wordpress.com

http://article20.org/ru/node/6298
08/13/2016 - 08:32

Председатель Ленинского райсуда Новороссийска Александр Волошин отказал в условно-досрочном освобождении активистке Объединенной коммунистической партии Дарье Полюдовой, которая отбывает в кубанской КП-10 двухлетний срок по делу об экстремизме и сепаратизме. Об этом сообщила на ФБ-странице политзаключенной ее мать Татьяна Полюдова.

Тот факт, что Полюдова до сих пор не получила в колонии ни одного взыскания, судья проигнорировал. "У него (Волошина. - Ред.) никто по УДО не уходил. Даже женщина с 15 поощрениями", - отмечал накануне суда активист краснодарской "Солидарности" Виктор Чириков.

Рассмотрение ходатайства Полюдовой прошло в два заседания - 9 и 10 августа. Кроме Чирикова поддержать политзаключенную из Краснодара приехали также ЛГБТ-активистка Нина Соловьева и функционер ПАРНАС Александр Сафронов, кандидат на осенних выборах в Госдуму. Однако приставы по незаконному указанию Волошина не допустили во вторник товарищей Полюдовой на слушания, заявив, будто ходатайства об УДО рассматриваются в закрытом режиме. По совету знакомого адвоката Александра Попкова активисты подали в канцелярию учреждения жалобы на действия Волошина, адресованные ему самому как председателю суда.

Как писал Чириков, ранее политзаключенная, юрист по образованию, сама работала в канцелярии Ленинского райсуда. "Забывают", - заметил он.

Полюдова, представлявшая свои интересы самостоятельно, без адвоката, также потребовала от Волошина не нарушать принцип гласности судебного разбирательства и допустить активистов в зал. После отказа судьи политзаключенная заявила ему отвод, который Волошин также отклонил. Затем он перенес слушания на среду.

В среду Волошин также не допустил активистов на разбирательство. По этой причине конкретные аргументы против удовлетворения ходатайства, приводившиеся представителем КП-10, неизвестны.

Приговор Полюдовой вынес 21 декабря 2015 года судья Октябрьского райсуда Краснодара Олег Гончаров (  [Видео] ВИДЕО). В качестве дополнительного наказания он наложил на активистку запрет преподавать и работать в СМИ в течение двух лет после выхода на свободу. 30 марта 2016-го судья Краснодарского крайсуда Вадим Куксаоставил приговор Полюдовой без изменений.

Полюдова была объявлена виновной по части 1 статьи 280 (публичные призывы к экстремизму), части 2 этой же статьи (публичные призывы к экстремизму через интернет) и части 2 статьи 280.1 УК (публичные призывы к сепаратизму через интернет) за одиночный пикет против войны с Украиной, подготовку Марша за федерализацию Кубани и публикации во "Вконтакте". Сама активистка вину не признала.

20 апреля Полюдова приехала отбывать срок в колонию. Поскольку на стадии следствия она полгода находилась в СИЗО, в заключении ей остается пробыть до октября 2017-го. Таким образом, уже в конце июня нынешнего года, по истечении трети срока, у политзаключенной появилось право ходатайствовать об УДО.

Источник: graniru.info

http://article20.org/ru/news/dare-polyudovoi-otkazano-v-udo
08/14/2016 - 14:02

Активистку Анастасию Мокренок 13 августа задержали без предъявления каких-либо причин рядом с метро «Южная» в Москве, сообщил ее друг Дмитрий Жданов. Инцидент произошел накануне.

Как выяснилось в ночь на субботу, ее доставили в 17 психиатрическую больницу. Об этом рассказала в фейсбуке художница-акционист Катрин Ненашева. Мокренок — воспитанница детдома. В нем же ей поставили диагноз «олигофрения», который, по словам Ненашевой, в действительности не подтвержден.

Ненашева объяснила «Новой газете», что в больницу активистку возили на освидетельствование, после чего вернули в 8-й отдел полиции, где она находится уже вторые сутки. Как проходило это освидетельствование, неизвестно, возможно, она пробыла там сутки.

Мокренок нашли адвоката, он в настоящее время направляется в полицию, чтобы узнать, на каких основаниях активистку задержали.

У активистки на иждивении двое детей. Во время задержания она успела лишь позвонить соседке и попросить посидеть с ними.

В четверг, 11 августа, на Красной площадки Мокренок вместе вместе с Виктором Капитоновым и Дмитрием Ждановым, имеющими инвалидность, провели акцию против угнетения ЛГБТ-подростков в семьях. Мокренок с Капитоновым играли роль семейной пары, они тащили по брусчатке снятого с инвалидной коляски Жданова в церковь, чтобы «очистить от нечисти».

На подходе к храму активистов оцепили полицейские. Мокренок задержали, остальных двоих полиция отпустила. В соседнем ОВД «Китай-город» ей предложили подписать некий документ, однако она его порвала. В итоге ее тоже отпустили.

Источник: novayagazeta.ru

http://article20.org/ru/news/uchastnitsu-lgbt-aktsii-nasilno-otpravili-v-psikhiatrichesku
08/14/2016 - 14:04

В центре Петербурга двое мужчин нанесли на остановке общественного транспорта оскорбительную для президента РФ надпись и были задержаны.

Как стало известно «Фонтанке», инцидент произошел 13 августа на автобусной остановке у дома 35 по Невскому проспекту. По предварительной информации, 28-летний экспедитор из Петербурга и 27-летний технолог ТЭЦ из Карелии белой краской сделали надпись оскорбительного характера в адрес президента РФ, после чего были задержаны сотрудниками полиции.

Надпись удалена. Проводится проверка.

Источник: fontanka.ru

http://article20.org/ru/news/ekspeditor-i-tekhnolog-zaderzhany-na-nevskom-za-nadpis-oskor
08/14/2016 - 14:06

Следователи хотят допросить уехавшую из России профсоюзную активистку из Магнитогорска Олесю Романову. Об этом пишет в блоге ее муж, профсоюзный активист Андрей Романов. Ранее стало известно, что против активистки завели уголовное дело по статье 199 УК (уклонение от уплаты налогов).

В сообщении, полученном Романовой от оперуполномоченного полиции Александра Амаликова говорится, что ее необходимо допросить для того, чтобы опровергнуть данные против Романовой показания. Амаликов предлагает Романовой осуществить допрос на российско-финской границе «знакомым следователем», находящимся в Петербурге в командировке.

По уголовному делу против Романовой ранее провели обыск в фирме, где она до отъезда работала бухгалтером.

В 2014 году на Андрея Романова было заведено дело о призывах к экстремистской деятельности, после чего Романовы уехали из России. Романов был объявлен в международный розыск и заочно арестован. В апреле 2015 года семья получила политическое убежище в Финляндии.

Кроме того, на обоих супругов в 2011 году было заведено дело о возбуждении ненависти в связи с публикацией ролика «Фашисты в погонах», посвященного задержанию Андрея Романова. Дело это, по словам Романова, до сих пор не закрыто.

Источник: ovdinfo.org

http://article20.org/ru/content/uekhavshuyu-iz-rossii-aktivistku-khotyat-doprosit-na-rossiis
08/14/2016 - 14:09

Интеллигентская оппозиция российскому режиму или прагматики из московского среднего класса? Политические беженцы или интеллектуальные гастарбайтеры? “Пора валить”: эмиграция ли это, или комфортная временная эвакуация? Закон о виде на жительство в Латвии и поправки к нему, которые заставляют иммигрантов платить дважды: почему возмущались “Новые латыши”? Общественный договор о ВНЖ и юридические механизмы достижения компромисса между чиновниками и иммигрантами. Отношения между коренными русскими рижанами и “понаехавшими”: антагонизм или равнодушие? Вопросы интеграции и малого бизнеса.

Мария Шумихина, психолог-коуч; Павел Переверзев, специалист по управлению персоналом; Александр Солодов, математик, консультант бизнеса; Антон Лысенков, главный редактор интернет-издания “Спектр”.

Совместный проект Радио Свобода и “Новой газеты – Балтия” при поддержке “Европейской русский инициативы” и портала “Спектр”.

Елена Фанайлова: Моими собеседниками будут представители организации "Новые латвийцы" – это Мария Шумихина, психолог-коуч; Павел Переверзев, специалист по управлению персоналом; Александр Солодов, математик, консультант по управлению; и Антон Лысенков, главный редактор портала "Спектр".

Определение новой русской эмиграции, или "новые русские эмигранты", уже подвергается веселой критике. Я имею в виду, например, статью Ивана Паукова по названием "Московичи в Латвии: гламурная эвакуация". Ирония иронией, но автор ставит серьезные вопросы. Эмиграция это или иммиграция? Политическая ли это эмиграция, политический выбор или это просто осторожность и вменяемость людей, которые выбирают Латвию как удобнее в языковом и бизнес-смысле пространство, как очень дружественное пространство для не слишком симпатичного им политического климата в России?

Я бы просила, чтобы каждый рассказал историю своего переезда в Латвию. Александр, когда вы переехали и что вас подтолкнуло к этому? Действительно ли идея, что “пора валить”, овладела умами российского образованного класса?

Александр Солодов: Я приехал в Ригу примерно 2,5 года назад, и последней каплей в пользу моего решения послужили слова директора школы, где учился мой ребенок. К концу пятого года обучения, когда ничего не предвещало беды, она сказала: "Я директор частной школы, поэтому я могу на своей территории делать все, что захочу, даже если это противоречит законам России". То есть ее право – владельца и директора частной школы – выше, чем законы России. Мне показалось, что это неправильная формулировка, явно не из того мира, где мне хотелось бы воспитывать детей и жить вместе с семьей, и я начал смотреть на другие страны, искать вариант переехать с семьей в другое место. Туда, где законы государства исполняются, они являются некоторой ценностью, где эти законы не принимаются произвольно, под влиянием момента, как это уже было в то время в России.

Елена Фанайлова: А чем вы здесь занимаетесь?

Александр Солодов: Последний год я начал учить детей физике и математике и работать как педагог, преподаватель внешкольного и немножко школьного процесса обучения в средней школе. Я работаю с детьми от 8 до 15 лет, мне нравится, детям, по-моему, тоже. Могу сказать, что моя жизнь стала для меня самого значительно более осмысленной, чем была в Москве. Я преподаю по-русски, в русской школе.

Мария Шумихина: Мы здесь три года. Мой муж – экономист, он анализирует большие показатели экономических данных, и на три года стали уже понятны определенные последствия принятых решений. И мы стали выбирать страну, в которой хотим жить, с более предсказуемым будущим. Выбирали из нескольких, приехали в Латвию, влюбились в Ригу и остались здесь фактически. Это было решение очень быстрое, на эмоциях во многом завязанное.

Елена Фанайлова: Это было связано с изменением политической ситуации, с разочарованием в результатах "Болотного дела"? Я задаю очевидные вопросы, которые обсуждались в кругу московской интеллигенции в 2012-13 годах, а в 2014 году достигли пика обсуждения и принятия решений.

Мария Шумихина: Мы даже чуть раньше приняли это решение, до пика, и это оказало влияние. Хочу подчеркнуть, что это по совокупности причин. Есть такое бессознательное (или сознательное) ожидание, что государство должно заботиться об интересах граждан, и если мы видим, что оно не заботится в разных аспектах, то мы предпочтем выбрать место, где будет заботиться.

Елена Фанайлова: А вы сейчас в Латвии занимаетесь индивидуальным консультированием или работаете в какой-то местной компании?

Мария Шумихина: Я планирую здесь открывать свою практику, и пока я сохраняю своих клиентов, не только из России, но и из других стран, но буду сюда ее переводить. Сейчас консультирую людей по Скайпу, езжу на гастроли.

Павел Переверзев: Мы впервые приехали сюда 5 лет назад, в 2011 году, без идеи переезжать сюда, просто был какой-то технический случай, по которому надо было здесь оказаться. Где-то на четвертый день у меня было ощущение, что мне здесь очень нравится. У меня как раз родилась дочь, ей было меньше года на момент, когда мы сюда попробовали переехать пожить, и буквально несколько месяцев жизни здесь показали, что здесь комфортно, уютно и прочее, параметры качестве жизни значительно выше. И одновременно эти месяцы показали, что и в России ситуация усугубляется. Не могу сказать, что мы в итоге уехали по политическим соображениям, но не сомневаюсь, что мы приняли правильное решение, и по этим соображениям тоже. На момент отъезда я уже несколько лет был не наемный сотрудник, у меня был небольшой бизнес в России. Большая часть этого бизнеса у меня осталась пока, и она меня кормит, но уже есть небольшие проекты, которые мы стартуем здесь, локальные, в том числе работающие на латвийский рынок и на западноевропейский рынок, англоязычный.

Елена Фанайлова: На каком языке вы работаете?

Павел Переверзев: Русский и английский.

Елена Фанайлова: Есть ли у вас планы латышским заниматься?

Павел Переверзев: У меня абсолютно серьезный план заниматься латышским. Более того, вся моя семья, включая родителей, которые переехали вслед за нами, уже сдали экзамены, я остался последний в нашей семье, позорно не сдавшим экзамен. За четыре года вся семья успела выучить язык, а я, к сожалению, много времени провожу в России, что не дает мне возможности заниматься на регулярной основе. Я довольно много уже понимаю, но еще совсем плохо говорю.

Антон Лысенков: Я с семьей переехал в Латвию в 2008 году. Это была служебная командировка. Вот она так затянулась. Она была служебной до 2014 года, когда прекратила существование та редакция, с которой я сотрудничал, это была редакция Ленты.ру. И я не столько уехал в Латвию, сколько я из нее не вернулся. Остаюсь и продолжаю работать здесь. Потому что здесь я могу работать по своей профессии так, как считаю нужным это делать.

Елена Фанайлова: Вы организовали портал "Спектр" вместе с коллегами, я правильно понимаю?

Антон Лысенков: Да. Если быть точным, его организовал портал "Делфи", сначала как свою рубрику или какой-то подраздел, и в течение нескольких месяцев "Спектр" существовал в рамках "Делфи". А потом было принято решение, что это становится таким вполне себе самостоятельным ресурсом, и мы его и сделали самостоятельным ресурсом. Это русскоязычный проект.

Елена Фанайлова: А его латыши читают?

Антон Лысенков: Латыши его читают, читают и на русском, и на латышском языке. Значительная часть материалов "Спектра" переводится на латышский язык, на эстонский язык, на литовский и распространяются как на русском языке в странах Балтии, так и на национальных языках там.

Елена Фанайлова: Немножко о "новых латвийцах". Самая громкая история, которую я о вас знаю, это что вы выражали недовольство новым принятым законом о том, что люди, приехавшие в Латвию с определенной даты 2014 года, должны будут платить 5 тысяч евро за продление вида на жительство.

Мария Шумихина: Строго говоря, это касалось не только людей, которые приехали после определенной даты. Это касалось всех, кто получил ВНЖ по инвесторской визе.

Елена Фанайлова: Инвесторская виза делается для людей, которые вложили определенную сумму либо в развитие бизнеса, либо в покупку недвижимости, либо в банковскую систему, так?

Мария Шумихина: Совершенно верно. Изменения в закон – это было спонтанное предложение от Сейма, все узнали об этом в последний момент. И тут было очень много консультация с юристами, мы очень быстро и благодаря разговору с депутатами создали общественную организацию. В результате предприняты нами действий, в результате обсуждения с органами власти, с депутатами и так далее, и может быть, не только, но, по крайней мере, наш вклад в это был, поправки не были приняты в том варианте, как предполагалось. Они были приняты в более щадящем формате.

Павел Переверзев: Была попытка Сейма ввести поправки, которые нам всем, приехавшим по инвесторской визе, сильно не нравились. Мы начали дискуссию с представителями Сейма, и начали ее с составления письма президенту, где аргументировали и экономически, и политические, и социальные аспекты того, почему мы считаем, что поправки в таком формате вводить не совсем корректно. Нам хотелось бы надеяться, что эта наша дискуссия повлияла на принятие депутатами соответствующего решения. Закон был принят в некотором компромиссном варианте. Большинство из нас освободили на следующие пять лет от оплаты тех самых спорных денежных взносов. И это дает нам достаточно времени, чтобы выучить язык и получить ПМЖ, что избавит нас от дальнейших платежей. Но существует некоторая группа инвесторов, о чем вы сказали, те, кто приобрел недвижимость с сентября 2014 года, которые, к сожалению, попали под этот закон. В этом смысле это не идеальный вариант закона, но компромиссный, приемлемый компромисс.

Елена Фанайлова: Если бы я была махровым местным националистом, я бы сказала: отличный закон, мы возьмем с этих богатых русских свои 5 тысяч евро! Есть юридический ответ для такой идеи?

Антон Лысенков: Я могу ответить только тем, что мне кажется, что репутационные потери Латвии, и мне это очень обидно, потому что я живу в этой стране, и он мне нравится, я за нее переживаю, от этого закона на международном уровне, на уровне привлечения инвестиций настолько значительнее, чем эта призрачная выгода, которую получит госбюджет, а может быть и во все не получит, потому что людям, которые под него подпадают, с их достатком можно жить где угодно. Поэтому я не уверен, что будет какая-то прибыль получена по этому закону, но репутационный ущерб будет нанесен, это очевидно.

Павел Переверзев: Мне, как предпринимателю, понятнее всего экономические аргументы. Программа "ПМЖ в обмен на инвестиции" была введена, в том числе, и для поддержания рынка недвижимости в некотором жилом состоянии. Цены на недвижимость в Латвии одни из самых низких в Европе. А теперь представим ситуацию, что 40 процентов инвесторов, которые сделали эти вложения, вдруг неожиданно скажут: окей, содержание недвижимости здесь очень дорого, мы можем себе позволить Венгрию и целый ряд других стран в Европе, которые предоставят нам эту Шенгенскую визу. У нас примерно 11 тысяч инвесторов из России, каждый из которых купил один или несколько объектов на 150 тысяч, то есть это премиальный сегмент рынка недвижимости. Если 40 процентов этого рынка одновременно выставляется на продажу, срок экспозиции растет со страшной силой, а цена падает драматически. Вслед за ней идет ипотечный рынок, за ним следует логистика потребительский и другой рынки. От некоторых депутатов мы слышали, что снижение цен – это хорошо. Но снижение цен – это падение рынка. На падении рынке можно и выиграть, но в целом падение рынка - это плохо. Это если брать экономический аргумент, мы написали о нем в очень длинном письме, и очень жаль, что не все депутаты не целиком его прочитали?

Елена Фанайлова: Тем не менее, они приняли компромиссный вариант сейчас. Меня и рассмешили, и задели формулировки Ивана Паукова, когда он говорит о московских русских, переезжающих в Латвию, что это не эмиграция, что в этом нет политического момент, а это комфортабельная эвакуация в неблагоприятной экономической ситуации. Как вы, как экономист и управленец, оцениваете нынешнюю российскую экономическую ситуацию? Насколько для вас эвакуация комфортабельной была? Хотя вообще в сознании любого человека эмиграция или иммиграция ничего особенно комфортного не обещает, потому что это всегда резкий слом социальных паттернов и круга общения.

Александр Солодов: Разумеется, мне было тяжело. Мне было тяжело в первые полтора года. Мне тяжело сейчас, и мне, пожалуй. Тяжелее, чем в России? Это с одной стороны.

Елена Фанайлова: Тем не менее, вы готовы эту цены заплатить…

Александр Солодов: Конечно! Я уже начал говорить о том, что эти сильные изменения, этот новый мир, новое окружение, они действительно что-то меняют в голове, и я предполагаю, что никогда не стал бы заниматься преподаванием. В Москве я занимался управленческим консалтингом, помогал крупным компаниям снижать их внутренние трения, делать их более эффективными, то есть разрабатывать инструменты для руководителей компаний, чтобы они ими пользовались и делали свои компании более эффективными. Поэтому, да, с одной стороны, тяжело, с другой стороны, как я уже сказал, мне кажется, моя нынешняя жизнь более осмысленна для меня самого. В ней появились какие-то новые грани, скорее, из эмоционального такого, из сущностного пространства, и это на другой стороне весов.

Елена Фанайлова: Чего вам больше всего московского не хватает в Риге? Если говорить о смене социального круга и привычек?

Александр Солодов: Я не знаю, чего мне не хватает московского. Я приехал в Москву в 17 лет, когда поступил в институт, и прожил там почти 20 лет. И мне здесь хорошо. Мне здесь значительно комфортнее с точки зрения жизни, климата даже, как ни странно, природы продуктов… ну, в общем, стандартный набор. И сейчас благодаря Скайпу и прочим IT-инструментам я практически не чувствую, что я где-то далеко от тех людей, с которыми я действительно хочу общаться, и мне это не мешает.

Елена Фанайлова: Антон, мы с вами разговаривали накануне, и вы сказали, что есть определенный антагонизм между “старыми” рижскими русскими и новыми, особенно теми, кто приехал в последние 2-3 года. Можно чуть подробнее? Я так понимаю, что есть старые рижане – русские, которые живут здесь, их папы и мамы здесь жили, есть "понаехавшие" с начала нулевых годов в поисках благоприятного инвестиционного климата, "Европа-лайт", так сказать, в которой еще и русский язык в ходу. Но есть еще и нынешняя третья волна. Как строятся отношения между этими группами?

Антон Лысенков: Мне немного неудобно отвечать на этот вопрос в присутствии Вадима Радионова, который блистательно его обозначил в материале для "Спектр-Пресс", он так и назывался – "Старое и новое". Может быть, дадим ему слово?

Елена Фанайлова: Вадим, пожалуйста…

Вадим Радионов: В "Спектре" у нас с Антоном была тема, которая родилась не спонтанно, на самом деле. Я играю в команде "60 секунд", это аналог "Что? Где? Когда?", и в этой команде я один из коренных, можно так сказать, потому что все остальные ребята приехали. И мы нередко обсуждаем эти темы, в том числе взаимоотношения местного русского населения с теми, кто приехал позже. И есть ряд моментов, которые, скажем, тем, кто приехал, кажутся более идеалистичными, в более розовом цвете, может быть, чем тем, кто живет здесь на протяжении всей жизни. Стереотипы мешают.

Антон Лысенков: Хотел бы добавить, что любого уезжающего в другую страну, которую он выбирает сам, обязательно сопровождают иллюзии, которые он строит для себя относительно этого места. И в этом нет ничего удивительного. Иллюзии разрушаются со временем, приходит более реалистичное восприятие того места, куда ты приехал. Это не значит, что становится хуже, а просто лучше начинаешь понимать и знать. Но на это требуется время.

Елена Фанайлова: Я правильно поняла, что одно из ядер этого антагонизма связано с тем, что новые эмигранты хотят интегрироваться как можно быстрее? Или это моя иллюзия?

Антон Лысенков: Это мы видим, да, и думаю, никто не будет спорить, что все хотят интегрироваться, учить язык… Я вообще здесь не знаю никого, кто не хотел бы учить язык. Его учат абсолютно все в той или иной степени. И многие вновь прибывшие хотят, действительно, влиться в это общество, прежде всего латышское. И они готовы, у них нет такого серьезного ресентимента 20-летнего, как у всегда здесь бывших русских.

Елена Фанайлова: Некоторые из них являются не гражданами до сих пор, как я понимаю, и это довольно значительная часть.

Антон Лысенков: Да, хотя сейчас получить гражданство не составляет большого труда, и по статистике мы знаем, что абсолютное большинство тех, кто сейчас остается негражданами, это люди преклонного, пенсионного возраста, которым и в силу возраста, и в силу сложившихся взглядов не так просто это сделать.

Елена Фанайлова: И у “старых” русских это тоже, видимо, какой-то стереотип поведенческий – трудно преодолеть обиду на латвийское правительство, которое сделало этих людей негражданами, поставило определенные препоны, и были эти сложности в 90-е годы?

Антон Лысенков: Ну, мне не хотелось бы говорить от их лица…

Елена Фанайлова: Я понимаю, что то, что я говорю, это тоже обобщение, но в каждом обобщении есть доля разумного.

Антон Лысенков: Отвечу так: это то, что они отвечают мне в опросах и интервью.

Елена Фанайлова: Переходим к информационному фону. Я слышала , что в связи с украинским кризисом, с Майданом, люди в Риге политически раскололись. В основном это происходит так, что русские старшего поколения, живущие здесь, верят информационное картине, которую выкладывают для них российские телеканалы, а более молодое поколение критично к этому настроено, а латыши все за украинский выбор и опасаются России как потенциального агрессора. Это, конечно, черно-белая картинка, но вы подтверждает мои впечатления?

Антон Лысенков: В целом, да, у меня такое же впечатление. Только я бы не говорил в категориях "все".

Елена Фанайлова: Конечно, я сразу сказала, что это некая карикатура. Не может человек зависеть от национальности в своих политических пристрастиях.

Антон Лысенков: Да, могу с этим согласиться. И еще немалую роль играет то, что русскоязычные люди старшего поколения больше смотрят телевизор, и они здесь больше смотрят российские телеканалы, которые во многом способствуют формированию их представлений о мире и событиях в нем. И это сказывается.

Елена Фанайлова: Все российские телеканалы разрешены к просмотру в Латвии?

Антон Лысенков: Сейчас заблокирован и еще несколько месяцев будет заблокирован телеканал РТР-Планета. Он бывает временами здесь заблокирован. В прошлый раз чуть было ни заблокировали из-за программы "Человек и закон", которая показывала события в Вильнюсе 1991 года так, что это вызвало бурю негодования!

Елена Фанайлова: А под каким углом это было показано?

Антон Лысенков: Ну, под соусом того, что доблестные органы…

Елена Фанайлова: …псковского ОМОНа защищали интересы трудового народа?

Антон Лысенков: Как-то так, да. Но каждый раз, когда блокируется какой-либо канал, резко возрастают продажи спутниковых антенн и просмотры в онлайне.

Елена Фанайлова: Понятно. Бессмысленность запретительных мер и любой цензуры. Александр, а здесь больше политических споров, чем в России?

Александр Солодов: Я категорический против любых обобщений, поэтому я могу судить только по себе.

Елена Фанайлова: Я специально предлагаю вам такой плоский взгляд, чтобы вы его могли каким-то образом усложнить.

Александр Солодов: У меня здесь значительно меньше политических споров, чем в России. Я это связываю с тем, что некоторая иллюзия, которая у меня была, может быть, в 2010 году, в 2011-м, 2012-м, что некоторыми разумными аргументами можно убедить человека изменить свои оценки происходящего, они провалились. Я понял, что разговаривать с людьми, занимающими ярко противоположную позицию, бесполезно. И перестал это делать.

Елена Фанайлова: Павел, ваши представления о политических разногласиях внутри латышского общества? Есть ли водораздел, что русские за Путина, а латыши против?

Павел Переверзев: Мне кажется, этот водораздел существует во многом в стереотипах. То есть латышам кажется, что все русские так себя ведут, что абсолютно не соответствует здешней действительности. Контраст политических дискуссий здесь, мне кажется, не такой острый, как в России. Я учился в школе на Старом Арбате, и у меня часть класса сейчас однозначно в одну сторону, часть класса однозначно в другую, и стороны эти непримиримы.

Елена Фанайлова: Как мы знаем, и по семьям раскол проходит часто.

Павел Переверзев: И по семьям, да. В Латвии своих расколов хватает, но мне пока кажется, что они не такие острые, не такие радикальные. Немножко меня радует, что объединяют россиян простые и понятные вещи, как выступление Исландии или некоторые крылатые выражения российского руководства про "денег нет, но вы держитесь, всего доброго". В последние несколько месяцев это цитирует вся страна. Здесь мы встречали случаи, даже не в Риге, а в регионах, когда мы приезжаем семьей в какой-нибудь гостевой дом, хозяева нас встречают и говорят: "Как, а вы разве не за Путина? Ой, как здорово! А давайте с вами чайку выпьем, садитесь, обсудим. А что вы думаете, а как у нас?" И для них это приятный сюрприз, что мы не проводники псковских танков и всего прочего, что с этим стереотипно опять же связано, но спектр мнений опять же здесь достаточно широк, безусловно, в Латвии представлены все точки.

Мария Шумихина: И я согласна с тем, что накал страстей не того уровня. А в СМИ часто кто-то просто спекулирует политическими стереотипами как раз. То есть в целом на бытовом уровне здесь гораздо проще смотрят на возможность договариваться, какие-то просто другие взаимоотношения, не на основе идеологии.

Елена Фанайлова: А вам не приходило в голову, что эта соглашательская черта общества – такая гипотетическая история, что она и в политике приведет к каким-то уступкам. Нет?

Мария Шумихина: Я бы предложила рассматривать опять-таки не в общем, а в частности. Может быть, в каких-то случаях больше уступок. В каких-то случаях, наоборот, конфликт будет продолжаться, но мне очень нравится, что в каких-то вещах здесь гораздо больше опираются на здравый смысл.

