Комментарии юристов: закон об ужесточении наказания за публичные мероприятия

news_image: 

Максим Крупский, юрист организации «Юристы за конституционные права и свободы» (ЮРИКС):

Квалификация содеянного в качестве преступления находится в прямой зависимости от наступивших общественно опасных последствий. В случае с неоднократным совершением административного правонарушения степень общественной опасности деяния НЕ повышается. То есть если ты пять раз перешел улицу в неположенном месте, более высокой степенью общественной опасности это деяние характеризоваться не будет. Его все равно нужно будет квалифицировать как административное правонарушение. Повторное совершение правонарушения может влиять лишь при индивидуализации наказания — при принятии судом решения о том, какой вид наказания и в каком размере назначить. Это огромная разница. Если мы будем учитывать количество ранее совершенных административных правонарушений при квалификации содеянного, то фактически мы будем дважды привлекать человека к ответственности за одно и то же правонарушение. На примере митингов будет получаться вот что. X принял участие в акции 21 февраля. Его деяние квалифицировали как административное правонарушение. Потом он принял участие в акции 24 февраля. Это деяние также квалифицировали как административное правонарушение. А потом он вышел 3 марта, его приняли и квалифицировали деяние как преступление, заложив в него и 21-е и 24-е и 3-е. То есть 21-е и 24-е дважды учитывались при квалификации — один раз в административном процессе, второй раз — в уголовном. А это фактический возврат к понятию «рецидивиста» из совкового уголовного права, когда при квалификации деяния учитывалась личность виновного.

Ольга Гнездилова, адвокат, правовой советник ИА «Артикль20»

До последнего не верилось, что законопроект об уголовной ответственности за формальные нарушения в ходе мирных пикетов и митингов будет принят. Тем не менее, 9 июля Совет Федерации одобрил принятый Госдумой в трех чтениях федеральный закон "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части совершенствования законодательства о публичных мероприятиях".

В отношении тех, кто получил третье в течение полугодия постановление суда по статьям 20.2 или 19.3 КоАП РФ, будут возбуждается уголовные дела с наказанием до 5 лет лишения свободы.

Закон вступает в силу со дня его официального опубликования, что может произойти в ближайшее время. Из паспорта законопроекта следует, что законодатели символично решили отнести законопроект о проведении публичных мероприятий к отрасли "Уголовное право. Исполнение наказаний".

На "Гранях" уже был опубликован обзор законопроекта с подробным описанием штрафов и сроков, которые можно получить за выход на акцию без уведомления. Административные штрафы для граждан выросли до 300 тысяч рублей, а срок административного ареста увеличился до 30 суток. В процессе рассмотрения законопроекта наказания смягчены не были.

В сопроводительных документах к закону нам не удалось найти обоснований необходимости такого ужесточения наказаний за формальные нарушения на публичных мероприятиях. Между строк, конечно, читается страх перед Майданом, но в пояснительной записке к законопроекту упоминается только, что более 600 человек было задержано за мирное стояние около Замоскворецкого суда во время оглашения приговора узникам Болотной.

По заключению правового управления, "федеральный закон соответствует Конституции Российской Федерации, в том числе положениям о правах и свободах человека и гражданина, и согласуется с системой федерального законодательства". А заключение к третьему чтению содержало лишь одну фразу: "По проекту федерального закона замечаний правового, юридико-технического и лингвистического характера не имеется".

Законодатель путем суперкарательных санкций хочет ограничить свободу выражения мнения там, где оно "вырывается", где человек даже готов на 10-тысячный штраф, потому что не может молчать. Но если речь зайдет о пятилетнем сроке за участие в мирных акциях, многие, конечно, не решатся выходить.

Стоит отметить, что минимальное наказание по новой статье 212.1 УК РФ (за третье правонарушение в течение полугода) - штраф в размере 600 тысяч рублей, то есть суд не сможет назначить меньше, даже если нарушения на митингах были формальными и незначительными.

Статья 20.2. КоАП РФ теперь будет состоять из 9 частей – самостоятельных составов правонарушений (в начале третьего срока Путина в ней было 3 части), а статья 19.3 будет дополнена частью 6. Таким образом, сформированы составы практически на все случаи жизни.

Законопроектом предусмотрено также давно де-факто реализуемое право полиции предотвращать публичные мероприятия. В закон "О полиции" вносятся поправки, допускающие ограничение свободы передвижения, оцепление (блокирование) участков местности теперь и в превентивных целях – с целью предупреждения массовых беспорядков. При этом непонятно, как будет оценивается реальность угрозы беспорядков, а грань между "массовыми беспорядками" и формальным нарушением порядка проведения публичных мероприятий (например, пикет без уведомления) практически стирается.

Журналист, присутствующий на публичном мероприятии, теперь должен иметь ясно видимый отличительный знак представителя СМИ. При этом в российском законодательстве таких требований к журналисту, находящемуся, например, в зоне боевых действий, нет.

Таким образом, серьезно возрастает значение подачи уведомления о проведении публичного мероприятия и процедуры согласования – не устных переговоров за закрытыми дверями, как это происходит сейчас, а официальной юридической переписки и тщательного обжалования каждого отказа, вплоть до Европейского cуда по правам человека.

Елизавета Приходина, юрист, правозащитник, адвокат задержанных по административным делам:

Закон о введении уголовной ответственности за неоднократное нарушение установленного порядка проведения публичных мероприятий - одно из проявлений общей тенденции наступления на конституционные права граждан. В данном случае - на права, прописанные в 31-й статье Конституции, которая устанавливает лишь одно ограничение для публичных мероприятий: они должны носить мирный характер.