Елена Фанайлова: Ну, с точки зрения здравого смысла хорошо бы русский язык не забывать, я бы так сказала. Это я латвийской публике с иронией говорю, потому что я по-прежнему думаю, что Латвия остается в зоне интересов так называемого "русского мира", как обозначил это Владимир Владимирович Путин, и представляет определенную если не опасность, то символическую угрозу для независимости всех балтийских стран.

Мария Шумихина: Я так понимаю, что в России сейчас задача – нагнетать паранойю разными способами. И безусловно, благодаря пропаганде это сказывается и на психологическом состоянии других стран. Важно понимать, что это осознанно предпринимаемые действия, и хорошо бы внутри сохранять возможность сравнить на это трезво.

Александр Солодов: с моей точки зрения, если угроза и есть, то она символическая. А объяснить, почему я так думаю, я, наверное, не смогу. Либо это займет очень много времени, для этого нужен подробный разговор.

Елена Фанайлова: Кого это интересует, отсылаю к статье Дмитрия Борисовича Дондурея "Смысловики", она была в "Ведомостях". Там прекрасно показано, кто эти люди, которые эти смыслы производят и подбрасывают для обсуждения, очень удобные для формирования стереотипов, использующие самые глубокие страхи, национальные в том числе, глубокие фрустрации, и крайне любопытные. И еще я хотела бы поговорить о лозунге "пора валить", как вы его понимаете? Это опасения за будущее детей, некомфортное проживание в стране с точки зрения политического климата, общественного климата, каких-то законов, которые унижают граждан и их права сокращают? Откуда это чувство, что "пора валить", которое возникло именно в среднем классе, среди обеспеченных людей от 25 до 45 лет?

Мария Шумихина: Я бы сказала, что этот лозунг – это симптом, который указывает на небезопасность. Вот в семьях, в которых есть насилие, там единственный способ для ребенка спастись как-то – то выбраться из семьи. Примерно похожие эмоции возникают у граждан страны, в которой усиливаются авторитарные какие-то проявления, в том числе и опасные векторы, типа увеличения количества посадок по политическим мотивам и так далее.

Елена Фанайлова: Особенно если эта страна в течение последних 20 лет все-таки жила свободно и двигалась в совершенно другом направлении.

Антон Лысенков: Я могу то же самое сказать, что общее ощущение, что этот поезд несется в пропасть и только набирает ход.

Елена Фанайлова: Сильно сказано, но идея ясна.

Павел Переверзев: Соглашусь с коллегами. По-моему, года полтора-два назад у нас была в семье некая дискуссия, когда мы вдруг осознали, что абсолютное большинство нашего московского круга, моего возраста и людей постарше, почти все семьи хотели бы уехать из России. Не у всех есть такая возможность, не у всех есть смелость. Кто-то там просто покупает квартиру в Болгарии на всякий случай. Варианты есть разные. И причины у всех разные, и спектр причин самый широкий. Для меня, например, одним из ключевых моментов является абсолютное понимание, что в России судебная система не работает. Любой неправильный закон можно оспорить, любое нарушение, и по налогам, и по уголовным делам. Но при неработающей судебной системе это бесперспективно. И я не вижу ни одной потуги заставить работать судебную систему так, как она должна это делать. Для меня это один из самых сильных индикаторов того, что происходит.

Александр Солодов: Я, собственно, соглашусь с коллегами. Некоторым людям кажется, что нет закона причинности, что сегодня можно делать одно, завтра совершенно другое, и не будет последствий тех действий, которые люди или страну в целом делают сегодня. Мой опыт и бизнес-консультанта, и физика по первому образованию, показывает, что причинность есть. И если люди, СМИ, судебная система и другие государственные структуры на протяжении нескольких делают то, что они делают сейчас, то персональные иски каждого жителя страны с течением времени возрастают. Причем у меня есть ощущение, что они возрастают со все более и более увеличивающейся скоростью. То есть чем дальше, тем больше будет рисков у каждого человека, который остаются в пределах и, к сожалению, за пределами границ России. И дальше взрослые люди принимают решение – управлять этими рисками или минимизировать их. Мы с семьей приняли вот такое решение. Правильное оно или нет – увидим.

Елена Фанайлова: Вопросы из зала, пожалуйста.

Игорь Ватолин, журналист, организация "Европейско-русская инициатива": Ясное дело, в современном мире человек где хочет жить, там и живет. И момент переезда откуда-то куда-то, не важно куда, особенно в формате Европы, не есть предательство или какое-то окаянство. Ну, человек так решил – и окей. Просто объективно Латвия после России является самой русской страной в плане языка и культуры. Если брать в абсолютных цифрах, русских больше, наверное, в Украине, но если брать процент, можно поспорить, наверное. В этом смысле переезд людей из России в Латвию хорошо понятен. И это картина людей, первым языком для которых является русским, но которые, как правило, говорят и по-латышски, и большинство английским владеет. В этом смысле здесь нет такого русского материка, нет русского гетто, но есть такое измерение, можно сказать, такой русский культурный регион. Но вот дальше возникают вопросы, один из которых: насколько четко вы понимаете Латвию? Дело в том, что в Латвии преимущественно русскоязычные и преимущественно латышскоязычные люди. С другой стороны, Латвия и Россия – за время пребывания в Советском Союзе там произошли определенные трансформации сознания, выработался определенный тип коммуникации, общения. Возможно, в Латвии это еще восходит к досоветскому периоду. Был достаточно короткий период Латвийской республики, межвоенный, но уже с 1934 года это диктатура, то есть режим, сопоставимый с советским режимом. И в Латвии и в России живет очень много постсоветских людей, которые не являются европейцами, для мышления которых характерна монологичность, категоричность. С другой стороны, достаточно много людей, как правило, это люди более молодые, которые, возможно, учились в западных вузах, для которых характерен плюрализм мышления, готовность взять на себя ответственность. И когда говорится об интеграции вновь прибывших в латвийское общество, с другой стороны, один элемент этой интеграции понятен – это лытышскость. Вот есть такой концепт, начинающий развиваться. Имеется в виду, что латыш в прямо смысле слова – это тот, кто владеет языком и культурным кодом, историей и так далее. С другой стороны, Латвия, в которую можно интегрироваться, это процесс, это не что-то остановившееся, и здесь происходит сражение между вот этими постсоветскими делами и европейскими ценностями. Собственно, на всем пространстве Европы, как мы видим, даже в Британии это тоже в полной мере происходит. В этом смысле, если просто приехали в Латвии пожить, по формуле Паукова – "комфортная эвакуация", пожил, а потом перебраться дальше в Лондон или вернуться в Москву, - это один способ жизни на этом пространстве, и надо отстаивать свой интерес. Но возможна и другая форма – просто желание жить здесь долго, много и активно участвовать в процессе формирования Латвии как европейского региона. В этом смысле давайте вместе создавать новую европейскую Латвию. Это почти цитата из пьесы Яниса Райниса. И вопрос: какую позицию вы склонны занять в предложенной дилемме?

Александр Солодов: Мне кажется, это был не столько вопрос, сколько призыв.

Елена Фанайлова: Практически угроза, я бы сказала! (смеются)

Александр Солодов: Я думаю, что мы все за этим здесь. Мы же выбрали эту страну, мы живем в ней и хотим, чтобы она была прекрасной, мирной, честной, свободной и все прочее, самое замечательное!

Мария Шумихина: Но Игорь же сам сказал, что фактически все битвы происходят на уровне наиболее ригидной части общества, наиболее закрытой и стереотипно мыслящей. И тем выше уровень конфликта. А по мере гибкости мышления, поиска конструктивных решений напряжение спадает, и можно сотрудничать. Мы полностью за это!

Павел Переверзев: Несколько последних лет мне стала открываться все больше и больше красота тезиса: делай, что должно, и будь что будет. В этом смысле, безусловно, вряд ли кто-то из нас со стопроцентной уверенностью сможет сказать, где он будет и чем будет заниматься через 10 лет. Но место, куда поставить в следующий раз ногу, как правило, видно. Малыми шагами, я думаю, мы попробуем сделать этот мир чуть-чуть лучше вокруг себя.

Антон Лысенков: Среди людей, с которыми мы познакомились благодаря созданию общества "Новые латвийцы", среди инвесторов, получивших ПНЖ, есть люди, которые честно признают себя "дачниками" и говорят: мы здесь живее несколько месяцев в году, и мы будем платить 5 тысяч, и мы не очень хотим учить латышский. Но я знаю довольно много людей, которые, пожив в Латвии, уезжают дальше. Процентное соотношение этих инвесторов мы не знаем, и видимо, не узнаем, это вопрос не к нам. Нам здесь нравится. Латвия не безальтернативный вариант для нашей эмиграции, как мы сегодня говорим, хотя я ее до сих пор таковой не воспринимаю. Были другие варианты, и сейчас они есть, другие европейские страны, которые предоставляют возможности ВНЖ на каких-то коммерческих основаниях. Тбилиси начал делать такую штуку много лет назад, и с тбилисским паспортом можно в Америку ездить. Масса разных вариантов, актуальных сейчас и которые еще будут появляться. Наш выбор – Латвия. А что будет дальше – посмотрим.

Источник: svoboda.org

http://article20.org/ru/content/novaya-immigratsiya-riga
08/15/2016 - 09:58

На Фестивале актуальной сибирской музыки PUSTOTA в новосибирском клубе «Отпуск» произошел рейд ОМОНа Нацгвардии. Об этом в своём твиттере сообщил художник Артём Лоскутов.

PUSTOTA — это фестиваль, посвященный актуальной сибирской музыке разных направлений: post-punk, cold Wave, synth wave, гаражный рок, а также различные проявления электронной сцены. На фестивале должны были выступить такие коллективы, как «Мукулатура», «Буерак», PLOHO, НИИ GULAG, «Природа'89» и другие.

Спустя два часа организаторы написали в соцсетях, что оцепление снято и фестиваль продолжился.

Источник: zona.media

http://article20.org/ru/news/v-novosibirske-boitsy-natsgvardii-nakryli-festival-aktualnoi
08/15/2016 - 14:03

Как сообщается на сайте организации, «Центру независимых социологических исследований» Верховный суд решил вернуть на счета организации взысканный ранее МинЮстом штраф в размере 300 000 рублей.

Всё это стало следствием решения Верховного суда РФ, отменившего постановление Мирового судьи от 9 июня 2015 г. К сожалению, мотивация решения чисто техническая: несоблюдение сроков. По существу наших протестов Верховный Суд не высказался.

 

http://article20.org/ru/news/tsentru-nezavisimykh-sotsiologicheskikh-issledovanii-vernuli
08/16/2016 - 07:25

Пенсионер Владимир Ионов, на которого в январе 2015 года было возбуждено уголовное дело о «неоднократных нарушениях» при проведении публичных мероприятий — по введенной за полгода до этого статье 212.1 УК — получил на Украине статус беженца. Об этом он сообщил 15 августа украинскому Громадському радио.

«Во первых я могу передвигаться, — рассказал Ионов в комментарии радиостанции. — Мне как пенсионеру положен бесплатный проезд на транспорте. Это большое дело. И с паспортом я могу куда-то уезжать не только по Украине, но и за границу. У меня загранпаспорта не было, потому что мне его попросту не давали [в России — ОВД-Инфо], поскольку подписка о невыезде была и уголовное дело».

Ионов выехал из России на Украину в декабре 2015 года, вскоре после того, как по статье 212.1 УК был вынесен первый обвинительный приговор — в отношении московского активиста Ильдара Дадина, которого за участие в мирных протестных акциях приговорили к трем годам лишения свободы (позже суд апелляционной инстанции сократилсрок на полгода). В августе 2016 года защита Дадина обжаловалапреследование по статье 212.1 УК в Конституционном суде.

Источник: ovdinfo.org

http://article20.org/ru/content/pervyi-obvinennyi-v-neodnokratnykh-narusheniyakh-na-mitingak
08/16/2016 - 07:27

Министерство юстиции добавило Пензенскую региональную молодежную общественную организацию по профилактике негативных явлений среди молодежи "Панацея" в реестр некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента, говорится в сообщении пресс-службы Минюста.

"В соответствии с Федеральным законом "О некоммерческих организациях" 15.08.2016 в реестр некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента, включена Пензенская региональная молодежная общественная организация по профилактике негативных явлений среди молодежи "Панацея" ", - отмечается в сообщении ведомства.

Данное решение было принято по итогам рассмотрения поступившего от НКО заявления.

Источник: interfax.ru

http://article20.org/ru/news/penzenskaya-organizatsiya-panatseya-vklyuchena-v-reestr-nko
08/17/2016 - 07:25

Процедура ликвидации АНО «Пермь-36» завершена. Проекты, которые вели Виктор Шмыров и Татьяна Курсина, будут реализованы за границей. 10 августа в ЕГРЮЛ внесена запись о ликвидации АНО «Мемориальный центр истории политических репрессий «Пермь-36». После этого организация была исключена из реестра некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента.

Тем не менее некоторые проекты «Перми-36» будут сохранены. Так появится виртуальный проект в Интернете вместо музея политических репрессий. Летняя школа музеологии пройдет не в Кучино, а в мемориальном музее Албании. Проект Pilorama Lab будет реализован в Нидерландах.

АНО «Мемориальный центр истории политических репрессий «Пермь-36»» была создана в 2001 году и занималась историко-просветительской деятельностью на базе бывшей исправительной колонии для политических осужденных в Кучино. На протяжении 20 лет АНО сохраняла и восстанавливала уникальные постройки бывшего лагеря ГУЛАГа. В 2014 году центр был поделен между двумя организациями – государственным учреждением, владеющим зданиями и инфраструктурой бывшего лагеря, и автономной некоммерческой организацией, обладающей музейными коллекциями и ответственной за экспозицию, в результате чего произошло фактическое прекращение функционирования музея. В конце апреля 2015 года «Пермь-36» была внесена в список НКО – «иностранных агентов». АНО «Пермь-36» входит в число восьми учредителей Международной коалиции музеев совести, которая в настоящий момент объединяет более 200 мемориальных центров во всем мире.

Источник: 59.ru

http://article20.org/ru/news/perm-36-isklyuchena-iz-spiska-inostrannykh-agentov
08/17/2016 - 07:29

Сегодня Сноб публикует истории россиян. В этом году количество просящих убежище в Германии сограждан увеличилось вдвое. От чего они бегут и почему боятся за свою жизнь?

Первое немецкое слово, которое произносят все беженцы, попадающие на границу Германии, — «азюль» (Azyl), убежище. Так называемые «Азюль Хайм» — центры для размещения беженцев — рассыпаны по всей стране. Здесь работают врачи и психологи, и из-за резкого наплыва беженцев из России им постоянно нужна помощь русскоязычных волонтеров. В одном из таких центров Саксонии на приеме у психолога плачет молодая девушка из Дагестана, в платке и длинном платье:

— Я понимаю, что должна быть здорова. Я понимаю, что нельзя плакать. У меня трое детей. Они хотят, чтобы мама была нормальная. И я стараюсь. Но не могу контролировать свои слезы. Помогите мне.

— Когда это началось? Почему вы все время плачете? — по-немецки спрашивает специалист, а я перевожу.

— Может, я всегда была слишком эмоциональная, но особенно это со мной началось после того, как забрали мужа. Мы спали. Стали стучаться в дверь. Мы открыли. Ворвались люди в масках. Скрутили мужа и увезли. На следующий день мы со свекровью пошли в полицию, нам сказали: приносите 400 000 рублей, и мы его найдем. Мы стали звонить всем родственникам и собирать деньги. Следующей ночью в дом опять ворвались люди в масках и перевернули все вверх дном. Они искали мужа. Мы говорили, что его нет. Дети плакали. Люди в масках кричали и угрожали убить меня и детей, требовали выдать мужа. Тогда мы поняли, что он от них сбежал. Я с детьми уехала к родителям, но там нас тоже не оставляли в покое. То же самое происходило и с другими моими родственниками, но там мужчины успели уйти из дома до того, как пришли люди в масках. Обыски и ночные вторжения продолжались. Поэтому мы все собрались и приехали сюда. Мне здесь очень нравится. Люди хорошие, все нам очень помогают. Но моего мужа так никто и не видел. Говорят, его убили и закопали на какой-нибудь свалке. Когда думаю об этом, сразу плачу. Я все время плачу. Помогите мне. Я не хочу плакать.

В прошлом году Германия получила почти полмиллиона прошений о предоставлении убежища и стала главной точкой, куда стремились попасть все бегущие от войн на Ближнем Востоке. За последние полгода ситуация изменилась: в Германии вдвое выросло число заявок на предоставление убежища от россиян — это небывалый наплыв беженцев из России. Бегут и русские, и дагестанцы, но подавляющее большинство — 83,5% — чеченцы. Они приезжают большими семьями, целыми кланами бегут с Кавказа, оставляя квартиры, дома, работу. Некоторые принимают решение бежать буквально в одну ночь: покупают билеты, собирают самое необходимое и уже утром из аэропортов Москвы едут в Брест. Оставляют все, что было когда-то дорого, бегут на свой страх и риск , понятия не имея, что их ждет впереди. Они даже не знают точно, смогут ли перейти границу. Что заставляет бежать из своих домов людей, которые еще полгода назад не думали о побеге?

Вот несколько историй, записанных в саксонском «Азюль Хайме». Мы не указываем город, где находится убежище, и имена беженцев, не показываем их лица, потому что они до сих пор опасаются за свою жизнь.

Чеченец, 42 года. Просит перевезти его со всей семьей в другой центр беженцев, где живет семья его сестры.

У меня была очень хорошая работа. Я был опером в уголовном розыске. Зарплата 55 000 рублей. Да, каждый месяц я платил своему шефу 8000 рублей, но все платят. Если не будешь платить, то на твое место возьмут другого. Мое место миллион рублей стоит, а если миллиона нет, то можно купить себе место дэпээсника — оно подешевле, около 500 000 рублей. Если повезет, то за 400 000 можно купить. Конечно, я не в восторге от такой системы, но мы уже привыкли к этому. Но уехал я из-за другого.

Ты знаешь, что на украинскую войну чеченцев отправляют? Не знаешь? Из 50 отправленных возвращается 10. Эти 10 потом живут в шоколаде. Но какой ценой? Я до опера был в подразделении быстрого реагирования. Вот вызывает меня шеф и говорит, что я в списке на Украину. Я говорю, что не поеду. Он говорит: «У меня на твое место куча желающих. Хоть сейчас твое место продам. А ты без работы останешься». Я сказал: «Пусть так». Собрал свои манатки, ушел домой. Ночью пришли люди в масках. Забрали меня. Две недели я провел в подвале. Били. Пытали. Через две недели сказал, что согласен. Мне дали два дня, чтобы очухаться. Пришел домой. Поговорил с женой. Сходил к сестре. Собрали вещи и уже утром были в Москве. Из Москвы — на Брест. Очень боялся, что из Белоруссии не выпустят. При мне белорусские фээсбэшники одного чеченца русским передали. И в Польше для нас тоже опасно.

В Германии мне намного спокойнее, чем в Польше. И сестра с мужем тоже сбежали — их бы не оставили в покое, это точно.

Я никогда не хотел никуда уезжать. У нас как-то вьетнамцы работали на стройке. Я смотрел на них и думал: «Зачем они куда-то поехали? Почему не дома со своими семьями?» А теперь сам такой же. Но я могу любому человеку смело в глаза посмотреть. На моих руках крови нет. Я никого никогда не убивал. Я мог бы остаться, но какой ценой? Я не хочу у других людей жизнь забирать. Неважно — украинец, чеченец, русский. Я верующий человек. Только Аллах может забрать у кого-то жизнь, а у меня такого права нет. 

Чеченец, 50 лет. Строитель, объездил всю Россию, в последние годы в основном работал в Чечне в частном секторе.

Ночь. Спишь. Стучат. Спрашиваю: «Кто?» Они говорят, мы типа там что-то проверяем. Короче, когда мы открыли, увидели людей в масках. «Ты едешь на войну на Украину. Мы знаем, что ты в чеченской войне был на стороне Дудаева. Ты старый вояка. Сейчас ты тоже нам нужен». Я говорю: «Какая война? Я же инвалид! У меня же ноги нет от колена. Я ее на той войне и потерял». — «Мы знаем, что тебе это не мешает работать. Мы все знаем про тебя. Ты же ходишь. Значит, и воевать можешь». Короче, ушли они. У меня в это время несколько друзей и знакомых просто без вести пропали. Кого-то ночью так же забрали, кто-то домой с работы не вернулся. Я понимал, что буду следующим. Люди в масках приходили еще пару раз. Говорили, что если на войну не пойду, то за дезертирство посадят, а в тюрьме убьют за попытку бегства. Нам говорят: тебя проще убить, чем в тюрьме содержать. Каждый раз били, но не сильно. Всегда ночью эти сволочи приходили. А в последний раз избили сильно и сказали, что в Новый год заберут на Украину. Это был декабрь.

На следующий день я развелся с женой в присутствии свидетеля, как требует мусульманский обычай. Она уехала к родителям, а я в ночь уехал в Москву. В Польше точно видел кадыровских псов. Он их отправляет, чтобы они за чеченцами следили. Поэтому я быстренько в Германию перебрался, отправляю каждый месяц жене деньги. Но никто не знает, что я в Германии. Она обещала молчать.

Тяжело мне здесь. Не могу я этот немецкий учить, никак он мне в голову не идет. Да и не собирался я никуда уезжать. Но вот как получилось.

Сейчас жду новый протез. Обещали нормальный протез здесь сделать. Если этого пса уберут, то вернусь домой. Старый я для всего этого. Но против украинцев не пойду. Они в чеченскую войну на нашей стороне воевали. Со мной вместе стояли. И я должен теперь в них стрелять? Нет. Кто-то ломается и соглашается. Кто-то просто кровь любит. Я оружием с 17 лет торговал, какого только у меня не было, но на войну не пойду.

Чеченец, 35 лет. Меня на войну не забирали. Меня в подвале знаешь почему держали? Из-за фотографии. Немцы не верят, что из-за этого можно так над человеком издеваться. У нас страна маленькая — все друг другу или родственники, или знакомые. И, конечно же, знакомые не всегда только хорошее делают. Один из знакомых на стороне ИГИЛ* воюет. Они считали, что я с ним связь поддерживаю. А может, им надо было в отчете написать, что они еще одного из ИГИЛ отработали. Не знаю. Когда выпустили из подвала, я с семьей в другой город уехал. Но они и там достали. Когда понял, что скоро посадят — а если посадят, то потом наверняка убьют, — то сбежал с семьей. Да и беспредел у нас сейчас. Всем рулят органы. 20 лет нас в мечеть заставляли ходить и бороды отращивать. Женщин платки заставляли носить. Сейчас наоборот. Боятся, что везде ваххабиты и экстремисты. За каждой бородой они теперь террориста видят, а под платком — смертницу. 

Русский, 39 лет. Журналист, женат, есть дети.

Мы туристическую визу сделали и уже в Берлине сдались. Я в оппозиционных СМИ работал несколько лет, но раньше такого не было, чтобы вот просто так журналисту пришить какую-нибудь статью! А сейчас у них руки развязаны. И видимо, поэтому для органов все стало просто. Стали приходить, вызывать повестками. Иногда забирали. Бить не били, слава богу. Но ночные визиты, обыски и запугивания были. Классика жанра. Мне шили статью об экстремизме. Периодически вызывали как свидетеля. И в последний раз я четко понял, что вопрос моей посадки решен, осталось только выбрать для меня статью. Не дожидаясь этого, мы решили уехать.

Чеченец, 25 лет. Не может спать, его мучают панические атаки и аритмия. Рассказывает психологу, когда это началось:

Когда мне было 17 лет, террористы убили моего отца. Тогда я решил, что в будущем обязательно буду работать в органах. Время прошло, я туда попал, стал работать. Через несколько месяцев мне стали приходить письма с угрозами, чтобы я ушел оттуда, не то пожалею. Я не обращал внимания. Однажды похитили моего младшего брата. Позвонили и сказали, что если не уйду оттуда, его убьют. Я пришел на работу и сказал, что должен уйти. Начальник меня не отпускал: у меня контракт был на пять лет. Сказал, что если я уйду, то меня и мою семью ждут большие проблемы, а меня посадят в подвал, пока не соглашусь остаться. Да. У нас так делают. Такое часто происходит.  Брата через сутки вернули избитого, но живого. Я оказался между двух огней. Что делать? Я забрал мать и брата, и мы сбежали. Здесь спокойно. Но когда ухожу из хайма, не могу оставаться спокойным. Все время боюсь, что за моей семьей приехали. И не сплю нормально с тех самых пор. 

Чеченка, 40 лет. Сбежала с тремя детьми. Муж умер несколько лет назад. У старшего сына приступы агрессии, провалы памяти и ночные кошмары.

Я скопила пенсию мужа и купила маленькую квартирку. Через какое-то время мне стали поступать письма и звонки с угрозами, чтобы я отдала квартиру определенным людям. Они приходили ночью в масках, звонили по телефону. И однажды я узнала голос брата мужа — это он хотел получить квартиру. Милиция не помогала, так как он сам работал в органах. Потом старшего сына похитили. Всего его похищали четыре раза: каждый раз его били, привозили и выкидывали из машины. Последний раз выкинули его под ноги моей матери и сказали, что либо я отдаю квартиру, либо в следующий раз это будет труп сына.

В Чечне без денег и без квартиры с тремя детьми жить невозможно. Я боялась за жизнь детей. Поэтому после четвертого раза мы решили сбежать. Уходили ночью через огороды соседей. Потом три дня шли пешком, так как я знала, что на постах нас могут вычислить. Нельзя было ни в попутную машину садиться, ни в автобус. Через три дня мы сели на автобус. И вот мы здесь.

Центр для размещения беженцев

Я благодарна людям, которые нас приняли. Я спокойно сплю. И за детей спокойна. Я даже не думала, что так будет. Конечно, тяжело язык учить. И все вокруг не по-нашему. Но здесь безопасно. Только вот со старшим сыном не все в порядке. Помогите ему.

Персоналу центра беженцев особенно тяжело с чеченцами. Немцы говорят, что арабы ассимилируются быстрее: охотнее ходят на занятия немецкого, охотнее выходят из самого центра гулять, к тому же многие из них говорят по-английски. Чеченцы с трудом сближаются с другими обитателями убежищ, держатся стайками, у них всегда настороженный и немного воинственный взгляд. Они всегда готовы к атаке и неприятностям.

Спрашиваю Амину, красивую чеченку в длинном платье и платке: «Почему ты редко выходишь из хайма? Тебе не скучно сидеть здесь все время?» Она отвечает: «Конечно, скучно. Но мама меня не отпускает. Я ей говорю: это же не Чечня. Здесь все по-другому. А она говорит, что надо скромной быть и дома сидеть, так как мы чеченки. И муж мой ее слушается».

Источник: snob.ru

http://article20.org/ru/content/shest-rossiyan-o-tom-pochemu-oni-sbezhali-v-germaniyu
08/17/2016 - 14:13

За первые шесть месяцев 2016 года число осужденных за терроризм (статья 205 УК РФ) составило 34 человека, за тот же период 2015 года в колонии отправились 10 человек. За пособничество терроризму и захват заложников (статьи 205.1, 205.2 и 206 УК) в 2016 году был осужден 71 человек, в 2015 году - 29 человек. В сумме за терроризм и пособничество терроризму осуждены за полгода 2016 года 105 человек, это в 2,7 раза больше, чем за полгода 2015-го (39 человек), следует из опубликованной статистики судебного департамента при Верховном суде РФ.

Рост числа приговоров начался в 2014 году. За первые шесть месяцев 2014 было осуждено 20 человек. Но к концу 2014 года года число осужденных по террористической статье 205 УК РФ достигло 63 человек. За весь 2015 год за терроризм осудили 65 человек.

Как рассказал РБК адвокат Тимур Хутов, рост дел по статьям о терроризме связан с деятельностью запрещенной в России террористической организации "Исламское государство" (ДАИШ). "Статистика может увеличиваться за счет тех, кто хочет примкнуть к этой организации, или арестов вербовщиков, - сказал адвокат. - Но, с другой стороны, именно силовикам выгодно показывать борьбу с терроризмом, чтобы получать дополнительные полномочия".

Руководитель Комитета по предотвращению пыток Игорь Каляпин заявил РБК, что рост дел связан с усилением профилактической работы правоохранительных органов. Они начинают привлекать всех, кто находится на учете или в отношении кого поступила оперативная информация, причем это может происходить без доказательной базы, а к самим задержанным могут применяться пытки, сказал он.

Одним из самых громких дел о терроризме за последние два года стало делостудентки МГУ Варвары Карауловой (Александры Ивановой). Она дважды, по версии следствия, пыталась примкнуть к "Исламскому государству". Сама девушка и ее защитники заявили, что причинами такого поведения было желание выйти замуж за одного из боевиков, а не идеологические мотивы.

Мать Карауловой рассказала, что девушку арестовали, потому что она отказалась снова общаться с вербовщиками по указанию спецслужб. "Им надо было, чтобы она продолжила переписку и писала теми же словами, с той же страстью, что и раньше, только под их контролем, - рассказывала Кира Караулова. - Это как алкоголику доверить бутылку. Они полностью контролировали переписку с ним. Варе с каждым разом становилось все сложнее это делать". В Национальном антитеррористическом комитете заявления Киры Карауловой опровергли.

Генпрокуратура зафиксировала рост преступности в России

По данным статистики судебного департамента при Верховном суде РФ, за первые полгода 2016 года количество дел в судах увеличилось на 6%, а число осужденных выросло на 11% (до 400,7 тыс. человек). Половина из них (204,1 тыс. человек) были осуждены за преступления небольшой тяжести. Большинство дел (70%) рассматриваются без исследования доказательств и допроса свидетелей, только на основании признания вины подсудимыми, отмечает РБК. К реальному лишению свободы в 2016 году суды приговорили менее 30% обвиняемых, 109,3 тыс. человек.

За первые шесть месяцев 2016 года в России был зафиксирован рост почти всех видов преступности на 3%, рассказал 29 июля заместитель генерального прокурора Александр Буксман, выступая на коллегии Генпрокуратуры по итогам полугодия.

"В текущем году в целом по стране продолжился рост преступности. В первом полугодии 2016 года число зарегистрированных преступлений увеличилось на 3% и достигло 1 млн 182 тыс. преступлений", - цитирует Буксмана "Интерфакс". Он отметил, что рост зафиксировали в 57 регионах, это обусловлено значительным ростом числа учтенных преступлений небольшой тяжести (46% от всех) - их количество выросло на 9%.

МВД России также 29 июля отчиталось о своей деятельности. "Повысилась результативность предварительного следствия - число уголовных дел, направленных в суд, возросло до 173 487", - говорится в сообщении МВД.

Генпрокурор Юрий Чайка в конце марта 2016 года заявил, что в 2015 году "впервые за последние девять лет зафиксирован рост преступности": "Зарегистрировано 2 млн 388 тыс. преступлений (+ 9% по сравнению с 2014 годом. (Ранее объявлялось, что рост общего числа преступлений в России - пятипроцентный. - Прим. NEWSru.com.) Причем в 45 регионах эти показатели превысили общероссийский уровень, а в ряде субъектов - значительно (до 44 %)". Президент РФ Владимир Путин тогда заявил, что России не удалось добиться "кардинального перелома ситуации с преступностью".

В предыдущие годы официальные органы рапортовали, напротив, о снижении количества криминальных деяний. При этом независимые эксперты не доверяют полицейской статистике и утверждают, что силовики скрываютмиллионы совершенных преступлений, снижая на бумаге уровень преступности как минимум вдвое.

Источник: newsru.com

http://article20.org/ru/news/v-rossii-v-27-raza-vyroslo-chislo-osuzhdennykh-za-terrorizm
08/18/2016 - 12:23

Генеральная прокуратура Российской Федерации приняла решение о признании нежелательной на территории РФ деятельности двух иностранных неправительственных организаций. «По результатам изучения поступивших материалов в Генеральной прокуратуре Российской Федерации приняты решения о  признании нежелательными на территории Российской Федерации деятельности иностранных неправительственных организаций Международный республиканский институт (International Republican Institute) и Фонд инвестирования в развитие СМИ (MEDIA DEVELOPMENT INVESTMENT FUND, Inc)», — отмечается в сообщении.

Уточним, Международный республиканский институт возглавляет сенатор Джон Маккейн.

По мнению ведомства, их работа представляет угрозу основам конституционного строя Российской Федерации и безопасности государства.

Информация о принятых решениях направлена в Минюст России для внесения сведений в перечень иностранных и международных неправительственных организаций, деятельность которых признана нежелательной на территории Российской Федерации.

Таким образом, уже 7 организаций признаны нежелательными в России.

Ранее Минюст подготовил проект федерального закона, запрещающий создание иностранными и международными неправительственными организациями, деятельность которых признана нежелательной на территории России, юридических лиц. Законопроектом предлагается введение запрета на создание иностранными и международными неправительственными организациями, деятельность которых признана нежелательной на территории Российской Федерации, российских юридических лиц либо участие в них.

Источник: rosbalt.ru

http://article20.org/ru/news/dve-organizatsii-priznali-nezhelatelnymi-v-rossii
08/18/2016 - 14:50

В своем Facebook Пасько написал, что он вместе с одним из учредителей фонда Игорем Корольковым пришли на рассмотрение дела о ликвидации организации. Через полтора часа ожидания секретарь суда сказала им, что они могут считать дело рассмотренным, так как никаких ходатайств не поступало.

"Друзья, имею честь сообщить, что российский Фонд поддержки расследовательской журналистки — Фонд 19/29 ликвидирован", — написал Пасько. 

Фонд был включен в список "иностранных агентов" 24 апреля 2015 года. В июне 2015 года был оштрафован на 300 тысяч рублей.

При поддержке фонда в российских городах проводились семинары по расследовательской журналистике и обмену опытом, а также организовывались школы блогеров-расследователей.

Напомним, ранее стало известно, что Генеральная прокуратура РФ признала нежелательными организациями Международный республиканский институт (International Republican Institute) и Фонд инвестирования в развитие СМИ (Media Development Investment Fund). 

Источник: kasparov.ru

http://article20.org/ru/news/sud-v-moskve-likvidiroval-fond-podderzhki-rassledovatelskoi
08/19/2016 - 02:58

Die Generalstaatsanwaltschaft der Russischen Förderation fällte das Urteil zwei weitere ausländische Nichtregierungsorganisationen auf russischemTerritorium als unerwünscht zu erklären.

In einer Mitteilung hieß es, dass diese Entscheidung nach Untersuchung der bei der Generalstaatsanwaltschaft eingereichten Unterlagen getroffen wurde. Betroffen sind das International Republican Institute und der MEDIA DEVELOPMENT INVESTMENT FOUND Inc.

Das International Republican Institute wird von dem amerikanischen Senator John McCain geleitet.

Laut den Behörden bedrohen die Tätigkeiten der beiden Organisationen die Grundlagen der russischen Verfassung und die Sicherheit des Staates.

Insgesamt gelten nun bereits sieben ausländische Nichtregierungsorganisationen und Stiftungen in Russland als unerwünscht.

Zuvor wurde im Justizministerium ein neuer Gesetzesentwurf vorbereitet: Dieser schlägt vor, die Gründung von internationalen und ausländischen Nichtregierungsorganisationen, deren Handlungen als unerwünscht ernannt werden, zu verbieten. Genauso soll die Registrierung als juristische Person und die Mitarbeit verboten werden.

http://article20.org/ru/node/6313
08/19/2016 - 10:21

Am 16. August löste sich die NGO „Perm-36“ komplett auf. Der ehemaliger Leiter des Moskauer Büros der Heinrich-Böll Stiftung Jens Siegert kommentierte die Auflösung auf seiner Facebook-Seite:

"Nun ist auch die NGO "Historisches Erinnerungszentrum für politische Repression Perm-36" Geschichte. Sie wurde von ihren Gründer/innen aufgelöst, weil sie als "ausländischer Agenten" nicht weiter arbeiten mochten. Die NGO war einst Trägerin des bekannten und einzigen Gulag-Museums "Perm-36", bis der Staat fand, es sei nun gut mit der Erinnerung an seine früheren Untaten und das Lagermuseum unter seinen Fittichen zu einem "Museum für den Strafvollzug" umzuwandeln begann. Aber die Arbeit geht trotzdem weiter, wenn auch nicht mehr am Ufer der Tschussawaja beim Dorf Kuptschina rund 100 Kilometer von Perm, sondern im Exil. Die Museumsschule findet künftig in Albanien statt, das Festival Pilorama-Lab in den Niederlanden. Währenddessen erzählt der Staat im Ural im ehemaligen Straflager Perm-36 (ich werde jetzt sarkastisch) davon, was für eine schwere und entbehrungsreiche Arbeit es doch war, als Aufseher im Gulag zu arbeiten."

Mehr dazu auf Russisch

http://article20.org/ru/node/6314
08/19/2016 - 12:27

Двадцать пять лет назад 22 августа у Белого дома в Москве на «митинг победителей» собрались сотни тысяч человек, цифры разнятся, самая высокая и вряд ли реалистичная оценка – до миллиона. В этот раз вспомнить о «трех днях в августе» на месте исторический событий, положивших начало современной России, не сможет никто. Во всяком случае, официально - московская мэрия отказала организаторам памятной акции в согласовании двух митингов, 19 августа на пересечении Нового Арбата с Новинским бульваром – там, где четверть века назад погибли трое защитников демократии, - и 22 августа непосредственно у Белого дома.

«В рамках выполнения программы «Моя улица» в городе Москве, в том числе в заявленных местах, осуществляется ремонт дорожной сети и реконструкция уличного пространства», - говорится в ответе мэрии.

Кроме того, «проведение публичных мероприятий по заявленному регламенту повлечет нарушение функционирования объектов транспортной и социальной инфраструктуры, создает помехи движению пешеходов и транспортных средств, доступу граждан к жилым помещениям, нарушит права граждан, не участвующих в указанных мероприятиях».

Безразличие к памяти о событиях 1991 года власти проявляли и раньше. В 2004 году на Ваганьковском кладбище на могилах погибших в ходе столкновений впервые не появилось венков от президента Владимира Путина. В 2009 году впервые было запрещено памятное шествие по Новому Арбату – тогда одному из участников несогласованного марша ОМОН разбил голову при погрузке в полицейский автобус и разбираться с ситуацией выезжал лично омбудсмен Владимир Лукин.

«И раньше были эксцессы, но никогда прежде запреты не принимали такой глобальный характер», - признает один из организаторов акции Михаил Шнейдер, отвечавший за сбор митингов демократической оппозиции еще в 1991-м. Гражданскую панихиду, по его словам, власти Москвы предложили перенести в «гайд-парк» в Сокольниках, а митинг в день флага 22 августа – на Суворовскую площадь.

В последние годы на эти площадки московские власти все чаще отправляют желающих помитинговать. Оппозиционерам предлагают собираться на отшибе, на изолированных от основных пешеходных маршрутов территориях, в случае с сокольническим «гайд-парком» - буквально в лесу. Проправительственные политические акции, однако, никто проводить в центре Москвы по-прежнему не запрещает.

Формально соблюдая закон, который с годами все более и более ужесточается, московские власти нарушают все мыслимые принципы свободы собраний, прописанные в том числе и в международных документах.

В рекомендациях ОБСЕ и Венецианской комиссии по свободе мирных собраний прямо говорится – право собираться мирно и без оружия относится к основным правам, и создание условий для его реализации первично для государства. Причем речь идет не только о презумпции в пользу проведения собраний, но и о принципе соразмерности – он требует, чтобы власти «не прибегали к постоянной практике применения ограничений, которые значительным образом меняют характер мероприятия — например, изменяя маршрут шествий таким образом, чтобы он проходил через удаленные от центра районы города».

Источник: amnesty.org.ru

http://article20.org/ru/news/meriya-moskvy-zapretila-otmechat-25-letie-pobedy-nad-putchem
08/19/2016 - 12:31

19 августа «Гринпис России» заявил о беспрецедентном давлении на членов своей экспедиции, отправившейся на Таймыр зафиксировать экологические нарушения работы нефтяников. Как утверждают зеленые, моторы их лодок были испорчены неизвестными, а местные жители признались им, что получили рекомендацию не помогать экологам. В администрации округа говорят, что пока не в курсе проблем экологов.

Как рассказал руководитель арктического проекта «Гринпис России» Оганес Таргулян, экологов в регион пригласили представители Ассоциации коренных малочисленных народов Таймыра. «Еще в июле 2015 года ассоциация обратилась к нам с просьбой дать оценку проекту ОАО “ННК-Таймырнефтегаздобыча” по строительству нефтеналивного терминала “Таналау” в районе поселка Байкальск,— рассказал эколог.— Мы проанализировали проектную документацию и указали на множество недостатков: отсутствие плана ликвидации разливов нефти, технические ошибки, непроработанность проекта».

Предполагается, что через «Таналау» будет проходить 5 млн тонн нефти в год. Для сравнения: сейчас объем танкерных перевозок в Арктике составляет 10 млн тонн. Экологи указали, что даже небольшой разлив нефти на Енисее может быть критичным для местного населения, которое занимается в основном рыболовством. Кроме того, по их данным, в районе строительства находятся пять могильников сибирской язвы. «Но несмотря на протесты ассоциации, строительство терминала было одобрено,— говорит господин Таргулян.— В апреле мы побывали в Байкальске, и местные жители рассказывали, что строительство ведется с многочисленными нарушениями: тяжелая гусеничная техника разрушает почвенный покров, появилось множество свалок, снесли местное кладбище».

Экологи решили вернуться летом, когда сойдет снег, чтобы зафиксировать эти нарушения и еще раз поставить вопрос об обоснованности строительства терминала. «Весной местные жители признались нам, что их запугивают полиция и другие региональные силовые структуры: обещают серьезные проблемы тем, кто будет помогать “Гринпису”,— заявил Оганес Таргулян.— Тогда мы решили, что доберемся сами, поэтому доставили из Москвы самолетом две надувные лодки с мощными моторами». Но когда техника была доставлена в таймырский порт Дудинку, оказалось, что она испорчена. «Мы проверяли моторы перед погрузкой, и они работали как часы,— говорит механик “Гринписа” Александр Емельянов.— Но на месте выяснилось, что в первом моторе кто-то забил топливный шланг тряпками. А над вторым, более мощным мотором поиздевались гораздо серьезнее: оторвали провод системы зажигания, вырвали контакты в одном из разъемов, разрезали сетку топливного фильтра, перерезали топливный шланг. А в воздухозаборник заботливо насыпали промасленный песок. В итоге мотор здесь, на берегу, восстановить просто невозможно».

Как рассказали зеленые, они договорились с несколькими жителями Дудинки об аренде лодки, но позже те отказались, заявив, что им рекомендовали не сотрудничать с экологами. «Мы пошли в лодочный магазин и договорились о покупке мотора,— говорит господин Емельянов.— В пятницу нам позвонил директор магазина и сказал, что деньги поступили на счет и мы можем забирать мотор. Но когда мы через час приехали, он уже передумал: сказал, что денег не получил, а этот мотор уже несколько месяцев назад оплатили покупатели из другого города, которые как раз сегодня за ним приехали». На глазах у экологов два человека погрузили мотор в джип и уехали. Через полчаса гринписовцы увидели, как этот же джип снова подъехал к магазину и встал у черного хода.

В конце концов зеленые попытались добраться до Байкальска на пароме как обычные пассажиры, но их не пустили на борт, причем сотрудник погранслужбы прямо заявил: «Вы из “Гринписа”». «Мы впервые сталкиваемся с таким противодействием нашей работе,— заявил Оганес Таргулян.— Очень похоже, что там действительно есть что скрывать».

Пресс-секретарь главы Таймырского округа Виталий Иванов заявил, что не в курсе проблем экологов. «Глава только вчера узнал, что “Гринпис” в нашем городе,— говорит он.— Мы не получали от них никакого официального письма о прибытии».

Источник: kommersant.ru

http://article20.org/ru/news/ekspeditsiya-grinpisa-blokirovana-na-taimyre
08/19/2016 - 12:34

18 августа пскович Дмитрий К. рассказал у себя на странице в социальной сети «В контакте» о том, что полиция ведёт разбирательство по поводу размещения им «экстремистской видеозаписи про партию «Единая Россия» авторства Алексея Навального».

В пресс-службе УМВД России по Псковской области «Псковской губернии» подтвердили факт проверки в отношении Дмитрия.

«Никто его не задерживал — пригласили в полицию для дачи объяснений, — уточнил начальник пресс-службы УМВД России по Псковской области Василий Малюта. — Сейчас проводится проверка, административный протокол пока не составлен. Речь идёт о статье 20.29 КоАП РФ «Производство и распространение экстремистских материалов». Проверка будет длиться максимум 30 суток в соответствии с законодательством».

В УМВД назвали происходящее «обычным административным правонарушением», штраф за которое может составить 1000 рублей, так как молодой человек до этого «не привлекался».

По информации «Псковской губернии», пскович в 2012 году разместил у себя на странице видеоролик Алексея Навального, рассказывающий о манифесте «Единой России» в 2002 году.

В 2013 году Кировский районный суд Новосибирска признал это видео экстремистским материалом. Согласно экспертному исследованию, в нём имеются высказывания, в которых негативно оцениваются люди, принадлежащие к партии «Единая Россия». В ролике имеются высказывания, призывающие к враждебным действиям.

Источник: pskovregion.org

http://article20.org/ru/news/26-letnego-pskovicha-vyzvali-v-politsiyu-za-razmeshchenie-ro
08/19/2016 - 12:38

Движение "Антимайдан" просит Минюст РФ проверить на предмет получения зарубежного финансирования семь российских НКО, включая "Леваду-центр", Московскую Хельсинкскую группу, Московский центр Карнеги и "Правовое содействие - Астрея".

В письме на имя министра юстиции Александра Коновалова, копия которого опубликована в пятницу на сайте "Антимайдана", движение ссылается на публикацию Life.ru о том, что ряд НКО сотрудничает с фондом Сороса, признанным ранее нежелательной организацией в России. "Просим вас провести проверку фактов получения зарубежного финансирования следующими некоммерческими организациями, действующими на территории РФ: "Левада-центр", Московский центр Карнеги, "Сова", Владимирское интеллектуальное движение "Лебедь", Московская Хельсинкская группа, Международное молодежное правозащитное движение, "Правовое содействие - Астрея", - указывается в обращении.

В случае подтверждения достоверности публикаций СМИ "Антимайдан" просит министерство провести проверку на предмет нарушения перечисленными организациями закона об НКО - "иностранных агентах".

Ранее движение уже обращалось в Минюст с просьбой признать "иноагентом" "Леваду-центр".

Закон об НКО - "иностранных агентах" был принят летом 2012 года. Он обязывает НКО, занимающиеся политической деятельностью и получающие финансирование из-за рубежа, принимать статус "иностранных агентов" с последующим занесением в специальный реестр. НКО - "иностранные агенты" обязаны указывать при публикации материалов в интернете и СМИ этот статус. За уклонение от этого требования предусматривается штраф.

В течение почти двух лет вступление в реестр было фактически добровольным, но в начале июня 2014 года был подписан закон о принудительном включении в реестр. Согласно документу, Минюст может принудительно включать в реестр НКО - "иностранных агентов" организации, которые фактически являются таковыми, но не подали соответствующее заявление. Данное решение ведомства можно обжаловать в суде.

Источник: tass.ru

http://article20.org/ru/news/antimaidan-prosit-minyust-proverit-sem-nko-yakoby-finansiruy
08/22/2016 - 11:13

Пресненский районный суд Москвы ликвидировал «Фонд поддержки расследовательской журналистики - Фонд 19/29». Произошло это фактически без судебного заседания: об этом решении секретарь суда объявила главе фонда журналисту-расследователю Григорию Пасько в судебном коридоре, уточнив, что официальный документ будет готов через месяц. Глава ликвидированного «Фонда 19/29» Григорий Пасько рассказал «НИ», почему он рад такому решению суда, какое давление на него оказывали правоохранительные органы за последний год и как сейчас приходится выживать журналистам-расследователям.

- Судья Пресненского районного суда Валентин Ершов назначил рассмотрение иска о ликвидации «Фонда 19/29» на 17 августа. Вы пришли, заседания не было, решение огласила в коридоре секретарь. Это какая-то новая форма правосудия?

- Все именно так. Я, конечно, мало чему удивляюсь в жизни, но этот случай превзошел все ожидания. Мы же приготовили аргументы. Я хотел посмотреть в глаза судье. Мы хотели попытаться выяснить или хотя бы понять, почему нас не ликвидировали в прошлом году. Ведь мы тогда сами об этом просили. А тут все произошло просто. До безобразия. Но мы, конечно, рады, что нас ликвидировали.

- Почему?

- Целый год мы не работаем. Зато фонд успели четыре раза оштрафовать по разным идиотским причинам. Закон об «иностранных агентах» был специально придуман иезуитски так, что Торквемада в гробу переворачивается. Именно для того, чтобы никто не мог работать. Даже если бы все 120 организаций, внесенные в список, согласились бы называться «иностранными агентами», они не смогли бы все равно работать. Каждый месяц - отчеты, раз в три месяца - квартальные отчеты. Причем их нужно передать не только в федеральный Минюст, но и Минюст московский. Это 41 лист различных данных. Один бухгалтер с трудом справлялся с этим. Плюс все начали отказываться от взаимодействия с нами. Те, кто до сих пор с 2009 года с нами с удовольствием общался. Я имею в виду союзы журналистов во всех регионах, представителей федеральной прокуратуры, разные организации. Клеймо навесили, и все. И нам сейчас неважно, как суд вынес решение о ликвидации. Хотя лишний раз удивился такой разновидности российского правосудия. Но хоть без всяких проволочек и затягиваний.

- Насколько сейчас сложно работать журналистам-расследователям?

- Очень сложно, если у тебя за спиной нет мощной организации в виде редакции газеты. А таких в России можно по пальцам пересчитать. В регионах всегда журналист идет на свой страх и риск. Если что-то случится, то редакция вряд ли чем-то поможет. И только крупная редакция может позволить себе затевать серьезные расследования и участвовать в чем-то важном. Вот задача нашего фонда была как раз в том, чтобы всячески поддерживать, помогать, обучать, развивать и сохранять жанр расследовательской журналистики именно в регионах. Ведь там те же самые проблемы. Там работы непочатый край. И когда мне говорят, что у нас, мол, арестовали губернатора Александра Хорошавина, то сразу можно сказать, что расследовательской журналистики на Сахалине нет и не было. Никто же и никогда про этого человека не писал.

- В 2001 году вы были осуждены за шпионаж в пользу Японии. А в последнее время испытывали давление со стороны властей, правоохранителей?

- Это происходит ежемесячно. Активно все началось с июля 2015 года. Меня тогда внезапно задержали сотрудники ФСБ в Калининградской области. В то время я писал расследовательскую статью про целлюлозно-бумажный комбинат. Продержали меня пять-шесть часов, сказав, что «извини, ничего личного, это приказ свыше». И потом вплоть до мая 2016 года каждый месяц были какие-то инциденты. Причем в разных городах. То фсбшники науськивали союз журналистов, чтобы они с нами дел не имели. То бизнесменов подговаривали к этому же. Мешали проводить семинары для журналистов. Так было в феврале 2016 года. За день до начала мероприятия, на которое приехали журналисты из разных регионов России, организаторам позвонили из гостиничного комплекса «Измайлово» и сообщили, что зал выделить не могут, потому что МЧС будет проводить учения. Как сказал Ежи Лец, настоящий враг никогда тебя не покинет. Это неприятно, но если обращать на это паническое внимание, можно стать параноиком.

- И как удается все же найти выход и проводить занятия для начинающих журналистов-расследователей?

- Так не все же поддаются дурному влиянию. В Перми один бизнесмен спокойно предоставил нам свой зал. Две недели мы проводили занятия, лекции. И как-то к нему пришли «чекисты», сказали, что не надо с Пасько никаких дел иметь, потому что он японский шпион. Он им в ответ: «Как? Японский шпион на свободе, а вы тут со мной беседуете. Идите его ловите». Потом они ему рассказали, что это было давно, что Пасько уже успел отсидеть. И тогда бизнесмен отправил их куда подальше. «И пошли они в место свое», как в Библии говорится. Если правда на нашей стороне, то мы не замолчим. Если только не взорвут в машине, как Пашу Шеремета, или не застрелят в подъезде, как Аню Политковскую. Только так. Опасность возрастает. С этим надо как-то жить.
Источник: newizv.ru

http://article20.org/ru/news/sud-moskvy-likvidiroval-fond-podderzhki-rassledovatelskoi-zh
08/22/2016 - 11:15

18 августа, в 19 вечера в квартиру к оппоненту Росатома в ЗАТО Железногорск Красноярского края Федору Марьясову пришло ФСБ с обыском. Об этом сообщил Олег Бодров, председатель организации «Зеленый мир». Как рассказал ему Марьясов, представители ФСБ пришли с понятыми и предъявили ордер на обыск, выданный по решению суда. 

На странички петиции против ядерного могильника Федор написал после обыска: 

"Ну вот и всё, друзья. Чуда не произошло. 18 августа вечером моё жилище наконец-то посетили вежливые люди. Изъяли компьютер. Статья 282-я. Возбуждение ненависти против социальной группы "атомщики". Помимо этой статьи в работе ещё несколько. Спасибо добрым филологам-"экспертам" из Красноярского педагогического университета - чтоб к их детям у людей было такое же отношение". 

Федор Марьясов - сопредседатель организации "Природа Сибири", много времени уделяет борьбе с планируемым строительством национального могильника ядерных отходов в ЗАТО Железногорск. 

Удивительно основание для обыска: подозрение в совершении преступления, предусмотренного УК РФ, статья 282 - Возбуждение ненависти либо вражды. Наказание по этой статье может быть как в виде штрафа от 300 тыс руб., так и виде лишения свободы на срок до 5 лет.

Откуда же взялась эта статья в отношении эколога? «Ненависть либо вражду» усмотрели эксперты на страничке Марьясова Вконтакте.

Да, Федор Марьясов, как и множество людей, имеет аккаунт Вконтакте, и, как можно убедиться, посвящает ее всецело Росатому, в основном перепечатывая материалы из группы «Мы против ядерного могильника», администратором которой является. Материалы критические, но вполне интеллигентные. Кто его знает, может, у нас уже экспрессивные языковые средства публицистического стиля считаются возбуждением ненависти? 

Мы надеемся ознакомиться с предъявленной ФСБ лингвистической экспертизой и протоколом обыска, когда Марьясов восстановит доступ в интернет. Также интересно, какова униженная и оскорбленная экологом социальная группа. 

Как сообщается, в результате полуторачасового обыска был изъят системный блок компьютера, а также 3 экземпляра печатной версии доклада, подготовленного КРОЭО "Природа Сибири": "СИБИРСКИЙ ГАМБИТ. Великая шахматная доска госкорпорации Росатом": 

На фото со странички Вконтакта Федор Марьясов - третий слева.

После обыска Федор Марьясов был доставлен в ФСБ ЗАТО Железногорска, где находился в течение трех часов. После чего был отпущен. По мнению Федора Марьясова интерес ФСБ связан с критикой Росатома, которую он осуществляет в течение многих лет, будучи руководителем направления по ядерной и радиационной безопасности КРОЭО "Природа Сибири". 

Федор Марьясов был инициатором обращения к Президенту Путину о запрете строительства ядерного могильника вблизи Красноярска, где проживает один миллион человек. Под этим обращением подписалось около 80 тысяч человек: 

Вопросы можно задать Федору Марьясову в ЗАТО Железногорск по мобильному телефону +7-913-177-3780. Стоит учесть время в Железногорске: московское время + 4 часа.

Федору Марьясову предстоит защищаться в суде. Работа адвоката в Красноярске по подобному вопросу оценивается в сумму не менее 300 тысяч рублей. 

Желающие поддержать Федора Марьясова могут перечислить ему любую посильную для Вас сумму на его личную банковскую карточку Сбербанка России 4276 3100 1606 5064.

Источник: activatica.org

http://article20.org/ru/news/proshel-obysk-u-ekologa-v-zheleznogorske-iz-za-stranichki-vk
08/22/2016 - 11:41

В квартире активиста «Левого блока» Данила Алферьева в Москве прошел обыск, после которого самого Алферьева задержали и увезли в неизвестном направлении, сообщил координатор движения Владислав Рязанцев.

«Сегодня в съемной квартире на Варшавском шоссе, где по договору аренды проживают несколько активистов Левого Блока, произошел обыск, сотрудники полиции вывезли в неизвестном направлении одного из активистов - Данила Алферьева. Ранее к Алферьеву по месту регистрации в Ульяновске приходили оперативники ФСБ, которые заявили его родителям, что на Алферьева возбуждено уголовное дело «по экстремистской статье». Телефон Алферьева не отвечает», – рассказал Рязанцев.

Ранее Алферьев состоял в движении «Левый фронт». В ноябре прошлого года он принимал участие в серии одиночных пикетов в поддержку дальнобойщиков. В этом году активист участвовал в акциях в поддержку политзаключенных и против принятия «пакета Яровой».

Организация «Левый блок» появилась зимой 2016 года, после того, как часть активистов заявила о выходе из «Левого фронта». Активисты поясняли, что их оттолкнул «вождисткий характер организации», а также то, что «Левый фронт» потерял свою леворадикальную идентичность.