Но так называемая правоприменительная практика на протяжении ряда лет систематически вводит не предусмотренные Конституцией ограничения права на свободу собраний: произвольное право органов исполнительной власти отказать в согласовании публичного мероприятия, огромные штрафы, обвинительный уклон судебного рассмотрения дел о правонарушениях, связанных с проведением публичных мероприятий. Правовая доктрина (то есть теория, которую преподают в юридических вузах и конструируют в учебниках и диссертациях) утверждает, что якобы наличие независимого судебного контроля гарантирует граждан от незаконного осуждения. Как практикующий юрист могу отметить, что реальная практика не имеет ничего общего с теорий.

Судебные решения выносятся на основании административных протоколов и рапортов сотрудников полиции, которые, мягко говоря, вызывают серьезные сомнения в достоверности изложенных в них сведений, зачастую составлены с нарушением формальных требований закона. Суды, как правило, игнорируют доводы защиты. Хотя нарушения зачастую столь очевидны, что будь все так, как должно быть, защите и не пришлось бы приводить какие-либо доводы - судья и сам бы все увидел.

Павел Кузнецов, гражданский активист:

Считаю, что все зависит от гражданского мужества пары сотен оппозиционных активистов. Если сможем этим количеством выйти на неоднократную протестную акцию, правоприменение данного закона станет невозможным. Не думаю, что в отсутствие четко выраженной мессианской тоталитарной идеи власть пойдет на массовые посадки активистов (под массовыми я имею в виду десятки не административных, а именно уголовных арестов). В случае, если мы окажемся не в состоянии массово выйти на протест, власть неизбежно выберет 5-7 человек для показательной порки за неоднократные задержания, и это крайне плачевно скажется на состоянии протеста.

К сожалению, мы живем не в идеальном обществе героев, а экономическая ситуация пока не позволяет надеяться на массовый приток в протест готовых на все отчаявшихся обывателей. С другой стороны, власть сама усложняет себе жизнь, ведь энергия протеста никуда не денется, просто примет форму коротких неожиданных акций в людных местах: достали плакаты - покричали - разбросали листовки - разбежались. Для того чтобы полностью извести протест как таковой, введения данного закона будет явно недостаточно, зато контроль за проведением акций полностью выпадет из рук нашей не слишком дальновидной власти.

Владимир Голышев, политолог:

Новая норма де-факто является заградительной для профессиональных оппозиционеров - тех, кто носит в мэрию бумажки и платит штрафы за превышение численности. Люди эти давно и успешно властью контролируются. И на первый взгляд ужесточение правил представляется необоснованным.

Но если рассматривать его как меру "на вырост", можно догадаться о том, что в своем будущем российская власть не уверена. Очевидно, в ближайшее время она ждет роста протестной активности. Причинами могут стать как снижение уровня жизни, так и "крымско-донбасский синдром", который вполне может сыграть ту же роль, что и русско-японская война в 1905 году. Власть продолжает считать протест штукой управляемой и верит, что, припугнув потенциальных организаторов, гарантирует свою безопасность. Думаю, она ошибается.

Выталкивая протест из легального поля, она лишь усугубляет свое положение. Совершенно безопасные для нее "марши миллионов" окончательно уступят место "оккупайским" технологиям. А они, в свою очередь, станут гораздо больше походить на киевский Майдан, чем на площадь перед памятников Абаю. И это в лучшем случае. Худший случай мы сейчас наблюдаем на востоке Украины. Думаю, ни власти, ни обществу рассчитывать на хорошее уже не приходится.

Кирилл Коротеев, старший юрист Правозащитного центра «Мемориал»:

Этот законопроект — полное безумие, он нарушает февральское постановление Конституционного суда по жалобе Эдуарда Лимонова на закон о митингах, не говоря уже о Европейской конвенции. То, что содержится в законопроекте, не совместимо ни с какими положениями о свободе собраний.

Штраф по КоАП участнику митинга вчетверо выше минимального штрафа по Уголовному кодексу, то есть тяжесть наказания уже и так сопоставима с УК. С другой стороны, логика законодателей абсолютно понятна: последние события показали, что авторы действующей редакции статьи 20.2 по версии июня 2012 года не добились своих целей. Полиция неспособна убедительно оформить документы даже по меркам не слишком требовательного к обвинению российского правосудия, и протоколы нередко возвращались в ОВД. Сейчас мы столкнулись с другой ситуацией: штрафы выносятся рутинно, их если не сотни, то десятки — но оказывается, что это никого не останавливает, массовые задержания не повлияли на то, что уже после того, как стали выносить штрафы, против войны с Украиной вышли 50 тысяч человек.

Конечно, это пока просто внесенный законопроект, и неизвестно, будет ли он принят и в каком виде. Не думаю, что, даже если он будет принят, он будет массово применяться, потому что уголовный процесс — это все-таки куда более требовательная процедура, и даже при самой широкой, легкой для доказывания формулировке все равно усилий будет требоваться больше, чем в административном процессе, а эффект, боюсь, будет нулевой. Идея авторов законопроекта в том, чтобы люди не выходили на улицу вообще. А люди выходят на улицу не потому, что есть закон или его нет, а потому, что они недовольны ситуацией, несогласны с политикой.

Даже обязательные работы в качестве меры наказания были признаны Конституционным судом незаконными в случае, если не было насилия на несогласованной акции. Тем более неконституционным будет назначение административного ареста за подобные правонарушения. Однако наличие ареста в качестве меры наказания позволяет полиции держать человека под стражей 48 часов, а не три, не торопиться с оформлением протоколов, удерживать человека незаконно, в неподходящих условиях. На самом деле, вместо того, чтобы заставлять полицию соблюдать действующий закон, как делало бы нормальное полицейское государство, авторы законы, думаю, оказывают полиции огромную медвежью услугу, поощряя ее дальнейшее разложение.

Источник: ovdinfo.org и grani.ru

Share this