Источник: zona.media

http://article20.org/ru/news/levyi-blok-soobshchil-o-zaderzhanii-moskovskogo-aktivista-da
08/22/2016 - 17:15

Клуб юристов НКО в суде первой инстанции добился прекращения дел об административных правонарушениях в отношении калининградской региональной общественной организации содействия женскому сообществу «МИР ЖЕНЩИНЫ» и ее президента Оксаны Прищеповой, возбужденных за отказ зарегистрировать организацию в качестве некоммерческой организации, выполняющей функции «иностранного агента». Управление Минюста России по Калининградской области пыталось привлечь их к штрафам: организацию – от 300 тысяч до 500 тысяч рублей, а лично президента организации – от 100 тысяч до 300 тысяч рублей.

Дела прекращены Центральным районным судом Калининграда, решение которого в середине августа 2016 года Калининградский областной суд оставил без изменения. На текущий момент судебные акты вступили в силу. Несмотря на попытки, безуспешно предпринимаемые с декабря 2015 года Управлением Минюста России по Калининградской области (далее – Управление Минюста), ему не удается привлечь организацию и ее руководителя к штрафам. В течение всех судебных процессов дела вел Клуб юристов НКО.

Напомним, в декабре 2015 года Управление Минюста составило протокол, а в январе 2016 мировой судья Надежда Ильюшенко посчитала организацию и ее президента виновными в том, что они не подали заявление о включении в реестр некоммерческих организаций, выполняющих функции «иностранного агента», добровольно. На организацию судья наложила штраф 300 тысяч рублей, а на ее руководителя – 100 тысяч рублей.

Поводом для признания деятельности организации политической послужила встреча, на которой общественными деятелями и депутатами была дана оценка избирательному законодательству. Организация, имеющая множество наград и признание от властей и общественности, вдруг стала «иностранным агентом».

Организация не получала иностранное финансирование, тем не менее Управление Минюста России по Калининградской области решило, что средства, полученные от двух российских НКО на реализацию проектов по профилактике женского насилия, получены из иностранных источников.

В апреле 2016 года постановления мирового судьи были отменены Центральным районным судом Калининграда по жалобам, подготовленным клубом юристов НКО. С конца апреля 2016 года дела вновь рассматривал Центральный районный суд Калининграда, который решил их прекратить. А Калининградский областной суд его поддержал. 

Таким образом, по истечении почти 9 месяцев справедливость восторжествовала: впервые за последние месяцы в российской правоприменительной практике удалось прекратить дела об административных правонарушениях по части 1 статьи 19.34 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях именно в суде первой инстанции.

Источник: facebook.com

http://article20.org/ru/news/organizatsiya-mir-zhenshchiny-vyigrala-sud-u-minyusta
08/22/2016 - 19:33

Review of violations of the right to freedom of assembly and the right to freedom of associations in July 2016

Respect for the right to freedom of association

In July, the following NGOs were entered in the register of "foreign agents":

  1. A non-profit organization Foundation "Institute of Economic Analysis",
  2. Autonomous Nonprofit Organization "Free Speech",
  3. Altai regional sports and patriotic youth organization "Arktika".

Fines:

  1. School of Ecology "Tengri" ­­— 150 000 rubles.
  2. Interregional public organization "Person and Law" — 150 000 rubles.
  3. Krasnodar regional public organization of graduates Irina Dubovitskaya — 50 000 rubles.

On July 19, judge of the Moscow City Court Anna Seliverstova cancelled the decision of the Presnenskiy district court of Moscow and seized the administrative case against "GIOLOS" (“Voice”) Association.

On July 4, prosecution officers, employees of the Ministry of Justice, and those of Interior Ministry checked an office of “Yabloko” party without any notice. The party people suggest that the check was held in connection with the upcoming elections.

Three members of the Samara branch of PARNAS were summoned for questioning by the police. Andrei Balin, a co-chairman of the Samara branch of PARNAS is summoned for questioning to the regional Investigative Committee on July 14.

On July 18, Yoshkar-Ola city court examined the case on an administrative offense committed according to regional Roskomnadzor officials, by the interregional public organization "Person and Law". The reason for the administrative prosecution of the oldest human rights organization in Mariy El was the three entries of Sergey Poduzov, a co-chairman of "Person and Law" in his personal blog on "7x7". The fine equals 150 000 rubles.

The Ministry of Justice seized the case of "Public Verdict" Fund concerning failure to submit a report. "Ministry of Justice officials told the human rights activists that after the judge of judicial district № 423 of Tver district of Moscow returned the administrative offense report back to the Ministry of Justice, and the fund re-sent the report documents into the Ministry of Justice, the case concerning “Public Verdict” will not be sent to the court", – says the fund’s message.

The Arbitration Court of Nizhny Novgorod Region completed bankruptcy proceedings in respect of the human rights organization "Committee against Torture". Thus, the court granted the request of the bankruptcy trustee, who said that a debt in the amount of 640 thousand rubles is established and included into the second stage of the register of the creditors' claims, 900 thousand rubles in the third, and the total equals 1.5 million rubles.

The regional department of the Ministry of Justice completed the verification of Saratov Regional Union of Soldiers' Mothers and ordered to eliminate the revealed violations before January 2017. According to the calculations of Lidiya Sviridova, the head of the regional department, to eliminate the detected deficiencies will cost about 300 thousand rubles, which is equivalent to a fine.

Presnenskiy court of Moscow ruled to liquidate the non-profit association "GOLOS" (“Voice”) for serious violations of the law on NGOs. "To satisfy the administrative complaint of the Ministry of Justice in full", – says the decision of the court. It emphasizes that "GOLOS" association will be liquidated and excluded from the Unified State Register of Legal Entities.

Orenburg regional court dismissed two complaints of representatives of the interregional public organization "Committee for Prevention of Torture" on the court decisions imposing fines to the organization and its former chairperson.

 

Respect for the right to freedom of assembly

Activists detained, at least — 22
Administrative cases — 3
Restriction or deprivation of freedom — 7 days
Fine — 10 000 rubles

On July 1, the participants of the movement "Queuers of Moscow", who decided to start a hunger strike near the reception of the party “Yedinaya Rissiya” ("United Russia") in Moscow were filed administrative reports under the article on violation of the order of a demonstration. On July 4, at the continuation of the campaign "Hunger strike on legs," a participant  of the hunger strike in a swoon was brutally arrested.

Alexandra Naumova (Dukhanina) convicted on "Bolotnaya case" was set free of the conviction and the suspended sentence. This was done six months earlier than the punishment would end. This became possible, since she had served most of the suspended sentence.

On 4 July, Moscow's Tverskoy court found another musician, Ivan Kharkovskiy, guilty of "organizing mass simultaneous holding and (or) movement of citizens in public places" and sentenced to a fine of 10 thousand rubles.

European Court of Human Rights communicated the complaints of 15 persons detained at public events in Moscow on 21 February and 30 December 2014. On February 21, at Zamoskvoretskiy court there were about 200 people detained who came to support the prisoners of “Bolotnaya case” – on that day announcing of the decision on the "case of eight” began. Among the detained were ten people, who later filed a complaint to the ECHR, including Pavel Bardin, brothers Dmitry and Alexey Karelskiy, Sergei Parkhomenko. Mikhail Kriger, Lev Ponomarev and other three applicants happened to be on 30 December in Manezhnaya Square among 255 people arrested for gathering in support of Alexei and Oleg Navalny convicted in the "Yves Rocher case"».

On July 5, FSB officers were to “Ekho Moskvy” ("Echo of Moscow") because of a criminal investigation into the fact of the online radio’s webpage publishing Andrei Piontkovsky’s article allegedly calling for violation of territorial integrity of Russia and inciting hatred and enmity on the grounds of nationality.

Tagansky Court of Moscow ordered to pay compensation for moral damages to four base-jumpers who were accused of painting the star on a Stalinist skyscraper but were acquitted. Each of them will receive about 90 thousand rubles.

Four participants of “daching" held on 3 August 2014 by the Fund to combat corruption (FBK), made a complaint to the European Court of Human Rights (ECHR). On that day, the activists with a bus and several cars went to the village Akulinino where, in particular, Sergey Chemezov, the general director of "Rostekh", and Vladimir Yakunin, a former president of Russian Railways, live. At the entrance to the protected area they were beaten by unknown persons. In total, 11 people with injuries contacted the police, but the police six times refused to initiate criminal proceedings. The Investigative Committee did not respond to appeals either, and the Court took the side of the officials. As a result, the attacks have not yet been investigated, despite the presence of video recordings.

On July 8< the founder and head of "Human Rights Council", well-known civil activist Temur Kobalia was detained by bailiffs in Volgograd international airport. More than a dozen people met Temur with cameras and video cameras to learn about the existing debt on the fine payment of ANO "Youth center of consulting and training" headed by Kobalia. Later Temur was released.

Organizers of the traditional Moscow RAW-Fest to be held on 9-10 July announced its cancellation due to the pressure by the authorities. "We spent a long day in the company of law enforcement officers. We have heard many reasons why the festival will not take place. The authorities promise problems to you and us in any place, wherever we move the whole thing. There are unfortunately no alternative solutions, beside cancellation" – says the official event page in "VKontakte".

Sergey Krivov convicted in the case of riots on Bolotnaya Square on 6 May 2012 was released from prison, says activist Maria Arkhipova.

On 17 July, a resident of St. Petersburg gave a single action in Malaya Sadovaya street to protest against an anti-terrorist and anti-extremist law package of the State Duma deputy Irina Yarovaya. The picket was interrupted by the police and its organizer and only participant was detained and taken to the police station.

Constitutional Court allowed protesters to stick up the mouth with sticky tape, to make drawings or put stickers on the face. The court considered such methods a way of expressing views of demonstration participants. At the same time, the Court reminded that the use of masks, balaclavas or objects deliberately hiding the face during pickets is against the law and causes administrative responsibility.

Vasiliy Nedopekin, an active participant of Moscow protests was detained by police in his flat on July 26. Around 9:30 am, he was awakened by the local police officer who said that Nedopekin had been put on prophylactic register and shall immediately come to the police station. After Nedopekin refused, a police squad came after him. In the police, the activist was offered to "cooperate", and when he refused, he was said that in this case "there will be a different story." He was asked many questions, including which party he members and which football club he supports. Then he was showed a printout of protocols under Article 20.2 of the Administrative Code (violation of the rules of holding a public event) and he was threatened with opening a criminal case against him on "repeated" violation – Article 212.1 of the Criminal Code, the maximum penalty is five years of imprisonment. Meanwhile, the number of convicting judicial decisions against Nedopekin under Article 20.2 of the Administrative Code which entered into force in the last six months is, perhaps, less than the three required for initiation of criminal proceedings.

 

Violation of human rights in the Republic of Crimea

Crimea State Council called on "the international community" not to finance Mejlis of the Crimean Tatars whose activity is banned in Russia. The statement of the Crimea State Council says that members of the organization are responsible of "systematic extremist actions" and create armed forces on the border with the Russian Federation. In Mejlis, this statement was called an "empty document" that will become "the basis for prosecution of the organization’s activists."

 

Political emigration

In early July, Nikolay Solodnikov, the curator of "Open Library" project where Mayakovsky library in St. Petersburg held monthly "Dialogues", left Russia. "As soon as my status becomes known and the condition of the case that the department against terrorism leads, at this point I'm ready to go back. But not in order to go to prison," – said Solodnikov.

There is a criminal case initiated against Svetlana Sinkova, a publicist from Usolye-Sibirskoye in Irkutsk region, under article 205.2 of the Criminal Code ("public calls for terrorism or its public justification"). In July she escaped the country and went to Finland.

Vladimir Ionov, a 76-year-old Russian political activist was granted asylum in Ukraine. In December 2015, Vladimir left Moscow and moved to Ukraine in connection with a criminal case initiated against him. In January 2016 he applied for refugee status in Kiev.

http://article20.org/ru/node/6323
08/23/2016 - 08:52

Russia further undermined its civil society last week  when the country’s prosecutor general ordered nongovernmental organizations International Republican Institute(IRI) and Media Development Investment Fund (MDIF) can no longer work or have a presence in Russia.

These two international organizations were among a list of 12 groups that Russian senators allege “harm” the country. They were closed under a law, passed by parliament, which allows executive authorities to designate as “undesirable” any foreign or international organization they deem undermines “the defense capacity and security of the state or public order, public moral or public health.” There is no judicial review or appeal against the designation.

The “undesirables,” their representatives, and even their publications, are banned from Russia. Moreover, Russian nationals who continue to cooperate with them can face criminal charges and go to jail for up to six years.

MDIF is a United States-based foundation, which for two decades has assisted independent media across the globe. IRI, another US organization chaired by Senator John McCain, promotes democracy. Since the fall of the Soviet Union, IRI has carried out numerous trainings and other events for Russian political parties and officials at local levels.

Previously, five other organizations, either US donors or capacity building groups, had been designated as “undesirable.” These include the National Endowment for Democracy, Open Society Foundation, Open Society Institute Assistance Foundation, US-Russia Foundation for Economic Advancement and the Rule of Law, and National Democratic Institute for International Affairs.

Although technically speaking the law on “undesirables” focuses on foreign organizations, in terms of impact, its primary targets are local civic groups and activist who receive much needed international support. Unsurprisingly, the first three “foreigners” to get banned were key funders of Russian civil society organizations, including human rights groups.

Two months ago, the Venice Commission, which advises the Council of Europe, criticized the law because of the wide discretion granted to the prosecutor general and for being both broad and vague. It called on the Russian government to amend the law in line with international standards.

Activists in Russia were already suffering. Now they have even less support.

hrw.org

http://article20.org/ru/node/6324
08/24/2016 - 10:21

Россия согласилась с тем, что националист Александр Поткин (Белов) был неправомерно помещен под стражу, о чем говорилось в его жалобе в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ), и предложила выплатить ему 2500 евро компенсации. Об этом говорится в декларации, подписанной уполномоченным России при ЕСПЧ Георгием Матюшкиным.

 После коммуникации суд поставил перед Россией вопросы, в том числе о том, находился ли Поткин под стражей бездоказательно, поясняет его адвокат Ирина Хрунова: «По сути, представитель России ответил, что Россия признает, что Поткин сидел под арестом зря – за это и предлагается компенсация». Если бы Россия не признала незаконность ареста, то проиграла бы это дело, но сумма компенсации была бы больше, считает адвокат. По ее мнению, это решение можно будет использовать в схожих ситуациях, хотя сам Поткин получит только компенсацию: «Если бы Россия не признала нарушения, то ЕСПЧ пришлось бы исследовать российскую практику арестов бизнесменов при формально действующем запрете отправлять за решетку обвиняемых по экономическим статьям».

Бывший лидер запрещенных Движения против нелегальной иммиграции и объединения «Русские» Поткин пожаловался в ЕСПЧ в мае 2015 г. Он назвал дело против него политически мотивированным, а его содержание под стражей – необоснованным. Кроме того, УПК не предусматривает меры пресечения в виде ареста по ст. 174 УК (легализация денежных средств), которая ему предъявлена.

Поткин был задержан в октябре 2014 г. по делу о хищении $5 млрд у вкладчиков «БТА банка». В этом преступлении подозревается экс-владелец банка Мухтар Аблязов, задержанный во Франции, а Поткин, по версии следствия, выполнял его поручения и управлял имуществом, приобретенным на выведенные из банка средства. Кроме того, Поткину предъявлены обвинения по трем «экстремистским» статьям, включая разжигание межнациональной розни и создание экстремистского сообщества. Приговор по его делу Мещанский райсуд должен вынести 24 августа, прокуратура запросила девять лет колонии.

По словам адвоката Дмитрия Аграновского, по односторонним декларациям правительство предлагает «смешную компенсацию», а решения по ним не признаются Верховным судом и не позволяют добиться возобновления дела по новым обстоятельствам: «Процедура односторонних деклараций и согласие Европейского суда превращаот обращение в ЕСПЧ в профанацию. По сути, это мировое соглашение между правительством и судом, ЕСПЧ же может согласиться с декларацией, несмотря на отказ заявителя». Если правительство предлагает одностороннюю декларацию, то это означает, что дело проигрышное, правительство хочет минимизировать потери, а ЕСПЧ – быстрее закрыть дело, уверен адвокат: «В противном случае по Поткину может быть вынесено решение о нарушении права на свободу и выплачена большая компенсация».

Источник: vedomosti.ru

http://article20.org/ru/news/rossiya-gotova-zaplatit-natsionalistu-aleksandru-potkinu
08/24/2016 - 10:24

Сотрудники ОМОН окружили фермеров и дальнобойщиков, которые хотели провести «тракторный поход» в Москву, и погрузили в автобус для задержания. Как сообщил дальнобойщик Сергей Владимиров, операция началась неожиданно. «Мы сидели и разговаривали, как вдруг нас окружил ОМОН и начали грузить в душный автобус — всех — фермеров и дальнобойщиков без какого-либо основания. Пока сидим в автобусе», — сказал он.

По словам Владимирова, повод для задержания активистам не озвучили.

Дальнобойщик Андрей Бажутин добавил, что задержаны все участники акции. Сейчас их везут в отдел полиции.

Он добавил, что в Москве дальнобойщики, которые ехали поддержать активистов в Ростов, стоят на 70-м км МКАД на наружной стороне. «Нас заблокировали полицейские. Семеро дальнобойщиков стоят на МКАД, остальные успели уехать», — уточнил Бажутин.

Задержания проходят в поселке Дорожное Ростовской области, где дальнобойщики остановились на стоянку, а впоследствии оказались заблокированы полицией. Ранее туда съехались сотни машин силовиков.

Пробег дальнобойщиков и фермеров стартовал 21 августа. За это время их задерживали 14 раз. Активисты ехали в Москву, чтобы встретиться с президентом Путиным: дальнобойщики хотели рассказать ему о проблемах в транспортной отрасли, потребовать отмены системы «Платон» и отставки министра транспорта Максима Соколова, а фермеры намеревались пожаловаться на коррупцию и рейдерские захваты имущества.

Источник: rosbalt.ru

http://article20.org/ru/news/protestuyushchikh-dalnoboishchikov-i-fermerov-nasilno-pogruz
08/24/2016 - 10:26

В Ульяновске Ленинский районный суд отказался арестовывать активиста «Левого блока» Даниила Алферьева, которого СК обвиняет в экстремизме за выступление на митинге КПРФ 7 ноября 2014 года. Об этом «Медиазоне» рассказала адвокат правозащитной группы «Агора» Раушания Камалова, представляющая интересы задержанного.

Сейчас активист отпущен под подписку о невыезде. СК настаивал на домашнем аресте.

Митинг, за выступление на котором Алферьева обвинили в экстремизме, состоялся два года назад и был приурочен к 97-ой годовщине Великой Октябрьской революции. Тогда Ульяновский обком КПРФ организовал шествие по улицам города и митинг на площади Ленина с возложением цветов к памятнику лидеру большевиков.

«Демонстранты несли флаги СССР, КПРФ и Ленинского Комсомола, лозунги: «Вся власть Советам!», «Слава великому Ленину!», «Вставай, страна огромная!», «Социализму – Да! Капитализму – Нет!». Особое внимание привлекали крупноформатные портреты коммунистов и комсомольцев – героев войны и труда» — говорится в пресс-релизе на сайте КПРФ.

Как отмечается в сообщении, вместе с Алферьевым на митинге выступали член ЦК КПРФ, лидер ульновских коммунистов и депутат местного заксобрания Александр Кругликов, ветеран афганиской войны, бывший офицер высшего командного танкового училища полковник Владимир Королев, врач-хирург Алексей Куриный и «молодой коммунист» Виктор Гусь. «Они говорили о непреходящем значении Великого Октября, вспоминали о славной истории Советского Союза, Великой Победе советского народа над фашизмом, выражали поддержку братскому украинскому народу, попавшему под власть бандеровских последышей» — утверждает сайт КПРФ.

Гусь вышел к микрофону с сыном Вальтером, которому в этот день исполнился ровно месяц. Мужчина назвал ребенка в честь немецкого антифашиста, лидера Социалистической единой партии Германии Вальтера Ульбрихта, подчеркнули в КПРФ.

Накануне Алферьева задержали во время обыска в его московской квартире, почсле чего увезли в неизвестном направлении.

«Ранее к Алферьеву по месту регистрации в Ульяновске приходили оперативники ФСБ, которые заявили его родителям, что на Алферьева возбуждено уголовное дело «по экстремистской статье». Телефон Алферьева не отвечает», – рассказывал «Медиазоне» координатор движения Владислав Рязанцев.

До 2016 года Алферьев состоял в движении «Левый фронт». В ноябре прошлого года он принимал участие в серии одиночных пикетов в поддержку дальнобойщиков. В этом году активист участвовал в акциях в поддержку политзаключенных и против принятия «пакета Яровой».

Организация «Левый блок» появилась зимой 2016 года, после того, как часть активистов заявила о выходе из «Левого фронта». Активисты поясняли, что их оттолкнул «вождисткий характер организации», а также то, что «Левый фронт» потерял свою леворадикальную идентичность.

Источник: zona.media

http://article20.org/ru/news/ulyanovskii-sud-otkazalsya-arestovat-aktivista-obvinyaemogo
08/24/2016 - 10:34

Bericht über Verletzungen des Rechts auf Vereinigungs- und Versammlungssfreiheit Juli 2016

Wahrung des Rechts auf Vereinigungsfreiheit
 

Im Juli wurden folgende Organisationen in das Register von „ausländischen Agenten“ eingetragen:
-Die Stiftung „Institut ekonomicheskogo analisa“ (Institut für ökonomische Analyse)
-Die unabhängige Organisation „Swobodnaja slowa“ (Freies Wort)
-Die Jugendsportorganisation „Arktika“ im Altai

Bestraft wurden:
-Die Schule für Ökologie „Tengri“- 150000 Rubel
- Die überregionale Organisation „Mensch und Gesetz“- 150000 Rubel
- Die Organisation für Hochschulabsolventen in der Region Krasnodar (geleitet von Irina Dubrowinzkaja)- 50000 Rubel

Am 19. Juli lehnte Anna Seliwerstowa, Richterin des Moskauer Stadtgerichts, die Verordnung eines Bezirksgerichts ab und beendete damit das administrative Verfahren gegen die Vereinigung „Golos“.

Am 4. Juli wurde das Büro der Partei „Jabloko“ ohne Vorankündigung von Mitarbeitern der Staatsanwaltschaft, des Justizministeriums und des Innenministeriums überprüft. In der Partei wird vermutet, dass die Überprüfung in Zusammenhang mit den bevorstehenden Dumawahlen stehen.

Drei Mitglieder der Partei „PARNAS“ in Samara wurden zu einem Verhör bei der Polizei vorgeladen. Der stellvertretende Vorsitzende der Partei in Samara, Andrej Balin, soll am 14. Juli von einem regionalen Untersuchungsausschuss befragt werden.

Am 18. Juli beschäftigte sich das Stadtgericht der Stadt Joschkar-Ola mit dem Verdacht der administrativen Rechtsverletzung der überregionalen Organisation „Mensch und Gesetz“. Der Verdacht war von Mitarbeitern der regionalen Abteilung von Roskomnadsor, der russischen Aufsichtsbehörde für Massenmedien, Telekommunikation und Datenschutz geäußert worden. Anlass der administrativen Verfolgung der ältesten Menschenrechtsorganisation in der Region Marij-El sind drei Publikationen des stellvertretenden Vorsitzenden Sergej Poduzow auf seinem privaten Blog 7x7. Die Strafe beträgt 150000 Rubel.

Die regionale Verwaltung des Justizministeriums in der Oblast Saratow beendete die Überprüfung der „Soldatenmütter“ und ordnete an, die bestehenden Gesetzesverletzungen bis spätestens Januar 2017 zu beseitigen. Nach Berechnung der Leiterin der Organisation in der Region, Lidija Swiridowa, belaufen sich die festgestellten Mängel auf eine Summe von 300000 Rubel, was einer Geldstrafe gleichkommt.

Ein Bezirksgericht in Moskau traf eine Entscheidung über die Liquidierung der Vereinigung „Golos“ wegen grober Verletzung gegen die bestehenden NGO-Gesetze. „Die verwaltungsrechtliche Klage des Justizministeriums wurde in vollem Umfang erfüllt“, so das Gericht bei der Urteilsverkündung. Es wurde betont, dass die Vereinigung „Golos“ neben der Liquidierung auch aus dem Register für juristische Personen ausgeschlossen wird.

Das Gericht der Oblast Orenburg wies zwei Klagen von Vertretern des „Komitees zur Verhütung von Folter“ zurück, die gegen den Erlass, die Organisation und ihren früheren Vorsitzenden zu bestrafen, geklagt hatten.

Wahrung des Rechts auf Versammlungsfreiheit

Festgenommene Aktivisten- mindestens 22

Administrative Fälle- 3

Beschränkung oder Entzug der Freiheit- 7 Tage

Strafe- 10000

 

Am 1. Juli wurden den Teilnehmenden der Bewegung „Ocheredniki Moskvi“, die in der Nähe eines Empfangs der Partei „Edinaja Rossija“ (Einiges Russland) einen Hungerstreik abhielten, vorgeworfen den Artikel über die Ordnung der Abhaltung von Demonstrationen zu verletzen. Bei der Fortführung der Aktion am 4. Juli kam es zur brutalen Verhaftung der Teilnehmenden, sodass diese teilweise bewusstlos waren.

Die Bewährungsstrafe der im Bolotnaja-Fall verurteilten Alexandra Naumova (Duchanina) wurde ein halbes Jahr früher beendet. Dies wurde möglich, da sie bereits einen Großteil ihrer Strafe verbüßt hatte.

Am 4. Juli wurde in Moskau ein weiterer Straßenmusiker wegen „Organisation von massenhaften und gleichzeitigen Aufenthalt und/oder Fortbewegung von Bürgern an öffentlichen Orten“ beschuldigt und zu einer Strafe von 10000 Rubel verurteilt.

Der Europäische Gerichtshof für Menschenrechte veröffentlichte 15 Klagen von Menschen, die zwischen dem 21. 2 und dem 30. 12. 2014 auf öffentlichen Veranstaltungen in Moskau verhaftet wurden. Am 21. 2. wurden nahe eines Bezirksgerichts etwa 200 Menschen festgenommen, die gekommen waren, um die Gefangenen des Bolotnaja-Falles zu unterstützen. An diesem Tag begann die Urteilsverkündung des 8. Falls. Unter den Verhafteten waren zehn Personen, die sich später an den Europäischen Gerichtshof für Menschenrechte wandten, darunter Pawel Bardin, die Brüder Dmitrij und Aleksej Karelskij, Sergej Parchmenko, Michail Kriger, und Lew Ponomarew. Weitere drei gehörten zu denen, die am 30.12 unter den 255 Personen waren, die bei einer Demonstration zur Unterstützung von Aleksej und Oleg Nawalny am 30.12. 2014 festgenommen wurden.

Am 5. Juli erschienen Mitarbeiter des Geheimdienstes FSB in der Redaktion des Radiosenders „Echo Moskwy“. Grund dafür war die Publikation eines Artikels von Andrej Piontkowskij auf der Webseite des Senders, der angeblich zur Verletzung der territorialen Integrität Russlands, sowie zur Anstiftung von Hass und Feindschaft aufgrund von Nationalität aufruft.

Ein Bezirksgericht in Moskau muss eine Kompensation an vier Basejumper zahlen, die beschuldigt wurden, die Sterne an den Stalinschwestern angemalt zu haben. Jeder von ihnen enthält 90000 Rubel.

Vier Teilnehmer der Aktion „Dachinga“, welche am 3.8.2014 von der Stiftung „Kampf gegen die Korruption“ (FBK) abgehalten wurde, wandten sich mit einer Klage an den Europäischen Gerichtshof für Menschenrechte. Am 3.8. 2014 fuhren die Aktivisten mit Bussen und Autos aus dem Dorf Akulinino, wo der Generaldirektor des Unternehmens „Rostech“, Sergej Tschemezow und der ehemalige Präsident der russischen Eisenbahngesellschaft Wladimir Jakunin wohnen, aber nahe der Einfahrt auf abgesichertes Gelände wurden die Aktivisten von Unbekannten geschlagen. Elf Personen meldeten Körperverletzungen bei der Polizei, allerdings wurde in sechs Fällen die Eröffnung eines Strafverfahrens abgelehnt. Auch die Ermittlungsbehörden und das zuständige Gericht reagierten nicht und stellten sich somit auf Seite der Polizei. So wurde der Übergriff, trotz Videoaufzeichnungen, nicht untersucht.

Das traditionelle RAW-Fest in Moskau, welches vom 9.-10. Juli stattfinden sollte, wurde von den Organisatoren wegen Druck seitens der Behörden abgesagt. „Wir verbrachten einen langen Tag in Gesellschaft der Gesetzeshüter. Uns wurden viele Gründe genannt, warum das Festival nicht stattfinden sollte. Die Behörden versprachen uns und ihnen selbst an jedem möglichen Ort, wohin wir das Festival verlegen wollten, viele Probleme. Alternative Lösungen, außer das Festival abzusagen, gibt es nicht“, hieß es auf der VK- Seite der Veranstaltung.

Der im Bolotnaja-Fall wegen Massenunruhen verurteilte Sergej Kriwow wurde vorzeitig aus der Strafkolonie entlassen, berichtet die Aktivistin Marija Archipowa.

Am 17. Juli wurde in der Malaja Sadowaja Straße in Sankt-Petersburg von einem Einzelnen eine Protestaktion gegen die Antiterror- und Antiextremismusgesetze der Duma Abgeordneten Irina Jarowa durchgeführt. Die Aktion von der Polizei unterbrochen und der Organisator und zugleich einzige Teilnehmer festgenommen.

Das Verfassungsgericht der Russischen Förderation erlaubt, dass die Teilnehmer von Demonstrationen ihren Mund mit Klebeband zukleben, Zeichnungen im Gesicht tragen und Aufkleber kleben. Dies sei Ausdruck der freien Meinungsäußerung, so das Gericht. Gleichzeitig wird daran erinnert, dass das Tragen von Masken, Kapuzenjacken oder anderen Kleidungsstücken, die absichtlich das Gesicht verdecken eine Verletzung der Gesetze ist und strafrechtliche Verfolgung nach sich zieht.

Wasilij Nedopekin, aktiver Teilnehmer an Prostestaktionen in Moskau wurde am 26. Juli von der Polizei in seiner Wohnung verhaftet. Er wurde um 9.30 geweckt und ihm wurde mitgeteilt, dass er einer vorsorglichen Kontrolle unterzogen wird, weswegen er sofort ins Untersuchungsgefängnis fahren soll. Nachdem er das ablehnte nahm ihn die Polizei mit. Im Untersuchungsgefängnis wurde ihm angeboten, dass er „zusammenarbeiten“ könnte. Als er auch das ablehnte, wurde ihm gesagt, dass „das Gespräch nun ein anderes sei“. Ihm wurde eine Vielzahl von Fragen gestellt, unter anderem, für welche Partei oder welche Fußballmannschaft er ist. Danach wurde ihm ein Ausdruck von Artikel 20.2 (über das Verletzen der Regeln beim Abhalten öffentlicher Veranstaltungen) des Ordnungswidrigkeitsgesetzbuchs gezeigt und mit der Eröffnung eines Strafverfahren nach Artikel 212.2 des Strafgesetzbuches gedroht, den er mehrmals verletzt haben soll. Die maximale Strafe dafür beläuft sich auf 5 Jahre Freiheitsentzug.

Verletzung der Menschenrechte auf der Krim

Der Staatsrat auf der Krim rief die „internationale Gemeinschaft“ dazu auf, von der Finanzierung des Medschlis krimtatarischer Nation abzusehen. Die Tätigkeiten des Medschlis sind auf dem Territorium der Russischen Föderation verboten. In der Erklärung heißt es, dass die Mitglieder des Medschlis an „systematischen extremistischen Aktionen“ und der Erstellung bewaffneter Gruppen an der Grenze zu Russischen Förderation beteiligt seien. Der Medschlis nannte die Erklärung ein „leeres Dokument“ welche Grundlage für Verfolgung von Aktivisten der Organisation ist.

 

Politische Emigration

Anfang Juli verließ Nikolaj Solodnikow, Kurator des Projekts „Offenen Bibliothek“, welche in der Majakowskij Bibliothek in Sankt Petersburg monatlich die sogenannten „Dialoge“ abhält, Russland. „Sobald bekannt wird, in welchem Zustand mein Fall von der Abteilung zur Bekämpfung von Terrorismus behandelt wird, bin ich bereit zurückzukehren. Aber nicht um einzusitzen“, so Solodnikow.

Gegen die Publizistin Swetlana Sinkowaja aus der Stadt Usole-Sibirskoe in der Oblast Irkutsk wurde ein Strafverfahren nach Artikel 205.2 des Strafgesetzbuches (Öffentliches Bekenntnis zum Terrorismus oder seine öffentliche Rechtfertigung) eröffnet, weswegen sie im Juli nach Finnland floh.

Der 76-jährige Aktivist Vladimir Ionow erhielt Asyl in der Ukraine. Ionow floh im Dezember 2015 aus Moskau in die Ukraine, nach Eröffnung eines Strafverfahrens gegen ihm.  Im Januar 2016 beantragte er Asyl in Kiew.

http://article20.org/ru/node/6328
08/25/2016 - 11:21

Аксайский районный суд Ростовской области арестовал двоих фермеров и дальнобойщика, еще 11 активистов получили штраф, передает РИА «Новости» со ссылкой на одного из организаторов пробега Алексея Волченков.

«До трех часов ночи шел суд. Осудили 14 человек. Троих из активистов арестовали на 10 суток: Маслова, Петрова, и дальнобойщика Владимирова. Меня суд посчитал организатором акции и назначил 30 тысяч штрафа, а остальные активисты получили по 10 тысяч рублей штрафа», — сказал Волченко.

21 августа фермеры Краснодарского края на тракторах направились в Москву, чтобы рассказать о своих проблемах Путину. Активисты таким образом пытались выразить несогласие с решением властей и судов региона по земельным вопросам. 22 августа они добрались до Ростовской области, где получили предложение встретиться с кубанскими властями и приостановили шествие. По данным агенства, фермеры решили дождаться губернатора края Вениамина Кондратьева.

По словам активистов, они не устраивали митинг, а сидели на встрече с заместителем полпреда в ЮФО Леонидом Беляком и замгубернатора Краснодарского края Андреем Коробкой.

«Активисты сидели на встрече с ними, рассказывали о своих проблемах. Тем не менее, суд посчитал действия людей организованным митингом. Попытки наших активистов доказать, что там митинга не было, к сожалению, не увенчались успехом», — сказал Волченко.

Как рассказал Волченко, сейчас фермеры будут добиваться того, чтобы арестованных отпустили и собираются организовать новый «тракторный марш».

23 августа сообщалось, что бойцы Нацгвардии задержали несколько десятков участников «тракторного марша» на Москву.

Источник: zona.media

http://article20.org/ru/news/v-rostovskoi-oblasti-sud-arestoval-troikh-uchastnikov-trakto
08/25/2016 - 14:46

Банки обяжут выявлять политиков, чиновников и их родственников среди получателей денег от нежелательных в России зарубежных организаций. Цель новшества — усилить контроль над лицами, принимающими решения, считает эксперт

Росфинмониторинг предлагает обязать банки и некредитные организации сообщать властям о «публичных должностных лицах» — российских чиновниках и политиках — среди контрагентов зарубежных и международных организаций, признанных нежелательными в России. Такое положение содержится в проекте приказа ведомства, опубликованном на портале проектов нормативных актов. Логика этого шага — усилить контроль за политиками, исключить любые их «опасные связи» с точки зрения правящего режима, говорит эксперт.

Сейчас банки и некредитные организации не должны выявлять и сообщать в Росфинмониторинг о «публичных должностных лицах» среди контрагентов нежелательных организаций. Такого требования нет ни в законе о нежелательных иностранных организациях (этот закон с июня 2015 года запретил работающим в России финансовым организациям проводить какие-либо операции с участием нежелательных организаций), ни в действующем с августа 2015 года информационном письме Росфинмониторинга, которыми банки и некредитные организации руководствуются, сообщая о фактах отказов в проведении таких операций. Согласно этому письму финорганизации раскрывают Росфинмониторингу суть предотвращенных операций и передают общие сведения об их несостоявшихся контрагентах — компаниях и физлицах. Нет требования выявлять среди них «публичных должностных лиц» и в соответствующем постановлении правительства от мая 2016 года.

Росфинмониторинг не ответил на запрос РБК о необходимости введения нового требования к банкам.

Усиление контроля

Цель новшества — дальнейшее усиление государственного контроля над политической сферой в России, в частности над лицами, принимающими решения, считает политолог Алексей Макаркин. «Судя по всему, принимая закон о нежелательных организациях (как и закон об организациях — иностранных агентах), государство исходило из того, что эти организации наносят ущерб государственным интересам, — объясняет эксперт РБК. — Но наиболее опасный ущерб, с точки зрения государства, наносит связь этих организаций с публичными лицами, которые решают значимые государственные вопросы и влияют на общественное мнение в России». Так что это контроль не столько над этими организациями, сколько над такими «публичными лицами» — «любая причастность этих лиц к таким организациям признается особенно опасной для государства», говорит Макаркин. Он не исключает появления в ближайшее время ряда новых подзаконных актов, подобных проекту Росфинмониторинга.

Сейчас банки и некредитные организации уже располагают сведениями о российских и зарубежных «публичных должностных лицах» среди своих клиентов, говорят РБК банкиры. Выявлять их и следить за транзакциями на суммы свыше 15 тыс. руб. финорганизации обязаны по закону о противодействии легализации денег и финансированию терроризма. Мониторинга движения средств по счетам публичных лиц требует даже не Росфинмониторинг, а международная ФАТФ (межправительственная группа, разрабатывающая меры по борьбе с отмыванием денег)  — так что это мировая практика, указывает председатель комитета Госдумы по экономической политике, президент Ассоциации региональных банков России Анатолий Аксаков. По его словам, зарубежные банки уже анкетируют своих клиентов, выясняя, не являются ли они или их родственники публичными должностными лицами.

Такое анкетирование для исполнения «антиотмывочного» закона есть и у российских банков. Например, Финпромбанк говорит своим клиентам, что относит к российским «публичным должностным лицам» людей, занимающих государственные должности (это высокопоставленные чиновники, а также депутаты Госдумы, члены Совета Федерации; полный перечень определен указом президента. — РБК), а также должностных лиц Банка России, госкорпораций и т.д. Очевидно, если банки будут видеть таких людей среди контрагентов нежелательных организаций, они будут сообщать об этом в Росфинмониторинг, говорит один из банкиров. Но проблемой станет добросовестность клиентов при заполнении таких анкет, а проводить следственные действия банки не обязаны, отмечает Аксаков.

Риски для политиков

Вряд ли власти настолько серьезно верят, что кого-то из высокопоставленных чиновников или политиков удастся поймать на связи с нежелательными в России организациями, но с учетом того, что количество таких организаций постоянно увеличивается, это вполне возможно, полагает Макаркин. Кто-то мог не обратить внимание на закон о нежелательных организациях (не все ведь читают законы), рассуждает эксперт, а кто-то, условно, мог написать статью для такой организации, когда она еще была «допустимой», а к моменту получения гонорара ее уже признали «нежелательной». «Получится, что еще вчера эти отношения никак не наказывались, а уже сегодня они становятся криминальными. И человек потом может 125 раз доказывать, что опубликовал статью, когда организация еще была «допустимой», — его если и не накажут, то упрекнут в отсутствии бдительности. Понятно, что сейчас публичные политики стараются держаться подальше от любых иностранцев, но кто-то вполне может и промахнуться», — говорит Макаркин.

Принятый летом 2015 года закон о нежелательных организациях был предназначен для борьбы с «оранжевыми революциями» в России, поясняли голосовавшие за него депутаты Госдумы. Ряд зарубежных и международных организаций финансировали организации на Украине, которые позже участвовали в свержении президента Виктора Януковича, заявляли парламентарии. К настоящему моменту Генпрокуратура объявила нежелательными семь организаций, видно из перечня, который ведет Минюст. Среди них — основанный и финансируемый конгрессом США Национальный фонд в поддержку демократии, созданный финансистом-миллиардером Джорджем Соросом фонд «Открытое общество», Национальный демократический институт международных отношений экс-госсекретаря США Мадлен Олбрайт и Международный республиканский институт американского сенатора Джона Маккейна.

Все эти организации финансировали правозащитные или образовательные некоммерческие организации в России, говорилось в соответствующих сообщениях Генпрокуратуры, которая сочла эти организации «угрозой основам конституционного строя». По закону этим организациям запрещено присутствовать в какой-либо форме в России, а также контактировать с находящимися в России людьми и компаниями. Физическим лицам за сотрудничество с такими организациями грозит ответственность вплоть до уголовной. Банки и некредитные организации за обслуживание операций с участием запрещенных организаций ждут штрафы до 100 тыс. руб. 

Источник: РБК

http://article20.org/ru/news/banki-proveryat-chinovnikov-na-svyaz-s-nezhelatelnymi-organi
08/25/2016 - 15:38

В Красноярском крае эколог сообщил, что на него завели дело о возбуждении ненависти к соцгруппе «атомщики». В Красноярском крае эколог, выступающий против строительства могильника ядерных отходов, сообщил об обыске у себя в квартире и возбуждении на него уголовного дела по статье 282 УК (возбуждение ненависти или вражды к социальной группе). Об этом сообщается на сайте Greenpeace Russia.

Как отмечается в сообщении экологов, у сопредседателя общественной организации «Природа Сибири» Федора Марьясова двое сотрудников ФСБ, которые проводили обыск, изъяли компьютерный блок и распечатанный доклад о Росатоме.

«В постановлении о признании меня подозреваемым говорится о разжигании ненависти к социальной группе "атомщики". Но документ мне на руки не дали и сфотографировать не позволили. Сказали, что ознакомлюсь на этапе следствия. Отдали только протокол осмотра помещения и изъятия компьютера», — сказал Марьясов.

В сообщении организации отмечается, что подозрения ФСБ основаны на лингвистической экспертизе материалов, которые эколог публиковал в социальной сети. Как утверждает Марьясов, интерес к нему связан с критикой Росатома, так как он уже много лет выступает против строительства могильника ядерных отходов в Железногорске.

Источник: zona.media

http://article20.org/ru/news/v-krasnoyarskom-krae-ekolog-soobshchil-chto-na-nego-zaveli-d
08/26/2016 - 10:32

Пресненский районный суд Москвы продлил срок домашнего ареста директору Библиотеки украинский литературы Наталье Шариной по делу об экстремизме и растрате средств до 28 октября, передает корреспондент «Медиазоны» из зала суда.

Ранее Шарину оставляли под домашним арестом без права выходить на прогулки на улицу. 

Дело в отношении Шариной было возбуждено прошлой осенью после обыска в Библиотеке украинский литературы. Тогда ее обвинили в возбуждении ненависти либо вражды (статья 282 УК), а в апреле добавили новое обвинение — в растрате в особо крупном размере (часть 4 статьи 160 УК).

Следователи считают, что в 2011–2015 годах во время работы Натальи Шариной в библиотеке распространялись книги украинского автора Дмитро Корчинского, которые в 2013 году были признаны экстремистскими Мещанским судом Москвы. Также ее обвиняют в оплате услуг адвоката средствами, которые предназначались для выплат юристам библиотеки.

В середине августа стало известно, что прокуратура отказалась утверждать обвинительное заключение по делу Шариной и вернула дело обратно следователям. О причинах такого решения не сообщалось, однако защита директора надеялась, что «прокуратура не возьмет на себя смелость, чтобы продавливать это дело в том виде, в котором оно находится сейчас, в суд».

Правозащитный центр «Мемориал» признал Шарину политзаключенной.

Источник: zona.media

http://article20.org/ru/news/direktora-biblioteki-ukrainskoi-literatury-sharinu-ostavili
08/26/2016 - 10:35

Гуково. Больница. В коридоре стоит лейтенант ФСИН. Он ждет, когда оформят документы. Потом повезет в суд. В палате лежит старик. Он ждет, когда оформят документы. Потом — суд.

На ноге у старика пластиковый браслет. На тумбочке, рядом с книгой про Высоцкого, — черный телефон без цифр с триколором. Это — приемная станция. Если отойти от нее дальше чем на 50 метров, случается тревога. Когда старика возили на рентген на соседний этаж, ему пришлось писать объяснительную.

Приходит врач с выпиской. Долго, слишком долго разъясняет старику назначения, очень долго жмет ему руку, потом присаживается на кровать и просто сидит рядом. У старика четыре дня назад был сердечный приступ. Выписывать надо сейчас.

Валерий Петрович Дьяконов 22 года проработал на шахте Обуховская подземным электрослесарем. В конце 90-х шахта отошла депутату Государственной думы Варшавскому, который тогда владел «Русским углем». Варшавский хотел контрольный пакет, и зарплату тем, кто не передал свои акции, перестали платить. Пообещали оплачивать только похороны. Это длилось три года. Один рабочий бросился от безысходности в ствол. Другой повесился, в предсмертной записке попросил отдать зарплату жене.

— В 99-м умерла мама. И мне, — Валерий Петрович делает паузу для вдоха, — не на что было ее хоронить.

Он тяжело дышит.

— Я пришел в правление. Я… объяснил. Что мама. Меня… вытолкали оттуда. И меня… ну, переклинило. И клинит до сих пор.

Сначала он пошел в суд. Суд вернул немного денег и велел ждать.

Он ждал.

Потом он поговорил с товарищами. Они заблокировали вагонетки и подъездные пути. Встали палаточным лагерем вокруг шахты. «Приезжали менты, бандиты, нам было все равно. Мы стояли, пока не вернули деньги. Все, до последнего рубля. Мы вернули 23 миллиона».

Начал проводить митинги, шахтерские забастовки. Стал коммунистом — в нулевые. Стал депутатом своего маленького города Зверево, и круг борьбы расширился. Своей большой заслугой считает, что куб воды в Звереве — по 62 рубля, а в соседнем Гукове, который воду поставляет, — 120.

Дважды его пытались убить. Первый раз проломили голову его жене, сломали руку ему, отбивался, увидел сосед, спугнул. Второй раз напали в прошлом году, после неудачного похода к заместителю главы администрации — били какой-то шипованной битой. Но это ничего. Шахтеры не боятся.

Оба раза нападавших не нашли.

7 июня шахтеры «Кингкоула» пришли к Дьяконову — 100 человек. Полтора года им не платили зарплату. 2200 сотрудников, 350 миллионов долга. Встречались на улице — комната не вместила бы. Потом встречались еще. Трижды. Был разработан план действий. Ежедневные пикеты у гуковского офиса «Кингкоула». Согласование выбили до 19 сентября, с четвертой попытки, пройдя все отмазки про «перерытые трубы» и «а тут уже пикетируют». Если пикеты не сработают, через два месяца пообещали начать голодовку.

18 августа в полубессознательном состоянии (сердечный приступ приближался) Дьяконова привезли в суд и поместили под домашний арест. По версии следствия, в ноябре прошлого года Дьяконов пришел в администрацию Гукова и угрожал заместителю главы Романченко газовым пистолетом. Угрожал не за себя — за младшую сестру, маму 11 детей, у которой отбирали квартиру. Чиновник написал заявление. «Ей дали квартиру в негодном состоянии, нежилую. Потом, когда она пожаловалась, решили отобрать и виновной сделать за состояние жилья. Я тот суд за сестру выиграл. Но перед судом зашел к Романченко. Хотел по-людски. Говорю, стыдно с многодетной мамой судиться, не позорьтесь, заберите иск. Он мне такое говорил! «Ты уже не депутат. Мы тебя зароем». Я пистолет достаю, разрешенный, газовый, и говорю: «Из-за ваших угроз я вынужден в родном городе вот такое оформлять и носить». Ну и все».

— Он не понимает, — говорит Дьяконов. — Если бы я его убивать пришел, его бы уже похоронили.

19 августа Дьяконова отправили в больницу на скорой. С браслетом на ноге и невидимым электронным поводком.

22 августа шахтеры объявили голодовку.

— Рабство. Напишите, — просит Дьяконов. В палату заглядывает конвоир.— В Ростовской области развито рабство. Люди работают в аду, под землей, им не платят… Они работают, потому что иначе и работы не будет. Но это не выход, не решение.

— У шахтеров получится, — говорит Дьяконов. — Они все-таки получат свое. Хозяев у нас нет, мы не рабы, не рабы.

Город

В Гукове живут 60 тысяч человек, в соседнем Звереве — 20.

Про эти города говорят — здесь жизнь слабая.

Тут хорошая зарплата для мужчины — 15 тысяч. Для женщины — 7.

Это шахтерские городки. При Советах вокруг было 90 шахт. Сейчас осталось четыре. Две — Обуховская и Дальняя — принадлежат Ринату Ахметову, но он хотел бы их продать. Две — Садкинская, Шерловская — компании «Донуголь».

В 2010 году Гуково и Зверево включили в список моногородов, которым в первую очередь будет оказана помощь из федерального бюджета. Появился комплексный план инновационного развития. Он был красив — комплекс по производству кремниевых пластин для солнечной энергетики, комбинат по производству базальтового волокна и строительство новой высокотехнологичной шахты. «Реализация КИП повлечет за собой глубокую диверсификацию экономики и поможет региону выйти на новые отраслевые рынки», — писала пресса. Все вместе это называлось «Солнечный поток». На гуковские земли должны были пролиться 55,3 млрд рублей. Что пролилось, в каком объеме и куда, неизвестно, но предприятий не возникло. Пока единственное предприятие, не связанное с углем, — пошивочная «Глория Джинс».

В 2014 году распоряжением правительства Гуково включено в список моногородов «с наиболее сложным социально-экономическим положением». В мае 2016-го был составлен новый список, и Гуково опять включили. И ничего это не поменяло.

Еще недавно работающих шахт было больше. Шахты Алмазная, Замчаловская, Ростовская, Гуковская и фабрика «Замчаловский антрацит» в декабре 2012 года были куплены у «Русского угля» компанией «Кингкоул». Директором и владельцем 10% акций «Кингкоула» являлся Владимир Пожидаев, бывший генеральный директор той же компании «Русский уголь», принадлежащей миллиардеру Михаилу Гуцериеву. 90% «Кингкоула» оформлены на кипрский офшор Kingcoallimited, так что вопрос о реальном владельце открыт. Региональные сотрудники компании говорят, что по факту шахты как принадлежали, так и принадлежат Гуцериеву, а Пожидаев лишь «взял их в аренду» на три года. Возможна ли такая аренда и каковы ее реальные условия, мы не знаем.

Люди, работавшие на этих шахтах, трудились там уже много лет — сначала в «Гуковугле», потом в «Русском угле». В декабре 2012-го Пожидаев пообещал рабочим «высокие зарплаты» — 40–60 тысяч против прежних 20, стабильность и блага вроде нового шахтного оборудования.

Владимир Пожидаев запомнился рабочим тем, что передвигался ни много ни мало на вертолете. Ему открывали двери. Перед входом на шахты ему приносили ботинки, и он позволял себя переобувать.

Говорят, зарплату начали задерживать с 2013-го. Сначала на неделю, месяц-два, потом на полгода. При этом рабочим делались минимальные выплаты сразу же, как они объявляли простой из-за неуплаты.

Три года истекало. С 2014 года на шахтах перестали проводиться проходческие работы. С лета 2015-го перестали покупаться детали для техники, в том числе для насосов, не были куплены отопительные котлы. Главные инженеры забили тревогу, но Пожидаев на совещании их успокоил — временная задерж­ка, переформирую активы, все будет.

На Алмазной встало три насоса из четырех. Последний ремонтировали всей шахтой, но в ноябре встал и он. Шахту начало затапливать. Гуковскую опечатал Ростехнадзор в сентябре — износился трос, таскающий клеть с рабочими.

К этому моменту рабочим вообще перестали платить.

Некоторым перестали платить в апреле прошлого года, некоторым — в мае, самые удачливые получали выплаты до октября — по решению суда. К этому моменту компания задолжала каждому уже больше сотни тысяч. Некоторые пожелали уволиться, им было объявлено, что уволившимся деньги не вернут.

Как впоследствии выяснилось, не производились налоговые и социальные отчисления. Государство бездействовало.

С августа шла опись имущества — приезжали приставы. Не за финансовые интересы рабочих — иски подали банки, у которых «Кингкоул» брал кредиты, а также компании, у которых Пожидаев брал продукцию, обещав рассчитаться потом. Начата процедура банкротства.

С этой зимы оборудование начали вывозить в неизвестном направлении. Затем оставшиеся металлические детали шахты местные сборщики начали сдавать на металлолом.

Приставы объяснили рабочим, что будут торги, то, что не исчезло, будет распродано, потом государство возьмет свое — а именно 2 миллиарда налогов, потом будут удовлетворены интересы банков и пострадавших компаний. А потом, если что-то останется, можно будет подумать о возвращении заработной платы.

Владимира Пожидаева арестовали 12 августа.

Женя

Шахтер Евгений Нестреляев с дочерьми. Долг компании «Кингкоул» перед Евгением за полтора года — 305 тысяч рублей. Фото: Анна Артемьева / «Новая газета»

Жене Нестреляеву 40 лет. У него ходят руки. Он хочет сжать в кулаки, но не дает себе. Хочет взмахнуть рукой, но останавливается.

Женя — отец семьи. У него три дочки. Он не может быть слабым, не может отчаяться, не может кричать.

Отец Жени работал на шахте три-два-бис — 22 года, всю жизнь, проходчиком. «Бурил, сверлил, взрывчатку закладывал». Умер 10 мая. Женя работал на Юбилейной, Замчаловской — 22 года. Через правое плечо — зажившая темная полоса — отлетела порода, распорола руку, а уголь остался внутри, под кожей. Такие же полосы — на спине, на груди. Женя говорит: «Меня минуло».

Женя — горнорабочий очистного забоя, сокращенно — ГРОЗ. Он из тех, кто работает в лаве. Лава — это угольный слой. Сначала идут проходчики. За ними — рабочие с комбайнами. За ними идет Женя. Женя крепит узкий лаз секциями. Подтягивает конвейер. Подтягивает секции, выдвигает конвейер, по которому уголь пойдет наверх.

Женя работал в пласте высотой 80 сантиметров. Уголь ныряет вверх, тянется вниз, уходит в сторону. Надо следовать за ним.

— На пузе, на локтях, на спине, боком,— описывает Женя свое рабочее состояние. — В туалет хочешь… Там и ходишь. Женщинам, конечно, тяжелее. Женщины в лаве тоже работают.

В шахту спускают на 6 часов. Пять дней в неделю, два выходных.

Рабочие говорят, здешняя шахта убивает человека раз в год-два. К этому относятся нормально — это риски, риск — часть работы. «Шахтеры не боятся».

— Последний раз — в январе 2015 года. Лед сбивали с рельсового пути. Он полез без страховочного ремня, разбился, — говорит Женя. — А в 2011-м на моих глазах убило мужчину с Красного Сулина. Большая породина, три на два, откололась — и все. Конвейера работали, он не слышал треска. Она свалилась просто на него. Он и понять не успел. Алексей Домжин, 50 лет ему было. И мне пришлось объяснять его жене. Пошли к ней с мужиком одним. Жена открыла: что случилось? Мужик морозится. Я говорю: нету больше вашего мужа. Она говорит: шутите? А говорить-то надо! Внуки маленькие были у него. Он пошел на пенсию, а дочке хотел помочь. Женщина мало зарабатывает тут.

Женина — большая — зарплата составляла 20 тысяч рублей.

Зарплату перестали платить в октябре. Сейчас «Кингкоул» должен Жене 305 тысяч.

— Ну как — мы тянем, — говорит его 14-летняя дочь Алена.

— Тянем, — кивает Кристина. Ей восемь.

После этого слово «тянем» мы услышим от многих взрослых. «Тянем» — вместо «живем».

Алене неловко говорить про деньги. Что родители покупают им вкусное, а себе — нет. Алена говорит: «Ну, шоколад себе не позволяем купить».

Женя говорит: «Мясо. Мы забыли, что такое мясо. Курочку возьмем, если есть деньги. А так — картошка, крупы, яйца, самое недорогое». — «А раньше?» — «Раньше? — Женя молчит. — Свинина. Вспоминаем. Шашлыки, вспоминаем, жарили».

Сейчас Женя таксует — это 400 рублей в день. Он не может присоединиться к голодовке — не может рисковать пассажирами и тремя дочерями, и это его мучает. Жена стоит на рынке — 100 рублей за выход. Этого хватает строго на продукты.

У Жени три кредита. Сбербанк, «Центринвест», ОТП-банк. Выросло из одного — на машину, подержанный ЗАЗ Sens — в 2010 году. Чтоб погасить, брали еще. «Уже два месяца не плачу, — говорит Женя. — Коллекторы звонят пять раз в день. Я им говорю — вы мне звоните, а мне кому звонить? Они говорят: заложи свое имущество. То есть — детей по миру пусти».

На прошлой неделе пришло решение суда — Женя задолжал 8 тысяч за газ, теперь к нему должны прийти приставы.

У Жени ходят руки. Говорит спокойно: «Поговорили с женой мы. Квартиру выставляем на продажу. Расплатиться с долгами. И купить — на что останется».

Митинг

Таня Авачева — маркшейдер — женщина, которая работает в шахте, в лаве. Она знает породы и высоты, она прокладывает виртуальный путь вперед проходчиков, она знает, как пойдет уголь, про нее шутят, что она видит землю насквозь.

У нее смешная блестящая футболка и короткая стрижка. Только что ей позвонили из местного профкома и сообщили о желании властей. Власти, а конкретно первый замгубернатора Гребенщиков, министр энергетики и промышленности Тихонов, представители собственника «Кингкоул» и еще некоторые лица собираются на совещание в Ростове. Шахтеры могут туда приехать к 18.00 — не все, небольшая группа, до 10 человек. И высказаться — «для конструктивного решения проблемы».

Сначала она кидается обзванивать инициативную группу и записывать фамилии. Но потом бросает.

— Пойдем на митинг и спросим. Мы ж не от себя.

Ежедневные митинги проводят у администрации «Кингкоула», с 11 до 12 часов. Здание пустое, там сидят только несколько женщин из отдела кадров и расчетчицы — работают так же без зарплаты.

Ежедневное собрание шахтеров перед зданием компании «Кингкоул». Фото: Анна Артемьева / «Новая газета»

Люди выстраиваются почти в круг. Человек 200, в первых рядах — женщины. Яркие платья. Держат длинные плакаты, нарисованные от руки: «Шахтер. Не верь, не бойся, не проси, а требуй своего», «Российский Донбасс против воров и жуликов», «Президент — гарант Конституции, губернатор, прокурор, мэр — власть. Кто вернет шахтерам 300 млн рублей за работу в аду?» И главный: «Верните наши деньги. И мы сами решим, как жить». Со слов «наши деньги» стекают красные капельки.

Седая женщина держит плакат: «Мы не рабы». Сосед — «Губернатор, руки прочь от Дьяконова».

Горный мастер Дмитрий Алексеевич Коваленко — седой, в синей рубашке. На бейджике криво выведено — «организатор пикета» — чтоб полиция не перепутала.

— Имущества осталось — на 190 миллионов у компании. Торги сколько будут идти — год, два, три? Мы проголосовали — все и сразу. Пусть выделяют из резервного фонда области! А потом трясут с Пожидаева!

Толпа отзывается гулом.

Таня выходит и объявляет утреннюю новость. Спрашивает, ехать ли в Ростов.

— Наверное, постепенное погашение предлагать будут, — предполагает Дмитрий Алексеевич.

— Нет! — откликается толпа.

— Денег нет к ним ездить!

— Кто за то, чтобы инициативная группа поехала в Ростов? Кто за то, чтоб они приехали сюда? — Дмитрий Алексеевич наклоняет голову. — Согласно вашим требованиям — не поедем.

Рабочие живут не только без денег, но и без угля. Дома не газифицированы почти ни у кого, и шахты до остановки выдавали уголь своим сотрудникам. Губернатор обещал дать угля, но пока из требуемых 1000 тонн выдали 100. И не угля, а «угольной массы» — земли, перемешанной с углем.

— Через месяц белые мухи полетят.

— Человеку за зиму — 6 тонн протопиться, 7 тысяч за тонну! Нам — как?

— Никто никому не нужен.

Рабочие уже кричат.

— Спина, колени, ноги — все сыпется. Легкие — коксуются. Высота — во. И ползай.

— Украине надо помогать, но грузы помощи мимо гонят каждый день.

— Конечно, им не с чего нам возвращать деньги! Режут вагонами металл, в нашем Гукове и режут.

— С Алмазной вывозили компрессоры, кабели, метров 800 бронированных. А новое оборудование внизу — просто затопили.

— Бурильная установка — 15 миллионов. Машина порубочная — 8 миллионов. 20 штук на Алмазной было. Приставы изъяли и раздали задолженности в феврале — директору, заместителю директора.

— Тарадин Владимир Алексеевич. Я горный техник. Я буду голодать, пока не умру. Мне 60 лет. На Алмазной 17 лет, Замчаловская — 20 лет, пенсия — 14 тысяч. Мне хватает на кредит и квартплату. 150 тысяч долга. На конвейерах, в заштубованных выработках работал, у меня легкие заштубованы, забиты углем. Надоело доживать, донашивать, доедать.

Владимир Тарадин. Шахтер. Остальные портреты и истории

В толпе стоит худая красавица. Шляпка, юбка, аккуратная помада. «Идите к ней», — кричат люди и расступаются вокруг нее.

— Я Авдеева Раиса Потаповна. Машинистка подъема. 38 лет стажа. Мне 70 лет скоро. Не знаю, доживу ли. Поджелудочная, часть желудка, печень, метастазы в печени. Шахта Замчаловская.

— У нас машинистки подъема раковыми заболеваниями болеют очень часто!— кричит ее племянница. Она тоже машинистка подъема, ей 46 лет.

— У меня зарплата была 8 тысяч. У меня 60 тысяч долга, потому что больничные платили. Одно обследование — 13 тысяч, а у меня пенсия 7. Я не хочу так умирать — без врачей.

— Я и Путину не доверяю. И сына в армию я не думаю отправлять. Я тут родился, но это государство недостойно…

— Я с хутора Ясного, 5–6 километров отсюда. И в дождь, и в град, и в снег ходил до шахты. Вон, начальник мой. Я опоздал когда? Мы плохо работали? Мы работали до конца.

Проблемы со здоровьем почти у всех. Шахтер может оформить регресс — профессиональную инвалидность. Оформить регресс в профильном силикозном диспансере в городе Шахты стоит 250 тысяч взятки. Цену знают все. Регресс дает пенсию по инвалидности и право на санаторий.

Рабочие рассказывают, как несмотря на остановку шахт, на запрет Ростехнадзора, на то, что зарплату уже даже не обещали, лазали в стволы до этой весны и откачивали воду «все равно».

Про шахту здесь говорят — живая, мертвая.

Все понимали, что смерть шахт — это смерть города.

Шахты не спасли.

Замчаловская шахта

Шахта Замчаловская. Из-за простоя происходит обрушение грунта в шахту. Фото: Анна Артемьева / «Новая газета»

Замчаловская шахта похожа на коровник с горкой в гаражном кооперативе. Перед ней стоит циркуль-кран.

— Рельсы с-под крана вынули, смотри.

Между краном, на месте бывшего ствола — восьмиметровая яма глубиной 11 метров. В начале лета она была глубиной метр и шириной пять. Шахта обваливается внутрь себя. В разрезе видна черная верхняя земля, рыжая внутри, серая на глубине.

Женя и Дмитрий Алексеевич стоят над ямой.

— Гля, порода подсекается, дальше уходит.

Они стоят над ямой как над могилой.

По краям ямы цветет амброзия и пылит при каждом прикосновении.

Такое ощущение, что здесь никого не было очень давно. Хотя шахта умерла за последний год.

— Это все буквально с апреля месяца сделали. Когда воду наши качать перестали. Разграбили-разворовали.

— Вот тут у нас были бытовки, мы инструмент хранили, — говорит Женя. Мы идем мимо заросших диким виноградом клетей. — Тут на работу заходили… Ладно, давай через окно.

Внутри нет ничего. На бетонной стене — еще советский плакат с бравым молодцем «Курение в шахтах — преступление!». Молодца подкрашивали.

— Ты когда крайний раз тут работал? — спрашивает Дмитрий Алексеевич Женю.

— У меня последний рабочий день был 30 мая 2015-го. Опускался в шахту.

— А я — 30 июня. 1 июля в отпуск пошел. И больше я уже не пошел.

— Здесь мы спускались в шахту, — говорит Женя, шагая в центральный зал. Зал завален грудами шлака, мусором, валяются бутылки. По бетонному полу рассыпаны карты. Женя смотрит во все глаза, я не могу определить выражение его лица.

— А стены мы подбеляли, — говорит Дмитрий Алексеевич. — Очень аккуратно все было. Вон там, на том месте, была кабинка, там девушка сидела. Она принимала сигнал на спуск. А чтоб подняться, надо было четыре раза дернуть. Ты первый раз, что ли, тут, Жень, после?

Женя кивает и идет по грудам шлака.

— Я, когда первый раз тут был, у меня сердце, девоньки, замерло, — продолжает Дмитрий Алексеевич. — Я тут 24 года. Не каждый может работать. Там, внутри, температура 40–50 градусов независимо от времени года, кислорода мало, тесно. Тут все вывезено, все! Металл снят. Тут кранами оборудование вывозили, токарный станок — 10 тонн, его на руках не подымешь. За полгода разобрали все! Все! Котлы новые стояли, дорогущие — срезали, унесли. У нас парни до февраля без денег ходили сюда, в ствол ходили — с затоплением ствола боролись. Сейчас — все.

— Я инженеру Лепетюхину говорю: почему не поставил людей охранять, чтоб не растащили? Почему в милицию не звонил? А он говорит: я не знаю, когда это случилось. Я говорю: у тебя в отпуске квартиру обнесут, ты в милицию не пойдешь? Вся поверхность разворована, а почему ты не охранял шахту?

— А там еще рельсы они поснимали? — пинает Женя шлак. Отходит.

Говорит: «Мне иногда снится, что я спускаюсь. Что я в шахте работаю. Друзья, товарищи. Ситуации там всякие».

— Смотри, — говорит Женя. — В клети 8 человек на верхнем ярусе, 8 на нижнем. Полвосьмого мы опускаемся, с восьми начинаем работать, в полтретьего смену поднимают назад, автобус нас встречает, везет в баню.

— Тут 800 человек работало в четыре смены, — кивает Дмитрий Алексеевич.

Женя находит трос, на котором должна висеть клеть, и дергает его через земляную кучу, через крышку-ляду.

— Там клеть! Внизу! Внизу, не украли!

Шахтеры Дмитрий Коваленко и Евгений Нестреляев на своем бывшем рабочем месте. Замчаловская шахта, в прошлом году дававшая лучший уголь в регионе, сейчас затоплена, оборудование разворовано. Фото: Анна Артемьева / «Новая газета»

Встреча

В тот же вечер губернатор решает приехать в Гуково. Пустят 10 человек. Шахтеры надевают лучшее, только Женя остается в шортах и стесняется, что не пустят. Прошел слух, что 85% зарплаты отдадут сразу, остальное потом. «Мы голодовку не прекратим, пока не отдадут все».

Мы тоже попадаем в список, но нас останавливают — сначала капитан полиции, затем — пресс-секретарь губернатора Ирина Четвертакова.

Пресс-секретарь говорит, что в зале будет присутствовать только проверенная пресса.

Шахтеры неожиданно говорят, что без нас не пойдут.

— У нас там полный зал прессы! Отобранной! Вы что, не доверяете ИТАР-ТАСС, Интерфаксу, РИА Новостям? — возмущается Ирина.

— Мы не пойдем.

Шахтеров выходит уговаривать мэр Гукова Виктор Горенко.

— Они уже 20 минут ждут. Могут уехать. Это Гребенщикова (первый зам губернатора. — Е.К.) мероприятие.

— Да мне пофиг! — говорит взрывник Николай Васильевич Надкерничный.

— Ты не говори так, «пофиг»! — возмущается мэр.

— Где это свобода слова? — говорит Таня Авачева.

— Вам зарплату или свободу слова? — конкретизирует мэр.

— Пойдем-ка отсюда, — говорит Таня.

Шахтеры под взглядом мэра уходят прочь от здания. Мы бросаемся их уговаривать: «За вами стоят люди, вдруг что-то решится, мы не хотим мешать».

Уговорить удается с трудом.

Через час выходит губернатор Голубев.

По дороге к своей «Ауди» успевает сказать, что на стороне шахтеров — закон.

Следом выходят шахтеры.

— Зря вы нас уговорили, — говорит Таня. — Очень, очень зря.

Шахтеры после встречи с губернатором Голубевым. Фото: Анна Артемьева / «Новая газета»

У нас есть аудиозапись встречи. Губернатор сказал, что и его отец был шахтером. И над проблемой выплат по Гукову и Звереву он работает уже два года. В зале были конкурсные управляющие затопленных шахт, заместители губернатора и даже областной прокурор.

Выяснилось, что никто из них не знает, сколько шахтеров полтора года живет без денег. Списки, кому «Кингкоул» задолжал деньги, до сих пор не составлены. Неизвестна никому в зале оказалась и сумма долга. Неизвестна и цена оставшихся у «Кингкоула» активов.

— В конце он предложил 50 миллионов на всех — за апрель и май. Сказал, что потом деньги появятся опять, но неизвестно когда.

— Подачка, — говорит Елена Ивановна Бондарева. В ее семье голодовку держат все.

— Мы спросим людей, — говорит Таня.

Елена Ивановна шла и плакала, что не хватает здоровья на коров. «Пока были 4 коровы — тянули. Сейчас курочки остались. Тянем. Тянем».

На следующий день шахтеры приняли решение отклонить предложение губернатора. Подняли руки. Круг стоял совсем плотно, люди дышали друг другу в шеи. «Пикет продолжаем?» — «Да!» — «Голодовку продолжаем?» — «Да!» Казалось, люди ликуют. «Мы им не верим, не верим, мне год оставался до пенсии, я жизнь сломала», — кричала Оля с Алмазной. Подруги удерживали ее. Многие плакали.

Источник: novayagazeta.ru

http://article20.org/ru/news/gukovskie-shakhtery-otkazalis-ot-podachki-rostovskogo-gubern
08/26/2016 - 11:28

Сегодня мы обсудим ситуацию, в которой оказались Кубанские фермеры. Напомню, что 21 августа группа Кубанских фермеров выдвинулась по направлению к Москве, причем на тракторах, 17 тракторов и несколько легковых автомобилей. Поехали с целью встретиться с президентом страны или другими представителями Федеральных властей, чтобы рассказать о проблемах, с которыми сталкиваются Кубанские фермеры.

Как рассказывают участники этого тракторного марша, положение настолько невыносимое, настолько тяжелое, что они не могут об этом больше молчать. 21 августа выдвинулись, практически сутки трактористы могли двигаться по трассе, но не без приключений и препятствий. Порядка 11 раз фермеры были остановлены сотрудниками ДПС по тем или иным причинам. Как правило, просто проверяли документы, отпускали и позволяли ехать дальше. Трактористы смогли доехать до Ростовской области. Где-то под Ростовом они были блокированы сотрудниками полиции, сотрудниками ОМОНА. В итоге они были скручены, повязаны и увезены сначала в отделение полиции. Еще вчера начала поступать информация о том, что задержанных фермеров привезли в суд и начался процесс. Сегодня появляется информация о том, какое наказание было вынесено некоторым задержанным. 

Мы связывались с организаторами тракторного марша. Немного позже, возможно, получится с ними связаться. Сейчас мне подсказывают, что с нами на связи находится Елена Романова, редактор издания «Деловой квартал — Ростов-на-Дону». Елена, здравствуйте.

Елена Романова: Здравствуйте. 

В.И.: Вы, как я понимаю, находитесь все это время где-то неподалеку от фермеров? Расскажите, пожалуйста, о том, как происходило задержание фермеров? Мы делали развернутую программу, и это был тот самый переломный момент, когда мы подробно обсудили все, что происходило до задержания и практически ничего неизвестно о том, что происходило после задержания. Можете рассказать, как задерживали фермеров? Что происходило после этого? 

Е.Р.: Фермеров задержали во второй половине дня во вторник. Это произошло после того, как стало очевидно, что им не о чем договариваться с уполномоченными президента. Полтора суток представительство президента в Южном Федеральном округе пытались отговорить фермеров от похода на Москву. Там произошел скандальный инцидент. Ночью одного из участников марша избили. Поэтому ребята сказали, что пока не привлекут к ответственности сотрудников полиции, которые это сделали, ни о чем разговаривать дальше не будем. Ситуация там была сложная. С избитым отдельная тема. Потом во второй половине дня, когда фермеры находились во внутреннем дворике гостиницы, где они остановились, туда стали стягиваться сотрудники полиции в бронежилетах, в касках, со щитами. Они выстроились по периметру. Капитан в громкоговоритель сказал: «Уважаемые участники, выходите и рассаживайтесь в автобусы». На вопрос: куда, зачем? Объяснили, что они поедут в районный отдел полиции Аксайского района. Люди, конечно, возмутились, потому что за что, на каких основаниях? Там с формулировками было плохо с самого начала. Людей не за что было задерживать, они просто сидели во дворе. Не было никаких политических лозунгов, не было никаких митингов. Они просто сидели и решали, что им делать дальше, как им двигаться дальше. У акции была масса проблем организационного характера. После этого им сказали, что если они не сделают этого добровольно, то придется применить силу. Мужчины все взрослые, адекватные, понимают, если сказали применят силу, значит применят. Против щитов и дубинок идти с голыми руками.. Я их понимаю. Они спокойно в сопровождении полиции сели в автобус и были доставлены в местное отделение полиции. 

В.И.: Без сопротивления, покорно пошли, послушались сотрудников полиции, правильно понимаю? 

Е.Р.: Я думаю, да. В таком случае они хотя бы избежали еще одного наказания по статье сопротивление сотрудникам полиции. Я думаю, это был правильный шаг. 

В.И.: Мы с вами уже беседовали до эфира. Вы рассказывали, что определенные проблемы возникли уже после того, как часть фермеров была задержана?

Е.Р.: Да. С ними пропала связь. Успели позвонить перед самым задержанием, а потом с ними связь пропала. Задержали 14 человек. Тех, кто был в тракторах, они были задержаны. Часть людей осталась в гостинице. Они остались охранять трактора. Одному из тех, кто остался, мужчине стало плохо. ВВС тоже было плохо одному из задержанных. Он диабетик, ему нужна была помощь, долгое время ее оказывали. Дело закончилось сахарной комой. Я считаю, что это будни российских несогласных. С этими неудобствами сталкиваются, с содержанием в отделах полиции сталкивались все, кто хоть раз принимал участие в акциях протеста. Ничего хорошего, естественно, в этом нет. 

В.И.: После того, как участники тракторного марша были задержаны, вы говорите была потеряна связь с организаторами и участниками? 

Е.Р.: Да. Сутки никто не мог дозвониться до активистов, и Алексей не отвечал, Николай Маслов, все те, кто поддерживал на протяжении всего мероприятия. Телефоны начали появляться в сети на рассвете в четверг. Мне удалось дозвониться утром до Алексея. Я узнала, что он уже у себя дома в Калининском районе в Краснодаре. Что произошло. Аксайский районный суд признал акцию протеста фермеров незаконной. На этом основании были осуждены 14 человек. Трое из них – Николай Маслов, Олег Петров и Сергей Владимиров осуждены, как представители объединения перевозчиков России, те самые дальнобойщики, которые поддержали фермеров. Они приговорены к 10 суткам ареста. Они сейчас находятся в Аксайском районе. Два трактора продолжают оставаться на парковке, их охраняют оставшиеся участники акции. Как мне рассказали остальные трактористы, сотрудники Ростовской полиции за свой счет заправили трактора соляркой, их выстроили в колонну и в сопровождении сотрудников полиции и ОМОНА проводили на территорию Краснодарского края. В настоящее время ребята находятся дома в Краснодарском крае. По дороге их неоднократно останавливали и штрафовали. Они получили штрафы по 4 тысячи, причем штрафовали одних и тех же людей неоднократно – за участие в незаконном мероприятии. 

В.И.: Это уже по пути обратно?

Е.Р.: Да, по пути обратно. Власти пошли уже на такое явное издевательство. Мало того, что эти люди получили штрафы 10 тысяч каждый, возвращаясь домой им еще накручивали штрафы за участие в незаконном митинге. Этот поход на Москву закончился для них серьезным материальным ущербом. Нужно понимать, что это очень небогатая часть населения, фермеры, которые принимали участие в этой акции протеста, и для них штрафы в 14,18,20 тысяч это довольно существенно. 

В.И.: С кем из участников еще удалось связаться помимо Алексея, который является одним из организаторов? Что говорят сами трактористы? 

Е.Р.: Я следила за их протестной активностью начиная с марта месяца, мы находились на связи. Всегда была одна проблема – организационная. Сначала это было в силу сильного внешнего сопротивления. Они же собирались идти в мае. В мае им не дали пойти на Москву, потому что до начала акции их всех по одному милиция «перещелкала». Алексея задержали, буквально, за сутки. Подошли сотрудники полиции и оформили ему неповиновение органам полиции. Сутки его продержали в камере. К другим просто приходили и запугивали. Мне лично участники акции рассказывали, что человек собирался принимать участие в акции, а накануне к нему приезжает какой-то полицейский чин в звании майора и говорит: «имей в виду у тебя сын работает в полиции, если ты будешь принимать участие в акции, то он там больше работать не будет. Твои внуки учатся в Академии права, они там учится не будут». Там использовались такие методы. Из-за этого они очень долго не могли организоваться. Я была удивлена, что им это удалось сделать в августе. Когда я ехала на этот митинг 21 августа, я заметила, что совершенно не было никакой полиции. Непосредственно перед станицей Казанская, где проходило, стояла одна машина ДПС. Они никого вообще не досматривали, никого не фиксировали, просто стояли. На самой акции не было никаких полицейских. Ребята местные говорили, что там было много переодетых сотрудников, что там были люди в штатском, но совершенно не было никакого противодействия. Там было несколько сотен человек, были громкоговорители, люди провозглашали речи, призывы к Путину и совершенно никакой реакции полиции. Они выехали на трассу и им тоже никто не препятствовал. То, что их 11 раз останавливали сотрудники ГИБДД, это носило такой формальный характер. У них собирались удостоверения, записывали их данные и отправляли домой. Все проблемы у них начались, когда они пересекли границу Ростовской области. Там у них в очередной раз забрали документы и не отдали их. Они даже были вынуждены на несколько минут перекрыть трассу «М4 Дон», потому что они стоят среди ночи, требуют отдать свои документы, им никто не объясняет, почему документы забрали. Они перекрывали трассу. После этого им документы быстренько отдали. Ребята не доехали до Ростова 30 километров, остановились в этом мотеле, чтобы отдохнуть и там начались все неприятности. Сначала подумали, что неприятностей нет, потому что к ним приехал заместитель полпреда президента - Беляков. Он их отговаривал идти на Москву, предлагал поехать в Краснодарский край к губернатору, чтобы еще раз их дела посмотреть, поднять, решить, но ничего не вышло. 

В.И.: Вы сказали, что были проблемы с организацией?

Е.Р.: У людей нет опыта протестной активности. Это трудяги, это фермеры. У них руки все избитые и черные от земли. То, что этих людей вообще довели до такого состояния, это самая главная проблема. Я считаю, что глупо было препятствовать им ехать дальше. Эти трактора работают в поле, они не приспособлены для таких марш -бросков в 1300 километров. Я боюсь, что эти трактора рассыпались бы уже на границе Воронежской области. Этому пробегу не имело смысла мешать и вести себя так жестоко. Проблема в том, что этих людей довели и очень серьезно довели, что они побросали свою работу, сели и поехали. Естественно, у них нет никакого опыта проведения подобных акций. Когда я с ними общалась, то спрашивала, если ли какой-то координационный центр? А что вы будите делать, когда случится вот это, как вы поступите, организация ночлега, еда, питье. Это все детали, которые крайне важны. Да, они собрали какие-то деньги. Те, кто не мог участвовать в марше тоже скинулись деньгами. Купили немного питания, воды, деньги были на солярку. Я разговаривала, из Волгограда шла колона дальнобойщиков, которые готовы были к ним присоединиться на трассе «М4 Дон». На самом деле, все это моментально рассыпалось, когда они столкнулись с первыми трудностями. За эти сутки, когда их различные чиновники приезжали, уговаривали, они просто не знали, как себя вести. Они были не готовы вести переговоры. Они опять выложили эти бумаги, там непросто бумаги, там экспертиза, сделанная советом при президенте Российской Федерации. Там заключение экспертизы и конкретные рекомендации властям Краснодарского края, как решать те или иные проблемы. Там было рассмотрено свыше 7 тысяч дел. Это настолько явное, вопиющее нарушение закона, что даже комиссия при президенте России увидела эти нарушения и потребовала от властей Краснодарского края их устранить. Но ничего не было сделано. Поэтому начался марш. Вообще ничего не было сделано. Они ведь шли к Путину не для того, чтобы требовать каких-то политических вещей, они требовали, чтобы чиновники исполнили его поручения. Они очень верят в Владимира Владимировича. Они уверены, что только он способен решить их проблемы. В самом начале, когда они встали на марш, на многих были надеты майки, флаги с изображением президента. Потом, видимо, кто-то из чиновников потребовал, чтобы это все сняли, чтобы не сочли политической акцией этот марш. Поэтому все плакаты, майки, флаги были сняты. 

В.И.: Как думаете, несмотря на то, что фермеров скрутили, их приговорили к определенному роду наказаний, какая-то реакция в регионе уже есть на эту акцию? Даже проваленная акция как-то дает о себе знать в жизни людей? Может быть, чиновники как-то реагируют, местные жители что-то говорят? 

Е.Р.: Мне очень понравилась реакция Краснодарского края, потому что пока в Ростовской области, Ростовские полицейские прессовали этих Кубанских фермеров, Кубанская прокуратура занялась расследованием этих обращений, которые не были исполнены. Они заявили о том, что занялись решением проблемы. Они дождались пока Кубанские фермеры доедут до Ростовской области и только после этого начали. Реакция Кубанской прокуратуры была. Что касается реакции на сам марш. Конечно, все новостные ленты, все социальные сети в Краснодаре и Ростове переполнены информацией об этом тракторном пробеге. То, что о нем нет ни слова по телевидению, по региональному телевидению, мы понимаем почему это происходит. Это еще раз подчеркивает тем людям, которые еще сомневались, и объясняет суть происходящего. Судя по социальным сетям реакция у людей есть. Сказать, что фермеров поддерживают, очень разные мнения. Некоторые смеются, считают, что это такая наивность, наивные люди, их довели. Никто не сомневается в искренности их намерений. Слава Богу их никто не обвиняет, что они агенты Госдепа, это тоже, мне кажется, достижение. Смеются над их наивностью. Эта наивность действительно трогает. Многие разделяют их точку зрения. Мне много звонят фермеров из Ростовской области, просят телефоны координаторов. Они хотели присоединиться к этой акции, потому что те проблемы, с которыми фермеры пошли на Москву, свойственны многим территориям Юга России. Земля тут дорогая, она золотая, поэтому чиновники, суды, крупные агрохолдинги готовы на все для того, чтобы получить этой земли как можно больше. Понимаете, что проблема тут в ценности земель. Поехать куда-нибудь северней этой земли сколько хочешь, но она никому не нужна. Тут каждый клочок возделан, он золотой. Именно за свою землю бьются эти фермеры. Так, что реакция есть. Я не скажу, что их очень сильно поддержали. Просто люди с удивлением обнаружили, что есть часть населения, которая готова таким образом отстаивать свои права. 

В.И.: Что говорят сами фермеры? Что теперь? Они вернулись домой, кто-то вернется через 10 суток по решению суда, выплатят штрафы, они озвучивают планы на будущее? 

Е.Р.: Организаторы акции утверждают… Во-первых, они сейчас готовят пресс-конференцию в Москве. Василий Мельниченко объявил о созыве чрезвычайного сельсовета. В сентябре он состоится в Москве. Фермеры со всей России соберутся. Будет опять поднят вопрос о злоупотреблении связанный с землей. Что касается организаторов акции, мне они сказали, что процесс не окончен, что они попробуют повторить акцию осенью, потому что они намерены продолжать бороться. Они говорят, что у них нет другого выхода, потому что если они не будут бороться, то они останутся нищими, останутся ни с чем или вообще окажутся за решёткой. То есть они это делают не из-за упрямства, а они это делают от безысходности. Что касается рядовых участников, у них, конечно, смятение. Они не ожидали. Еще раз говорю, они давали интервью, на них были надеты майки: «Путин наш президент. Вежливые люди». Они искренне верили, что если они идут к своему президенту с ними не может случится, то, что случилось. Ну, они были готовы к каким-то мелким пакостям, даже были готовы к проверкам на дорогах и воспринимали с такой долей юмора. Но теперь получив реальное наказание, а эти суммы для них реальное наказание, они находятся в смятении, первая реакция – это шок. 

В.И.: Вы, как журналист какие дальше варианты развития событий можете прогнозировать? Активисты говорят, что если ничего не изменится, то они попробуют в сентябре повторить акцию. Какие возможные действия властей или ничего не последует? Вы же знаете более или менее жизнь региона, и как обычно власти реагируют на проявление такой активности? 

Е.Р.: Вот именно, потому что знаю поэтому, мне кажется, сейчас реакция властей будет однозначной. Власти Краснодарского края получили сигнал от полпреда президента о том, что это давить в зародыше. Я опасаюсь, что репрессии в отношении фермеров только усилятся.

В.И.: Репрессии вы имеете в виду такого рода, как попытки давления, которые производились в марте, когда впервые фермеры хотели выйти в тракторный марш? Когда приходили сотрудники полиции, угрожали, что могут воздействовать на участников, чтобы они изменили свое мнение? 

Е.Р.: Вы знаете знаменитое выражение у полицейских: «Был бы человек, а статья найдется». Я думаю, что это может быть связано со злоупотреблением в отношении фермеров. У всех есть какой-то автотранспорт, все они занимаются возделыванием земли и могут быть какие-то проверки. Я говорю именно об этом давлении. Они занимаются бизнесом, а на бизнес всегда можно надавить. 

В.И.: Скорее всего, власти, как один из прогнозов, пойдут по пути репрессий в отношении этих активистов нежели займутся решением проблем, которые озвучиваются? 

Е.Р.: Да. Проблемы, которые озвучены, их невозможно решить. Их нужно решать системно, там должен быть ряд кадровых мер. Проблема судебной власти в России не ограничивается границами Краснодарского края или Московской области. Такие проблемы есть в каждом регионе и очень много. Просто в Краснодарском крае они дошли до крайности. Поэтому тут должна речь идти о судебной реформе в принципе. Я не думаю, что из-за горстки фермеров Краснодарского края власти затеют судебную реформу. 

В.И.: У нас остается пара минут до конца эфира. Елена, такой вопрос, вы, как человек, который наблюдал со стороны и был отчасти вовлечен в этот тракторный марш, какие можете дать советы участникам тракторного марша на будущее, если они все-таки решаться в сентябре повторить нечто аналогичное? 

Е.Р.: Я небольшой советчик в этой части. Я увидела слабое звено – это организация. Если они собираются это делать, то это должен быть другой уровень организации. В этот раз все это оставляло желать лучшего. Они сами это признавали, они сами об этом говорили. 

В.И.: Спасибо большое, что побеседовали с нами. Напоминаю, что сегодня экспертом у нас выступила Елена Романова, редактор издания «Деловой квартал — Ростов-на-Дону». 

Это была программа «Zoom» на радио «Соль». У микрофона Валентина Ивакина. Обсуждали марш Кубанских фермеров, который был прерван сотрудниками полиции. В итоге часть участников этого марша была приговорена к штрафам, кому-то дали 10 суток. Теперь вопрос, можно ли этот марш считать удавшимся или неудавшимся? Я думаю, что выводы можно будет делать только по истечении определенного времени, через несколько месяцев. Последует ли реакция властей. Звучат прогнозы, что, скорее всего, не последует и власти прибегнут к каким-нибудь репрессиям в отношении фермеров. Надеюсь, что это будет не так, что к словам фермеров и трудяг, которые заботятся о Российской земле кто-нибудь прислушается. 

Источник: salt.zone

http://article20.org/ru/news/kubanskie-fermery-namereny-provesti-eshche-odin-traktornyi-m
08/27/2016 - 07:33

Министерство юстиции РФ включило самарскую региональную общественную организацию "Клуб выпускников американских программ" в реестр некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента.

"26 августа 2016 года, в соответствии с законом "О некоммерческих организациях", в реестр некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента, включена самарская региональная общественная организация "Клуб выпускников американских программ", - сообщили в Минюсте.

Как отметили в ведомстве, факт соответствия организации признакам НКО, выполняющей функции иностранного агента, установлен в ходе проведения управлением Министерства юстиции РФ по Самарской области внеплановой выездной проверки.

Источник: tass.ru

http://article20.org/ru/news/minyust-vklyuchil-samarskii-klub-vypusknikov-amerikanskikh-p
08/27/2016 - 07:38

Организатора "тракторного марша" краснодарских фермеров Алексея Волченко 26 августа задержали по подозрению в экстремизме, сообщила на своей странице в "Фейсбуке" активистка Елена Филиппова. По ее словам, 25 августа полицейские забрали Волченко из дома и увезли в город Кропоткин.

Также Филиппова написала, что семьи всех фермеров, принимавших участие в акции протеста, регулярно посещают сотрудники полиции, которые оказывают на них давление.

Накануне суд города Аксай Ростовской области приговорил трех задержанных участников акции к административному аресту на 10 суток. Еще 9 кубанских фермеров были оштрафованы на суммы от 10 до 30 тысяч рублей.

Участники "тракторного марша" 21 августа направились в Москву, чтобы пожаловаться президенту России на коррупцию и рейдерские захваты земли в Краснодарском крае. 23-го числа в Ростовской области фермеров задержала полиция.

Источник: svoboda.org

http://article20.org/ru/news/organizator-traktornogo-marsha-alekseya-volchenko-zaderzhan
08/27/2016 - 07:40

Санкт-Петербургский городской суд 25 августа прекратил в связи с истечением срока давности административное дело в отношении общественной организации «Гражданский контроль».

Дело длилось с августа 2015 года, когда представители МЧС провели проверку в офисе организации и пытались оштрафовать «Гражданский контроль» за, как считают правозащитники, несуществующие нарушения пожарных норм. Дважды постановления районного пожарного инспектора отменялись Куйбышевским районным судом Санкт-Петербурга как незаконные и дважды подобные постановления выносились вновь. Об этом сообщает Сергей Голубок.
Источник: sergey.golubok
 

http://article20.org/ru/news/sud-v-peterburge-prekratil-pozharnoe-delo-v-otnoshenii-grazh
08/28/2016 - 09:23

Активист РСД («Российское Социалистическое Действие») Филипп Гальцов был задержан на митинге против инаугурации Путина 6 мая 2012 года в Москве. Он оказался в автозаке с анархистом Степаном Зиминым. Суд постановил арестовать Гальцова на пять суток, но он ушел из здания суда еще до конца заседания. В июне Зимина поместили в СИЗО по обвинению в участии в массовых беспорядках и применении насилия к представителю власти. Гальцов связался с его адвокатом и предложил свою кандидатуру в качестве свидетеля защиты.

В сентябре защита Зимина подала ходатайство о допросе нового свидетеля. 25 октября 2012 домой к Гальцову пришли сотрудники Центра «Э», которые отвезли его на допрос в Следственный комитет. Там следователь Грачев пытался выбить у активиста показания на лидеров «Левого фронта» Сергея Удальцова и Леонида Развозжаева (позже они стали фигурантами дела об «организации беспорядков» на Болотной). За отказ отвечать на вопросы следователь Грачев бил Гальцова по лицу. 

После допроса и обыска в квартире Гальцова отпустили, и он некоторое время жил у друзей, пока не узнал, что его фамилия фигурирует в «явке с повинной» Развозжаева: там утверждалось, что Гальцов во время митинга на Болотной возглавил «организованную колонну анархистов» и повел ее на прорыв оцепления полиции. Поняв, что в скором времени он и сам может оказаться фигурантом «Болотного дела», Гальцов уехал на Украину. 23 января 2013 его квартиру снова обыскали, а затем сотрудники ЦПЭ стали наведываться к его близким каждый месяц, расспрашивая их о местонахождении активиста и пугая «последствиями». В марте 2015 полицейские приходили в квартиру к сестре активиста, где он никогда не жил и не был прописан. В сентябре 2015 дома у родственников Гальцова вновь прошел обыск. Сотрудники полиции заявили, что подозревают активиста в том, что в ночь на 26 октября он облил краской офис «Единой России».

Несколько раз Гальцова пытались задержать на территории Украины, видимо, чтобы депортировать в Россию, но вмешались правозащитники, и активист смог получить статус беженца от Управления верховного комиссариата ООН по делам беженцев. Политическое убежище ему дали в Швеции. 14 августа с ним произошла крайне странная история в духе шпионских детективов. ОВД-Инфо публикует его рассказ.

В Стокгольме я живу уже 1,5 года. Работаю, учусь и волонтерю в правозащитной организации Ordfront. Вместе с другими российскими политэмигрантами мы ведем кампанию за освобождение политзаключенных в России. Проводим разнообразные публичные мероприятия, где рассказываем о «Болотном деле» и репрессиях против гражданских и социальных активистов.

10 августа я заметил за собой слежку. От дома до поликлиники за мной шли, а потом ехали на метро двое мужчин. Поджидали у места работы. Когда я пытался их сфотографировать, они довольно умело уворачивались. Я решил с ними заговорить. Они ответили что-то непонятное на польском и вышли на следующей станции. 

Вечером 14 августа я ехал в метро к себе домой в Стокгольме. Примерно в 16:45 сел в вагон метро на станции Mörby Centrum. Через одну остановку — на станции Bergshamra — в поезд зашли двое мужчин, которые сели напротив меня. С этого момента я довольно смутно помню происходившее. Несколько раз на короткий период я приходил в себя. Первый раз — в автомобиле с тремя мужчинами, которые на ломаном английском обсуждали, что делать со мной и куда везти. В диалог со мной они не вступали, и их цели для меня до сих пор остаются неясными. В сознании я находился не больше 20 секунд, говорить не мог, постоянно хотелось спать, сильно болел затылок. В следующий раз очнулся на несколько секунд в помещении, похожем на склад. 

15 августа около 19.00 я пришел в себя в больнице города Сёдертелье (пригород Стокгольма). Врач сообщил мне, что сотрудники полиции нашли меня без сознания на автозаправочной станции. На моем теле был обнаружен след от инъекции. Врач сказал, что в крови у меня нашли крупную дозу снотворного, что и стало причиной потери сознания и провалов в памяти. Следов побоев не было. Затем пришли сотрудники шведской полиции, которые опросили меня по поводу случившегося. Я смог рассказать лишь, что пропали документы, ключи от квартиры, банковская карта и около 600 шведских крон наличными. 

На следующий день врач выписал меня с диагнозом «передозировка снотворного». В этот же день я решил поехать в полицию, где написал заявление о случившемся. На данный момент мне известно, что расследование ведет Криминальная полиция Стокгольма. Впоследствии к делу подключилась и Полиция Безопасности — Säpo. В данный момент мне неизвестно, какую версию они отрабатывают. Моему адвокату сообщили, что в деле есть уже один подозреваемый, он объявлен в розыск.

Память до сих пор полностью не восстановилась, но постепенно я начинаю вспоминать какие-то мелкие отрывки. Вспомнил, что тот склад находился где-то рядом с трассой Стокгольм-Мальмё. Вспомнил, что в компании этих людей один говорил на русском. 

До этого случая со мной тоже происходили странные истории. В марте прошлого года во время обычного визита в налоговую службу меня уведомили о том, что я переехал в Ригу. Я попытался прояснить ситуацию, потому как переезд в Латвию в мои планы не входил. Оказалось, что неизвестный человек за несколько дней до моего появления подделал мою подпись и кинул заявление в почтовый ящик налоговой службы. В итоге я написал заявление о возвращении в Швецию. По правилам ответ на мой запрос нужно было ждать около двух недель. 

Спустя сутки меня для проверки документов остановили полицейские. Они, не объясняя мне причин, повели меня в местный отдел. Там меня уведомили, что на меня пришел запрос на экстрадицию из России. Запрос пришел в полицию Мальмё, где я проживал около года. По какому конкретно делу был запрос, полиция не уточнила. Сказали, чтобы я явился по их первому требованию для доставки в суд. Я нашел адвоката, который выяснил, что запрос был по «Болотному делу». Примерно в то же время, когда в налоговую поступило заявление о моем якобы переезде, из архива миграционной службы исчезла большая часть моего беженского дела. Благодаря оперативным действиям адвоката дело об экстрадиции было закрыто. Мы написали несколько жалоб на миграционную службу, полицию и налоговую, рассмотрение которых назначено на октябрь.

Источник: ovdinfo.org

http://article20.org/ru/content/pokhishchenie-so-snotvornym
08/29/2016 - 09:41

Деятельность военно-патриотических молодежных и детских объединений, которые получают денежные средства и иное имущество от иностранных источников, может быть запрещена. То же касается общественных объединений, ведущих общественную работу по военно-патриотическому воспитанию молодежи. Кроме того, предлагается установить, что иностранные граждане и лица без гражданства не могут быть учредителями, членами или участниками всех перечисленных объединений.

Соответствующий законопроект внесли в Госдуму депутаты Сергей Миронов и Олег Михеев. Они обратили внимание на то, что действующее законодательство не исключает возможность создания военно-патриотических объединений иностранными гражданами, а также членство таких граждан в данных объединениях. Также, подчеркивают парламентарии, сегодня возможно финансирование военно-патриотических общественных объединений от иностранных источников. По их мнению, в связи с изложенным деятельность таких объединений может осуществляться не в интересах России, что не способствует общественной безопасности в целом. Разработчики документа считают, что, к примеру, членом казачьего общества должен быть только российский гражданин. 

Депутаты напомнили, что понятие иностранных источников закреплено действующим российским законодательством. И в этой части они не намерены вносить какие-либо корректировки.

Под иностранным источником в настоящее время понимаются иностранные государства, их государственные органы, международные и иностранные организации, иностранные граждане, лица без гражданства либо уполномоченные ими лица. Наряду с ними к таким источникам относятся российские юридические лица, получающие денежные средства и иное имущество от указанных источников (за исключением открытых акционерных обществ с государственным участием и их дочерних обществ) (п. 6 ст. 2 Федерального закона от 12 января 1996 г. № 7-ФЗ "О некоммерческих организациях"; далее – закон об НКО).

Напомним, что сегодня некоммерческая организация, деятельность которой финансируется из иностранных источников, признается иностранным агентом (п. 6 ст. 2 закона об НКО).

Источник: garant.ru

http://article20.org/ru/news/predlagaetsya-zapretit-deyatelnost-voenno-patrioticheskikh-o
08/29/2016 - 17:59

Bericht über Verletzungen des Rechts auf Vereinigungs- und Versammlungsfreiheit Juni 2016

Wahrung der Vereinigungsfreiheit

Im Juni wurden 4 Organisationen in das Register der „Ausländische Agenten“ eingetragen:

-Die Stiftung für Schutz der Gesundheit und sozialen Gerechtigkeit von Andrej Rylkov
-Die Moskauer Organisation zur Unterstützung von sozialen und präventiven Programmen im Bereich der öffentlichen Gesundheit "Esvero"
-Das Integrationszentrum "Migration und Recht"
-Die NGO "Permer Zivillkammer"

Der Zivilsenat des Landesgerichtes Sachalin erkannte die Entscheidung des Justizministeriums der Russischen Föderation, die Organisation "Sachalin Environment Watch" ins Register der "ausländischen Agenten" aufzunehmen als berechtigt an.

Am 2. Juni fand in einem Bezirksgericht in Moskau die Verhandlung wegen einer Beschwerde des "Sacharow-Zentrums" statt. Es handelt sich um eine Beschwerde wegen einer Strafe für die Weigerung der Organisation sich als "ausländischer Agent" registrieren zu lassen. Diese  wurde abgelehnt.

Am Anfang Juni hat die Umweltorganisation "Zeljony Mir" ("Grüne Welt") eine Beschwerde gegen der sogenannten "NGO-Gesetz" beim Europäischen Gerichtshof für Menschenrechte eingereicht. Die Kläger behaupten, dass der Status des ausländischen Agenten sie diskreditiert und ihre Arbeit, die vornehmlich aus Informationen über nukleare Bedrohung besteht, nicht als politische Tätigkeit betrachtet werden kann.

Der UN-Kommissar für Menschenrechte Zeid Ra'ad Al-Hussein erklärte, dass das russische Gesetz über "ausländische Agenten" geändert werden soll. "Ich fordere Behörden weiterhin auf, den  Empfehlungen der Menschenrechtsrichtlinien der UN zu folgen und das Gesetz im Einklang mit den internationalen Menschenrechtsverpflichtungen zu ändern", - sagte er während einer Rede auf der 32. Sitzung des UN-Menschenrechtsrats.

Das Orlower Landgericht bewilligte die Forderungen des regionalen Justizministerium über die Anerkennung der örtlichen "Zeugen Jehovas" als extremistische Organisation. Laut der Pressestelle des Gerichts muss die Organisation nun liquidiert werden.

Im Büro der Menschenrechtsorganisation "Don-Frauen", deren Leiterin Valentina Cherevatenko die erste angeklagte Person wegen Verletzung des Gesetzes "Über die NGOs" sein ist, begannen nun die Untersuchungen. Von der Untersuchung im Büro der Organisation "Frauen vom Don" berichtete die Leiterin der Menschenrechtstiftung "Public Verdict" Natalia Taubina. Die Ermittler beschlagnahmten Dokumente und Berichte.

In der Mayakovsky Bibliothek wurden am 26. Juni vor dem Beginn der öffentlichen Diskussionsprojektes "Dialoge" eine Durchsuchung durchgeführt. Bei der Überprüfungen waren FSB-Mitarbiter aus der Abteilung für den Schutz der Verfassungsordnung und  Kampf gegen den Terrorismus anwesend. Die Sicherheitskräfte verlangten, dass die Bibliotheksverwaltung Informationen über das Arbeitsverhältnis von Nikolaij Solodnikov, Gründers des Projekts "Offene Bibliothek" und des Projekts  "Dialoge", zur Verfügung stellen sollte. Solodnikov arbeitet in der Bibliothek als stellvertretenden PR-Leiter. FSB-Offiziere beschlagnahmten einen Teil der Technik und Dokumente.

Zum ersten Mal wurde ein Strafverfahren wegen “ böswilliger Weigerung von Verpflichtungen, die durch das Gesetz der Ausländischen Agenten bestimmt sind“  (Art. 330.1 des Strafgesetzbuches, Freiheitsstrafe von bis zu zwei Jahren) eingeleitet. In der Anordnung ein Verfahren gegen der Leiterin der "Don-Frauen“, Valentina Cherevatenko, einzuleiten hieß es, dass die Vereinigung im Juni 2014 zwangsweise in das Register der ausländischen Agenten aufgenommen wurde (sie war somit die erste NGO, die zwangsweise in das Register aufgenommen wurde) und dass  Cherevatenko "mit krimineller Absicht", um das Gesetz vermied. Die Vereinigung betrieb in 2014-2015 politische Tätigkeiten (Durchführung von Aufklärungsseminaren und Veranstaltungen für gesellschaftlich engagierte Personen) durch und erhielt  Fördermittel in der Höhe von 3 Millionen Rubel aus dem Ausland, unter anderem von der Heinrich Böll Stiftung. Laut der Anordnung, legte Cherevatenko bewusst keinen Antrag auf die Aufnahme in das Register "wohl wissend", dass ihre Organisation die Funktionen eines ausländischen Agenten durchführt.

Das Präsidialrat für Entwicklung der Zivilgesellschaft und Menschenrechte forderte  das Justizministerium auf,  die Registrierung der Organisation „Golos- Ural“ in das register der „ausländischen Agenten“ ausdrücklich zu überdenken.

Am 27. Juni reichte Temur Kobalia, der Gründer des NGO-TV und ehemalige Leiter des Wolgograder "Jugendzentrums der Beratung und Schulung", zwei Beschwerden beim Europäischen Gerichtshof für Menschenrechte ein. Kobalia will die Entscheidung des Gerichts, welches ihn auf Vorschlag  Roskomnadzor zu einer Strafzahlung von 100 000 Rubel und seine Organisation von 300 000 Rubel versah, anfechten.

 

Wahrung der Versammlungsfreiheit

Mindestens 25 Aktivisten wurden festgenommen

Verwaltungsrechtsfälle — 19

7 Aktivisten wurden angegriffen

Haft – insgesamt 15.4 Tage

Strafe — insgesamt 60 000 Rubel

Kriminalfälle — 2

 

Die Aktion "Bedrohung" des Künstlers Peter Pavlensky wurde für den FSB-Preis nominiert, welcher für die Kunstwerke über die Sicherheitsbehörden vergeben wird. Nominiert wurde er von der Koordinatorin des Projekts "Open Russia", Maria Baronowa.

Die russische Regierung hat den Europäischen Gerichtshof für Menschenrechte dazu aufgefordert die Berufung des Oppositionellen Sergei Udalzow gegen das Urteil des Moskauer Stadtgericht wegen rechtswidrige Verhaftung zu verweigern. Das teilte Udalzows Anwalt Dmitry Agranovskiy mit.

Am 1. Juni 2016 verweigerte der  Oberste Gerichtshof Russlands, das Urteil gegen dem ukrainischen Regisseur Oleg Sentsov zu überprüfen. Sentsov wurde zu Unrecht zu 20 Jahren Gefängnis verurteilt. Er wurde angeklagt an der Organisation von Terroranschlägen auf der Krim beteiligt zu sein.

Am 4. Juni bracht die Polizei in Aluschta ein Treffen der Anwohner zum Scheitern, die gegen den Bau von städtischen Uferpromenade protestierten. Die Aktion, die um 10:00 Uhr an der Küste von Aluschta begann, wurde von etwa fünfzig Menschen besucht. Die Demonstranten forderten das Ende der Bebauung des Stadthafens mit Werbeplakaten und Vergnügungseinrichtung.

Eine Gruppe amerikanischer Fernsehjournalisten und der Chefredakteur von des "Blogsotchi" wurden am 3. Juni vom FSB-Offiziere im Dorf "Vesjoloje-Psou" festgenommen. Sie waren in das Dorf gekommen, um dort eine Dokumentation über Häuser, die für die Olympischen Spiele gebaut wurden und nun leer stehen zu drehen..

Am 6. Juni 2016 reichten die Rechtsanwälte des „Komitees gegen Folter“ beim  Europäischen Gerichtshof für Menschenrechte (EGMR) eine Beschwerde im Interesse von Oleg Silverstov ein. Die Menschenrechtler glauben, dass die russischen Staatsorgane in Bezug auf Silverstov gegen zwei Artikel der Europäischen Menschenrechtskonvention "Das Verbot der Folter" und "Das Recht auf die Freiheit und Sicherheit einer Person" verstoßen haben.

Oleg Silverstov wandte sich im Jahr 2012 an die Menscherechtsaktivistem . Ihm zufolge hat das Personal des Sonderbataillons des Posten- und Streifendienstes der Polizeibehörde Ministerium für innere Angelegenheiten der Russischen Föderation in Nizhnij Novgorod während der Kundgebung "Für freie Wahlen" ihn zu Boden geworfen und gewürgt hätten.

Danach zogen ihn die Mitglieder des Bataillons und der Bereitschaftspolizei in den Bus. Neben dem Bus wurde gegen ihm physischen Kraft verwendet, er wurde erneut zu Boden geworfen und mit dem Fuß in die Brust geschlagen. Aus Angst um seine Gesundheit, kroch Silverstov unter den Bus. Die Strafverfolgungsbeamten zogen ihn unter dem Bus hervor und schlugen ihn mehrmals mit der Hand auf den Kopf. Von den Schlägen verlor Silverstov sein Bewusstsein und erwachte im Bus des Bataillons.

Am 5. Juni wurden der Leiter der Forschungsprogrammen der "Public Verdict Stiftung" Asmik Novikov und die ehrenamtliche Mitarbeiterin der  Xenia Gagaj von einer bewaffneten Polizeigruppe festgenommen und ins Gebäude des "Zentrum E" in Cherkessk gebracht. Die Festnahme erfolgte nach der "Anweisung" des Untersuchungsausschusses wegen der extremistischen Erscheinung von Novikova und Gagaj. Novikova und Gagaj warenfür die Dreharbeiten eines Dokumentarfilms über Ruslana Rahaeva in Cherkessk gekommen. Sie wurden freigelassen.

Das Präsidium des russischen Obersten Gerichts hob auf mehrere Gerichtsentscheidungen über die Haftfristverlängerung des im "Bolotnaja-Falls" verurteilten Journalisten und Regisseurs Leonid Kovyazin aus Kirow auf. Dies berichtete die russische Agentur für rechtliche und gerichtliche Informationen (RAPSI) unter Bezugnahme auf den Anwalt Dmitry Agranovsky.

Der Künstler Peter Pavensky wurde wegen seines Kunstwerkes an der Tür des FSB-Gebäudes zu einer Geldstrafe in Höhe von 500.000 Rubel verurteilt.

Die Staatsduma erkannte Ilja Ponomarev sein Abgeordnetenmandat ab. Ihm wird vorgeworfen, seine Aufgaben nicht zu erfüllen, unter anderem wegen Abwesenheit an mehr als 30 Sitzungen der Duma. Die Entscheidung wurde mit 413 Ja-Stimmen und 3 Gegenstimmen ohne Enthaltungen getroffen. Die Initiative, Ponomarev sein Mandat zu entziehen, kam von der Fraktion "Gerechtes Russland", in der er nur formell ein Mitgield war.

Beim Europäischen Gerichtshof für Menschenrechte  wurde die erste Beschwerde wegen der Strafverfolgung nach Art 212.1 des Strafgesetzbuches der Russischen Föderation (Wiederholte Verletzung der Durchführung von Kundgebungen wiederholt) eingereicht. Der Antragsteller Vladimir Ionov verließ Russland am Tag vor dem Urteil, als er erfuhr, dass der Aktivist Ildar Dadin nach dem gleichen Artikel verurteilt wurde. Laut dem Oppositionelle, verstoße dieser Artikel gegen sein Recht auf friedlichen Protest.

Neben der US-Botschaft, wo am 13. Juni, nach der Erschiessung von Homosexuellen in einem Club in Orlando, Menschen Blumen und Kerzen ablegten wurde zwei Personen mit Plakaten, auf denen  "Love wins" (Liebe gewinnt) standt verhaftet. "Wir wurden festgenommen, als wir versucht haben den Plakat neben den Blumen niederzulegen. Als die Polizei kam, sagte ich, dass ich das Recht auf Einzelmahnwache habe. Wir wurden aber ohne weitere Erklärung verhaftet. Ich weiß es nicht, ob sowas überhaupt erlaubt ist? "- Sagte einer der Gefangenen dem RBK Mitarbeiter Islam Abdullabekov.

Am 11. Juni wurde in St. Petersburg Egor Alekseev, Moderator der oppositionellen Website "Kriminelle Macht", von Unbekannten angegriffen. An das Aussehen der Angreifer kann er sich nicht erinnern. Der Aktivist sagte, dass obwohl der Angriff in einem öffentlichen Raum passierte, die Täter wohl keine Angst hätten identifiziert zu werden. Bei dem Angriff wurden ihm Nase und Kiefer gebrochen. Er erstatette Anzeige bei der Polizei, hat aber keine Hoffnung auf eine Untersuchung.

Der Vorsitzende der Partei "Parnas" in Uljanowsk wurde am 14. Juni von Unbekannten angegriffen. Dies wurde auf der Webseite der Partei berichtet. Alexander Bragin wurde mit dem Krankenwagen ins Stadtkrankenhaus gebracht.

Anatoly Leonin,  57-jährige Bewohner der Stadt Stavropol, der am 27. März festgenommen wurde, wurde begnadigt. Leonin wurde am 23. März in Moskau festgenommen , wo er im Haus für Bedienstete lebte. Kurz davor stellte einen Antrag bei der Polizei wegen den Diebstahl seines Handys und dadurch gab seinen Aufenthaltsort bekannt.

Am 15. Juni wurde Alexandr Veselov, der Vorsitzender des Zentrums für Umweltschutz in Ufa angegriffen. Der Angriff geschah in der Nähe des Büros. Der Aktivisten wurde an der Lippe  verletzt und ihm wurde die Nase gebrochen. Veselov verbindet es mit seinem Zivilengagement gegen den Einsatz von festen Abfalldeponie im Land.

Das Stadtgericht von Nowomoskowsk lehnte den Antrag auf Bewährung von Alexei Gaskarovab, welcher wegen der Beteiligung an Massenunrugen, die angeblich am 6. Mai 2012 auf Bolotnaya Platz in Moskau stattgefunden haben, verurteilt wurde.

In Novosibirsk wurden der 24-jährige Kirill Korzhavin und 20-jährige Vladislav Shipovalov zu zweieinhalb und zwei Jahren in einer Arbeitskolonie verurteilt. Sie wurden angeklagt eine Reihe städtischer Einrichtungen mit der ukrainieschen Flagge bemalt zu haben.  Zwei weitere Angeklagte,  Sergey Belov und der zum Tatzeitpunkt minderjährigen Sohn des Föderalrichters Nazar Sammler, wurden zu eineinhalb Jahren Haft verurteilt.

Ein Bezirksgericht in Moskau verurteilte den Aktivisten Viktor Kapitonow wegen  Verstöße während einer Kundgebung, die sich gegen die Ernennung von Juri Tschaika als Generalstaatsanwalt richtete. Kapitanow wurde zu einer Strafe von 20.000 Rubel verurteilt.

Die Polizei von St. Petersburg begann eine Strafuntersuchung wegen Bedrohungen an Julia Chernobrodova. Die Oppositionelle hatte die Regierung in sozialen Netzweken kritisiert, daraufhin wurde ihr Auto im Mai von Unbekannten angezündet. Ein Strafverfahren wegen Verbrechen gemäß Teil. 1, Art. 119 des Strafgesetzbuches (Bedrohung mit Mord oder Zufügung einer schweren Körperverletzung) wurde eingeleitet.

Am 20. Juni wurde in Moskau Semen Lashkin, Cellist und Sänger der Band Radio Kamerger festgenommen. Ihm wird die öffentliche Wiedergabe von Musik und Organisation von massenhaften Aufenthalts von Bürgern an einem Ort vorgeworfen. Er wurde zu einer Strafe von 10000 Rubel verurteilt.

Die Russische Staatsduma hat in der zweiten und dritten Lesung das sogenannten "Anti-Terror-Paket" von Gesetzen verabschiedet, welcher von der Dumaabgeordnete Irina Jarovaja und dem Mitglied des Föderationsrates Viktor Ozerov initiiert  wurde. Die angenommenen Änderungen werden viele Gesetze deutlich verschärft. Im Strafgesetzbuch wird einen Artikel „über Nichtanzeige“ hinzufügt:  wegen der  Nichtinformierung über ein Verbrechen kann man zu einem Jahr Haft verurteilt werden. Diese Regel gilt für solche Verbrechen wie Terrorismus, die Machtergreifung und den Anschlag auf das Leben eines Bürgers.

Dem Journalisten Daniel Alexandrov, der für die Webseite „Medusa“ arbeitet und eine Reportage über den Tod von Kindern am Sjam See vorbereitete, wurde vorgeworfen ohne Genehmigung zu arbeiten. Er wurde in Karelien festgenommen

 

Menschenrechtsverletzungen auf der Krim

In Simferopol wurde der Urkainer Andrej Kolomijz wegen eines vermeintlichen Mordanschlag auf die Berkut-Einheiten während des Majdans 2014 und Drogenbesitzes für schuldig gesprochen und zu zehn Jahren Haft verurteilt.

Nach der Annexion der Krim nahm in Russland die Anzahl von Angriffen gegen Andersdenkende  zu, so der Bericht des Zentrums für wirtschaftliche und politische Reformen (CEPR). Nach diesen Daten, sind es in den letzten 4 Jahren mehrere Wellen von Angriffen auf Aktivisten zu beobachten. Sie sind direkt mit den ideologischen Kampagnen der Regierung und dem Wahlkampf verbunden.

 

Politische Emmigration

Das Mitglied der Bürgerbewegung "Die Einheit der Gleichen" Alexander Horrshr verließ  Russland. "Im Moment verließ Alexander Horrshr, der "unter Auflagen" und "gehöriges Verhalten" freigelassen wurde, Russland und ist auf dem Weg zu Finnischen Grenze um dort politisches Asyl zu beantrage.

Alexey Vetrov, politischer und zivilgesellschaftlicher Aktivist, spricht über die Schwierigkiten mit denen er in der Ukraine konfrontiert wurde und seine Lebensumstände(Interview auf Russisch).

Konstantin Golava Mitglied des Rates der LGBT-Bewegung "Avers" in Samara und der Leiter der Menschenrechtsgruppe "Alternative zur Einberufung", wurde in Schweden offiziell Asyl gewährt.

 

 

 

 

http://article20.org/ru/news/bericht-ueber-verletzungen-des-rechts-auf-vereiniguns-und-ve
08/30/2016 - 07:29

Дмитрий Бойнов - один из самых упорных и активных защитников парка "Дубки" в Москве - стал фигурантом уголовного дела, сообщает ОВД-инфо. В выходные к нему в коммуналку вломилась полиция, чтобы забрать его в отделение. Он потребовал повестку, которая позже была вручена. При этом в повестке он значился как потерпевший.

Однако следователь заявила, что Бойнов одновременно и обвиняемый - по встречному заявлению ЧОПа о хулиганстве при использовании газового баллончика в качестве самозащиты. После допроса Бойнов узнал, что в отношении него заведено уголовное дело по второй части статьи 213 УК (хулиганство, совершенное группой лиц по предварительному сговору, либо связанное с сопротивлением представителю власти). Максимальное наказание по данной статье составляет семь лет лишения свободы. Активист вызван на допрос на 31 августа

В апреле за защиту парка активисту сломали ногу чоповцы застройщика, и он подал заявление в полицию.

Завтра, во вторник, 30 августа, в 19:00 рядом с "Дубками" (Москва, Ивановский проезд, 18) должен состояться митинг "Против оккупации Москвы застройщиками". Бойнов - его ведущий. Возможно, вызов к следователю и заявление об уголовном деле против активиста с этим связаны.

Дмитрий Бойнов не раз попадал в больницу после стычек с ЧОПом и строителями около "Дубков". Но затем он всегда возвращался защищать парк.

Напомним, что Transparency International выявила связь между стройкой на границе парка и людьми, близкими к вице-мэру Москвы Марату Хуснуллину. Направлено заявление в прокуратуру о возможном конфликте интересов.

Источник: activatica.org

http://article20.org/ru/news/zashchitniku-dubkov-obyavili-o-zavedennom-protiv-nego-ugolov
08/30/2016 - 07:30

Председатель Верховного суда РФ на основании решения ЕСПЧ поставил вопрос о признании незаконным ареста и содержания под стражей трех фигурантов дела о массовых беспорядках на Болотной площади Москвы, сообщил РИА Новости адвокат одного из осужденных Сергей Панченко.

Он пояснил, что ранее ЕСПЧ рассмотрел жалобы Ильи Гущина, Артема Савелова и Леонида Ковязина и признал, что в отношении них было нарушено право на справедливое судебное разбирательство. Согласно российскому законодательству, такое решение является новым обстоятельством, позволяющим пересмотреть дело, поэтому председатель ВС Вячеслав Лебедев внес в президиум суда представление о возобновлении производства.

"Оно будет рассмотрено 5 октября", — сказал Панченко.

По словам адвоката, теперь президиум ВС РФ должен оценить, был ли арест трех обвиняемых законным. "По моему мнению, единственным законным решением будет признать незаконными решения об их аресте и продлении срока стражи", — добавил Панченко.

Он пояснил, что в настоящее время все трое осужденных уже находятся на свободе, но в случае положительного решения президиума они смогут добиваться компенсации за незаконное содержание под стражей.

В массовых беспорядках на Болотной площади в мае 2012 года пострадали десятки человек, более 400 были задержаны. Организаторы беспорядков — Сергей Удальцов и Леонид Развозжаев — ранее получили по 4,5 года колонии, рядовые участники приговорены к меньшим срокам. Несколько фигурантов были амнистированы, а один направлен на принудительное психиатрическое лечение. Сторонники осужденных считают, что беспорядки были спровоцированы полицией.

Источник: ria.ru

http://article20.org/ru/news/vs-rossii-proverit-zakonnost-aresta-trekh-figurantov-bolotno
08/30/2016 - 07:33

За год в реестр иностранных агентов попали 5 НКО, занимающихся профилактикой и снижением вреда от ВИЧ. Во вторник, 30 августа, суд рассмотрит дело московского Фонда содействия защите здоровья и социальной справедливости имени Андрея Рылькова (ФАР): на организацию могут наложить штраф от 300 до 500 тысяч рублей за то, что она добровольно не вступила в реестр. «МК» пообщался с представителями СПИД-сервисных организаций и выяснил, почему они оказались в «черном списке», как «агентский» статус влияет на их работу и как массовое внесение таких организаций в реестр скажется на распространении ВИЧ-инфекции в России.

Тысячи спасенных от ВИЧ и сотни спасенных от смерти

«Если бы не вы, не знаю, что было бы», — говорит Коля, обращаясь к руководителю Фонда имени Андрея Рылькова Ане Саранг.

Сейчас ни за что не подумаешь, что еще несколько лет этот худощавый, но выглядящий вполне здоровым мужчина был наркозависимым. «Как-то у аптеки раздавали шприцы, и захотелось от этого всего избавиться», — вспоминает он. С этой акции началось знакомство Коли с фондом, и вот уже три года он участвует в его работе, Аня называет его «наш ответственный секретарь». Коля рассказывает, что фонд помог ему и с реабилитацией, и с социализацией, и даже заказал ему очки. «Все операции проходят по чекам, денег наличных не дают — если бы давали, то наркоманы этим бы пользовались», — смеется он.

Конечно, случай Коли — не единственный в своем роде. Волонтеры ФАР с 2009 года помогают своим подопечным возвращаться к нормальной жизни: проводят юридические и психологические консультации, сопровождают при восстановлении документов, устройстве в реабилитационные центры, поиске работы. Фонд реализует еще и программу снижения вреда: волонтеры предоставляют информацию о профилактике ВИЧ, раздают шприцы, презервативы, профилактические средства и одежду потребителям инъекционных наркотиков (ПИН) в местах, привычных для них, — там, где они живут, собираются и проводят время. На профессиональном языке это называется «аутрич». Термин, позаимствованный из английского, означает «охват вовне», в данном случае — вне больничного учреждения.

Согласно отчету, опубликованному на сайте, в 2015 году социальную помощь от ФАР получило 4950 человек. Кроме того, работники фонда регулярно раздают на улицах налоксон. Медицинский препарат, официально зарегистрированный в России, применяется как средство от передозировки опиоидными веществами — героином, метадоном, опием, кодеином. «Когда мы раздаем налоксон, мы просим людей, если он им пригодится, рассказать об этом нам, так мы считаем количество спасенных жизней», — рассказывает Аня Саранг. Так, согласно информации на сайте фонда, в 2014 году было спасено 224 человека, в 2015-м — 194. Сейчас фонд проводит краудфандинг (сбор средств в Интернете), чтобы помочь детям наркозависимых подготовиться к школе: кому-то покупают рюкзаки, кому-то — форму, кому-то — канцелярские принадлежности…

Подобной работой занимается и некоммерческое партнерство ЭСВЕРО (с 2004 по 2009 годы организация называлась «Всероссийская сеть снижения вреда»). До 2015 года НКО, в которую входит более 10 региональных организаций, помогала группам риска — наркозависимым, секс-работницам, заключенным — получить доступ к профилактике и лечению ВИЧ; программа реализовывалась в 32 российских городах — в том числе в Энгельсе и Кузнецке, при помощи местных НКО «Социум» и «Панацея». Она охватила более 50 тысяч человек.

Центр охраны здоровья и социальной защиты «Сибальт» с 1996 года проводит в Омске семинары для людей, получивших положительный результат теста на ВИЧ, и распространяет информацию о профилактике заболевания.

Операция «Левиафан»

5 мая этого года Фонд имени Андрея Рылькова получил уведомление от Минюста о проверке. «В нем требовалось предоставить документы до 4 мая, — рассказывает Саранг. — При этом письмо было датировано 18 апреля, а штамп на конверте стоял от 28 апреля. Видимо, они 10 дней несли письмо на почту, а потом оно там застряло из-за майских праздников». По словам руководителя фонда, сотрудники «в поту» собрали документы, отправили их в Минюст, но никакого ответа не получили. О том, что ФАР внесен в реестр, Саранг узнала из СМИ. «Минюст должен был прислать нам письмо о том, что обнаружил в нашей деятельности признаки иностранного агента. После этого мы должны были либо ликвидироваться, либо добровольно встать на учет, — поясняет она. — Но нам даже не дали выбрать». Теперь фонд может получить штраф за то, что вел деятельность, не вступая в реестр иностранных агентов (ст. 19.34 КоАП РФ).

В схожей ситуации оказалось и ЭСВЕРО: о том, что организация теперь иностранный агент, ее руководство тоже узнало от журналистов. «После того как мы получили уведомление о внеплановой проверке, мы сдали в Минюст все документы; было мало времени, пришлось сдавать и оригиналы, — рассказывает член совета ЭСВЕРО Елена Романяк. — А потом сотрудники Минюста просто перестали брать трубку». В июле ЭСВЕРО пожаловалось на скрывающегося сотрудника в Минюст — ответа нет до сих пор. «Однажды мне удалось дозвониться до этого проверяющего, он сказал, что знает о жалобе, — говорит Романяк. — На просьбу вернуть документы он ответил, что ксерокопирует их. Уже месяц прошел, а он все ксерокопирует».

При этом она отмечает, что в Москве внесение СПИД-сервисных организаций в реестр прошло еще «более или менее прилично»; происходящее же в регионах Романяк назвала «Левиафаном». «Нас хотя бы не заставляли подделывать документы, — рассказывает она. — Женщину из Кузнецка реально посадили в машину, экстренно доставили в Пензу и задним числом заставили подписывать протоколы. При этом чуть ли не угрожали, что лишат работы и отчислят сына из университета. В какой-то момент ей запретили общаться со СМИ».

Кстати, примечательно, что «МК» так и не удалось пообщаться с региональными СПИД-сервисными организациями, внесенными в реестр. В «Социуме» и «Панацее» в течение недели не отвечали на звонки ни на офисные, ни на личные номера, а председатель правления «Сибальта» Владимир Аверин ограничился кратким заявлением, что пока не готов давать комментарии по этому поводу, и отметил, что организация продолжает работу.

Согласно Закону об НКО — иностранных агентах, принятому в 2012 году, в реестр вносятся организации, которые получают деньги и иное имущество от иностранных источников и занимаются политической деятельностью. В 2014 году, уже после принятия Закона об НКО — иностранных агентах, Минюст проводил масштабную проверку СПИД-сервисных организаций. И ни одна из них тогда в реестр не попала. Министерство ссылалось на то, что в законе указано: деятельность в области здравоохранения не относится к политической.

Несмотря на это, Минюст нашел в работе СПИД-сервисных организаций политическую составляющую. В реестре напротив большинства таких НКО дано весьма лаконичное пояснение, в чем именно она заключается: «Воздействие на принятие государственными органами решений, направленных на изменение проводимой ими государственной политики. Проведение публичных мероприятий. Формирование общественного мнения». В случае кузнецкого фонда «Панацея» вообще получился оксюморон: новоиспеченного иностранного агента обвинили в том, что он занимается… укреплением государственной политики.

«Видимо, изменилась политика Минюста или им стало не хватать иностранных агентов», — рассуждает Аня Саранг. Член президентского Совета по правам человека Павел Чиков ранее отмечал, что СПИД оказался связанным с политикой после того, как в Минюсте сменилось руководство Департамента по делам НКО. Елена Романяк же считает, что интерес к организациям возник из-за того, что они получали деньги от Глобального фонда по борьбе со СПИДом, туберкулезом и малярией (его основными донорами выступают богатые страны и крупные международные фонды. — Авт.). «В 2015 году Федеральная служба безопасности проводила несколько встреч с нашими членами в регионах, на которых им задавали вопросы про Глобальный фонд, — рассказывает она. — Скорее всего, эти вещи связаны. Но понять, кто автор этой кампании, мы до сих пор не можем».

Интересно, что до 2013 года Россия тоже платила взносы в Глобальный фонд — за 12 лет она перечислила туда почти 317 млн долларов. «Получается странная история, — недоумевает Романяк. — Наше государство перечисляет миллионы долларов в фонд, а нас за то, что мы получаем деньги из этого фонда, признают иностранными агентами…»

Крупные штрафы, отсутствие альтернативного финансирования и угроза ликвидации

На вопрос «МК» о будущем СПИД-сервисных организаций секретарь Общественной палаты Александр Бречалов ответил, что «признание иностранным агентом не означает, что организация лишается каких-то прав и преференций в соответствии с законом Российской Федерации». «Я раньше тоже думала, что в этом нет ничего страшного, мы же не занимаемся политической деятельностью и не раздаем брошюры бабушкам, нашей аудитории все равно, агент мы или нет, — говорит Аня Саранг. — Но сейчас я понимаю, что проблемы есть: из-за того, что закон написан непонятно как, организация не может контролировать процесс назначения штрафов». Выше уже упоминалась история о том, что на организацию могут наложить штраф за то, что она не вступила в реестр, несмотря на то что руководство даже не знало, что ее признали агентом. Крупные штрафы — до 500 тысяч рублей — предписываются организациям и в случае, если они не маркируют свою продукцию «иностранным агентом». «Я прошу журналистов указывать, что мы выполняем функции иностранного агента, — говорит Саранг. — Недавно мне позвонила одна девушка и сказала, что ее редактору не нравится такая формулировка. Где-то что-то кому-то редактор не пропустит, а оштрафуют нас…»

Брать деньги на оплату штрафов негде. СПИД-сервисные организации получают целевое финансирование под программы, и статьи расходов «оплата штрафов» гранты не предусматривают. «Видимо, будем, как Сахаровский центр, краудфандингом собирать, — говорит Саранг. — Но наша аудитория не очень широкая и не очень состоятельная. Чтобы детишкам наркозависимых на школу 35 тысяч собрать, понадобился месяц. А просить людей перечислить последние 100 рублей какому-то дядьке из Минюста просто неэтично».

В ЭСВЕРО признаются, что после принятия Закона об иностранных агентах организация значительно снизила обороты своей деятельности. «Мы сознательно не вмешивались в вопросы, которые болезненны для нашего государства, например заместительная терапия, — говорит Елена Романяк. — Никак не комментировали национальную стратегию по борьбе с ВИЧ». Пришлось отказаться и от крупных грантов Глобального фонда — альтернативного финансирования организация пока не нашла.

«Доноры боятся работать с иностранными агентами, потому что их могут внести в список нежелательных организаций, — поясняет Романяк. — Когда у нас был большой грант, мы львиную долю денег направляли в регионы, а на остатки сами закупали шприцы и презервативы». Сейчас организация не ведет ни одного регионального проекта, в офисе осталось 3 сотрудника из 15, которые теперь ютятся в помещении площадью 50 квадратных метров — предыдущий офис был в 4 раза просторнее. Кроме того, в пятницу от сотрудничества с ЭСВЕРО отказался единственный российский донор, финансирующий программу по поддержке женщин с ВИЧ. В письме, поступившем в организацию (копия есть в распоряжении «МК»), говорится, что донор продолжит программу в случае, если ЭСВЕРО оспорит статус иностранного агента.

«С сентября мы остаемся вообще без финансирования», — говорит Романяк. Она отмечает, что применение Закона об иностранных агентах поставило организации в ситуацию неопределенности, в которой невозможно выстроить долгосрочную стратегию работы, и напугало регионы. После того как «Панацея» и «Социум» объявили о самоликвидации, из партнерства вышло 5 региональных организаций: они хотят продолжать работу и боятся, что их постигнет такая же участь.

Секретарь Общественной палаты Александр Бречалов напомнил, что организации, получающие иностранное финансирование, могут претендовать и на президентские гранты. На деле это не так просто. «Мы писали заявки на всевозможные гранты, но не получили ни одного», — отмечает Елена Романяк.

Ни одна из 4 попыток ФАР получить президентский грант также не увенчалась успехом. «Когда я написала возмущенный пост в Фейсбуке, что деньги в очередной раз достались «Ночным волкам», «Христианским следопытам» и прочим «Барабанам против наркотиков», знакомые стали говорить мне, что грант получить можно, нужно просто знать, кому нести 30% отката, — рассказывает Аня Саранг. — Тогда у нас просто опустились руки».

«Российское финансирование пока не может в полном объеме заменить иностранное», — отмечает член Общественной палаты Елена Тополева-Солдунова. В разговоре с «МК» она выразила обеспокоенность сложившейся ситуацией: «Я опасаюсь, что организации, которые занимаются профилактикой ВИЧ, начнут ликвидироваться. А они проводят важнейшую работу — кто еще пойдет общаться с наркозависимыми и проститутками и будет обучать их, как не заразиться? Государство одно не справится».

ЗА ЧТО СПИД-СЕРВИСНЫЕ ОРГАНИЗАЦИИ ПОПАЛИ В РЕЕСТР ИНОСТРАННЫХ АГЕНТОВ

1. Центр охраны здоровья и социальной защиты «Сибальт», работает в Омске с 1996 года.

Минюст счел политической деятельностью выпуск и распространение печатной продукции и публикации в сети Интернет. Что именно за продукция и какие публикации — не уточняется.

2. Саратовская региональная общественная организация «Социум», работала в городе Энгельс Саратовской области с 1998 года. После признания иностранным агентом заявила о ликвидации.

Минюст счел политической деятельностью то, что руководитель проекта по снижению темпов распространения ВИЧ-инфекции среди потребителей наркотиков участвовал в межведомственной кампании администрации Энгельса. В реестр организация попала еще и за проведение опросов потребителей наркотиков с целью оценки опасности заражения ВИЧ-инфекцией и за то, что доводила результаты этих опросов до администрации города с целью усовершенствовать профилактическую работу в группе риска. На суде прокуратура ссылалась на экспертное заключение преподавателя местного вуза, который утверждал, что организация, занимающаяся борьбой с ВИЧ, «ведет гибридную войну против нашего государства».

3. Фонд содействия защите здоровья и социальной справедливости имени Андрея Рылькова, работает в Москве с 2009 года.

Минюст признал политической деятельностью участие фонда в международной акции «Поддержка, а не наказание», которая призывает бороться с наркозависимостью не только при помощи тюрьмы; интервью президента фонда Анны Саранг, в котором она высказала экспертное мнение о законопроекте о принудительном лечении наркозависимых; публикацию на сайте фонда открытого письма премьер-министру от Евразийской сети людей, употребляющих наркотики, в котором говорится, что заместительная терапия, запрещенная в России (ст. 31 №3 ФЗ «О наркотических средствах и психотропных веществах»), является научно обоснованным и рекомендуемым ВОЗ инструментом привлечения к лечению ВИЧ людей, употребляющих наркотики опиоидного ряда, и упоминается, что в 2011 году Комитет ООН по экономическим, социальным и культурным правам рекомендовал РФ снять данный правовой запрет.

4. Некоммерческое партнерство ЭСВЕРО.

Минюст счел политической деятельностью то, что ЭСВЕРО финансировало фонд «Социум», который не обжаловал в суде статус иностранного агента.

5. Фонд «Панацея», работал в городе Кузнецк Пензенской области с 2012 года. После признания иностранным агентом заявил о ликвидации. 

Минюст счел политической деятельностью проведение мероприятий по профилактике ВИЧ-инфекции и заболеваний, передающихся половым путем. В суд с требованием признать НКО иностранным агентом обратился прокурор Кузнецка — он написал, что деятельность НКО по раздаче презервативов и шприцев «не только не согласовывается с российскими властями, но и вступает в серьезное противоречие с государственной политикой в сфере профилактики наркомании и СПИДа». Он счел, что это политический проект, и в поддержку своей точки зрения привел экспертизу, в которой декан юрфака Пензенского госуниверситета пишет, что деятельность НКО базируется на «принципах идеологии постлиберализма», а раздача презервативов и шприцев — это «косвенная, а подчас и прямая пропаганда наркотиков и гей-культуры».

Источник: mk.ru

http://article20.org/ru/news/chto-stanet-so-spid-servisnymi-organizatsiyami-posle-priznan
08/30/2016 - 07:35

Басманный суд Москвы продлил болотным узникам Дмитрию Бученкову и Максиму Панфилову сроки содержания в СИЗО до 2 декабря 2016 и 7 января 2017 года соответственно. Как сообщают «Грани.Ру» из зала суда, решение о продлении ареста принял судья Артур Карпов.

Издание отмечает, что Панфилов страдает синдромом Туретта, у него заметно затруднена речь. В связи с этим его адвокаты требовали провести закрытые слушания. Мосгорсуд, рассматривавший апелляции на его арест, ранее дважды удовлетворял такое требование. Однако судья Карпов закрыть слушания отказался.

В ходе слушаний выяснилось, что срок следствия по Болотному делу продлен до 6 марта 2017 года.

На заседании Бученков в очередной раз заявил, что считает свое уголовное преследование политически мотивированным и связывает его с предстоящими в сентябре выборами в Госдуму. Панфилов назвал свое содержание в СИЗО издевательством.

Как рассказал изданию адвокат Панфилова Сергей Панченко, на 5 октября назначено заседание президиума Верховного суда, на котором с большой вероятностью будут отменены постановления об арестах бывших болотных узников Артема Савелова, Леонида Ковязина и Ильи Гущина в связи с решениями, вынесенными по их жалобам ЕСПЧ. 

37-летний доцент политологии и участник левого движения Бученков находится в СИЗО с декабря 2015 года, 30-летний житель Астрахани Панфилов — с апреля 2016-го. Им инкриминированы части 2 статьи 212 УК (участие в массовых беспорядках) и часть 1 статьи 318 (применение неопасного насилия к представителю власти).

Источник: theins.ru

http://article20.org/ru/news/sud-prodlil-aresty-bolotnykh-uznikov-buchenkova-i-panfilova
08/30/2016 - 07:40

Freedom of Association in the Russian Federation. A report on developments in 2015

Olga GNEZDILOVA, Lawyer and legal adviser to the Article20.org website

Since 2012 dozens of laws aimed at restricting freedom of speech and the participation of ordinary citizens in running their country have been passed in Russia. Among these laws are those linked to the legislation about “foreign agents”. The unlimited power of the authorities has led to the destruction of a system of checks and balances that had hardly begun to take shape. Part of that system is civil society.

      At present [31 March 2016] more than one hundred of the best-known and most successful NGOs in Russia, at regional or national level, are included in the register of “foreign agents”. As a result, they have been subjected to large fines, numerous inspections, and many have been forced to cease their activities.

      About fifty such NGOs have appealed to the European Court of Human Rights (ECtHR) in Strasbourg, filing complaints about the unwarranted interference of the State in their right to freedom of assembly and association. Up to the present the ECtHR has not delivered a verdict on a single one of these appeals.

      The organisations facing this persecution are, for the most part, those voicing critical opinions about a lack of respect for human rights in Russia, the State’s failure to meet its social obligations, and environmental issues. Others are NGOs defending the rights of vulnerable groups, e.g. LGBT organisations.

“In effect, the authorities have equated their critics with enemies of the State,” comments Tatyana Lokshina, Russia programme director for Human Rights Watch; adding that the Russian authorities “have been attempting by all possible means to drown out their voices or to render them unlawful.”

DOWNLOAD DOCUMENT IN .DOC

http://article20.org/ru/node/6345
08/30/2016 - 07:46

Доклад: Свобода объединений в России в 2015 году. Автор адвокат, правовой советник портала Article20.org Ольга Гнездилова

С 2012 года в России были приняты десятки законов, направленные на ограничение свободы выражения мнения и участия граждан в управлении делами государства. К этому ряду можно отнести и законодательство об «иностранных агентах». Неограниченность власти привела к разрушению едва начавшей формироваться системы сдержек и противовесов, частью которой было гражданское общество.

В настоящее время в реестр «иностранных агентов» власти включили более 100 наиболее известных и успешных НКО, работающих как в пределах своего региона, так и по всей России. В результате организации подверглись крупным штрафам, многочисленным проверкам, многие из них были вынуждены прекратить свою деятельность.

Около 50 организаций обратились в Европейский Суд по правам человека с жалобами на незаконное вмешательство государства в свободу объединений. Суд до сих пор не коммуницировал ни одно из этих обращений.

Преследованию подверглись, в основном, организации, которые позволяют себе критические высказывания по вопросам защиты прав человека, исполнения социальных обязательств государства, охраны окружающей среды, либо представляют интересы социально незащищенных групп, таких как ЛГБТ.

По словам программного директора по России Human Rights Watch Татьяны Локшиной, «власть фактически приравнивает своих критиков к врагам государства и всеми средствами либо пытается заглушить их голоса, либо поставить их вне закона».

СКАЧАТЬ ДОКЛАД В ФОРМАТЕ .DOC

http://article20.org/ru/content/doklad-svoboda-obedinenii-v-rossii-v-2015-godu
08/31/2016 - 11:35

Хорошевский суд Москвы закрыл дело в отношении Фонда имени Андрея Рылькова, помогающего наркозависимым, о нарушении порядка работы организации, признанной иностранным агентом. Об этом весьма эмоционально сообщила в Twitter президент фонда Анна Саранг.

Фонд мог получить административное наказание за то, что он самостоятельно не зарегистрировался в статусе иностранного агента, пишет РАПСИ. Уточняется, что дело закрыто в связи с отсутствием состава административного правонарушения. Представитель фонда рассказал в суде о нарушениях проверки, после которой организацию признали иностранным агентом: с момента предыдущей проверки не прошло три года. По словам представителя Минюста, план проверки фонда был согласован с прокуратурой.

Напомним, фонд включили в реестр иностранных агентов в июне 2016 года. Минюсте считает, что деятельность организации попадает под определение политической. 2 июня президент России Владимир Путин подписал закон, уточняющий понятие «политическая деятельность» для НКО таким образом, чтобы благотворительные организации не оказались иностранными агентами. В начале августа президент утвердил список приоритетных направлений деятельности для социально ориентированных НКО. Теперь организации, которые занимаются социально-медицинскими услугами, помощью инвалидам и пожилым людям, социальной реабилитацией граждан с алкогольной и наркотической зависимостью смогут получить финансовую поддержку из госбюджета.

Источник: kommersant.ru

http://article20.org/ru/news/sud-zakryl-delo-v-otnoshenii-fonda-imeni-andreya-rylkova

Share this